Немецкая ракета времен вов

From Wikipedia, the free encyclopedia

During World War II, Nazi Germany developed many missiles and precision-guided munition systems.

These included the first cruise missile, the first short-range ballistic missile, the first guided surface-to-air missiles, and the first anti-ship missiles.

Organisations[edit]

  • Peenemünde rocket test site

People involved[edit]

  • Wernher von Braun
  • Walter Dornberger
  • Walter Thiel
  • Max Kramer
  • Herbert A. Wagner

Models[edit]

Surface-to-surface missiles[edit]

The V1, which may be seen as the first cruise missile, was used operationally against London and Antwerp. The V-2 ballistic missile was used operationally against London, Antwerp, and other targets. The Rheinbote was fired against Antwerp.

  • V-1 flying bomb[1]
  • V-2 rocket[2]
  • Rheinbote[3]
  • A4b

Surface-to-air missiles[edit]

Germany developed a number of surface-to-air missile systems, none of which was used operationally:

  • Enzian (Gentian)[4]
  • Rheintochter (Rhine Daughter)[5] — (an air-to-air variant was also planned)[6]
  • Henschel Hs 117 Schmetterling (Butterfly) — radio-controlled (an air-to-air variant was also planned)[7]
  • Wasserfall (Waterfall)[8]
  • Feuerlilie (Fire Lily)[9]

Air-to-air missiles[edit]

As with the surface-to-air missiles above, these were never used operationally:

  • Ruhrstahl X-4 (actively wire-guided; anti-tank variants of this were also designed, such as the X-7)[10][11]

Anti-ship missiles[edit]

Anti-ship missiles were used operationally against allied shipping in 1943, notably in the Mediterranean Sea, guided by the Funkgerät FuG 203 Kehl series of MCLOS radio guidance systems aboard the deploying aircraft:

  • Fritz X armored, anti-ship gravity PGM
  • Henschel Hs 293 air-to-ship, rocket-boosted gliding guided bomb

Air-to-surface weapons[edit]

The Mistel composite aircraft configuration was used (with almost no effects) on the front lines both on western and eastern front. This system was composed by a bomber filled with explosive, coupled to a fighter plane: the pilot in the fighter plane flew the two coupled airplanes up to near the target, then he disconnected the aircraft and commanded the bomber to crash onto the target by radio control.

See also[edit]

  • List of military aircraft of Germany
  • List of World War II military aircraft of Germany
  • List of RLM aircraft designations
  • List of missiles

References[edit]

  1. ^ Fiesler Fi103 (V1) — Royal Air Force Museum, Cosford (UK) Archived 2004-01-30 at the Wayback Machine
  2. ^ V2 (Assembly 4) — Royal Air Force Museum, Cosford (UK)
  3. ^ Rheinmetall Borsig Rheinbote — Royal Air Force Museum, Cosford (UK)
  4. ^ Holzbrau-Kissing Enzian (Gentian Violet) — Royal Air Force Museum, Cosford (UK) Archived 2004-01-30 at the Wayback Machine; Fitzsimons, Bernard, ed. The Illustrated Encyclopedia of 20th Century Weapons and Warfare (London: Phoebus, 1978), Volume 8, p.849, «Enzian».
  5. ^ Fitzsimons, Volume 20, p.2212, «Rheintochter».
  6. ^ Rheinmetall Borsig Rheintochter (Daughter of the Rhein) R1 — Royal Air Force Museum, Cosford (UK)
  7. ^ Henschel Hs117 Schmettering (Butterfly) — Royal Air Force Museum, Cosford (UK) Archived 2004-01-30 at the Wayback Machine
  8. ^ EMW C2 Wasserfall
  9. ^ Feuerlilie (Fire Lily) — Royal Air Force Museum, Cosford (UK) Archived 2004-01-30 at the Wayback Machine
  10. ^ Fitzsimons, Bernard, general editor. The Encyclopedia of 20th Century Weapons and Warfare (London: Phoebus Publishing Company, 1978), Volume 24, pp. 2602-2603, «X-4, Ruhrstahl».
  11. ^ Fitzsimons, p. 2603, «X-7, Ruhrstahl».

Работы по созданию баллистических и крылатых ракет начались в кайзеровской Германии еще в конце Первой мировой войны. Тогда инженер Г.Оберт создал проект большой ракеты на жидком топливе, оснащенной боевым зарядом. Предположительная дальность ее полета составляла несколько сот километров. Офицер авиации Р.Небель работал над созданием авиационных ракет, предназначенных для поражения наземных объектов. В 1920-х годах Оберт, Небель, братья Вальтер и Ридель проводили первые эксперименты с ракетными двигателями и разрабатывали проекты баллистических ракет. «В один прекрасный день, — утверждал Небель, — ракеты, подобные этой, вытеснят артиллерию и даже бомбардировщики на свалку истории».
В 1929-м министр Рейхсвера отдал секретный приказ начальнику отдела баллистики и боеприпасов Управления вооружения германской армии Беккеру об определении возможности увеличения дальности стрельбы артсистем, включая использование ракетных двигателей в военных целях.
Для проведения экспериментов в 1931-м при отделе баллистики была образована группа из нескольких сотрудников по исследованию двигателей на жидком топливе под руководством капитана В.Дорнбергера. Через год недалеко от Берлина в Кумерсдорфе он организовал экспериментальную лабораторию по практическому созданию жидкостных реактивных двигателей для баллистических ракет. А в октябре 1932-го в эту лабораторию пришел работать Вернер фон Браун, вскоре ставший ведущим конструктором ракет и первым помощником Дорнбергера.
В 1932-м к команде Дорнбергера присоединились инженер В. Ридель и механик Г.Грюнов. Группа начала свою деятельность со сбора статистических данных, основанных на бесчисленных испытаниях своих и сторонних ракетных двигателей, изучались зависимости соотношения топлива и окислителя, охлаждения камеры сгорания и способов зажигания. Одним из первых двигателей был «Хейландт», со стальной камерой сгорания и электрической пусковой свечой.
С двигателем работал механик К.Вахрмке. Во время одного из испытательных пусков произошел взрыв и Вахрмке погиб.
Испытания продолжил механик А.Рудольф. В 1934-м была зафиксирована тяга в 122 кгс. В том же году снимали характеристики сЖРД конструкции фон Брауна и Риделя, созданного для «Агрегата-1» (ракета А-1) взлетным весом 150 кг. Двигатель развивал тягу 296 кгс. Топливный бак, разделенный герметичной перегородкой, содержал в нижней части спирт, а в верхней — жидкий кислород. Ракета оказалась неудачной.
А-2 имела такие же габариты и стартовую массу, что и А-1.
Полигон Кумерсдорф был уже мал для реальных пусков, и в декабре 1934-го две ракеты, «Макс» и «Мориц», поднялись с острова Боркум. Полет на высоту 2,2 км длился всего 16 секунд. Но по тем временам это был впечатляющий результат.
В 1936-м фон Брауну удалось уговорить командование Люфтваффе выкупить большую территорию близ рыбацкой деревеньки Пенемюнде на острове Узедом. На строительство ракетного центра были выделены средства. Центр, обозначенный в документах аббревиатурой НАР, а позднее -HVP, располагался в незаселенной местности, и ракетные стрельбы можно было производить на дальность около 300 км в северо-восточном направлении, траектория полета проходила над морем.
В 1936-м специальная конференция приняла решение создать «Армейскую экспериментальную станцию», которая должна была стать совместным испытательным центром ВВС и армии под общим руководством вермахта. Командиром полигона назначили В.Дорнбергера.
Третья ракета фон Брауна, названная «Агрегат А-3», взлетела только в 1937-м. Все это время было потрачено на проектирование надежного ЖРД с вытеснительной системой подачи компонентов топлива. Новый двигатель вобрал в себя все передовые технологические достижения Германии.
«Агрегат А-3» представлял собой веретенообразное тело с четырьмя длинными стабилизаторами. Внутри корпуса ракеты располагались бак с азотом, емкость жидкого кислорода, контейнер с парашютной системой для приборов регистрации, бак с горючим и двигатель.
Для стабилизации А-3 и управления ее пространственным положением использовались молибденовые газовые рули. В системе управления использовались три позиционных гироскопа, соединенные с демпфирующими гироскопами и датчиками ускорения.
Ракетный центр Пенемюнде еще не был готов для эксплуатации, и запуск ракет А-3 с бетонной платформы решили провести на маленьком островке в 8 км от острова Узедом. Но, увы, все четыре пуска оказались неудачными.
Техническое задание на проект новой ракеты Дорнбергер и фон Браун получили от главнокомандующего сухопутными войсками Германии генерала Фрича. «Агрегат А-4» со стартовой массой 12т должен был доставить заряд весом 1 т на расстояние 300 км, но постоянные неудачи с А-3 приводили в уныние как ракетчиков, так и командование вермахта. На многие месяцы затягивались сроки разработки боевой ракеты А-4, над которой уже трудились более 120 сотрудников центра Пенемюнде. Поэтому параллельно с работами по А-4 решили создать и уменьшенный вариант ракеты — А-5.
На проектирование А-5 затратили два года и летом 1938-го провели первые ее запуски.
Затем, в 1939-м на базе А-5 разработали ракету А-6, предназначенную для достижения сверхзвуковых скоростей, оставшуюся только на бумаге.
В проекте остался и разработанный в 1941-м агрегат А-7 — крылатая ракета, предназначенная для экспериментальных пусков с самолета на высоте 12000 м.
С 1941-го по 1944-й годы происходило развитие А-восьмой, которая ко времени прекращения разработок стала базовой для ракеты А-9. Ракета А-8 создавалась на основе А-4 и А-6, но также не воплотилась в металле.
Таким образом, основным следует считать агрегат А-4. Через десять лет после начала теоретических исследований и шести лет практических работ эта ракета имела следующие характеристики: длина 14 м, диаметр 1,65 м, размах стабилизаторов 3,55 м, стартовая масса 12,9т, вес боеголовки 1 т, дальность 275 км.

