Неудачная попытка деблокирования немецких войск какая битва

12 декабря 1942 года началась операция «Зимняя гроза» — наступление немецких войск под командованием Эриха фон Манштейна из района Котельниковского с целью вызволить 6-ю армию Фридриха Паулюса в районе Сталинграда.

Действия немецкого командования

23 ноября 1942 г. в районе Калача-на-Дону советские войска замкнули кольцо окружения вокруг 6-й армии вермахта. Командование 6-й армии готовилось к прорыву кольца окружения. Прорыв предполагалось предпринять 25 ноября после перегруппировки, необходимой для сосредоточения ударных сил на юго-западе. Планировалось, что армия выступит на рассвете правым флангом восточнее Дона на юго-запад и форсирует Дон в районе Верхне-Чирская.

В ночь с 23 на 24 ноября Паулюс послал Гитлеру срочную радиограмму, в которой попросил разрешения на прорыв. Он отмечал, что 6-я армия слишком слаба и не в состоянии долго удерживать фронт, увеличившийся в результате окружения более чем в два раза. Кроме того, за последние два дня она понесла очень тяжелые потери. Долго оставаться в окружении было нельзя – необходимы были большие запасы топлива, боеприпасов, продовольствия и других припасов. Паулюс писал: «Запасы горючего скоро кончатся, танки и тяжелое оружие в этом случае будут неподвижны. Положение с боеприпасами критическое. Продовольствия хватит на 6 дней».

Гитлер, ещё вечером 21 ноября, когда штаб 6-й армии, оказавшийся на пути наступления советских танков, перебрался из района Голубинского в Нижне-Чирскую, отдал приказ: «Командующему армией со штабом направиться в Сталинград, 6-й армии занять круговую оборону и ждать дальнейших указаний». Вечером 22 ноября Гитлер подтвердил свой первый приказ: «6-й армии занять круговую оборону и выжидать деблокирующего наступления извне».

23 ноября командующий группой армий «Б» генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс направил в ставку Гитлера телеграмму, где также говорил о необходимости отвода войск 6-й армии, не дожидаясь помощи извне. Он отмечал, что снабжение армии, насчитывающей двадцать дивизий, по воздуху невозможно. При имеющемся парке транспортных самолетов при благоприятной погоде ежедневно в «котел» можно перебросить только 1/6 часть продовольствия, необходимого на одни сутки. Запасы армии быстро иссякнут и их можно растянуть только на несколько дней. Боеприпасы будут быстро израсходованы, так как окруженные войска отбивают атаки со всех сторон. Поэтому 6-й армии нужно пробиваться на юго-запад, чтобы сохранить её как боеспособную силу, даже ценой потери большей части техники и имущества. Потери при прорыве, однако, «будут значительно меньшими, чем при голодной блокаде армии в котле, к которой приведут ее в противном случае развивающиеся сейчас события».

Начальник генерального штаба сухопутных сил (ОКХ) генерал пехоты Курт Цейтцлер также настаивал на необходимости оставить Сталинград и бросить 6-ю армию на прорыв окружения. Детали операции по выходу 6-й армии из окружения, намеченной на 25 ноября, были согласованы между штабами группы армий «Б» и 6-й армии. 24 ноября ждали разрешение Гитлера сдать Сталинград и приказ о выходе 6-й армии из окружения. Однако приказ так и не поступил. Утром 24 ноября был озвучен доклад командования ВВС о том, что немецкая авиация обеспечит снабжение окруженных войск по воздуху. В результате главное командование — Гитлер, глава ОКВ (верховное главнокомандование вермахта) Кейтель и начальник штаба оперативного руководства ОКВ Иодль, — окончательно склонилось к мнению, что 6-я армия продержится в районе окружения до ее освобождения путем деблокирования крупными силами извне. Гитлер сообщил 6-й армии: «Армия может поверить мне, что я сделаю все от меня зависящее для ее снабжения и своевременного деблокирования…».

Таким образом, Гитлер и верховное командование вермахта надеялось не только освободить 6-ю армию из окружения, но и восстановить волжский фронт. Паулюс предлагал отвести войска, но сам в то же время признавал, что «при известных условиях имелись предпосылки для запланированной операции по деблокированию и восстановлению фронта». Немецкому командованию необходимы были позиции на Волге, чтобы сохранить стратегическую инициативу, и как основа для дальнейшего ведения наступательной войны. Верховное военно-политическое руководство Третьего рейха по-прежнему недооценивало противника. Гитлер и его генералы чётко видели обстановку и угрозу катастрофы. Однако они не верили в наступательные возможности русских и, считали, что имеющиеся силы и резервы Красной армии были брошены в Сталинградскую битву, что их не хватит, чтобы одержать полную победу.

Ценой больших усилий немецкому командованию удалось восстановить фронт и остановить дальнейшее наступление советских войск юго-западнее и южнее Сталинграда на внешнем фронте окружения. На рубеже р. Чир было приостановлено отступление разгромленной и отброшенной сюда советскими войсками 3-й румынской армии. В излучине Дона между устьем р. Чир и районом ст. Вешенская (в основном вдоль р. Чир) противник организовал оборону. Кроме 3-й румынской армии, сюда стянуты были наскоро собранные немецкие боевые группы (каждая до усиленного полка). Затем в этот же район прибыл свежий 17-й армейский корпус, занявший оборону по р. Чир и р. Кривая в районе Дубовского. Части немецкого 48-го танкового корпуса, разгромленного советскими войсками при осуществлении операции окружения, заняли промежуток между 3-й румынской армией и 17-м армейским корпусом. Таким образом, на рубеже р. Чир командование врага создало новый фронт обороны недалеко от Сталинграда. Немецким войскам также удалось создать устойчивую линию обороны в районе окружения.

Тем временем в районе Котельникова, восточнее Дона, готовилась к удару 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Гота. В ближайшие дни она должна была прорвать кольцо окружения и развернуть наступление на широком фронте. Одновременно армейская группа под командованием генерала пехоты Холлидта должна была из района западнее верхнего течения Чира атаковать с фланга противника, наступающего на юг. 48-й танковый корпус под командованием генерала танковых войск фон Кнобельсдорфа (со штабом в Тормосине), вместе с только что прибывшей 11-й танковой дивизией и ещё ожидавшимися соединениями, должен был наступать с плацдарма восточнее Нижне-Чирской. Однако в районе Тормосина немцам не удалось создать такой сильной деблокирующей группировки, какая сосредоточивалась в районе Котельниково. Попытки атаковать в этом направлении оказывались неудачными. В непрерывных боях понесла большие потери немецкая 11-я танковая дивизия.

Как немцы пытались спасти армию Паулюса. Операция "Зимняя гроза"

Немецкий танк Pz.Kpfw. IV Ausf. G (Sd.Kfz. 161/2) во время отражения наступления советских войск под Сталинградом, в районе поселка Котельниково. На машине установлены «восточные» гусеницы (Ostketten). На заднем плане, танк Pz.Kpfw. III

Формирование группы армий «Дон»

Подготовка и проведение деблокирующей операции было возложено на группу армий «Дон», созданную приказом ОКХ от 21 ноября 1942 года. Она располагалась между группами армий «А» и «Б». Командование этой группой армий было возложено на генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна. В нее были включены: оперативная группа «Холлидт» (в районе Тормосина), остатки 3-й румынской армии, 4-я немецкая танковая армия (вновь созданная из управления бывшей 4-й танковой армии и соединений, прибывших из резерва) и 4-я румынская армия в составе 6-го и 7-го румынских корпусов. Группа «Холлидт» в качестве ударной силы имела в своём составе 48-й танковой корпус (с 11-й танковой дивизией) и 22-ю танковую дивизию; 4-я танковая армия – 57-й танковый корпус (6-я и 23-я танковые дивизии).

