Страшные стихи на латыни

Как они есть. На двух языках. Русские переводы (кроме отмеченного отдельно) — Анатолия Гелескула.
Наслаждайтесь!

Посвящается Рафаэлю Родригесу Рапуну.

1. AY VOZ SECRETA

Ay voz secreta del amor oscuro
¡ay balido sin lanas! ¡ay herida!
¡ay aguja de hiel, camelia hundida!
¡ay corriente sin mar, ciudad sin muro!
.
¡Ay noche inmensa de perfil seguro,
montaña celestial de angustia erguida!
¡ay perro en corazón, voz perseguida!
¡silencio sin confín, lirio maduro!
.
Huye de mí, caliente voz de hielo,
no me quieras perder en la maleza
donde sin fruto gimen carne y cielo.
.
Deja el duro marfil de mi cabeza,
apiádate de mí, ¡rompe mi duelo!
¡que soy amor, que soy naturaleza!

1. О ШЕПОТОК ЛЮБВИ ГЛУХОЙ И ТЕМНОЙ…

О, шепоток любви глухой и темной!
Безрунный плач овечий, соль на раны,
река без моря, башня без охраны,
гонимый голос, вьюгой заметенный!

О, контур ночи четкий и бездонный,
тоска, вершиной вросшая в туманы,
затихший мир, заглохший мак дурманный,
забредший в сердце сирый пес бездомный!

Уйди с дороги, стужи голос жгучий,
не заводи на пустошь вековую,
где в мертвый прах бесплодно плачут тучи!

Не кутай снегом голову живую,
сними мой траур, сжалься и не мучай!
Я только жизнь: люблю — и существую!

2. EL POETA DICE LA VERDAD
.
Quiero llorar mi pena y te lo digo
para que tú me quieras y me llores
en un anochecer de ruiseñores,
con un puñal, con besos y contigo.
.
Quiero matar al único testigo
para el asesinato de mis flores
y convertir mi llanto y mis sudores
en eterno montón de duro trigo.
.
Que no se acabe nunca la madeja
del te quiero me quieres, siempre ardida
con decrépito sol y luna vieja.
.
Que lo que me des y no te pida
será para la muerte, que no deja
ni sombra por la carne estremecida.

2. ПОЭТ ГОВОРИТ ПРАВДУ

Все выплакать с единственной мольбою —
люби меня и, слез не отирая,
оплачь во тьме, заполненной до края
ножами, соловьями и тобою.

И пусть на сад мой, отданный разбою,
не глянет ни одна душа чужая.
Мне только бы дождаться урожая,
взращенного терпением и болью.

Любовь моя, люби! — да не развяжешь
вовек ты жгучий узел этой жажды
под ветхим солнцем в небе опустелом!

А все, в чем ты любви моей откажешь,
присвоит смерть, которая однажды
сочтется с содрогающимся телом.

3. EL POETA PREGUNTA A SU AMOR POR
LA CIUDAD ENCANTADA DE CUENCA
.
¿Te gustó la ciudad que gota a gota
labró el agua en el centro de los pinos?
¿Viste sueños y rostros y caminos
y muros de dolor que el aire azota.
.
¿Viste la grieta azul de luna rota
que el Júcar moja de cristal y trinos?
¿Han besado tus dedos los espinos
que coronan de amor piedra remota?
.
¿Te acordaste de mí cuando subías
al silencio que sufre la serpiente,
prisionera de grillos y de umbrías?
.
¿No viste por el aire transparente
una dalia de penas y alegrías
que te mandó mi corazón caliente?

3. ПОЭТ РАССПРАШИВАЕТ СВОЮ ЛЮБОВЬ О ЗАЧАРОВАННОМ ГОРОДЕ

В том городе, что вытесали воды
у хвойных гор, тебе не до разлуки?
Повсюду сны, ступени, акведуки
и траур стен в ожогах непогоды?

Все не смывает лунные разводы
хрустальный щебет хукарской излуки?
И лишь терновник ловит твои руки,
ревниво пряча свергнутые своды?

Не вспоминалась тень моя дорогам
в затихший мир, который, как изгоя,
томит змею, крадущуюся логом?

И не расцвел ли в воздухе нагорья
тебе из сердца посланный залогом
бессмертник моей радости и горя?