Тайны ракеты Фау-2. «Чудо-оружие» нацистской Германии

Ракета А-4 на лафете транспортера

Первые пуски А-4 должны были начаться весной 1942-го. Но 18 апреля первый прототип А-4 V-1 взорвался на пусковом столе во время предварительного прогрева двигателя. Снижение уровня ассигнований отодвинуло начало комплексных летных испытаний на лето. Попытка запуска ракеты А-4 V-2, состоявшаяся 13 июня, на которой присутствовали министр вооружения и боеприпасов Альберт Шпеер и генерал-инспектор Люфтваффе Эрхард Мильх, окончились неудачей. На 94-й секунде полета из-за отказа системы управления ракета упала в 1,5 км от точки пуска. Через два месяца А-4 V-3 также не достигла необходимой дальности. И только 3 октября 1942-го четвертая ракета А-4 V-4 пролетела 192 км на высоте 96 км и разорвалась в 4 км от намеченной цели. С этого момента работы проходили все более удачно, и до июня 1943-го удалось осуществить 31 запуск.
Спустя восемь месяцев специально созданной комиссии по ракетам дальнего действия были продемонстрированы пуски двух ракет А-4, точно поразивших условные цели. Эффект удачных стартов А-4 произвел ошеломляющее впечатление на Шпеера и гросс-адмирала Деница, которые безоговорочно поверили в возможность при помощи нового «чуда-оружия» поставить на колени правительства и население многих стран.
Еще в декабре 1942-го был издан приказ о развертывании массового производства ракеты А-4 и ее компонентов в Пенемюнде и на заводах «Цеппелин». В январе 1943-го при министерстве вооружений создается комитет по А-4 под общим руководством Г.Дегенкольба.
Экстренные меры дали положительный результат. 7 июля 1943-го начальник ракетного центра в Пенемюнде Дорнбергер, технический директор фон Браун и начальник полигона Штейнгоф выступили с докладом об испытании «оружия возмездия» в ставке Гитлера «Вольфшанц» в Восточной Пруссии. Был продемонстрирован цветной фильм о первом удачном запуске ракеты А-4 с комментариями фон Брауна, а Дорнбергер выступил с подробным докладом. Гитлер был буквально заворожен увиденным. 28-летнему фон Брауну присвоили звание профессора, а руководство полигона добилось получения вне очереди необходимых материалов и квалифицированных кадров для массового производства своего детища.

Ракета А-4 (V-2)

Но на пути серийного производства встала основная проблема ракет — их надежность. К сентябрю 1943-го показатель успешных пусков составлял лишь 10-20%. Ракеты взрывались на всех участках траектории: на старте, при подъеме и при подлете к цели. Только в марте 1944-го стало ясно, что сильная вибрация ослабляла резьбовые соединения топливопроводов. Спирт испарялся и смешивался с парогазом (кислород плюс водяной пар). «Адская смесь» попадала на раскаленное сопло двигателя, далее следовал пожар и взрыв. Вторая причина подрывов — слишком чувствительный импульсный детонатор.
По расчетам командования вермахта, по Лондону необходимо было наносить удары каждые 20 минут. Для круглосуточного обстрела требовалось около сотни А-4. Но чтобы обеспечить такой темп стрельбы, три ракетосборочных завода в Пенемюнде, Винер-Нойштатте и Фридрихсхафене должны отгружать около 3 тысяч ракет в месяц!
В июле 1943-го изготовили 300 ракет, которые пришлось истратить на экспериментальные пуски. Серийный же выпуск все еще не был налажен. Однако с января 1944-го и до начала ракетных обстрелов британской столицы произвели 1588 Фау-2.
Запуск 900 ракет Фау-2 в месяц требовал 13000 т жидкого кислорода, 4000 т этилового спирта, 2000 т метанола, 500 т перекиси водорода, 1500 т взрывчатки и большое количество других компонентов. Для серийного выпуска ракет необходимо было экстренно построить новые заводы по производству различных материалов, полуфабрикатов и заготовок.
В денежном выражении при запланированном производстве 12000 ракет (30 штук в сутки) одна Фау-2 обошлась бы в 6 раз дешевле бомбардировщика, которого в среднем хватало на 4-5 боевых вылетов.
Первое учебно-боевое подразделение ракет V-2 (читается «Фау-2») было сформировано в июле 1943-го В августе разработали структурную организацию и штатное расписание спецчастей в составе двух дивизионов, один из которых был подвижным (между мысом Гри-Нэ и полуостровом Контантен на северо-западе Франции) и три стационарных в районах Ваттон, Визерн и Соттеваст. Командование сухопутных войск с такой организацией согласилось и назначило Дорнбергера специальным армейским комиссаром по баллистическим ракетам.
Каждый подвижный дивизион должен был запускать 27, а стационарный — 54 ракеты в сутки. Защищенная стартовая позиция явилась крупным инженерным сооружением с бетонным куполом, в котором оборудовали зоны сборки, обслуживания, казарму, кухню и медпункт. Внутри позиции пролегала железнодорожная ветка, выходящая к забетонированной стартовой площадке. На самой площадке устанавливался пусковой стол, а все необходимое для старта было размещено на автомобилях и бронетранспортерах.
В начале декабря 1943-го был создан 65-й армеский корпус спецназначения ракет Фау-1 и Фау-2 под командованием генерал-лейтенанта артиллерии Э.Хейнемана. Формирование ракетных частей и строительство боевых позиций не компенсировало отсутствия необходимого количества ракет для начала массированных пусков. Среди руководителей вермахта весь проект А-4 со временем стал восприниматься как трата попусту денег и квалифицированной рабочей силы.
Первые разрозненные сведения о Фау-2 начали поступать в аналитический центр британской разведки только летом 1944-го, когда 13 июня при испытании радиокомандной системы на «Агрегате А-4» в результате ошибки оператора ракета изменила траекторию и через 5 минут взорвалась в воздухе над юго-западной частью Швеции, вблизи города Кальмара. 31 июля англичане обменяли 12 контейнеров с обломками упавшей ракеты на несколько передвижных радиолокаторов. Примерно через месяце Лондон доставили и фрагменты одной из серийных ракет, добытых польскими партизанами из района Сариаки.
Оценив реальность угрозы от дальнобойного оружия немцев, англо-американская авиация в мае 1943-го ввела в действие план «Пойнт-блэнк» (удары по предприятиям ракетного производства). Английские бомбардировщики провели серию налетов, целью которых был завод фирмы «Цеппелин» во Фридрихсхафене, где производили окончательную сборку Фау-2.
Американские самолеты разбомбили и промышленные корпуса заводов в Винер-Нойштадте, изготавливавшие отдельные компоненты ракет. Особыми объектами для бомбардировок стали химические предприятия, производившие перекись водорода. Это было ошибкой, так как к тому времени еще не были выяснены компоненты ракетного топлива Фау-2, что не позволило на первом этапе бомбардировок парализовать выпуск спирта и жидкого кислорода. Затем произвели перенацеливание бомбардировочной авиации на стартовые позиции ракет. В августе 1943-го полностью разрушили стационарную позицию в Ваттоне, а вот подготовленные позиции легкого типа потерь не понесли из-за того, что считались второстепенными объектами.
Следующими целями союзников стали базы снабжения и стационарные склады. Ситуация для немецких ракетчиков осложнялась. Однако основная причина оттягивания начала массового применения ракет — отсутствие доведенного образца Фау-2. Но этому были свои объяснения.
Только летом 1944-го удалось выяснить странные закономерности подрыва ракет в конце траектории и на подлете к цели. Это срабатывал чувствительный детонатор, но времени для доводки его импульсной системы не оставалось. С одной стороны, командование вермахта требовало начать массированное применение ракетного оружия, с другой — этому противостояли такие обстоятельства, как наступление советских войск, перенесение боевых действий на территорию Польши и приближение линии фронта к полигону Близка. В июле 1944-го немцам снова пришлось переносить испытательный центр на новую позицию в Хельдекрауте, в 15 км от города Тухепь.