На усиление группы армий «Дон» спешно перебрасывались дивизии с Кавказа, из-под Воронежа, Орла и из Польши, Германии и Франции. Манштейну также были подчинены и войска, окруженные в районе Сталинграда (6-я армия). Группа была усилена значительными силами артиллерии резерва. Группа армий «Дон» занимала фронт общей протяженностью 600 км, от станицы Вешенской на Дону до р. Маныч. В ее составе было до 30 дивизий, в том числе шесть танковых и одна моторизованная (16-я мотодивизия), не считая войск, окруженных под Сталинградом. Перед войсками Юго-Западного фронта находились 17 дивизий из группы армий «Дон», а 13 дивизий (объединенных в армейскую группу «Гот») противостояли войскам 5-й ударной армии и 51-й армии Сталинградского фронта.

Самой свежей и мощной дивизий была – 6-я танковая дивизия генерал-майора Рауса (160 танков и 40 САУ). Эта дивизия наряду с 23-й танковой дивизией, а затем и 17-й танковой дивизией входила в 57-й танковый корпус генерала танковых войск Кирхнера. Этот корпус стал основным бронированным кулаком, с помощью которого немецкое командование пыталось пробить брешь в кольце окружения. После тяжелых зимних боев в 1941-1942 гг. в районе Москвы 6-я танковая дивизия в мае 1942 г. была переброшена во Францию для пополнения и перевооружения, 11-й танковый полк, имевший на вооружении чехословацкие машины «Шкода-35», получил вместо них новые немецкие машины. Соединение имело сильные кадры. В ней имелось наряду с опытными обер-ефрейторами кадровое ядро унтер-офицеров и офицеров. Подразделения были сколоченными, обладали боевым опытом. X. Шейберт (командир 8-й танковой роты 11-го танкового полка) в своей книге: «До Сталинграда— 48 километров. Деблокирующий удар 6-й танковой дивизии, декабрь 1942 года» отмечал: «Боеспособность дивизии можно оценить как выдающуюся. Каждый чувствовал свое большое превосходство над противником, верил в силу своего оружия, в подготовленность командиров».

27 ноября утром эшелон 6-й танковой дивизии прибыл в Котельниково. Как раз в это время, после артиллерийского обстрела, советские подразделения ворвались в город. Уже через несколько минут дивизия понесла первые потери. 6-я танковая дивизия к 5 декабря была полностью сосредоточена в районе Котельниково, ее мотопехота и артиллерия заняли оборону примерно в 15 км восточнее города.

Эрих фон Манштейн, поставленный Гитлером во главе группы армий «Дон» и получивший приказ деблокировать сталинградскую группировку Паулюса, был испытанным полководцем, стяжавшим себе известность во многих операциях. Манштейн, как командующий 11-й армией, прославился при завоевании Крыма. За взятие Севастополя Манштейн был произведён в чин генерал-фельдмаршала. Затем 11-ю армию под командованием Манштейна, как имеющую успешный опыт осадных и штурмовых действий, перебросили для решающего штурма Ленинграда. Однако наступление советских войск Волховского фронта сорвало планы немецкого командования. Паулюс характеризовал его как военачальника, который «пользовался репутацией человека, обладающего высокой квалификацией и оперативным умом и умеющего отстаивать перед Гитлером свое мнение».

«Зимняя гроза»

1 декабря командование группы армий отдало приказ на проведение операции «Зимняя гроза» (Операция «Винтергевиттер», с нем. Wintergewitter — «зимняя буря»). План операции предусматривал следующее: 4-я танковая армия должна была начать наступление основными силами из района Котельниково восточнее р. Дон. Начало наступления намечалось не раньше 8 декабря. Войскам армии предлагалось прорвать фронт прикрытия, ударить в тыл или во фланг советским войскам, занимающим внутренний фронт окружения южнее или западнее Сталинграда, и разгромить их. 48-й танковый корпус из состава группы «Холлидт» должен был ударить в тыл советских войск с плацдарма на реках Дон и Чир в районе Нижне-Чирская.

6-й армии в соответствии предлагалось удерживать свои прежние позиции в «котле». Однако определенный момент, указанный штабом группы армий, 6-я армия должна была атаковать на юго-западном участке фронта окружения в направлении на р. Донская Царица и соединиться с наступающей 4-й танковой армией.

Таким образом, Манштейн решил нанести основной удар из района Котельниково. Хотя немецкие войска, закрепившиеся на рубеже р. Чир у Нижне-Чирской, находились всего в 40 км от окруженных войск Паулюса, тогда как котельниковская группировка (армейская группа «Гот») была удалена от них перед началом наступления на расстояние 120 км. Тем не менее, Манштейн решил наступать именно отсюда.

Во многом это было связано с тяжелой обстановкой на р. Чир, которая складывалась для немецких войск. Как только советские войска укрепили кольцо окружения, они сразу же начали атаки вражеских позиций по р. Чир. Центром этих атак было нижнее течение реки и плацдарм в ее устье у Дона. В итоге немцы исчерпали здесь все наступательные возможности. Войска, объединенные под командованием 48-го танкового корпуса, отбили эти атаки. Однако, когда ударная группа «Холлидт», предназначавшаяся как основная сила для деблокирующей операции, успела подойти в конце ноября к немецкому оборонительному фронту по р. Чир, вновь созданный 48-й танковый корпус уже исчерпал свои силы. Таким образом, 48-й танковый корпус не только не смог содействовать деблокирующему контрудару с помощью операции с Чирского плацдарма, более того, он вынужден был уже 15 декабря сдать эту позицию, ближе всего находившуюся к окруженным в Сталинграде войскам.

Срок начала деблокирующего удара немецкое командование перенесло на 12 декабря. Это пришлось сделать из-за задержки сосредоточения войск, предназначенных для наступления. Группа Холлидта не успевала занять исходные позиции для наступления вследствие недостаточной пропускной способности дорог, а 4-я танковая армия ожидала прибытия 23-й танковой дивизии, которая из-за оттепели на Кавказе задерживалась. Кроме того, Манштейну пришлось отказаться от идеи двух ударов. Так, из семи дивизий, предназначенных для группы Холлидта, две уже были задействованы в боях на фронте 3-й румынской армии, и оперативное состояние не позволяло отозвать их обратно. 3-я горнострелковая дивизия вообще не прибыла, приказом ОКХ она была передана группе армий «А», а потом группе армий «Центр». Группой армий «А» была также задержана артиллерия резерва главного командования. Активизация частей Красной Армии на фронте 3-й румынской армии исчерпало возможности 48-го танкового корпуса, который не мог одновременно отбивать атаки и пойти в контрнаступление. Таким образом, Манштейн принял решение отказаться от двух деблокирующих ударов. Окончательно было решено, что главный удар должна была нанести 4-я танковая армия.