4. EL POETA PIDE A SU AMOR QUE LE ESCRIBA
.
Amor de mis entrañas, viva muerte,
en vano espero tu palabra escrita
y pienso, con la flor que se marchita,
que si vivo sin mí quiero perderte.
.
El aire es inmortal. La piedra inerte
ni conoce la sombra ni la evita.
Corazón interior no necesita
la miel helada que la luna vierte.
.
Pero yo te sufrí. Rasgué mis venas,
tigre y paloma, sobre tu cintura
en duelo de mordiscos y azucenas.
.
Llena, pues, de palabras mi locura
o déjame vivir en mi serena
noche del alma para siempre oscura

4. СОНЕТ О ПИСЬМЕ

Любовь до боли, смерть моя живая,
жду весточки — и дни подобны годам.
Забыв себя, стою под небосводом,
забыть тебя пугаясь и желая.

Ветра и камни вечны. Мостовая
бесчувственна к восходам и заходам.
И не пьянит луна морозным медом
глубин души, где темень гробовая.

Но за тебя шел бой когтей и лилий,
звериных смут и неги голубиной,
я выстрадал тебя, и вскрыты жилы.

Так хоть бы письма бред мой утолили,
или верни меня в мои глубины
к потемкам, беспросветным до могилы!
.

4. ПОЭТ ПРОСИТ СВОЮ ЛЮБОВЬ, ЧТОБЫ ОНА ЕМУ НАПИСАЛА

Любовь глубинная, как смерть, как вёсны,
напрасно жду я писем и решений;
цветок увял, и больше нет сомнений:
жить, потеряв себя в тебе, несносно.

Бессмертен воздух. Камень жесткий, косный
не знает и не избегает тени.
Не нужен сердцу для его борений
мед ледяной,— луна им поит сосны.

Я выстрадал тебя. Вскрывая вены
в бою голубки с тигром, змей с цветами,
я кровью обдавал твой стан мгновенно.

Наполни же мой дикий бред словами
иль дай мне жить в ночи самозабвенной,
в ночи души с неведомыми снами.

перевод (1960) О. Савича

5. SONETO GONGORINO EN QUE EL POETA MANDA A SU AMOR UNA PALOMA
.
Este pichón del Turia que te mando,
de dulces ojos y de blanca pluma,
sobre laurel de Grecia vierte y suma
llama lenta de amor do estoy pasando.
.
Su cándida virtud, su cuello blando,
en limo doble de caliente espuma,
con un temblor de escarcha, perla y bruma
la ausencia de tu boca está marcando.
.
Pasa la mano sobre tu blancura
y verás qué nevada melodía
esparce en copos sobre tu hermosura.
.
Así mi corazón de noche y día,
preso en la cárcel del amor oscura,
llora, sin verte, su melancolía.

5. ГОНГОРИАНСКИЙ СОНЕТ, В КОТОРОМ ПОЭТ ШЛЕТ СВОЕЙ ЛЮБВИ ГОЛУБЯ

Турийский голубь с нежными зрачками
к тебе летит посланцем белоперым,
как дым костра, сгорая на котором
я заклинаю медленное пламя.

Пуховый снег над жаркими крылами,
вскипая, словно пена по озерам,
жемчужно стынет инистым узором
в саду, где наши губы отпылали.

Погладь рукою перышко любое —
и снежная мелодия крылато
весь мир запорошит перед тобою.

Так сердце от заката до заката
боится, окольцовано любовью,
не вымолить тебя, моя утрата.

6. EL POETA HABLA POR TELEFONO CON EL AMOR
.
Tu voz regó la duna de mi pecho
en la dulce cabina de madera.
Por el sur de mis pies fue primavera
y al norte de mi frente flor de helecho.
.
Pino de luz por el espacio estrecho
cantó sin alborada y sementera
y mi llanto prendió por vez primera
coronas de esperanza por el techo.
.
Dulce y lejana voz por mi vertida.
Dulce y lejana voz por mi gustada.
Lejana y dulce voz adormecida.
.
Lejana como oscura corza herida.
Dulce como un sollozo en la nevada.
¡Lejana y dulce en tuétano metida!

6. ПОЭТ ГОВОРИТ СО СВОЕЙ ЛЮБОВЬЮ

Я прянул к телефону, словно к манне
небесной среди мертвенного зноя.
Пески дышали южною весною,
цвел папоротник в северном тумане.

Откуда-то из темной глухомани
запела даль рассветною сосною,
и как венок надежды надо мною
плыл голос твой, вибрируя в мембране.

Далекий голос, нежный и неверный,
затерянный, затихший дрожью в теле.
Такой далекий, словно из-за гроба.

Затерянный, как раненая серна.
Затихший, как рыдание в метели.
И каждой жилке внятный до озноба!

7.SONETO DE LA GUIRLANDA DE ROSAS

Esa guirnalda! pronto! que me muero!
Teje deprisa! canta! gime! canta!
que la sombra me enturbia la garganta
y otra vez viene a mi la luz de enero.