Камуфляжная схема ракеты А-4

За время семимесячного применения баллистических ракет по городам Англии и Бельгии выпущено около 4300 Фау-2. По Англии произведено 1402 пуска, из которых только 1054 (75%) достигли территории Соединенного Королевства, а на Лондон упало всего 517 ракет. Людские потери составили 9277 человек, из них 2754 убитых и 6523 раненых.
Гитлеровскому командованию до самого конца войны так и не удалось добиться массового нанесения ракетных ударов. Тем более не стоит говорить о разрушении целых городов и промышленных районов. Была явно переоценена возможность «оружия возмездия», которая, по замыслу руководителей гитлеровской Германии, должна была вызвать ужас, панику и паралич в лагере противника. Но ракетное оружие того технического уровня никоим образом не могло изменить ни ход войны в пользу Германии, ни предотвратить краха фашистского режима.
Тем не менее, география целей, которых достигли Фау-2, очень внушительна. Это — Лондон, Южная Англия, Антверпен, Льеж, Брюссель, Париж, Лиль, Люксембург, Ремаген, Гаага…
В конце 1943-го был разработан проект «Лафференц», по которому предполагалось в начале 1944-го нанести ракетами Фау-2 удары по территории Соединенных Штатов. Для выполнения этой операции гитлеровское руководство заручилось поддержкой командования военно-морского флота. На подводных лодках планировалось транспортировать по три огромных, 30-метровых контейнера через всю Атлантику. Внутри каждого из них должны были находиться ракета, баки с топливом и окислителем, водный балласт и контрольно-пусковая аппаратура. Прибыв в точку пуска, экипаж субмарины обязан был перевести контейнеры в вертикальное положение, произвести проверку и предстартовую подготовку ракет… Но времени катастрофически не хватало: война приближалась к завершению.
С 1941-то, когда агрегат А-4 начал принимать конкретные черты, группа фон Брауна предприняла попытки увеличить дальность полета будущей ракеты. Проработки носили двойной характер: чисто военный и космический. Предполагалось, что на завершающем этапе крылатая ракета, планируя, сможет преодолеть расстояние 450-590 км за 17 мин. И вот осенью 1944-го построили два прототипа ракеты A-4d, оснащенные стреловидными крыльями в средней части корпуса размахом 6,1 м с увеличенными рулевыми поверхностями.
Первый запуск A-4d произвели 8 января 1945-го, но на высоте 30 м отказала система управления, и ракета потерпела аварию. Второй запуск 24 января конструкторы посчитали удачным, несмотря на то, что на конечном участке траектории у ракеты разрушились консоли крыла. Вернер фон Браун утверждал, что агрегат A-4d был первым крылатым аппаратом, проникшим за звуковой барьер.
Дальнейшие работы по агрегату А-4d не проводились, но именно он стал основой для нового прототипа новой ракеты А-9. В этом проекте предусматривалось более широко применять легкие сплавы, усовершенствованные двигатели, а выбор компонентов топлива аналогичен с проектом А-6.
Во время планирования А-9 должна была управляться при помощи двух радиолокаторов, измеряющих дальность и углы линии визирования на снаряд. Над целью ракету предполагалось переводить в крутое пикирование со сверхзвуковой скоростью. Были уже разработаны несколько вариантов аэродинамических компоновок, но трудности с реализацией A-4d остановили и практические работы по ракете А-9.
К ней вернулись при разработке большой составной ракеты, получившей обозначение А-9/А-10. Этот гигант высотой 26 м и взлетным весом порядка 85 т начали разрабатывать еще в 1941-1942 годах. Ракету предполагалось применить против целей на Атлантическом побережье Соединенных Штатов, а стартовые позиции разместить в Португалии или на западе Франции.

Крылатая ракета А-9 в пилотируемом варианте

Ракеты дальнего действия А-4, А-9 и А-10

А-10 предположительно должна была доставить вторую ступень на высоту 24 км с максимальной скоростью 4250 км/ч. Затем в отделившейся первой ступени срабатывал самораскрывающийся парашют, для спасения стартового двигателя. Вторая ступень набирала высоту до 160 км и скорость около 10000 км/ч. Затем она должна была пролететь баллистический участок траектории и войти в плотные слои атмосферы, где на высоте 4550 м совершить переход к планирующему полету. Расчетная дальность ее -4800 км.
После стремительного наступления советских войск в январе-феврале 1945-го руководство Пенемюнде получило приказ эвакуировать все возможное оборудование, документацию, ракеты и технический персонал центра в Нордхаузен
Последние обстрелы мирных городов с применением ракет Фау-1 и Фау-2 произошли 27 марта 1945-го. Времени было в обрез, и эсэсовцы не успели полностью разрушить все производственное оборудование и готовую продукцию, которую не удавалось эвакуировать. При этом было уничтожено более 30 тысяч военнопленных и политзаключенных, занятых на строительстве сверхсекретных объектов.
В июне 1946-го в 3-й отдел НИИ-88 (Государственный НИИ реактивного вооружения N88 Министерства вооружения СССР), возглавляемый С.П.Королевым, привезли из Германии отдельные узлы и агрегаты ракеты Фау-2, а также некоторые чертежи и рабочие документы. Создали группу, куда вошли А.Исаев, А.Березняк, Н.Пилюгин, В.Мишин, Л.Воскресенский и другие. В кратчайшие сроки были восстановлены компоновка ракеты, ее пневмогидросистема, а также произведен расчет траектории. В пражском техническом архиве нашли чертежи ракеты Фау-2, по которым удалось восстановить полный комплект технической документации.
На основе изученных материалов, С.Королев предложил начать разработку ракеты дальнего действия для поражения целей на расстоянии до 600 км, но многие влиятельные лица в военно-политическом руководстве Советского Союза настоятельно рекомендовали создавать ракетные войска, базируясь на уже отработанном немецком образце. Ракетное стрельбище, а позднее — полигон Капустин Яр оборудовали в 1946-м.
К этому времени немецкие специалисты, прежде работавшие на советских ракетчиков в Германии в так называемом «институте Рабе» в Блёйшероде и «Миттельверке» в Нордхаузене, были переведены в Москву, где они возглавили целые параллельные направления теоретических исследований: доктор Вольф — баллистика, доктор Умифенбах — двигательные системы, инженер Мюллер — статистика и доктор Хох — системы управления.
Под руководством немецких специалистов на полигоне Капустин Яр в октябре 1947-го состоялся первый пуск трофейной ракеты А-4, изготовление которых некоторое время было вновь налажено на заводе в Блейшероде в советской зоне оккупации. Нашим ракетчикам во время старта ассистировала группа немецких экспертов во главе с ближайшим помощником фон Брауна инженером Х.Греттрупом, которые в СССР занимались налаживанием производства А-4 и изготовлением для нее приборного оборудования. Последующие запуски проходили с переменным успехом. Из 11 стартов в октябре-ноябре 6 закончились авариями.
Ко второй половине 1947-го уже был готов комплект документации на первую советскую баллистическую ракету, получившую индекс Р-1. Она имела ту же конструктивно-компоновочную схему немецкого прототипа, однако введением новых решений удалось повысить надежность системы управления и двигательной установки. Более прочные конструкционные материалы привели к снижению сухого веса ракеты и усилению ее отдельных элементов, а расширенное применение неметаллических материалов отечественного производства позволило резко повысить надежность и долговечность некоторых агрегатов и всей ракеты в целом, особенно в зимних условиях.
Первая Р-1 взлетела с полигона Капустин Яр 10 октября 1948-го, достигнув дальности 278 км. В1948-1949 годах проведены две серии пусков ракет Р-1. Причем, из 29 запущенных ракет аварии потерпели лишь три. Были превышены данные А-4 по дальности на 20 км, а точность попадания в цель возросла в два раза.
Для ракеты Р-1 в ОКБ-456 под руководством В.Глушко разработали кислородно-спиртовой ЖРД РД-100 тягой 27,2 т, аналогом которого был двигатель ракеты А-4. Однако в результате теоретических анализов и экспериментальных работ оказалось возможным повысить тягу до 37т, что позволило параллельно с созданием Р-1 начать разработку более совершенной ракеты Р-2.
Для снижения веса новой ракеты топливный бак сделали несущим, установили отделяемую головную часть, а герметичный приборный отсек установили непосредственно над двигательным. Комплекс мер по снижению веса, разработка новых навигационных приборов, боковая коррекция траектории выведения позволили достичь дальности полета 554 км.
Наступили 1950-е годы. У бывших союзников уже заканчивался запас трофейныхФау-2. Разобранные и распиленные они занимали свое заслуженное место в музеях и технических вузах. Ракета А-4 уходила в небытие, становилась историей. Ее нелегкая военная карьера переросла в служение космической науке, открыв человечеству путь к началу бесконечного познания Вселенной.

Геофизические ракеты В-1А и LC-3 «Бампер»

Теперь более подробно рассмотрим конструкцию Фау-2.
Баллистическая ракета дальнего действия А-4 со свободным вертикальным стартом класса «земля-земля» предназначена для поражения площадных целей с заранее заданными координатами. На ней был установлен ЖРД с турбонасосной подачей двухкомпонентного топлива. Органами управления ракеты являлись аэродинамические и газовые рули. Вид управления — автономный с частичным радиоуправлением в декартовой системе координат. Метод автономного управления — стабилизация и программное управление.
Технологически А-4 разделена на 4 агрегата: боеголовку, приборный, баковый и хвостовой отсеки. Такое разделение снаряда выбрано из условий его транспортировки. Боевой заряд помещался в коническом головном отсеке, в верхней части которого находился ударный импульсный взрыватель.
Четыре стабилизатора крепились фланцевыми стыками к хвостовому отсеку. Внутри каждого стабилизатора размещены электромотор, вал, цепной привод аэродинамического руля и рулевая машина отклонения газового руля.
Основными агрегатами ЖРД ракеты являлись камера сгорания, турбонасос, парогазогенератор, баки с перекисью водорода и продукты натрия, семибаллонная батарея со сжатым воздухом.
Двигатель создавал тягу 25 т на уровне моря и около 30 т в разреженном пространстве. Камера сгорания грушевидной формы состояла из внутренней и внешней оболочек.
Органами управления А-4 служили электрические рулевые машины газовых рулей и аэродинамические рули. Для компенсации бокового сноса применялась система радиоуправления. Два наземных передатчика излучали сигналы в плоскости стрельбы, а антенны приемников были расположены на стабилизаторах хвостового оперения ракеты.
Скорость, при достижении которой подавалась радиокоманда на выключение двигателя, определялась с помощью радиолокатора. Автомат стабилизации включал в себя гироскопические приборы «Горизонт» и «Вертикант», усилительно-преобразовательные блоки, электродвигатели, рулевые машины и связанные с ними аэродинамические и газовые рули.
Каковы же итоги запусков? 44% от общего количества выпущенных Фау-2 упали в радиусе 5 км отточки прицеливания. Модифицированные ракеты с наведением по направляющему радиолучу на активном участке траектории имели боковое отклонение, не превышающее 1,5 км. Точность наведения с применением только гироскопического управления составляла примерно 1 градус, а боковое отклонение плюс-минус 4 км при дальности до цели 250 км.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ФАУ-2

Длина, м 14
Макс. диаметр, м 1,65
Размах стабилизатора, м 2,55
Стартовый вес, кг 12900
Вес боевой части, кг 1000
Вес ракеты без топлива и боевого заряда, кг 4000
Двигатель ЖРД с макс. тягой, т 25
Макс. скорость, м/сек 1700
Температура внешн. оболочки ракеты в полете, град. С 700
Высота полета при пуске на макс, дальность, км 80-100
Максимальная дальность полета, км 250-300
Время полета, мин. 5

Компоновочная схема ракеты А-4

Последней надеждой руководства Третьего рейха оставалось так называемое чудо-оружие или оружие возмездия. Правда, с атомной бомбой немцы самую малость не успели, а вот ракетные системы Фау-1 и Фау-2 весьма активно применялись в последний год войны. И первой целью самолётов-снарядов Фау-1 (в современном понимании — крылатых ракет) стал Лондон. Всего же по Соединённому Королевству немцы выпустили порядка 10 тысяч ракет. И хотя устроены Фау были весьма примитивно, их массовое применение приносило немалые жертвы и разрушения.