11 декабря Манштейн отдал приказ о начале операции. Положение на южном участке фронта ухудшилось, и необходимо было наступать. Удар решили нанести силами 6-й и 23-й танковых дивизий, к которым в дальнейшем присоединялась 17-я танковая дивизия. Генералу Паулюсу Манштейн предложил нанести встречный удар из района Сталинграда.

Продолжение следует…

«Городские вести» совместно с музеем-заповедником «Сталинградская битва» к 80-летию Сталинградской Победы продолжают рассказывать о том, как шаг за шагом, месяц за месяцем она становилась всё ближе. После контрнаступления и окружения немецких войск под Сталинградом командование вермахта предприняло попытку деблокировать свою группировку. Эта операция, получившая название «Винтергевиттер», или «Зимняя гроза», закончилась разгромом армии Эриха Манштейна.

Коллаж «Городские вести»

— В полосе от Вешенской до реки Маныч была сформирована группа армий «Дон» под командованием фельдмаршала Эриха фон Манштейна. В ее состав вошли германо-румынская оперативная группа «Холлидт» и сводная армейская группа «Гот», имевшая в распоряжении 13 дивизий. Внешние удары должны были наноситься из районов Тормосино и Котельниково, — рассказывает заведующий информационно-издательским отделом музея-заповедника «Сталинградская битва» Ирина Скорченко.

12 декабря 2 танковые дивизии противника под командованием Германа Гота начали наступление. Они наносили мощный танковый удар из района Котельниково на узком участке фронта вдоль железной дороги Тихорецк — Сталинград. Используя превосходство на этом направлении в людях и артиллерии в 2 раза, а в танках более чем в 6 раз, гитлеровцы прорвали оборону 51-й армии генерал-майора Николая Труфанова, ослабленную в предыдущих боях. К исходу дня танковые части немцев вышли к берегу реки Аксай и овладели хутором Верхне-Кумским. В результате опасность прорыва окружения стала реальной.

Танковый десант на марше / Фото из фондов музея-заповедника «Сталинградская битва»

Командующий группой армий «Дон» Эрих фон Манштейн радировал Паулюсу: «Будьте уверены в успехе». Его радость оказалась преждевременной. Усилия советских воинов 51-й армии, оплаченные ценой тяжких потерь, не прошли даром. Они позволили выиграть время, необходимое для подхода 2-й гвардейской армии генерал-лейтенанта Родиона Малиновского численностью 90 тысяч человек. Гвардейцы совершили пеший почти 200-километровый марш в район предстоящих боев по разоренной войной местности, в условиях суровой погоды и сразу же вступили в бой. Здесь решался исход Сталинградской битвы. Гвардейцы выстояли в тяжелых и кровопролитных боях, отбив яростный натиск гитлеровцев.

В этих боях отличились не только офицеры. Красноармеец-бронебойщик Илья Каплунов 2-й гвардейской армии совершил невозможное. Все его товарищи погибли, и он остался один на один с пятью (!) танками противника. Он побил четыре, когда в противотанковом ружье кончились патроны. Пятую машину Каплунов подбил противотанковой гранатой. Но тут в неравный бой вступили еще четыре танка противника. Ценой своей жизни красноармеец остановил и их. За этот подвиг он был удостоен звания Героя Советского Союза.

Танки и пехота во время атаки / Фото из фондов музея-заповедника «Сталинградская битва»

В музее-заповеднике «Сталинградская битва» хранятся фотографии героев этих сражений: Ильи Каплунова, уничтожившего 9 вражеских танков; полковника Михаила Диасамидзе, который был дважды ранен, но, несмотря на это, продолжил вести в бой свой 1378-й полк; генерала Ази Асланова, который горел в танке, но также не покинул поле боя. Подробней об этом в видео.

Расчет 76-мм пушки ведет огонь / Фото из фондов музея-заповедника «Сталинградская битва»

Советские танки на марше / Фото из фондов музея-заповедника «Сталинградская битва»

22 декабря наступление войск Манштейна было остановлено в 35-40 км от окруженной группировки Фридриха Паулюса.

24 декабря 2-я гвардейская армия в упорных боях овладела переправами на Мышкове, по которым прошли наши подвижные соединения. Сбитый с позиций противник начал отходить на юг.

Понеся огромные потери, группа армий «Дон» под совместными ударами Сталинградского и Юго-Западного фронтов была отброшена на 200-250 км от Сталинграда. Операция немецко-фашистских войск по деблокаде 6-й армии, с которой они связывали огромные надежды, закончилась поражением. В декабрьских боях 1942 года произошел решающий перелом и были созданы условия для окончательной ликвидации противника.

До Сталинградской Победы оставалось совсем немного.

Сбор трофеев / Фото из фондов музея-заповедника «Сталинградская битва»

12 декабря 1942 года Манштейн ударил от Котельникова к Сталинграду, чтобы деблокировать 6-ю армию, окружённую там в ноябре. Идея операции «Зимняя гроза» была в том, чтобы повторить весну 1942 года под Харьковом, когда советский удар отрезал часть немецких сил, но последующий контрудар вермахта привёл к окружению и пленению наступавших советских войск. Под Сталинградом этот испытанный рецепт не сработал. Более того, советский ответ на «Винтергевиттер» сделал возможным разгром армии Паулюса в январе 1943 года. Попробуем понять, как так получились.

Немецкий удар: один вместо двух

21 ноября 1942 года Гитлер создал группу армий «Дон», главной целью которой вскоре поставил деблокаду 6-й армии Паулюса. Для этого предполагалось нанести два удара к Сталинграду — от Верхне-Чирской к северу от Дона и от Котельникова к югу от Дона. Первый удар должен был срезать северный, а второй — южный клин, которыми советские войска отрезали сталинградскую группировку немцев от её тылов. Проблема этого амбициозного плана была в том, что немцы по-прежнему не имели полного представления о масштабе тех сил, которыми Красная армия располагала под Сталинградом.

Фото: © Википедия, Pixabay

Из-за этого силы, выделенные на деблокаду армии Паулюса, были не так велики. Из танковых соединений Манштейн смог сосредоточить на главном направлении удара свежую 6-ю танковую дивизию с 200 танками и потрёпанную 23-ю танковую дивизию с 30. Силы северного клина были ещё скромнее. К тому же командование советского Юго-Западного фронта связало их своими собственными попытками наступления, и сил на удар к северу от Дона не оставалось. Поэтому Манштейн принял решение бить только с юга, от Котельникова.

Советская оборона: ошибка Сталинградского фронта

На первый взгляд, немецкое наступление было просто обречено на неудачу. От города Котельниково «Винтергевиттер» проходил через позиции Сталинградского фронта. Тот к 12 декабря 1942 года насчитывал 274 000 человек и 578 танков, из которых лишь 100 000 были связаны на внутреннем фронте, окружая 6-ю армию. Для внешнего фронта и в резерве против «Зимней грозы» оставалось 174 000 человек. У Манштейна на то же 12 декабря там было 124 000 человек и 230 танков.