Entre lo que me quieres y te quiero,
aire de estrellas y temblor de planta,
espesura de anemonas levanta
con oscuro gemir un ano entero.

Goza el fresco paisaje de mi herida,
quiebra juncos y arroyos delicados.
Bebe en muslo de miel sangre vertida.

Pero, pronto! Que unidos, enlazados,
boca rota de amor y alma mordida,
el tiempo nos encuentre destrozados.

7. СОНЕТ О РОЗОВОЙ ГИРЛЯНДЕ

Гирлянду роз! Быстрей! Я умираю.
Сплетай и пой! Сплетай и плачь над нею!
Январь мой ночь от ночи холоднее,
и нет потемкам ни конца ни краю.

Где звездами цветет земля сырая
между твоей любовью и моею,
там первоцветы плачутся кипрею
и круглый год горят, не отгорая.

Топчи мой луг, плыви моей излукой
и свежей раны впитывай цветенье.
В медовых бедрах кровь мою баюкай.

Но торопись! В неистовом сплетенье
да изойдем надеждою и мукой!
И времени достанутся лишь тени.

8. NOCHE DEL AMOR INSOMNE
.
Noche arriba los dos con luna llena,
yo me puse a llorar y tú reías.
Tu desdén era un dios, las quejas mías
momentos y palomas en cadena.
.
Noche abajo los dos. Cristal de pena,
llorabas tú por hondas lejanías.
Mi dolor era un grupo de agonías
sobre tu débil corazón de arena.
.
La aurora nos unió sobre la cama,
las bocas puestas sobre el chorro helado
de una sangre sin fin que se derrama.
.
Y el sol entró por el balcón cerrado
y el coral de la vida abrió su rama
sobre mi corazón amortajado.

8. БЕССОННАЯ НОЧЬ

Мы вплыли в ночь — и снова ни уступки,
ответный смех отчаянье встречало.
Твое презренье было величаво,
моя обида — немощней голубки.

Мы выплыли, вдвоем в одной скорлупке.
Прощался с далью плач твой у причала.
И боль моя тебя не облегчала,
комочек сердца, жалостный и хрупкий.

Рассвет соединил нас, и с разгону
нас обдало студеной кровью талой,
разлитой по ночному небосклону.

И солнце ослепительное встало,
и снова жизнь коралловую крону
над мертвым моим сердцем распластала.

9. LLAGAS DE AMOR

Esta luz, este fuego que devora.
Este paisaje gris que me rodea.
Este dolor por una sola idea.
Esta angustia de cielo, mundo y hora.
.
Este llanto de sangre que decora
lira sin pulso ya, lúbrica tea.
Este peso del mar que me golpea.
Este alacrán que por mi pecho mora.
.
Son guirnaldas de amor, cama de herido,
donde sin sueño, sueño tu presencia
entre las ruinas de mi pecho hundido.
.
Y aunque busco la cumbre de prudencia
me da tu corazón valle tendido
con cicuta y pasión de amarga ciencia.

9. ТЕРНИСТАЯ ЛЮБОВЬ

Вся мощь огня, бесчувственного к стонам,
весь белый свет, одетый серой тенью,
тоска по небу, миру и мгновенью
и новый вал ударом многотонным.

Кровавый плач срывающимся тоном,
рука на струнах белого каленья
и одержимость, но без ослепленья,
и сердце в дар — на гнезда скорпионам.

Таков венец любви в жилище смуты,
где снишься наяву бессонной ранью
и сочтены последние минуты,

и несмотря на все мои старанья
ты вновь меня ведешь в поля цикуты
крутой дорогой горького познанья.

10. DEL AMOR AMARGA

Tengo miedo a perder la maravilla
de tus ojos de estatua, y el acento
que de noche me pone en la mejilla
la solitaria rosa de tu aliento.

Tengo pena de ser en esta orilla
tronco sin ramas; y lo que más siento
es no tener la flor, pulpa o arcilla,
para el gusano de mi sufrimiento.

Si tú eres el tesoro oculto mío,
si eres mi cruz y mi dolor mojado,
si soy el perro de tu señorío,

no me dejes perder lo que he ganado
y decora las aguas de tu río
con hojas de mi otoño enajenado.

10. О НЕЖНОЙ ГОРЕЧИ

Мне страшно не вернуться к чудоцветам,
твоим глазам живого изваянья.
Мне страшно вспоминать перед рассветом,
как на щеке цвело твое дыханье.

Мне горько, что безлиственным скелетом,
засохший ствол, истлею в ожиданье,
неутоленным и неотогретым
похоронив червивое страданье.