Фау-1 и камикадзе рейха

В 1944 году, в разгар наступательных операций Красной Армии, уже не оставалось сомнений, что судьба Германии будет решаться на восточном фронте — поскольку благодаря поставкам новой боевой техники советские войска стали обладать огромным военным потенциалом. И у Берлина возникла проблема: как остановить танковые, артиллерийские и пехотные армады, надвигающиеся с востока? На таком оперативно-стратегическом фоне военное руководство Третьего рейха, учитывая свой «британский опыт», активно изучало возможность ракетных ударов по индустриальным центрам СССР с задачей «выбить» промышленность.

В числе потенциальных целей оказались Московский регион с электростанциями, Куйбышев, Челябинск, Магнитогорск, а также важные районы, расположенные за Уралом. Но первым на очереди был Ленинград — и как крупнейший индустриальный город СССР, и как наиболее доступный, по мнению немецкого командования, объект для ударов крылатыми ракетами Фау-1. На первых порах дальность позволяла.

К тому времени блокада с Ленинграда уже была полностью снята, но немцы ещё держали позиции в районе Пулковских высот и могли из поселков Можайское и Стрельна обстреливать Невский проспект дальнобойной артиллерией. В ставке фюрера решили, что лучшее место, где можно построить стартовую площадку для Фау-1, Гдовщина. К тому времени ракетная программа Вернера фон Брауна набрала достаточную силу, и немецкие специалисты считали, что для Фау-1, способной доставить тонну взрывчатки со скоростью 1 700 м/с на дальность в 300 километров, Ленинград будет такой же хорошей мишенью, как и Лондон.

Фау-1 была способна доставить тонну взрывчатки со скоростью 1 700 м/сек на дальность в 300 километров.

© wikipedia.org

Фау-1 была способна доставить тонну взрывчатки со скоростью 1 700 м/сек на дальность в 300 километров.

Однако линия советско-германского фронта стремительно отодвигалась на запад, отдаляясь от важнейших промышленно-экономических и политико-административных центров советского государства, и вскоре вышло так, что реальную угрозу Ленинграду, а тем более другим промышленным центрам СССР Фау-1 могли представлять только в том случае, если бы их запускали с самолётов.

Но поскольку крылатые ракеты фон Брауна имели очень невысокую точность попадания, в Берлине предполагали компенсировать этот недостаток с помощью лётчиков-смертников. Тем более что в 1944 году фанатиков в рейхе ещё хватало.

Параллельно в конце Второй мировой войны в люфтваффе появилась программа «Мистель» (также известна как «Папа и сын»), предусматривавшая применение авиационных комплексов, состоящих из самолёта-бомбы (Ju.88А-4), в носовой части которого размещали до 2 000 килограммов взрывчатки, и пилотируемого самолёта-носителя (Bf.109E-4). На подходе к цели самолёт-бомба отсоединялся и продолжал полёт самостоятельно, а самолёт-носитель возвращался на свой аэродром. Предполагалось, что такая управляемая бомба сможет пробивать семиметровое железобетонное укрытие.

B конце Второй мировой войны в люфтваффе появилась программа «Мистель».

© wikipedia.org

B конце Второй мировой войны в люфтваффе появилась программа «Мистель».

«Противоядие» от Фау

Командование Красной Армии предприняло решительные меры для отражения возможных атак Фау-1 и других «изобретений» люфтваффе. Самое активное участие в определении объектов, которые могли бы попасть под удары самолётов-снарядов в первую очередь, принимал генерал-полковник Михаил Громадин, командовавший Северным фронтом ПВО, а с января 1945 года — Центральным фронтом противовоздушной обороны. И первым наиболее вероятным объектом гитлеровских ракетных ударов, как уже отмечалось, был определён Ленинград.

В 1944 году территория Ленинграда с внутренними водами, промышленными объектами и жилыми массивами — это около 320 квадратных километров. С воздуха город прикрывала Ленинградская армия ПВО (командующие — генерал-майор артиллерии Пётр Рожков, с ноября 1944 года — генерал-лейтенант артиллерии Семён Макеев) в составе 9 зенитных артиллерийских бригад, 1 отдельного зенитного артиллерийского дивизиона, 6 зенитных артиллерийских бронепоездов и 5 полков малокалиберной зенитной артиллерии (около 1 500 орудий). В армию также входил истребительный авиационный корпус ПВО в составе 9 полков, в которых насчитывалось 260 самолётов новейших модификаций. Боевые действия истребительной авиации и зенитной артиллерии обеспечивали 19 радиолокационных станций «Редут» и 38 батарей СОН-2. В пределах городской черты действовало 297 постов аэростатов заграждения.

В пределах городской черты Ленинграда действовало 297 постов аэростатов заграждения.

© waralbum.ru

В пределах городской черты Ленинграда действовало 297 постов аэростатов заграждения.

В общей сложности противовоздушная оборона Ленинграда на один квадратный километр прикрываемой площади в середине 1944 года имела: зенитных орудий — 4,84; самолётов-истребителей — 0,81; радиолокационных станций и станций орудийной наводки — 0,18; аэростатов заграждения — 1,08. То есть возможности противовоздушной обороны Ленинграда перекрывали соответствующие показатели средств ПВО Лондона.

Именно это давало основания предполагать, что при необходимости удастся создать более надёжную систему борьбы с беспилотными средствами воздушного нападения противника, чем имели англичане. Так и вышло. 

Кроме того, советский Генеральный штаб поручил Военному совету и штабу командующего артиллерией Красной Армии разработать предварительные указания по борьбе с самолётами-снарядами, в которых были сформулированы основные принципы организации системы обороны объектов при отражении беспилотных средств нападения противника, давались конкретные рекомендации войскам по использованию имевшихся средств ПВО для уничтожения нового вида оружия.

По сведениям советской разведки, наиболее вероятными районами расположения стартовых площадок Фау-1 могли выступать окрестности населённых пунктов в Эстонии и Финляндии.

© bundesarchiv.de

По сведениям советской разведки, наиболее вероятными районами расположения стартовых площадок Фау-1 могли выступать окрестности населённых пунктов в Эстонии и Финляндии.

Так, по сведениям советской разведки, наиболее вероятными районами расположения стартовых площадок Фау-1 могли выступать окрестности населённых пунктов Раквере, Муставэ (Эстония) и районы Ловиса, Инкеройнен и Лоппенронта (Финляндия). Также предполагалось, что фашисты попытаются применить против Ленинграда Фау-1, используя бомбардировщики Hе.111 и другие типы самолётов-носителей.

Для предотвращения атак Фау-1 предполагалось на наиболее вероятных направлениях ударов самолётов-снарядов создать в пригороде Ленинграда два сектора обороны — со стороны Прибалтики и со стороны Карельского перешейка. Разработку плана борьбы с немецкими беспилотниками вели офицеры штаба армии, а предложения по специальным вопросам готовили командир авиационного корпуса ПВО, командующий зенитной артиллерией армии, начальники ведущих отделов и служб. Суть его была в том, чтобы рационально использовать имеющиеся силы и средства ПВО.

Непробиваемая ПВО

Как позже выяснилось, в разработанном проекте плана зенитная артиллерия не была в достаточной мере массирована на угрожаемых направлениях, а истребительную авиацию предполагалось использовать только с аэродромов, находящихся вблизи города. С другой стороны, аэростаты заграждения были выставлены с недостаточной плотностью и практически отсутствовали над Финским заливом, в результате чего сектор Лисий Нос — Стрельна остался незащищённым. Более совершенной должна бы стать и дислокация службы ВНОС. Эти недостатки были выявлены управлением Главного маршала артиллерии Николая Воронова, который направил начальнику Центрального штаба Войск ПВО страны и командующему Ленинградской армией ПВО свои замечания и потребовал предусмотреть:

  • создание плотных барьеров зенитно-артиллерийского огня в полосах: первая — Левашово, Конная Лахта, Знаменка, Белоостров, остров Котлин, Большая Ижора; вторая — оз. Ваммель-Ярви, Краснофлотск, Кирка-Халила, Шепелевский маяк. В этих полосах, учитывая небольшие высоты полёта самолётов-снарядов (от 600 до 2 500 метров), использовать главным образом МЗА и пулемёты ДШК. Плотность боевого порядка зенитной артиллерии должна позволять ведение огня по каждой цели не менее чем тремя батареями одновременно. Для расстановки зенитных орудий, пулемётов и наблюдательных пунктов следует использовать все форты КБФ, острова и плавучие средства;
  • вынос аэродромов и площадок истребительной авиации вперёд, с расчётом базирования на этих аэродромах и площадках не менее трёх полков истребительной авиации. Для их оповещения и наведения каждый выделяемый полк истребительной авиации должен обеспечиваться станцией «Пегматит».
    Следует выделять полки, вооружённые предпочтительно самолётами типа Ла-5. Зоны действия истребительной авиации должны быть намечены вне зон огня зенитной артиллерии;
  • создание завес аэростатов заграждения в полосе Шувалово, Озерки, Ольгино, Урицк, Левашово, Лахта, Стрельна. Их установку на воде следует произвести на баржах и якорях (поплавках-«огурчиках»), используя опыт применения последних на Балтийском флоте. С началом обстрела Ленинграда самолётами-снарядами аэростаты необходимо постоянно иметь сданными в воздух. Для создания наибольшей плотности заграждения на каждом аэростате целесообразно иметь дополнительные тросы-растяжки;
  • уплотнение наземных НП ВНОС армии ПВО и КБФ, а также использование наблюдательных пунктов зенитной артиллерии и выделение не менее трёх станций «Редут» специально для обнаружения самолётов-снарядов (кроме станций, выделяемых для истребительной авиации), с выдвижением одной станции ближе к линии фронта, а остальных — эшелонировано в глубину. Развёртывание ротных постов ВНОС, располагаемых в коридорах пролёта самолётов-снарядов, следует произвести при КП полков истребительной авиации и зенитной артиллерии.
    Картинка
    waralbum.ru
    Следует выделять полки, вооружённые предпочтительно самолётами типа Ла-5.

Судя по воспоминаниям тех, кто принимал в 1944 году участие в создании непреодолимого барьера для вражеских БПЛА, во всех звеньях армии ПВО и Балтийского флота работа кипела и днём и ночью. Взлётно-посадочные полосы истребительной авиации ПВО были вынесены на довольно значительное расстояние в угрожаемом направлении, чтобы обеспечить перехват Фау-1 ещё на подлёте к Ленинграду. Дополнительно на этих аэродромах разместили два полка истребителей, вооружённых новейшими самолётами марки Ла-5. Количество истребителей, в зонах перехвата, определялось в зависимости от обстановки.

Проводились и учения. Причём в полки зенитной артиллерии намеренно не сообщали, что «обстрел» Ленинграда самолётами-снарядами будет учебным. Тем не менее, ни один истребитель-бомбардировщик Як-9, условно действующий за Фау-1, к городу не прорвался. И здесь самое время отметить, что противовоздушная оборона города на Неве в целом успешно выполнила свою задачу. Всего за годы войны войска ПВО, прикрывавшие Ленинград, отразили свыше 270 воздушных налётов, уничтожив более 1 560 самолётов противника.

Всего за годы войны войска ПВО, прикрывавшие Ленинград, отразили свыше 270 воздушных налётов, уничтожив более 1 560 самолётов противника.

© waralbum.ru

Всего за годы войны войска ПВО, прикрывавшие Ленинград, отразили свыше 270 воздушных налётов, уничтожив более 1 560 самолётов противника.

Подвиг разведчиков

Когда стало понятно, что через заслоны противовоздушной обороны крылатым ракетам Фау-1 к Ленинграду никак не пробиться, в Берлине приняли попытку обстреливать город баллистическими Фау-2 с дальностью пуска до тысячи километров. Ещё 26 февраля 1944 года авиация Ленинградского фронта нанесла удар по вражескому аэродрому возле эстонского города Раквере и вывела из строя лётное поле.

А вот о стартовой площадке Фау-2 возле аэродрома никто и не подозревал, пока полгода спустя в этом же районе не высадилась на парашютах разведгруппа разведотдела Краснознамённого Балтийского флота во главе со старшиной 2 статьи Владимиром Фёдоровым.

За время действий в тылу противника разведчики передали в Центр 120 радиограмм с ценными данными, в том числе сообщение о строительстве в районе Раквере — Верги стартовой площадки, откуда гитлеровцы собирались обстреливать Ленинград баллистическими ракетами Фау-2. В один из дней, на рассвете, два авиаполка советских бомбардировщиков, экипажи которых имели опыт бомбардировки Берлина, совершили налёт на выявленный объект, после которого завершились все попытки применения Фау-1 и Фау-2 на восточном фронте.

А вскоре под бомбами союзной авиации перестал существовать и специальный центр на острове Узедом, откуда брала начало ракетная программа Третьего рейха. А создатель ракет семейства «Фау» Вернер фон Браун перебрался к новым работодателям за океан.

В специальной части Договора огова­ривалось количество и виды вооружений, которыми могла владеть армия Германии: ей запрещалось иметь тяжелую артилле­рию, танки, дирижабли и военную авиа­цию; запрещался ввоз в Германию оружия и другого военного имущества; запреща­лось создание военной и морской авиации.

транспортно-пусковая установка, ракета фау-2, баллистическая ракета

ФАУ-2 на транспортно-пусковой установке

Ракеты на момент подписания договора считались слишком несерьезным объек­том. чтобы как-то оговаривать их в таком серьезном документе.

Еще со времени подписания Компъенского перемирия (11 ноября 1918 года) гене­ралы рейхсвера почувствовали себя униженными и оскорблен­ными. Когда стало ясно, что войну они проиграли, задумались о реванше. Заботой генералов стало стремление обойти статьи Версальского договора.

Генералитет потерпевшей стороны не мог не думать об укреплении рейхсвера, а Германии, в частности, разрешалось иметь не более 204 орудий калибра 77 мм и 84 гаубиц калибра 105 мм, на каждое орудие полагалось не более 1000 снарядов.

И жаждущие реванша ухватились за техническую новинку. Реализация идеи полета с помощью реактивных двигателей пошла не по пути создания средств доставки людей во внезем­ное пространство, а по пути создания средств доставки на голо­вы людей груза большой разрушительной силы.

Направление реванша было выбрано верно — Германия имела талантливых ракетчиков-теоретиков еще со времен кай­зера. Так, инженер Г. Оберт создал проект большой ракеты на жидком топливе, оснащенной боевым зарядом. Предположи­тельная дальность ее полета составляла несколько сот километ­ров. Офицер авиации Р. Небель работал над созданием авиаци­онных ракет для поражения наземных объектов. В 1920-х годах Оберт, Небель, братья Вальтер и Ридель проводили первые экс­перименты с ракетными двигателями и разрабатывали проекты баллистических ракет. «В один прекрасный день, — утверждал Небель, — ракеты, подобные этой, вытеснят артиллерию и даже бомбардировщики на свалку истории».

Военные взяли в свои руки судьбу ракетостроения. Космос не то, что бы мало интересовал, а совсем не был в кругу их ин­тересов. Это потом они стали представлять себя энтузиастами науки. Их внимание привлекло то, что ракеты на твердом топ­ливе могли заменить пушки, а жидкостные ракеты (по крайней мере, теоретически) давали возможность стрелять дальше, чем это могла артиллерия.

Министр рейхсвера в начале июня далекого 1929 года при­нял решение возложить на начальника отдела баллистики Уп­равления вооружений сухопутных войск Германии полковника Карла Эмиля Беккера (Karl Emil Becker) ответственность за разработку ракет и отдал ему секретный приказ об определе­нии возможности увеличения дальности стрельбы артилле­рийских систем, включая использование ракетных двигателей в военных целях.

Беккер не был светилом в этой области техники, но имен­но он способствовал форсированному приведению в действие приказа. Через неделю в недрах руководимого им отдела сфор­мировалась секретная группа. Долго искали человека, который мог бы возглавить выполнение поставленной задачи. Наконец, весной 1930 года на должность руководителя группы назначи­ли 35-летнего военного инженера Вальтера Роберта Дорнбергера (Walter Robert Domberger).

После детального и тщательного изучения архива Управ­ления вооружений, е одобрения Беккера, Дорнбергер поста­вил перед собой в качестве ближайшей цели создание ракеты, которая могла бы покрыть вдвое большее расстояние, чем сна­ряд, выпущенный из крупповского сверхдальнобойного ору­дия «Колоссаль», которое во время 1-й мировой войны обстре­ливало Париж. Дальность стрельбы этой суперпушки внушала уважение — до 120 километров (!), но точность была невысока, живучесть ствола была крайне низкой, а массивная конструк­ция полностью исключала какую-либо маневренность.

Вальтер Дорнбергер начал с организации экспери­ментальной лаборатории по созданию жидкостных ре­активных двигателей для баллисти­ческих ракет. А в октябре 1932-го в эту лабораторию пришел работать Вер­нер фон Браун, вскоре ставший ведущим конструктором ракет и первым помощ­ником Дорнбергера. К осени 1932 года Дорнбергер организовал испытательную станцию «Вест» в 27 километрах к югу от Берлина, на артиллерийском полигоне «Куммерсдорф-Запад».

На реализацию многих замыслов зна­чительно повлияло (и ускорило!) созда­ние в том же году профессором Германом Обертом камеры сгорания с соплом — ос­новной части классического ЖРД. В Куммерсдорфе были проведены его первые огневые испытания.

Также в 1932-м к команде Дор­нбергера присоединились инженер В. Ридель и несколько механиков. Груп­па начала свою деятельность со сбо­ра статистических данных, основанных на бесчисленных испытаниях своих и сторонних ракетных двигателей, изучались зависимости соотношения топлива и окислителя, охлаждения камеры сгорания и способов за­жигания. Одним из первых двигателей был «Хейландт» со стальной камерой сгорания и электрической пусковой свечой. С двигателем работал механик К. Вахрмке. Во время одного из испытательных пусков произошел взрыв и механик погиб. Испытания продолжил механик А.Рудольф.