Фото: © tehvov.ru

Однако была проблема. 9 декабря в журнале боевых действий Сталинградского фронта его руководство фиксирует свою ошибку: «Немецкое командование намечает провести операцию, имея направление главного удара из района Нижне-Чирской на Мариновку и вспомогательного вдоль ж/д Котельниково — Сталинград». То есть главный удар от Котельникова оценивался Ерёменко и его штабом как вспомогательный. От этого большие силы Сталинградского фронта были размещены неправильно. Основную их часть на внешнем кольце окружения сосредоточили в полосе 5-й ударной армии, к северу от места будущего немецкого удара, ближе к Нижне-Чирской, где Ерёменко ожидал основного удара.

12 декабря никакого «основного удара» там не было, зато 51-я армия, стоявшая на пути немцев, была весьма слабой — лишь 34 тысячи человек и 77 танков. Как мы видим, шесть из семи танков Сталинградского фронта были сосредоточены где угодно, но только не там, где надо.

В результате неверного определения направления главного удара у немцев здесь было трёхкратное превосходство в танках и двухкратное — в живой силе и артиллерии. На направлении главного удара всё было ещё хуже, чем в полосе 51-й армии в целом. 6-я и 23-я немецкие танковые дивизии обрушили основной удар на 302-ю стрелковую дивизию. Всё, что она в таких условиях могла сделать, — героически умирать, замедляя продвижение противника. Примерно это с ней и произошло к концу того же дня.

Декабрьская драма «Зимней грозы» повторяла сценарий всего лета 1942 года. Тогда всё было точно так же: в целом советские силы на сталинградском направлении были велики, но, неверно определяя направление главного удара противника, командующие фронтами сосредотачивали их не там. От этого вроде бы объективно более слабые немцы на направлении своего удара оказывались сильнее.

После их прорыва им навстречу с неатакованных участков по частям начинали перебрасывать другие советские соединения. Немецкие танковые части, вошедшие в прорыв, громили советские силы на марше раньше, чем те успевали из предбоевых порядков развернуться в боевые. И напрасно товарищ Сталин 23 июля 1942 года пафосно взывал к командующему Сталинградского фронта: «Стыдно отступать перед 50 танками немцев-мерзавцев, [имея] на фронте около 900 танков». Не так важно, сколько у вас танков, если они находятся не в том месте и не в то время.

Уменьшение планет

Фото: © Википедия, Pixabay

Как это ни смешно, но успех жалких 230 немецких танков — первого этапа «Зимней грозы» — радикально изменил стратегическую обстановку на советско-германском фронте. Сталин немедленно отказался от плана «Сатурн». По нему РККА должна была через позиции итальянцев на Среднем Дону ударить на Ростов и окружить на Кавказе 27 дивизий группы армий «А», то есть устроить немцам разгром сильнее сталинградского. Верховный урезал план до «Малого Сатурна» — вместо Ростова направил удар на юго-восток, к Морозовской, в тыл деблокирующей группировке Манштейна.

Был отложен и план «Кольцо». По нему с 18 декабря Донской фронт, получив из резерва 2-ю гвардейскую армию, должен был разгромить армию Паулюса, чтобы высвободить все силы этого фронта для ликвидации будущего кавказского суперкотла. Вместо этого 90 тысяч человек 2-й гвардейской армии решили бросить на Манштейна, закрывая дыру, образованную его прорывом.

Тем временем Ерёменко спешно перебросил навстречу Манштейну силы с неатакованных участков и ударил танками и пехотой с севера и с юга по немецкому клину. Три дня советские 4-й мехкорпус и 13-й танковый корпус пытались его срезать и тем самым не давали противнику наступать далее. К 17 декабря, однако, к немцам подошла 17-я танковая дивизия — 54 танка и 2300 человек. К 19 декабря за счёт этого подкрепления они прорвали позиции советских войск вновь и вошли в прорыв по направлению к Сталинграду.

Однако было уже поздно: за неделю боёв с начала «Зимней грозы» сюда подтянули ещё три дивизии Сталинградского фронта. В это же время за ними разворачивались стрелковые корпуса 2-й Гвардейской армии, на немецком фланге — её 2-й мехкорпус с танками. Представитель Ставки под Сталинградом А.М. Василевский планировал срезать им немецкий клин.

«Малый Сатурн»

Фридрих Паулюс (слева) — командующий окружённой 6-й армией. Фото: © Википедия

Фридрих Паулюс (слева) — командующий окружённой 6-й армией. Фото: © Википедия

Тем не менее сделать это опять не удалось. Дело в том, что 16 декабря 1942 года советские войска к северу от Сталинграда, на Среднем Дону, ударили по итальянской 8-й армии и начали движение на юго-восток. К 23 декабря стало ясно, что они идут в тылы Манштейна. От этого он приказал 6-й танковой дивизии, своей главной ударной силе, прекратить деблокаду Паулюса и отправиться на север. Немецкие войска успели отойти из своего вытянувшегося к Сталинграду выступа сами до того, как их отрезали.

Удар с севера не только остановил «Зимнюю грозу», но и нанёс фатальный удар по снабжению 6-й армии в Сталинградском котле. С 16 по 24 декабря 24-й танковый корпус генерал-майора Баданова прошёл с боями 240 километров и внезапно ударил на Тацинскую, где был крупнейший немецкий аэродром снабжения котла. Танкисты въехали на аэродром и принялись стрелять по самолётам. Большинство улетели, но 72 исправные машины были уничтожены на взлёте.

Переброшенная Манштейном 6-я танковая дивизия сыграла решающую роль в контрударе, которым отсекла корпус Баданова, срезав советский клин 26 декабря 1942 года. Однако, попытавшись ликвидировать окружённых, немцы не преуспели. Получив разрешение на отход в ночь с 28 на 29 декабря, Баданов вырвался из окружения с очень умеренными потерями. Пожалуй, это лучший образец действий советского подвижного кулака за всю первую половину войны.

Поэтому вдвойне забавно, что он больше известен на Западе, чем у нас. О нём активно писали немцы, бои за Тацинскую попали в пару американских компьютерных игр, но вот у нас, честно говоря, они не так «раскручены». Впрочем, это неизбежно: если снимать фильмы о «погибшем» герое-панфиловце (впоследствии немецком полицае) и устанавливать памятные доски союзнику Гитлера, то времени на описание настоящих подвигов всегда будет не хватать.

Прошли по краю

Пленение генерал-фельдмаршала Паулюса. Фото: © Википедия

Пленение генерал-фельдмаршала Паулюса. Фото: © Википедия

Острие немецкого удара, «Зимней грозы», было остановлено всего в 50 километрах от Сталинградского котла. По плану Манштейна, когда сближение составило бы 30 километров, ему навстречу ударил бы Паулюс. До того удар не имел смысла, поскольку 100 танков 6-й армии имели горючего всего на 30 километров, а без них советские танкисты растерзали бы колонны отступающих немцев в голой степи. 2-я гвардейская армия, прибывшая только к концу второй декады декабря 1942 года, не успела бы ничего поправить, если бы не героическое сопротивление 4-го мехкорпуса Вольского и 13-го танкового корпуса Танасчишина. Поэтому именно эти части, а не гвардейцы 2-й армии, получили почётное наименование «Сталинградские».