И если ты мой клад, заклятый роком,
мой тяжкий крест, которого не сдвину,
и если я лишь пес, бегущий рядом,—

не отбирай добытого по крохам
и дай мне замести твою стремнину
своим самозабвенным листопадом.

11. EL AMOR DUERME EN EL PECHO DEL POETA
.
Tu nunca entenderas lo que te quiero
porque duermes en mi y estas dormido.
Yo te oculto llorando, perseguido
por una voz de penetrante acero.
.
Norma que agita igual carne y lucero
traspasa ya mi pecho dolorido
y las turbias palabras han mordido
las alas de tu espiritu severo.
.
Grupo de gente salta en los jardines
esperando tu cuerpo y mi agonia
en caballos de luz y verdes crines.
.
Pero sigue durmiendo, vida mia.
¡Oye mi sangre rota en los violines!
¡Mira que nos acechan todavía!

11. ЛЮБОВЬ УСНУЛА НА ГРУДИ ПОЭТА

Ты знать не можешь, как тебя люблю я,—
ты спишь во мне, спокойно и устало.
Среди змеиных отзвуков металла
тебя я прячу, плача и целуя.

Тела и звезды грудь мою живую
томили предрешенностью финала,
и злоба твои крылья запятнала,
оставив грязь, как метку ножевую.

А по садам орда людей и ружей,
суля разлуку, скачет к изголовью,
зеленогривы огненные кони.

Не просыпайся, жизнь моя, и слушай,
какие скрипки плещут моей кровью!
Далек рассвет и нет конца погоне!

9.

«Quod culus tibi purior salillo est, nec toto decies cacas in anno; atque id durius est faba et lapillis. Quod tu si manibus teras fricesque, non umquam digitum inquinare posses.»

8.

«Cum depilatos, Chreste, coleos portes et vulturino mentulam parem collo et prostitutis levius caput culis.»

7.

«Sed domi maneas paresque nobis novem continuas fututiones. «

6.

«De cathedra quotiens surgis—jam saepe notavi—pedicant miserae, Lesbia, te tunicae….sic constringuntur gemina Symplegade culi et nimias intrant Cyaneasque natis.»

5.

«Os et labra tibi lingit, Manneia, catellus: non miror, merdas si libet esse cani.»

4.

«Zoile, quid solium subluto podice perdis? Spurcius ut fiat Zoile, merge caput.»

3.

«At tu, pro facinus, Bassa, fututor eras. Inter se geminos audes committere cunnos mentiturque uirum prodigiosa Venus.»

2.

«Mentula tam magna est, tantus tibi, Papyle, nasus // ut possis, quotiens arrigis, olfacere.»

1.

«Pedicabo ego uos et irrumabo // Aureli pathice et cinaede Furi.»

Categories:

  • Искусство
  • Культура
  • Литература
  • Cancel

Стихотворение на латыни о «Грозе» Джорджоне

Я возвратился, как Одиссей, пространством и временем полный, из путешествия по Италии (посетил Падую, Верону, Мантую, Феррару и Венецию),  где исполнилась одна моя заветная мечта – увидеть “Грозу” Джорджоне. Картина, на которую можно смотреть бесконечно.

Джорджоне. Гроза

У этой волшебной и загадочной (какими являются все великие творения искусства) картины есть много интерпретаций. Лично мне наиболее вероятной кажется интерпретация, высказанная Н.А.Белоусовой (см.книгу: Белоусова Н.А. Джорджоне. М.,1982), согласно которой “Гроза” Джорджоне основана на тексте поэмы Боккаччо “Фьезоланские нимфы”.
Но существуют и другие, не менее аргументированные толкования, одно из которых гласит, что на этой картине изображены Парис и Энона. Современная поэтесса, пишущая стихи на латыни под псевдонимом Chloris —  Хлорис или, по-другому, Хлорида (информации никакой об авторе, к сожалению, не нашел; здесь, кому интересно, можно посмотреть другие стихи: http://www.poeticum.at/chloridiscarmina.htm ) под впечатлением “Грозы” написала стихотворение, придерживаясь именно этой версии. Меня как-то давно попросили перевести это стихотворение, и в Галерее Академии оно вспомнилось. Предлагаю Вам прочитать его в моем вольном переводе:

In Georgi Tempestatem Chloridis carmen (2004)
Paris Oenonae ualedicit

semper absurdis retines querelis
ominum casus mihi caeca narras
ecce tempestas cita surgit et nunc
urbs adeunda

iam times Troiae Paridisque amori
mitte boletos: quotiens iubebam
nec premas fidum uelut arta uitis
hanc premit ulmum

fagus est testis mihi testis ilex
populi cortex memor usque seruat
nomen Oenones: legeris per aeuum
falce notata

quo prius discedo prius reuertar
flumine ex magno edita nympha uates
garris insulse: meus utque amor stat
Troia perennis

Стихотворение Хлориды на “Грозу” Джорджоне
Парис прощается с Эноной

Вечно упреком ты
хочешь меня удержать,
Беды пророчишь,
веря неясным виденьям.
Вот, посмотри же!
В городе будет гроза.
Из-за меня ли?