Вернер фон Браун

Его ракетная карьера началась с чтения научно-популярной литерагуры и наблюдения за небом. В то время как Циолков­ский разглядывал звезды в треснутый бинокль, у Брауна был свой телескоп. Позже он вспоминал: “Это была цель, которой можно было посвятить всю жизнь! Не только наблюдать пла­неты в телескоп, но и самому прорваться во Вселенную, ис­следовать таинственные миры”. Однажды Вернер натолкнулся в журнале по астрономии на рекламу книги Г. Оберта “Дороги к космическому путешествию”. Мечта о полетах в космичес­ком пространстве заставила юношу зубрить математику для понимания этой книги. Тогда же он возглавил группу одно­классников для постройки обсерватории, сердцем которой стал телескоп, подаренный фрау Эмми. В 15 лет Вернер вступил в общество космических путешествий, где познакомился с на­стоящими специалистами-ракетчиками. Поступил на машино­строительный факультет Цюрихской федеральной технологи­ческой школы. Особый интерес проявлял ко всему, что связано с разработкой и конструированием ракет.

вернер фон браун, немецкий конструктор, ракетостроение

Вернер фон Браун

Семья вначале неодобрительно отнеслась к техническому уклону Вернера. Его отец — Магнус фон Браун занимал важ­ные посты в Министерстве внутренних дел, являлся членом правления Рейхсбанка и, соответственно, мечтал о дипломатической карьере для младшего сына. Старший сын Зигмунд уже выбрал дипломатическое поприще. Однако вскоре знаю­щие люди объяснили Магнусу фон Брауну все значение ра­кет для Германии, и он лично похлопотал об устройстве сына в ракетный отдел. Он обоснованно считал Беккера одним из тех военных и ученых, кто может составить протекцию его сыну. В день своего 18-летия Вернер на празднестве, организован­ном его отцом, не присутствовал, но среди приглашенных был полковник Беккер. Состоялся разговор по поводу устройства Вернера. Через неко­торое время в Цюрих ушла телеграмма с просьбой о выдаче студенту Брауну необ­ходимых документов, чтобы тот мог про­должить учебу на родине.

Вернер в 1930 году становится студен­том Высшей технической школы в Берли­не. Через два года он, получив квалифика­цию инженера, поступает в Берлинский университет Фридриха-Вильгельма и уже 1 октября 1932 года оказывается в штате Управления вооружений, в группе капита­на Дорнбергера. Должность, занимаемая им, называлась весьма неопределенно для учреждений рейхсвера — референт. Наря­ду с этим он становится первым штатским служащим бдительно охраняемой станции «Вест».

После прихода Гитлера к власти уни­верситет Фридриха-Вильгельма стал од­ним из первых учебных заведений, откуда были изгнаны демократы и пацифисты. Их места заняли новые люди, с военной выправкой. В числе пре­подавателей появился доцент Берлинской высшей технической школы Карл Эмиль Беккер. Он стал читать студентам универ­ситета курс «Общей военной техники», и Вернер фон Браун оказался под его покровительством. Фюрер высоко ценил уче­ных, способных создавать новое оружие. Однако ему требова­лись абсолютно лояльные и желательно расово чистые кадры. Вернер фон Браун, барон и истинный ариец, был прекрасной находкой.

В том же 1933 году Вернер фон Браун, как и еще две тысячи немецких ученых, вступил в СС. Прошел год, и Вернер фон Браун представил на рассмотрение доктору Беккеру рукопись диссертации под довольно туманным заглавием “Konstruktive, theoretishe und experimentelle Beitrage zu dem Problem der Flussigkeitsrakete” («Конструктивные, теоретические и экспери­ментальные соображения по проблеме жидкостной ракеты»).

Диссертацию он защитил легко — без обсуждения, так как тема была объявлена закрытой. 27 июня 1934 года Вернер фон Браун стал самым молодым в Германии доктором техничес­ких наук: ему было всего 22 года. Ему выделили лабораторию в Куммерсдорфс и патент на все ракетные разработки.

Следует признать, что он одним из первых понял, что бу­дущее развитие ракетной техники не за изобретателями-одиночками, что только заинтересованность правительства и про­мышленников может дать необходимые средства, лаборатории, оборудование и профессиональные кадры в размерах, соизме­римых с масштабами поставленной задачи.

Первые успехи

В 1934-м на «Хейландте» была зафиксирована тяга в 122 кгс. В том же году начали «снимать» характеристи­ки с ЖРД конструкции фон Брауна и Риделя, созданного для «Агрегата-1» (ракета А-1) взлетным весом 150 кг. Топлив­ный бак, разделенный герметичной перегородкой, содержал в нижней части спирт, а в верхней — жидкий кислород. Это была первая из серии ракет, разработанных под руководством Дорнбергера при активном участии фон Брауна на базе двига­теля Риделя тягой 300 кг. Топли­вом служила комбинация — жид­кий кислород (окислитель) и 75% раствор этилового спирта в воде (горючее). В камеру сгорания дви­гателя они подавались давлением сжатого азота. В процессе доводки тяга двигателя была увеличена до 1000 кг, а такой двигатель требовал более вместительных баков — за­паса 38,5 кг ему было мало. При по­пытке запуска ракета взорвалась.

вернер браун, руководство 3 рейха, военное руководство

В. Браун среди военного руководства III Рейха

К декабрю 1934 года были изготовлены две новые ракеты А-2 (улучшенный вариант раке­ты А-1) с нужным запасом топли­ва. Стабилизация их достигалась с помощью гироскопа массой 40 кг, система управления не требо­валась — ракета предназначалась для вертикального полета. Полигон Куммерсдорф был уже мал для ре­альных пусков, и в декабре 1934-го две ракеты, «Макс» и «Мориц», поднялись с острова Боркум. По­лет на высоту 2,2 км длился всего 16 секунд. Но по тем временам это был впечатляющий результат!.

16 марта 1935 года в конференц-зал Министерства пропаган­ды были приглашены иностранные журналисты. К ним вышел Геббельс и заявил, что с этого дня Германия не признает воен­ных постановлений Версальского договора. Затем зачитал текст закона о введении в Германии всеобщей воинской повинности и о создании вместо 100-тысячного рейхсвера (Reichswehr) 36-дивизионного вермахта (Wehrmacht).

Сообщение вызвало эффект разорвавшейся бомбы.

В апреле-мае была введена новая структура вооруженных сил Германии.

Верховным главнокомандующим был объявлен фюрер NSDAP и рейхсканцлер Адольф Гитлер.

Неоспоримые, крупные, но неверные успехи

Интерес армии к разработкам нового оружия полу­чил новый толчок с приходом к власти нацистов. Че­рез год лабораторию посетил командующий сухопут­ными войсками генерал фон Фрич. Впечатлившись, он добился у фюрера выделения 20 миллионов марок на новые опыты. В дело вмешалось и Министерс­тво авиации. В апреле 1936 года у начальника штаба люфтваффе состоялось совещание, на котором реше­но было создать новую базу для наземных и летных испытаний. Размеры полигона в Куммерсдорфе уже не удовлетворяли. Присмотрели уединенный район в северной части острова Узедом, расположенного в Балтийском море недалеко от устья реки Одер, район рыбацкой деревушки Пенемюнде (Peenemünde — «Устье реки Пене»).

немецкая ракета, ракета фау-2, ракета дальнего дейтсвия

Ракета ФАУ-2 в транспортном положении

На обустройство сверхсекретного объекта ведомство Геринга выделило три четверти миллиона марок. В августе здесь появились первые строительные батальоны ВВС и организа­ции «Тодт». Жителей с острова вывезли. Вермахт, полиция, части СС закрыли территорию, объявив ее запретной зоной.

Маленькая рыбацкая деревня дала Центру имя: Heimat Artilleriepark Peenemunde (НАР). Позже он стал называться Heeres Ver Suchsanstall Peenemünde (HVP)— Исследова­тельский Центр Пенемюнде. Ему в истории суждено было стать стар­товой площадкой великой ракетной гонки. В 1936-м специальная кон­ференция приняла решение создать «Армейскую экспериментальную станцию», которая должна была стать совместным испытательным центром ВВС и армии под общим руководством вермахта. Военным руководителем был назначен ге­нерал Вальтер Дорнбергер, науч­ным — Вернер фон Браун. В свои 24 года барон стал руководителем важнейшего направления военных разработок и практически хозяином большого научно-исследователь­ского центра.

Быстрыми темпами строились взлетные полосы, мастерские, под­земные хранилища топлива, жилой городок, бараки. Строились стар­товые площадки для уже готовых ракет и стартовые установ­ки для будущих. Возводились заводские цеха, аэродром, кис­лородный завод, подземные хранилища топлива, железные и автомобильные дороги, на материке — мощная радиостанция с антеннами направленного действия. Возводилось все это и руками узников концлагерей.

По мере строительства «Пенемюнде» завершалась работа над ракетами А-3, начатая еше в Куммерсдорфе. Много време­ни было потрачено на проектирование надежного ЖРД с вы­теснительной системой подачи компонентов топлива. Новый двигатель вобрал в себя все передовые технологические дости­жения Германии.

«Агрегат А-3» представлял собой веретенообразное тело с четырьмя длинными стабилизаторами. Внутри корпуса ра­кеты располагались бак с азотом, емкость жидкого кислорода, контейнер с парашютной системой для приборов регистрации, бак с горючим и двигатель. Для стабилизации А-3 и управле­ния ее пространственным положением использовались молиб­деновые газовые рули. В системе управления использовались три позиционных гироскопа, соединен­ные с демпфирующими гироскопами и датчиками ускорения. Также А-3 имела гиростабилизированную платформу с ак­селерометрами коррекции траектории по тангажу и по курсу. Длина ракеты дости­гала 6,5 м при диаметре 0,7 м. Полный ее стартовый вес составлял 750 кг при ЖРД тягой 1500 кг.