С 11 по 20 декабря 1942 года, в ходе основных боёв «Зимней грозы», весь Сталинградский фронт потерял 12 718 человек, из которых 5080 — безвозвратно. 40 процентов из них утратил один только 4-й мехкорпус: 994 убитыми, 1075 пропавшими без вести и 3497 ранеными. Почти половина состава корпуса была потеряна, но задачу они выполнили, не дав противнику сблизиться с котлом на судьбоносные 30 километров. Их умение и героизм сыграли главную роль в компенсации просчёта командования Сталинградского фронта.

Что было бы, если бы люди Вольского и Танасчишина не вынесли бы на себе главную тяжесть боёв? Гитлер в тот момент имел мощное возражение против прорыва 6-й армии: топливо. Без заправленных танков и машин прорыв через голую степь без лошадей (уже пущенных на мясо) означал прорыв без артиллерии, без танков, но под ударами советской артиллерии и танков. По сути, это было бы избиение армии Паулюса. Так её было бы намного легче и быстрей разгромить, чем в окопах котла, где она потом держалась ещё 50 дней. После такого «прорыва» освободившиеся с периметра котла советские части быстро направились бы к Ростову и вполне могли сделать реальностью кавказский суперкотёл.

Манштейн, однако, держал за деблокирующей группировкой грузовики с 3000 тонн снабжения. Сразу после деблокады 6-й армии она получила бы топливо, достаточное для отхода с сохранением техники и боеспособности. С её помощью немцы смогли бы сохранить устойчивость фронта и избежать потери и армии Паулюса, и кавказской группы армий «А». Как мы видим, роль 4-го мк и 13-го тк в победе под Сталинградом настолько велика, что её трудно переоценить.

Как катастрофа воздушного моста сделала возможной ликвидацию 6-й армии Паулюса

Вернёмся к корпусу Баданова и его рейду на Тацинскую. Дело в том, что именно отсюда осуществлялось снабжение 6-й армии по воздуху. В нашей литературе принято описывать эту воздушную операцию с иронией. Мол, «избиение транспортной авиации люфтваффе», мол, у немцев не было никаких шансов обеспечить 6-ю армию нужными 300–500 тоннами снабжения в день.

На самом деле всё было совсем не так. Люфтваффе не просто могло поставлять 500 тонн снабжения в сутки, но и успешно делало это и до, и после Сталинграда. 4-й воздушный флот, поддерживавший вермахт в этом районе, в августе-октябре 1942 года за 92 суток поставил 43 000 тонн снабжения на передовую, а также 27 тысяч человек пополнения. А это и есть 500 тонн в сутки. В феврале 1943 года те же транспортники 4-го воздушного флота, что не смогли нормально снабжать Паулюса, спокойно возили 17-й армии, отрезанной на Кубани, в среднем более 500 тонн в сутки, эвакуируя до 5000 раненых в сутки. За счёт этого вроде бы отрезанные немецкие части спокойно держались, оттягивая большие советские силы.

Да, в конце ноября, в начале операции, у немцев под Сталинградом было очень мало транспортников, а погода была просто ужасной. Советские ВВС летали главным образом на всепогодных У-2, немецкие боевые самолёты почти совсем не летали. Но постепенно сюда было собрано много транспортников. Один Ju-52 вёз в котёл пару тонн и вывозил оттуда до 40 раненых. При лётной погоде с аэродрома в Тацинской можно было сделать два рейса в сутки. Живой пример — 7 декабря, когда немцы доставили в котёл 362 тонны в сутки. Если бы поставок по воздуху не было, 6-я армия была бы уничтожена советскими атаками ещё в начале декабря 1942 года, развязав Красной армии руки для взятия Ростова и ликвидации немецкой группы армий «А».

Не было в этой воздушной операции и «избиения транспортной авиации люфтваффе». Да, снабжая Паулюса, она потеряла 488 самолётов. Но, во-первых, лишь 254 из них были сбиты или пропали без вести. Ещё 214 были списаны уже после посадки, в силу повреждений. В советских ВВС такие самолёты (списанные по повреждениям) в статистику боевых потерь вообще не включались. Во-вторых, половина из 488 машин была потеряна из-за аварий и катастроф, вызванных полётами в очень плохую погоду (сверхнизкая облачность и туман).

Ещё 72 из них было уничтожено на аэродроме Тацинской танками. Из 214 списанных многие были ждавшими ремонта самолетами на той же Тацинской — перед тем как покинуть аэродром, танкисты Баданова проехали вдоль их ряда, ломая корпусами танков хвосты. Немецкие потери транспортных самолётов именно в воздухе, а не на земле — всего 416 машин за 69 дней операции, или шесть в сутки.

Пленные солдаты 6-й немецкой армии (январь 1943 года). Фото: © Википедия

Пленные солдаты 6-й немецкой армии (январь 1943 года). Фото: © Википедия

Если это «избиение», то как тогда назвать то, что случилось с советскими ВВС в то же время и в том же месте? Напомним, в наступательной фазе Сталинградской битвы те теряли 9,7 самолёта в сутки, и это без учёта списанных после посадки из-за повреждений.

Более того, несмотря на усилия советской авиации и зениток, пополнение транспортников всё время превышало причиняемые им потери. В ноябре 1942 года немцы использовали под Сталинградом полсотни транспортников, из них 30 были исправны. К январю 1943 года их число выросло до 500, исправных — до 146. Вполне достаточно для поддержания боеспособности 6-й армии — если бы не одно «но». Этим «но» был удар на Тацинскую.

Дело в том, что от Тацинской до единственного пригодного для тяжёлых транспортников аэродрома в котле (под Питомником) было близко, лишь 234 километра. Поэтому немецкие истребители могли сопровождать транспорты до котла. В 1942 году среди советских истребителей и учебный налёт, и боевой были очень небольшими. Редко у кого было даже сто часов. Человек с такой практикой за рулём сегодня наклеивает себе на заднее стекло восклицательный знак, — а ведь сбивать самолёты на другом самолёте, да ещё и в плохую погоду, куда сложнее, чем водить машину. Немецкие источники показывают, что потерь от советских ВВС конвоируемые самолёты практически не имели.

После эвакуации под обстрелом танков Баданова Ju-52 потеряли не только много машин, но и близкий к котлу аэродром. Пришлось перелететь в Сальск, в 335 километрах от Питомника. Оттуда истребители уже не могли провожать транспорты до котла, и тут их начали намного активнее сбивать. Ju-52 стали летать ночью, пропуская драгоценное дневное время для полётов. В полтора раза большая дистанция значила, что пришлось брать больше топлива, но меньше груза. О двух вылетах в сутки пришлось забыть.

В итоге 6-я армия в среднем получала лишь чуть более 100 тонн в день, отчего не только начала голодать, но и не могла нормально отвечать на огонь советской артиллерии в январе 1943 года. К 1 декабря 1942 года 480 тысяч советских войск не смогли ликвидировать 248 тысяч 6-й армии потому, что ей было чем стрелять и что есть, а тактические качества Красной армии в тот момент были низки. Как отмечал Рокоссовский, в Сталинградской битве советская пехота после катастрофы 1941 года была подготовлена очень слабо. Однако в январе 1943 года 250 тысяч под командованием Рокоссовского смогли ликвидировать 220 тысяч под началом Паулюса. Одна из главных причин этого заключалась в том, что при дефиците боеприпасов и отсутствии еды воевать немцам оказалось довольно сложно.