Мыслью опасной
больше не мучай себя.
Ни за Париса,
ты не страшись, ни за Трою.
Я тебе верен.
что ж  обвиваешь меня
Дикой лозою?

Будет свидетелем
дуб обещаньям моим.
Тополь корою
истину увековечит
Ту, что мы знаем.
Имя любимой Эноны
Вырезал я.

Да! я уеду,
но очень скоро вернусь.
И прорицаний
темных не надо бояться.
Словно святая
наша любовь, Илион
Светел и вечен.

Signa te signa, temere me tangis et angis,
Roma tibi subito motibus ibit amor.

Вы представляете, когда-то это был просто язык! И на нем просто разговаривали! Но с некоторых пор именно латынь представляет в фантастике и фэнтези силы зла. И почему бы это?

Хммм, давайте подумаем. Для начала, Католическая Церковь. И, конечно, же, инквизиция. Процессия в черных рясах и колпаках, ведущая на костер еретика под григорианский хорал. Горгульи Собора Парижской Богоматери и заклинания, которые бормочет в полумраке своей кельи отец Клод Фролло. Отец Бернар Ги и его зловещая телега, убийства в монастыре… Достаточно?

Затем — юриспруденция. От одного слова передергивает. Судьи в черных колпаках. Скрип виселицы. Звон каторжных цепей.

Ну и наконец — медицина. Каждому известно, что просто так врач на латыни говорить не будет. Тумор кордис, казус иноперабилис.

Можно вспомнить и алхимиков и еретиков, тоже использовавших латынь (как умный язык для умных мыслей), и то что их отправляли на костёр как чернокнижников.

Словом, если автору некогда/неохота морочить себе голову, выдумывая Черное наречие, латынь — идеальный материал для зловещих и пафосных песнопений, страшных заклинаний и хитроумных формулировок.

Однако, как и у органа, и как у всего вообще в реальной жизни, у латыни есть и противоположная сторона. Это еще и язык молитв, и язык, благодаря которому в Темные века уцелела часть мудрости Древнего мира (второй такой язык — арабский, а для Японии, Кореи и Вьетнама — литературный китайский язык вэньянь). Таким образом, латынь — это не только Черное наречие, это еще и Высокое наречие, а также язык, на котором написан Высокопарный латинский девиз. И вообще задумайтесь — случайно ли романские языки, происходящие от «вульгарной» (народной) латыни — итальянский, французский, испанский — считаются самыми красивыми в мире? Традиционная латынь, как и положено Высокому наречию — потрясающе певучий и благозвучный язык.

Где встречается[править]

Музыкальный театр[править]

  • Верди, «Трубадур» — «Miserere… Tu vedrai»: мрачная сцена, в которой заупокойная молитва чередуется то с дуэтом героя и героини, то с арией героини («кабалетта Леоноры«).
  • «Тоска« — «Va, Tosca»: злодейская песня, наложенная на латинский хор, сразу становится ещё более зловещей.
    • Там же: латинское бормотание Сполетты во время пыток Каварадосси и отчаянных стенаний Тоски делает всю сцену ещё более жуткой. Пуччини был родом из семьи церковных музыкантов и знал толк в зловещей латыни!
  • Жюль Массне, «Манон» — даже героиню, известную как образчик легкомыслия, поражают мрачные монастырские стены, в которых раздается напев «Magnificat».
  • М. П. Мусоргский, «Борис Годунов» — иезуиты Лавицкий и Черниковский в финальной сцене, которые только латинскими песнопениями и изъясняются. И само по себе звучит мрачно, и судьба исполнителей в окружении разгоряченной православной толпы невесела.
  • Мюзикл «Бал вампиров» — ночной кошмар Альфреда был бы не таким кошмарным без мрачных песнопений на латыни, надерганной из разных молитв.
  • Мюзикл «Папесса» (Die päpstin) — если просто сказать, что все зло от баб, это будет в тему, но не очень впечатляюще. А вот «Per Mulierem Culpa Successit» — выдающийся пример тропа.
  • Мюзикл Янека Ледецкого «Галилео» — казалось бы, что можно найти зловещего в псалме 94? А здесь это лейтмотив отца Инхофера, генерала ордена иезуитов, верховного цензора, процессуального противника Галилея и просто замечательного человека. Отдельный бонус за скандирование мотива толпой разъяренных пришествием чумы фанатиков, убивающей возлюбленную героя.
  • Мюзикл Карела Свободы «Голем» — обе песни толпы включают рефрен «Miserere Deus pater» — и дальше, в зависимости от намерений толпы: «Мор!» (идем бить евреев за чуму) или «Бой!» (идем бить Голема за похищение героини).