В мае 1937 года группа фон Брауна, в которой работали К. Ридель, Г. Вальтер, А. Тиль, В. Ридель (всего 120 человек), перебралась в Пенемюнде, где и провели к осени того же года испытательные пуски трех ракет А-3. Дви­гательная установка отработала в соответс­твии с расчетами, но система наведения не оправдала надежд. Чтобы понять причину, были разработаны методы моделирования полета ракеты, позволившие исследовать влияние внешних воздействий на ракету, включая аэродинамические силы и вет­ровые нагрузки. Выяснилось, что газовые рули ракеты слишком малы, а реакция сервосистемы на управляющие сигналы замедлена, что датчики условий полета и ввод данных в систему управления весьма несовершенны.

Техническое задание на проект новой ракеты Дорнбергер и фон Браун получи­ли от главнокомандующего сухопутными войсками Германии генерала Фрича. «Аг­регат А-4» должен был доставить заряд весом 1 т. на расстояние 300 км, требуемая дальность полета определила максимальную скорость ракеты — 1600 м/с, а вес боевой части — сухой вес ракеты (около 3000 кг). Для достижения нужной скорости по­надобился запас топлива около 6000 кг. Таким образом, опре­делился стартовый вес ракеты— 12 тонн, и требуемая тяга ЖРД — до 25 тонн.

Постоянные неудачи с А-3 приводили в уныние как ракет­чиков, так и командование вермахта. На многие месяцы затяги­вались сроки разработки боевой ракеты А-4, над которой уже трудились более 120 сотрудников центра Пенемюнде. Поэтому параллельно с работами по А-4 решили создать и уменьшен­ный вариант ракеты — А-5.

На проектирование А-5 затратили два года и летом 1938-го провели первые ее запуски.

ракета а-5, запуск ракеты, ракетостроение

Подготовка ракеты А-5 к старту

Все новые и новые группы специалистов прибывали в «свя­тая святых». С 1937 года число сотрудников Центра резко воз­росло, но по причине соблюдения секретности большинство из них не имели даже представления, над чем они собираются работать. В Пенемюнде в подчинении фон Брауна оказалась целая армия рабочих и инженеров — до 20 тысяч человек. Он командовал ими четко, добиваясь максимальной отдачи и эф­фективности. Как и в советских “шарашках”, в его лаборато­риях скрывались ученые, которым угрожали лагерь или фронт. Пока они делали дело, фон Браун держал их у себя, но лень или небрежность сразу лишали их покровительства Зевса — такую кличку получил барон.

Непосредственное окружение Вернера фон Брауна со­ставляли: инженер Эберхард Реес, директор завода; профес­сор Гельмут Вальтер, доктор Вальтер Тиль, инженеры Артур Рудольф и Пельман работали над ракетными двигателями и их оборудованием; доктор Рудольф Герман, начальник аэро­динамической трубы, со своими помощ­никами; баллистики —доктор Штойдинг и доктор Эрнст Штулингер. Исследования материалов и ракетных топлив входили в компетенцию доктора Фрица Гаевского из «ИГ Фарбениндустри». Надежным постав­щиком кадров был Карл Вагнер, профессор из Высшей технической школы.

На окруженной тройными рядами ко­лючей проволоки базе днем и ночью кипела работа. Близилась война, и фюрер требовал от ученых создания оружия, способного поражать дальние цели. Мечты о космичес­ких полетах пришлось на время забыть.

Накануне войны, в марте 1939 года, в Пенемюнд приехал Гитлер, которому показали испытания ракеты. Позже фон Браун признался, что при пер­вой встрече фюрер не произвел на него впечатления. Похоже, другая сторона тоже осталась недовольна: после визи­та ассигнования на ракеты были урезаны наполовину. Тогда Гитлер еще надеялся быстро захватить Англию путем высад­ки десанта. Все это, конечно же, затор­мозило развитие проекта А-4. Снижение уровня ассигнований отодвинуло начало комплексных летных испытаний на лето 1942 года. Наперегонки с группой Бра­уна работали и их конкуренты из ВВС, которые в своей лаборатории в Гроссен- дорфе создавали крылатые ракеты, или самолеты-снаряды (будущие ФАУ-1).

Отношение фюрера к детищу Брауна изменилось после того, как операция по вторжению в Британию “Морской лев” былаотменена. Перед ракетчиками поставили задачу какможно быстрее создать оружие, способное наносить удары с большого расстояния. Еще в декабре 1942-го был издан приказ о развер­тывании массового производства ракеты А-4 и ее компонентов в Пенемюнде и на заводах «Цеппелин». В январе 1943-го при Министерстве вооружений создается комитет по А-4 под об­щим руководством Г. Дегенкольба. На Вернера фон Брауна не жалели денег: в 1942 году, в разгар войны, на Пенемюнде тратилось всего вдвое меньше средств, чем на производс­тво танков. Сегодня очевидно, что военный результат ракет “А-4” на европейских фронтах был почти нулевым. Ракетная программа нанесла военно-промышленному потенциалу Рей­ха существенный урон, что невольно сделало фон Брауна на­шим “союзником”, т.к. на Восточный фронт не были перебро­шены тысячи дополнительных самолетов и танков, средства на производство которых поглотило детище Брауна.

Изготовление А-4 началось после успешных испытаний «обогнавшей» ее ракеты А-5. Работа по созданию ЖРД тягой 25 тонн для нее весьма активно шла еще на этапе рождения ракеты А-3. Двигатель, несомненно, явился достижением доктора Вальтера Тиля, ставшего одной из ведущих персон в «команде фон Брауна». Первая опытная партия из семи экземпляров ракеты А-4 была готова к летным испытаниям в начале 1942 года. Экземпляр №1 установили на испытатель­ный стенд 25 февраля. При пробном пуске 18 марта первый прототип А-4 V-1 взорвался на пусковом столе во время пред­варительного прогрева двигателя.

Попытка запуска ракеты А-4 V-2, состоявшаяся 13 июня, на которой присутствовали министр вооружения и боеприпа­сов Альберт Шпеер и генерал-инспектор Люфтваффе Эрхард Мильх, окончились неудачей. Ракета, пожирая 125 кг спирта и кислорода в секунду, оторвалась от стартового стола, на какое- то мгновение застыла в воздухе, словно опираясь на огненный столб, и устремилась вверх… На 36 секунде наступила тишина, и из нависших над полигоном облаков появилась падающая ра­кета. Она была без хвостового оперения, и, кувыркаясь, упала на расстоянии чуть больше километра от места старта. Выяс­нилось, что на 94-й секунде полета отказала система управле­ния. Через два месяца А-4 V-3 также не достигла необходимой дальности. И только 3 октября 1942-го четвертая ракета А-4 V-4 пролетела 192 км на высоте 96 км и разорвалась в 4 км от цели. С этого момента работы проходили все более удачно, и до июня 1943-го удалось осуществить 31 запуск. Пуск ракеты был снят на кинопленку. Результаты доложены Гитлеру.

На ракету стали возлагать все больше и больше надежд. Вернер фон Браун становится признанным любимцем руково­дящей верхушки рейха. Он превозносит до небес возможности своей ракеты и прилагает максимум усилий для организации серийного производства А-4. Спустя восемь месяцев специ­ально созданной комиссии по ракетам дальнего действия были продемонстрированы пуски двух ракет А-4, точно поразивших условные цели. Эффект удачных стартов А-4 произвел оше­ломляющее впечатление на Шпеера и гросс-адмирала Деница, которые безоговорочно поверили в возможность при помощи нового «чудо-оружия» поставить на колени правительства и население многих стран.

Принятые меры дали положительный результат. 7 июля 1943-го начальник ракетного центра в Пенемюнде Дорнбергер, технический директор фон Браун и начальник полигона Штей- нгоф выступили с докладом об испытании «оружия возмездия» в ставке Гитлера «Вольфшанц» в Восточной Пруссии. Был продемонстрирован цветной фильм о первом удачном запуске ракеты А-4 с комментариями фон Брауна, а Дорнбергер высту­пил с подробным докладом. Гитлер был буквально заворожен увиденным. 28-летнему фон Брауну присвоили звание профес­сора, а руководство полигона добилось получения вне очереди необходимых материалов и квалифицированных кадров для массового производства своего детища.

Итак, через десять лет после начала теоретических иссле­дований и шести лет практических работ в Германии появился новый вид оружия — баллистическая ракета среднего радиу­са действия. Эта ракета имела характеристики, которые мог­ли ввергнуть в шок и прострацию всех ракетчиков остально­го мира: длина 14 м, диаметр 1,65 м, размах стабилизаторов 3,55 м, стартовая масса 12,9 т, вес боеголовки 1 т, дальность 275 км. Показатели для того времени просто выдающиеся!

Появление тайны

А была ли во всем этом тайна? В свете нового времени от­вет простой: «Тайна была, но не для всех». Еще 20 января 1935 года в Москве, в Пятом отделе внешней разведки (ИнО ОГПУ) с целью, как было сказано в постановлении о заведении дела, «выявления разработкой личного состава, деятельности, воо­ружения рейхсвера» было открыто агентурное дело «Хелм». В нем концентрировались материалы, начиная с 1927 года, по разделам: взаимоотношения командования вооруженных сил с руководством НСДАП, армия, ВМФ, вооружение, военная промышленность.