Фото: © tehvov.ru

Подведём итоги. «Зимняя гроза», благодаря неверной оценке направления удара Манштейна, действительно смогла сорвать амбициозные планы советского командования. Во-первых, не вышло уничтожить 6-ю армию в декабре 1942 года (первый вариант «Кольца»). Во-вторых — захватить в том же месяце Ростов (первый вариант «Сатурна»).

Однако и немецкий замысел вывести почти целую 6-ю армию из котла был сорван. И помешал этому даже не перевес Красной армии в силах — как мы отметили выше, их развернули не там, где надо, — а отличные действия 4-го и 13-го корпусов, у которых оказались весьма умелые командиры.

В то же время даже урезанный вариант «Сатурна», благодаря корпусу Баданова, нанёс роковой удар по снабжению 6-й армии с воздуха. После его урезания и удалось в конечном счёте разгромить её умеренными силами и с умеренными потерями.

Главное отличие Сталинграда-1942 от Харькова-1942 было в том, что под Харьковом силы маршала Тимошенко действовали в рамках изолированной фронтовой операции — без помощи резервов Ставки (вроде 2-й гвардейской под Сталинградом), без новых ударов на помощь первой волне наступления («Малый Сатурн»). Попросту говоря, наше стратегическое руководство доросло до системного, полноценного управления войной — ну и командиры на фронте в этот раз показали себя вполне на уровне. Красная армия наконец научилась побеждать даже в самых тяжёлых условиях.

Значение Сталинградской битвы

Сталинградская битва стала одной из самых масштабных военных операций Великой Отечественной войны. Сражения проходили в переломный момент. С 1943 года представления о непобедимости противника пошатнулись, Советская армия одержала крупные победы. Сталинградская битва длилась с  17 июля 1942 года и по 2 февраля 1943 года. Она окончилась разгромом действовавшей на сталинградском направлении группировки фашистских захватчиков.

Бои шли двести дней и ночей, на берегах Дона и Волги не прекращались сражения, после вести их пришлось и на подступах к Сталинграду, и даже в самом городе. Площадь Сталинградской битвы составила около 100 тысяч квадратных километров при протяженности фронта от 400 до 850 километров. С обеих сторон участвовало около 2,1 миллиона человек. Это была самая напряженная схватка во всей мировой истории, как отмечают специалисты.

От Красной армии в Сталинградской битве принимали участие:

  • Войска Сталинградского, Юго-Восточного, Юго-Западного, Донского, левого крыла Воронежского фронтов,
  • Волжская военная флотилия,
  • Сталинградский корпусной район ПВО (оперативно-тактическое соединение советских войск противовоздушной обороны).

Действия фронтов по поручению Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) координировали заместитель Верховного главнокомандующего генерал армии Георгий Жуков и начальник генерального штаба генерал-полковник Александр Василевский.

Командование вермахта вынашивало план уже летом 1942 года разгромить советские войска на юге страны. Их целью были богатые природными ресурсами районы Кавказа, плодородные земли Дона и Кубани, разорвав связи центра с Кавказом, фашисты развернули бы ход войны в свою пользу и, возможно, окончательно.

Сталинградская битва: итоги

Приказ «Ни шагу назад»

Именно во время Сталинградской битвы, в связи с ее высокой значимостью, был отдан известный приказ «ни шагу назад».

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3- 5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях. Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ОБОРОНЫ И. СТАЛИН

Источник: ЦАМО РФ, ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 122-128. Подлинник

Сталинградская битва: значение

Как проходила Сталинградская битва?

Дата Событие
17 июля 1941 года — 18 ноября 1942 года

Бои на дальних и ближних подступах к Сталинграду и оборона города. Для наступления на сталинградском направлении из состава немецкой группы армий «Б» была выделена 6-я армия под командованием генерал-полковника Фридриха Паулюса и 4-я танковая армия.
Июль 1942 года Создание Сталинградского фронта. Немецкая армия наносит мощный удар. 22 июля Советские войска несут большие потери и отходят на основной рубеж обороны Сталинграда.
25 августа 1942 года — сентябрь 1942 года Начинается битва на подступах к городу, которая переходит в сам город. 23 и 24 августа немецкая авиация предприняла ожесточенную массированную бомбардировку Сталинграда, город был практически превращен в руины.
Сентябрь — ноябрь 1942 года Переход от оборонительного этапа к этапу наступления. Советские войска под командованием генералов Чуйкова В.И. (62-я армия) и Шумилова М.С. (64-я армия) отражают около 700 вражеских атак. Уже в ходе оборонительного сражения советское командование стало сосредоточивать силы для перехода в контрнаступление, подготовка к которому завершилась в середине ноября.
19 — 20 ноября 1942 года Проведение военных операций «Уран», «Малый Сатурн», «Кольцо», уничтожение окруженной группировки войск противника.
Декабрь — февраль 1943 года 12 декабря немецкое командование предприняло попытку деблокировать окруженные войска ударом из района поселка Котельниково, но эта попытка не увенчалась успехом. С 16 декабря развернулось наступление советских войск на Среднем Дону. К концу декабря 1942 года враг был разгромлен перед внешним фронтом окружения, его остатки были отброшены на 150-200 километров.

Итоги Сталинградской битвы

  • Начало коренного перелома в Великой Отечественной войне в пользу Советской армии.
  • Переход стратегической инициативы к советскому командованию.
  • Бойцы, павшие духом, усомнились в непобедимости противника.
  • Япония и Турция сохранили нейтралитет.
  • Германия уходит с Кавказа и дискредитирована перед союзниками.

Читайте также

О великом Сталинградском сражении написано очень много. Я же хочу вспомнить только о том, что видела и пережила лично, находясь четыре месяца в истинном аду. Зажатые в «клещи» немцы пытались прорваться. Ни днем, ни ночью не смолкал грохот разрывов. Иногда наши оказывались в окружении. Когда это случилось с батальоном Алексея Очкина, один из солдат, у которого были ранены обе руки, зубами вырвал чеку у гранаты и бросился с ней в гущу врагов.

Ценой своей жизни он дал возможность выйти из кольца окружения товарищам. Мне и самой спасли жизнь солдаты части, в которую я попала только накануне. Внезапно немцы пошли в атаку, взрывной волной меня отбросило к берегу Волги, и я потеряла сознание. А когда очнулась, увидела, что плыву по реке, привязанная к доске. Подобрал меня катер. Как я потом узнала, из тех, кто был тогда рядом со мной, в живых остался только один боец.

  • Монахиня Адриана (Малышева): Сталинградская битва и переговоры с Паулюсом (+видео)
  • Зимнее солнце Сталинграда

Поскольку вы здесь…

У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.

Сейчас ваша помощь нужна как никогда.

Немецким командованием была предпринята попытка деблокировать окружённую в районе Сталинграда 6-ю армию Паулюса. Решение этой задачи возлагалось на группу армий «Дон» во главе с лучшим стратегом вермахта — генерал-фельдмаршалом Эрихом фон Манштейном, до этого триумфально завоевавшим Крым и Севастополь.