Литература[править]

  • Гете, «Фауст» — сцена в соборе. «Церковная служба с органом и пением. Гретхен в толпе народа. Позади неё злой дух».

Подробнее…

Злой дух
Иначе, Гретхен, бывало,
Невинно
Ты к алтарю подходила,
Читая молитвы
По растрепанной книжке,
С головкою, полной
Наполовину богом,
Наполовину
Забавами детства!
Гретхен!
Где ты витаешь?
Что тебя мучит?
Молишь у бога
Упокоения матери,
По твоей вине уснувшей
Навеки без покаянья?
Чья кровь
У тебя на пороге?
Что бьется под сердцем
Наполняя тебя
Содроганьем?
Гретхен
Опять они,
Все те же, те же думы!
Никак от них,
Никак не отвяжусь.
Хор
Dies irae, dies ilia
Solvet saeclum in favilla.

Звуки органа.


Гретхен
Уйти, уйти!
Орган и пенье
Теснят дыханье,
Едва стою.
Хор
Judex ergo cum sedebit,
Quidquid latet, adparebit,
Nil inultum remanebit.
Гретхен
Я задохнусь!
Как давят своды!
К дверям! К проходу!
Я чувств лишусь!
Злой дух
Прячься — не скроешь
Греха и позора.
Воздуха? Света?
Их больше не будет.
Горе!
Хор
Quid sum miser tune dicturus?
Quem patronum rogaturus,
Cum vix Justus sit securus?
Злой дух
Праведные отвращают
Лицо от тебя.
Протянуть тебе руку, погибшей,
Боятся.
Хор
Quid sum miser tune dicturus?

— Перевод Пастернака

  • Лев Кассиль, «Дорогие мои мальчишки» — когда раненый Валерка слышит, что доктор перешел на латынь, то понимает: скоро крышка, пора подумать о последних словах. И только потом оказывается, что habitus — это не смертельный диагноз, а попросту телосложение.
  • Мигель Отеро Сильва, «Когда хочется плакать, не плачу» — после смерти одного из персонажей:

И как раз в то время налетает ветер, чтобы оградить останки Викторино, но ветер такой злобный, что трудно сказать, ветер ли это или хор монахов-капуцинов, которые гнусаво тянут самый мерзкий вариант Dies Irae, какой только можно себе представить:

Dies Irae, dies ilia
Solvet saeclum in favilla.
Чёрт поднимет свой хвостилье
И почешет свой задилье.

Это, конечно, монахи, святые братья ветра, давшие обет сорвать шабаш черных туч. … Заупокойный хор монахов поддерживают участливые колокола папы римского, звонящие в какой-то одинокой часовне. …

Judex ergo cum sedebit,
Quidquid latet adparebit.
Подними ему хвостебит
И целуй ему задебит.

  • «Гарри Поттер» — большинство заклинаний тут также на латыни, и в первом лице. Например «Оппугно» Гермионы буквально означает «Наказываю!» «Круцио» — «распинаю». «Империо» — «повелеваю», и так далее… Единственные исключения — смертельное заклинание Абракадабра «Авада Кедавра» из арамейского[1]. Приблизительно означает «Да будет это разрушено/низвергнуто» (в другой трактовке — «Да исчезнет это по слову моему»), и открывающее запертые двери «Алохамора» — смесь гавайского Алоха (т. е. приветствие или прощание) и латинского Мора (т. е. препятствие). Суммарно выходит нечто вроде «Прощай, препятствие».
    • Можно предположить, что в странах, где сильнее римского влияние Византии, существуют и используются аналогичные заклинания на древнегреческой основе. Но вот будет ли древнегреческий зловещим? Вряд ли…
    • «Apokatastethi, apokatastethi, apokatastethi to soma mou emoi (emoi)!» — ГПиМРМ.
  • Ив Форвард, «Злодеи поневоле» — действие происходит в неком фэнтезийном мире, но заклинания почему-то читаются на латыни (например, освещение включается словами «фиат люкс»). У них там был свой Рим, и тоже сыграл немалую роль в культуре? Или просто один мир в более или менее «готовом» виде скопировался с другого (чтобы затем пойти своим особым путём), и «повторилась» и латынь тоже?
  • Х. Рисаль, «Не прикасайся ко мне» — собственно, название оригинала («Noli me tángere», а не «No me toques»). Медик Рисаль знал для этой библейской фразы еще и значение «раковая опухоль», таким образом протащив под радарами откровенный выпад в адрес испанских монахов на Филиппинах.