«Зимняя гроза» под Сталинградом

Операция получила кодовое название «Зимняя гроза» (нем. — Wintergewitter).
Угроза прорыва к Сталинграду и переход стратегической инициативы вновь на сторону немцев усугублялись тем, что советское командование с самого начала неверно определило направление деблокирующего удара.

Справка

Командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Николай Фёдорович Ватутин предположил, что немцы нанесут удар по кратчайшему к котлу расстоянию из района хутора Тормосина вблизи Дона и Чира. Для защиты от этого удара Ставкой была создана 5-я ударная армия в составе Сталинградского фронта, которым командовал генерал-полковник Андрей Иванович Ерёменко.

Андрей Иванович Ерёменко.

© Фото из архива автора.

Андрей Иванович Ерёменко.

В домашнем архиве дочери Маршала Советского Союза А.И. Ерёменко — Татьяны Андреевны, хранятся многие документы об отце, его воспоминания, в том числе и неопубликованные. По её словам, Андрею Ивановичу удалось предугадать направление главного удара, о чём он упоминает в своей неопубликованной поэме «Сталинград», написанной по горячим следам весной 1943 года. Еженедельнику «Звезда» Татьяна Андреевна доверила первому опубликовать  поэму маршала.

Гроза растёт над горизонтом,

И только воинским чутьём

Познал командующий фронтом,

Что под Тормосином — селом

Нам немец лишь глаза туманит,

Что из Котельниково грянет

Удара вражеского гром.

Чем у Тормосина, во многом

Врагу здесь лучше наступать.

Он может здесь по желдорогам

Всё наступление питать.

Он здесь быстрей и без преграды

Сумеет силы накопить,

Отсюда в сердце Сталинграда

Удар он может наносить.

Ерёменко заблаговременно усилил группировку советских войск на направлении предполагаемого фашистского прорыва. Он предвидел удар с юга и не согласился с представителем Ставки, настойчиво рекомендовавшего организовать внешнее кольцо окружения по реке Аксай, то есть в 30 км от противника. Ерёменко понимал, что противник может быстро преодолеть это расстояние и пробиться к окружённым частям вермахта.

Из воспоминаний Маршала Советского Союза А.И. Ерёменко:

«После оперативных расчётов мы пришли к выводу и твёрдому убеждению, что нужно отнести внешний фронт на 50-60 км под Котельниково, что даст увеличение полосы между внешним и внутренним фронтом окружения до 100 км и возможность посадить в этой полосе истребительную авиацию для перехвата воздушных колонн.

Кроме этого, отнесение внешнего фронта создавало весьма благоприятные условия для разгрома группы войск Гота и Манштейна. Трудно переоценить наши действия, которые они сыграли в деле разрушения «воздушного моста» и в разгроме деблокирующей группировки фашистов. Верховный поддержал нас и не только поддержал, но и дал дополнительно три танковых полка за проявленную инициативу».

Встречный пехотно-танковый удар

Тем не менее удар на котельниковском направлении, нанесённый немцами 12 декабря, оказался весьма неожиданным.

Справка

На острие этого удара действовал 57-й танковый корпус (LVII. Panzerkorps), включавший прибывшую из Франции 6-ю танковую дивизию и снятую с Кавказа 23-ю танковую дивизию, которые наступали в полосе обороны 51-й армии генерал-майора Николая Ивановича Труфанова.

Командующий 51-й армией генерал-майор Н.И. Труфанов.

© Фото из архива автора.

Командующий 51-й армией генерал-майор Н.И. Труфанов.

Используя превосходство в людях и артиллерии в два раза, а в танках — более чем в шесть раз, гитлеровцы прорвали оборону у полустанка Курмоярский и, сминая ряды оборонявшихся, к исходу дня вышли на южный берег реки Аксай  севернее Небыково.

Справка

На следующий день танки 6-й танковой дивизии немцев переправились через реку Аксай. Навстречу им были брошены части 235-й отдельной танковой бригады с приданным ей 234-м отдельным танковым полком, 20-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады и 1378-го стрелкового полка под командованием подполковника Михаила Степановича Диасамидзе.

В своей передовой статье газета «Красная звезда» писала: «Подвиг, совершённый этим полком, перекрывает все представления о человеческой выносливости, выдержке и воинском мастерстве».

В боях за хутор Верхне-Кумский с 14 по 19 декабря бойцы подполковника Диасамидзе выдержали 30(!) пехотных и танковых атак противника. Умело организовывая оборону, Диасамидзе личным примером вдохновлял красноармейцев на решительные действия, постоянно находился в первых рядах, был ранен, но поле боя не покинул.

Указом Президиума Верховного Совета от 22 декабря 1942 года подполковнику Диасамидзе Михаилу Степановичу было присвоено звание Герой Советского Союза («Золотая Звезда» №981).

В своих воспоминаниях Андрей Иванович Ерёменко отмечает: «В этих боях отличились также 235-я танковая бригада (командир — полковник Д.М. Бурдов) и 20-я истребительная артиллерийская бригада (командир — майор П.С. Желамский).

Эти части и соединения, сражаясь до последнего снаряда, до последнего патрона, выдержали упорный шестидневный бой, но ни на шаг не отступили перед врагом. В боях они потеряли почти всю материальную часть, которая была разбита или раздавлена. Высокий героизм проявил личный состав 20-й бригады, который, хотя и понёс огромные потери в людях и материальной части (были разбиты все 60 орудий бригады), всё-таки сумел задержать продвижение противника на своём участке, буквально цепляясь за каждый метр земли. Большинство воинов пали смертью храбрых».

И землю взрывами калеча,

Дымами закоптив лазурь,

Свершилась в Верхне-Кумске встреча

Двух сил, двух разъярённых бурь.

Они столкнулись и забились

Тут грудь о грудь и бронь о бронь —

Метнулся в стороны огонь,

И степи громом огласились.

Закрыла солнце дыма мгла,

Свистит свинец, снаряды воют,

И разрываясь, землю роют,

И наземь валятся тела.

Давя кровавые останки,

Лавиною несутся танки,

И тут же рвёт и жжёт их бронь

Противотанковый огонь.

В атаках яростных стрелки

Дерутся насмерть со стрелками

И над кипящими войсками

Блестят кровавые штыки.

Дрались все силы без остатка

В экстазе ярости и зла;

Шесть суток, не стихая, шла

Пехотно-танковая схватка.

Шесть суток в бешенстве атак

Мы здесь противника держали,

Был трижды в Верхне-Кумске враг,

И мы в нём трижды побывали.

Среди развалин городских,

Среди обугленных останков

Чернеют груды гильз пустых,

Кровавых тел и мёртвых танков.

Жесток и славен наш итог! —

Геройством силу превзошли мы,

И хоть в борьбе изнемогли мы,

Но и противник изнемог.

Мы здесь сломили вражью спесь,

Манштейну карты мы смешали;

Шесть дней здесь немцы проиграли,

Шесть дней мы выиграли здесь.

Ошеломлённый у Аксая

Враг сгрудился, топча снега, 

Иди ж, Гвардейская Вторая!

Иди — и побеждай врага!

Немецкий средний танк PzKpfw IV.

© Фото из архива автора.

Немецкий средний танк PzKpfw IV.