Кино[править]

  • Александр Невский — PEREGRINUS EXPECTAVI, PEDES MEOS IN CIMBALIS!.. И так далее. Латынь исковерканная, но прочно вошедшая в лекции академий кинематографа по всему миру. Само использование тут пополам с Зловеще-пафосное песнопение.
  • «Мастер и Маргарита» Владимира Бортко — идеальная тема для Воланда от Игоря Корнелюка. Небольшое пояснение по припеву: INRI — «Iesus Nasareus Rex Iudaeus» («Иисус Назаретянин Царь Иудейский») или «Igne natura renovatur integra» («Огнем природа обновляется вся»[2]). Второе является известной алхимической формулой, а также девизом школы Розенкрейцеров. Строчка «Sator arepo tenet opera rotas» — некое заклинание, способное отгонять злых духов, очень популярное в Древнем Риме. Дословно переводится «Сеятель Арепо с трудом держит колёса», предположительно означает: «Тот, кому есть что сказать, сможет заставить вращаться Колеса Судьбы».
  • «Шестое чувство» — «De profundis clamavi ad te, Domine»
  • «Омен» — знаменитая «Ave Satani», практически гимн сатанизма!

Телесериалы[править]

  • «Баффи — истребительница вампиров» — в первых трех сезонах именно латынь используется для заклинаний.

Мультфильмы[править]

  • Диснеевский мультфильм «Горбун из Нотр-Дама». Когда Клод Фролло исполняет песню Hellfire, ему на латинском языке подпевает григорианский хор. В песне «Колокола собора Нотр Дам» целый куплет, пока Фролло гонится за цыганкой, на латыни.
  • Их же «Русалочка» — на троп частично претендует заклинание Урсулы (…Larynxes, glossitis et max laryngitis, la voce to me…)
  • «Халиф-аист» — колдун Кашнур периодически «козыряет» латинскими выражениями.

Мультсериалы[править]

  • Gravity Falls — троп пародируется. Или играется напрямую — заклинание-призыв Билла Шифра звучит довольно-таки зловеще: «Треугольник, я призываю тебя. Я пришёл к защитному барьеру разума. Я увижу, что барьер разрушен…»
  • Over the Garden Wall — когда Зверь почти победил и Грег замерзает, слышна весёлая песенка про картошку и сиропчик, звучавшая в одной из предыдущих серий, но теперь она на латыни и совсем не весёлая: «O potatus et molassus/Si velis eis quaere a nobis/Lenes et caldi valuti catuli/Plene cum petri dulcibus…»
    • Самое забавное, что potatus — это латинизированное английское «potato». А на латыни сей овощ называется Solánum tuberósum («паслён клубненосный; паслён трюфеленосный»). Так что тут как минимум одно слово относится к так называемой «собачьей латыни». Ну и пёс латинский!
      • Название «Solánum tuberósum» придумали биологи-систематики. Понимаете, ведь… в латыни тогда ещё не было готового названия для картофеля (его-то с Америки завезли), а, если автор этих строк не ошибается, клубень растения и трюфель (лат. tuber) в латыни не различали.

Видеоигры[править]

  • Disciples — во второй части игры юниты-лидеры демонов откликаются на команды игрока жуткими гортанными голосами. Вдобавок, на латыни. А ещё на латыни написана их магическая книга. Illudere Terra. Ignis demonia!
    • Причём в силу характерной озвучки латынь получилась не столько зловещая, сколько смешная. «Ignis demonia!» благополучно слышится как «Ипиздемония!», «Incantare Ignus!» как «Никогда не ипусь!»… А ведь это ещё далеко не самые смачные ослышки.
  • Wolfenstein — самый первый в игре книжник непрерывно твердит жутковатым гроулом: «Acerrimus ex omnibus nostris sensibus est sensus vivendi. Magna res est vocis et silentii temperamentum. Respice post te, mortalum te esse memento», что означает: «Острейшим из всех наших чувств является зрение. Самое замечательное в том, чтобы знать, когда говорить, а когда молчать. Оглянитесь — помните, что вы не бессмертны».
  • Dungeon Keeper — при выборе заклинания оно озвучивается замогильным голосом на слегка ломаной латыни. Oculus Diabolus!
  • Однокрылый ангел. Как без него.
  • For Honor — именно ей вещает тёмный приор, пожёвывая при этом край щита. Ad profundis!
  • Phantasmagoria — Consumite Furore и вообще заметная часть саундтрека.
  • BloodBorne — две трети саундтрека, если не весь. Да и в серии Dark Souls иногда встречается.
  • Петька и Василий Иванович спасают галактику — шутки ради, но: зловещая книга священника-сатаниста в местной церкви написана таки по-латыни.
  • The Binding of Isaac — саундтрек Собора(жуткий, размеренный хор), а также темы битвы с Сатаной и Исааком(пафосно-тревожные песнопения). А вот в саундтреке битвы с ??? латынь уже звучит как Высокое наречие.
  • Warhammer 40000: Chaos Gate (1998) — саундтрек на латыни создают зловещую атмосферу на все 100%. И неважно, что Гимн Ультрамаринов стал внезапно стал бафосным «О Великий Суп наварили!», тот же Гимн Несущих Слово звучит как и положено звучать песнопениям адептов Тёмных Богов.

Визуальные романы[править]

  • The House in Fata Morgana — Sanctus, пополам со зловещим… бразильским португальским.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 просто немыслим без Высокого Готика — аналога латыни. Песнопения на нём также присутствуют.

Музыка[править]

  • O Fortuna из кантаты Карла Орффа Carmina Burana — как бы не кодификатор в музыке. В должном исполнении звучит весьма зловеще. Текст о жестокой судьбе тоже подходящий, впрочем, не столько зловещий, сколько печально-готичный.
    • Хотя вообще-то это просто стенания проигравшегося в пух и прах студента, отсюда и постоянные отсылки к костям и игре.
    • Похожий эффект имеет Dies Irae Верди. Бонусные очки: поётся про библейский апокалипсис.
  • «Семинарист» Модеста Мусоргского. Автору на полном серьезе пришлось доказывать цензуре, что герой этой песни не занимается ничем религиозным, а просто зубрит латинские исключения, попутно вспоминая прелести поповской дочки и как «благословил владыко по шеям меня трикраты». Впрочем, зловещую роль латынь как символ бессмысленной семинарской долбежки здесь исправно играла: «Молодая жизнь, захваченная в железный нелепый ошейник и там бьющаяся с отчаянием, — какая это мрачная трагедия!» (В. Стасов).
  • Петь на латыни под органные вставки любит группа Powerwolf. И от лица светлых, и от лица тёмных, и просто страшилки на средневековую тематику…
    • Голландская группа Epica туда же. Притом тексты на латыни им пишет старший брат лидера проекта Ayreon, дипломированный лингвист и преподаватель латыни.
    • А вот у норвежского проекта Sirenia хоровые партии именно что на псевдолатыни. Их тексты никогда нигде не указываются, и никто, кроме самого Мортена Веланда и хора, не знает, что там на самом деле поется. Хотя одну из песен энтузиасты как-то раз попытались разобрать, и получились довольно осмысленные строки, по смыслу подходящие к остальной песне.
  • Группа «Era», за редкими исключениями, поёт на псевдолатыни. Зачастую получается зловеще.
    • Даже в виде мисхёрда.
  • Знаменитый «Волшебный Кролик» с детского Евровидения-2009. На самом деле использованы вымышленные слова с закосом под латынь[3], но эффект превзошёл все ожидания.
  • Король и Шут, Гробовщик:

Сумерки сгущались, и в какой-то миг
Похолодела кровь моя.
В воздухе завис над кладбищем старик,
И шорохи услышал я.
Что-то на латыни резко он сказал,
Гробы открылись в полумгле.
В сторону мою рукой он указал,
И тени двинулись ко мне…

Примечания[править]

  1. Не исключено, что смысл такого манёвра — заставить заклинание звучать особенно страшно-непонятно на фоне узнаваемой и как следствие легко расшифровываемой (взрослым) читателем латыни. Этакий бонус для гениев внутри билингвального.
  2. Именно эта расшифровка в данном случае является верной: текст сначала пропевается полностью, и только под конец появляется аббревиатура.
  3. Etis Atis Animatis. Ближайшее созвучное, подобранное неугомонными интернетчиками — Et est satis animatis, то есть
    «…и оживает до удовлетворительной степени». Достаточно далеко от оригинала.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Сценки на новый год на французском
  • Формы правильных глаголов в английском языке таблица с переводом
  • Голикова перевод с английского на русский
  • Стрижка когтей французскому бульдогу
  • Сайты научных статей на немецком языке