В бой пошла 2-я гвардейская…

2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Родиона Яковлевича Малиновского, сформированная в Тамбове, была передана в состав Сталинградского фронта 15 декабря и в условиях зимы совершала тяжёлый форсированный марш, пройдя от мест выгрузки до районов сосредоточения 280 км.

Тем временем оборонявшиеся на реке Аксай части были вынуждены под угрозой окружения отступить на рубеж реки Мышкова. Немцам уже казалось, что вот-вот из темноты возникнут бивуачные костры 6-й армии Паулюса, до которой оставалось 35 км.

Справка

В любой момент Манштейн мог отдать сигнал «Удар грома» (нем. — Donnerschlag) на встречный прорыв армии Паулюса из окружения. Судьба всей Сталинградской битвы и тем самым исход Второй мировой войны повисли на волоске. Однако сделать это он так и не решился, поскольку его части заметно выдохлись за 6 дней ожесточённых боёв, потеряв 230 танков.

Упорные бои на рубеже реки Мышкова гениально описаны в романе Юрия Бондарева «Горячий снег». В одноимённом фильме 1972 года роль командующего играет Георгий Жжёнов, в котором без труда можно узнать Андрея Ивановича Ерёменко — хотя бы по той же трости, на которую он опирается вследствие тяжёлого ранения ноги, полученного ещё в январе 1942 года под Торопцом. Вот как он сам описывает те события:

Ни героизм, ни наши нервы

Нас здесь не в силах уж спасти,

И только свежие резервы

Успех сумеют принести.

Так кто судьбою Сталинграда

Живёт, как собственной судьбой,

Кто на погибель супостата

Пришлёт резервы в грозный бой?

Великий Сталин. Он, как прежде,

Событья видел наперёд,

Что Гитлер в гаснущей надежде

Спасти две армии дерзнёт.

Он знал, что в помощь окружённым,

Котлом встревоженный пруссак

Размахом страшным, разъярённым

Метнёт свой танковый кулак.

И потому он в тяжкий час

Запрос комфронтом утвердил

Об экстренной подброске сил,

И без медлений, тут же, враз

Дал исполнительный приказ.

Гвардейцев армию Вторую

Он в подкрепление послал,

И чтоб осилить силу злую,

Вдобавок корпус танков дал.

Оперативные резервы

Уже на помощь к нам идут,

А Сталинград, напрягши нервы,

Пока резервы не придут,

Сдержать врага обязан тут.

Справка

24 декабря 1942 г. войска 2-й гвардейской армии перешли в наступление и 29 декабря 1-й танковый корпус освободил Котельниково.

Начало конца Третьего рейха

Участник тех событий, генерал танковых войск Фридрих Вильгельм фон Меллентин, лично поддерживавший радиосвязь с окружённым Паулюсом, писал:

«В этот период произошли полные трагизма события, историческое значение которых трудно переоценить. Не будет преувеличением сказать, что битва на берегах этой безвестной речки [Аксай] привела к кризису Третьего рейха, положила конец надеждам Гитлера на создание империи и явилась решающим звеном в цепи событий, предопределивших поражение Германии». (Меллентин Ф.В. Танковые сражения 1939 — 1945.)

Справка

Параллельно с сухопутной операцией шло ещё одно сражение — воздушное. Но как и Манштейну не удалось деблокировать 6-ю полевую армию Паулюса, так и Геринг не смог установить с ним надёжный «воздушный мост». Он был беспощадно ликвидирован авиацией и зенитной артиллерией Сталинградского фронта.

«Вся тяжесть воздушного сражения в силу географического положения Сталинградского фронта легла на его (фронта, — прим. ред.) плечи, войска Сталинградского фронта организовали фронт окружения с востока, юго-востока, с юга и юго-запада, — пишет маршал Ерёменко. — Через эти направления из районов Донбасса, Ростова, Сальска, Котельниково пролегали маршруты «воздушного моста»».

Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко.

© Фото из архива автора.

Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко.

Разрушение «воздушного моста» гитлеровцев

Эта воздушная битва была очень тяжёлой и, конечно, являлась новым видом операции: ни в истории войн, ни в истории оперативного искусства каких-либо намёков и разработок не было.

Около месяца шло воздушное сражение и, примерно 30 декабря 1942 года, оно закончилось полной нашей победой. Потом прорывались только отдельные самолёты. Вначале гитлеровцам удалось навести «воздушный мост» — они посылали колонны по 20-25 транспортных самолётов, прикрывая их истребителями, и значительное количество самолётов беспрепятственно проходило к окружённым.

Наши истребители не успевали по времени, так как оповещение было построено на воздушном наблюдении, и, пока сигналы поступали в соответствующие авиационные части, противник успевал подойти к цели. Для постановки надёжной воздушной блокады нужно было применить массированные удары нашей истребительной авиации по воздушным колоннам противника.

«Главной нашей силой по разрушению «моста» была героическая истребительная авиация тов. Подгорного. Ей помогла зенитная артиллерия, большую роль в обеспечении воздушной операции сыграли наземная и воздушная разведка, радисты-наблюдатели и «слухачи», выброшенные на передний край внешнего фронта окружения по направлениям вероятного полёта самолётов противника.

Тактика действий нашей авиации была разнообразной, с сильным творческим началом: приходилось действовать крупноформатными группами, так как противник шёл большими колоннами, под прикрытием истребителей. Нужно было выпускать для боя дивизии, а это не так просто — управлять в бою большими соединениями».

Справка

В течение двух недель было сбито полтысячи самолётов. Только в первый день организованной Ерёменко воздушной блокады немцы потеряли до нескольких десятков аппаратов. Погибли до полусотни отборных асов люфтваффе, а 30 человек попали в плен.

По приказу Сталина Ерёменко предложил пленным лётчикам, в том числе правнуку «железного канцлера» фон Бисмарка — графу Генриху фон Эйнзиделю, направиться к Паулюсу и разъяснить ему безнадёжность положения. Но пилоты отказались — плен казался им лучшим выходом из игры.

Автор (справа) с дочерью маршала Ерёменко Татьяной Андреевной и Михаилом Ивановичем Ножкиным.

© Фото из архива автора.

Автор (справа) с дочерью маршала Ерёменко Татьяной Андреевной и Михаилом Ивановичем Ножкиным.

Огромная нагрузка в ходе Сталинградской битвы легла на плечи командующего Сталинградским фронтом А.И. Ерёменко. Недаром Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин в одной из бесед сказал: «Мы знаем, знает весь наш народ, что в Сталинградской битве Вы командовали двумя фронтами и сыграли главную роль в разгроме фашистской группировки…»

После войны Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко предлагал поставить 18 обелисков в местах, где проходили важнейшие сражения Сталинградской битвы. И один из них был возведён в районе Верхне-Кумской — в честь героических действий тех частей и соединений, которые задержали группу Манштейна.

Ликвидация угрозы деблокирующего удара позволила войскам Донского фронта в январе 1943 года подготовить и провести операцию «Кольцо» по уничтожению 6-й немецкой армии фельдмаршала Паулюса.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Перевод слова с немецкого на русский schweiz
  • Транскрипция английских слов taxi driver
  • Магазин для оружия на английском
  • Улыбка дочери важнее каждого из вас на латыни
  • Как зовут молодую французскую певицу