ракета фау-2, сборка ракеты, баллистическая ракета

ФАУ-2 в сборочном цеху

А в ноябре 1935 года Военное Министерство Германии в обстановке строжайшей секретности проводило совещание. Участников возили на военные заводы, знакомили со всеми новейшими видами военной техники, как уже принятой на вооружение, так и находящейся в стадии экспериментальной отработки. В совещании принимала участие тщательнейшим образом отобранная группа контрразведчиков, которым де­монстрировали все, что им предстояло охранять как святая свя­тых германской армии. В этой группе находился и начальник- одного из подразделений контрразведывательного отдела гес­тапо Вилли Леман. Он, в 1929 году, будучи сотрудником контр­разведывательного отдела при полицай-президиуме Берлина, предложил свои услуги, связавшись с резидентом внешней разведки, и стал агентом ИнО ОГПУ «А/201». После отмены подобного обозначения ему было присвоено оперативное имя «Брайтенбах».

Прошло несколько дней после совещания, и в агентурном деле «Хелм» появились шесть страниц с описанием артилле­рийских орудий, бронетехники, специальных гранат и твер­дотопливных ракет для газовых атак. Была здесь информация и о разработках принципиально нового вида оружия — ракет на жидком топливе для поражения целей на расстоянии, изме­ряемом сотнями километров, о том, что создавались эти раке­ты под руководством молодого «доктора философии» Вернера фон Брауна.

17 декабря 1935 года донесение аген та А/201 легло на стол Сталину. 26 января 1936 года оно было передано заместителю Наркома обороны М. Тухачевскому.

Начальник Разведупра (им был в то время С.П. Урицкий), которому эти сведения были даны строго для личного ознаком­ления, возвращая документ, приложил к нему вопросник на трех листах. В пункте первом вопросника:

«Ракеты и реактивные снаряды:

  • Где работает инженер Браун? Над чем он работает? Нет ли возможностей проникнуть к нему в лабораторию?
  • Нет ли возможностей связаться с другими работниками в этой области?»

На ряд вопросов Вилли Леман сумел найти ответы. В мае 1936 года он сообщил дислокацию пяти секретных полигонов для испытаний новых видов оружия, в конце года — об особых мерах режима секретности, введенных гестапо для охраны го­сударственной тайны в области разработки и производства но­вых видов вооружения… Эта информация пригодилась позже.

1 сентября 1939 года части вермахта вторглись в Польшу.

Началась Вторая мировая война, а 19 сентября в триум­фальном сопровождении Гитлер прибыл в Гданьск. На пло­щади Ландмаркт была воздвигнута трибуна, с которой фюрер произнес речь. Он обращался к немцам, но некоторые фразы предназначались не только им. Один раз фюрер упомянул о каком-то оружии, которое «в настоящее время неизвестно и с помощью которого на нас напасть невозможно».

Разведывательная служба Британии получила задание уста­новить, о каком именно оружии шла речь. Решить эту задачу поручили руководителю отдела научно-технической разведки Министерства авиации Великобритании профессору Реджи­нальду Виктору Джонсу (Reginald Victor Jones), который назы­вал себя «личным советником» Уинстона Черчилля по вопро­сам военной техники.

Тщательно изучив перевод речи Гитлера и другие мате­риалы по секретному вооружению противника, поступавшие в распоряжение разведслужбы с 1934 года, Джонс в конце 1939 года представил аналитический доклад. Вывод гласил, что некоторые виды оружия, о которых неоднократно упоминалось в агентурных донесениях, следует серьезно принять во внима­ние. К ним он отнес: бактериологическое оружие, новые бое­вые отравляющие вещества, огнеметы, планирующие бомбы, воздушные торпеды, беспилотные самолеты, дальнобойные орудия, подводные лодки, «лучи смерти», выводящие из строя моторы танков и самолетов. Никакой информацией о немецких ракетах британская разведслужба не располагала: работы по ракетной технике Германия держала в строжайшем секрете. Несколько дней спустя в английском посольстве в Осло, раз­бирая поступившую корреспонденцию, помощник секретаря обнаружил конверт. Ни адреса отправителя, ни подписи под напечатанным на машинке письмом на немецком языке.

ракета а-4, взрыв ракеты, экспериментальная ракета

Ракета А-4 (экспериментальный образец 10) при запуске с испытательного стенда в Пенемюнде в январе 1943г. взорвалась на пусковом столе через 2,5 с после воспламенения

Когда до английского военно-морского атташе дошел смысл письма, ему стало не по себе. И уже во второй половине дня до­кумент доставили в Лондон. Попал он сразу к Р.В. Джонсу.

Письму присвоили название «Документ Осло». В нем рас­сказывалось о ракетах, описывались результаты исследований в области боевых отравляющих веществ, раскрывались детали радиолокационной техники. И это тогда, когда англичане пола­гали, что радиолокация является их монополией.

Наибольшее внимание вызвала заключительная часть пись­ма, в которой анонимный автор сообщал, что в Германии раз­работали и испытывают баллистическую ракету дальнего дейс­твия.

Так в штабе английского адмиралтейства стало кое-что из­вестно о том, что делалось на испытательной базе в Пенемюнде, о существовании которой и не ведали за рубежами Герма­нии. Стало кое-что известно об «оружии особого назначения», секрет которого берегла, как зеницу ока, целая армия контрраз­ведчиков в штатском и в военном.

Кто же был автором «Документа Осло»? Долго на Западе это считали «неразрешимой тайной Второй мировой войны». Юлиус Мадер почти определенно утверждает, что автором этого письма является инженер Ганс Генрих Куммеров (Hans Heinrich Kummerow), а переправил его в Норвегию Эрхард Тэмфор, друг и доверенный человек Куммерова.

Английские военные и научные авторитеты, весьма легко заполучившие ценнейший документ, сочли его фальшивкой, сфабрикованной специалистами по дезинформации. Название «Пенемюнде» оказалось на некоторое время забытым вместе с «Документом Осло», отправленным в архив.

Первые осмысленные, но разрозненные сведения о Фау-2 начали поступать в аналитический центр британс­кой разведки только летом 1944-го, когда 13 июня при ис­пытании радиокомандной системы на «Агрегате А-4» в результате ошибки опе­ратора ракета изменила траекторию и через 5 минут взорвалась в воздухе над юго-за­падной частью Швеции, вблизи города Кальмара. 31 июля англичане обменяли 12 контейнеров с обломками упавшей ракеты на несколько передвижных радиолокато­ров. Примерно через месяц в Лондон до­ставили и фрагменты одной из серийных ракет, добытых польскими партизанами.

Оценив реальность угрозы от дально­бойного оружия немцев, англо-американс­кая авиация в мае 1943-го ввела в действие план «Пойнт-блэнк» (удары по предпри­ятиям ракетного производства). Англий­ские бомбардировщики провели серию налетов, целью которых был завод фирмы «Цеппелин» во Фридрихсхафене, где про­изводили окончательную сборку Фау-2.

Американские самолеты разбомбили и промышленные корпуса заводов в Винер-Нойштадте, изготавливавшие отде­льные компоненты ракет. Особыми объек­тами для бомбардировок стали химические предприятия, производившие перекись водорода. Это было ошибкой, так как к тому времени еще не были выяснены компоненты ракетного топлива Фау-2, что не позволило на первом этапе бомбарди­ровок парализовать выпуск спирта и жид­кого кислорода. Затем произвели перена­целивание бомбардировочной авиации на стартовые позиции ракет. В августе 1943-го полностью разрушили стационар­ную позицию в Ваттоне, а вот подготов­ленные позиции легкого типа потерь не понесли из-за того, что считались второ­степенными объектами.

Насколько союзников беспокоила и од­новременно интересовала любая инфор­мация о немецком «оружии возмездия», говорит обращение Уинстона Черчилля с личной просьбой к Иосифу Сталину:

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ от г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАР­ШАЛУ СТАЛИНУ

13 июля 1944 года. Име­ются достоверные сведения о том, что в течение значительного вре­мени немцы проводили испытания лета­ющих ракет с экспериментальной стан­ции в Девице в Польше. Девице лежит на пути Ваших победоносно наступающих войск, и вполне возможно, что Вы овладе­ете этим пунктом в ближайшие несколь­ко недель.

  1. Хотя немцы почти наверняка разру­шат или вывезут столько оборудования, находящегося в Девице, сколько смогут,

… можно будет получить много инфор­мации, когда этот район будет нахо­диться в руках русских. В частности, мы надеемся узнать, как запускается ракета, потому что это позволит нам ус­тановить пункты запуска ракет.

  1. Поэтому я был бы благодарен, Маршал Сталин, если бы Вы смогли дать надлежащие указания о сохранении той аппаратуры и устройств в Девице, которые Ваши войска амогут захватить после овладения этим районом, и если бы затем Вы предоставили нам возможность для изучения этой экспериментальной станции нашими специалистами.

Сталин ответил 15 июля 1944 года.

… 3. Мы хотели бы выполнить Вашу просьбу, изложенную в послании от 13 июля, относительно экспериментальной станции в Дебице, если эта станция попадет в наши руки. Просьба уточнить, о каком именно Дебице идет речь, так как в Польше, говорят, есть несколько пунктов под этим на­званием.

Лукавил «вождь народов»? Или играл в незнание?

Ведь уже в мае 1944 года отряд особого назначения им. Пожарского был вблизи этой базы и собирал информа­цию о тщательно охраняемом полигоне. Советская разведка предпринимала попытки собрать информацию о работах на «запретном острове» с самого начала войны. Так, в конце но­ября 1941 года группу из трех человек вывезли на самолете в район Пенемюнде. Радистом в группе был сын члена ГКО Сергей Берия: «Наша группа должна была десантироваться на территории Германии в районе Пенемюнде. Легенды у моих спутников-немцев были отработаны до мелочей. Мне предстояло, как радисту, передавать в Центр информацию об испы­таниях нового оружия… Внизу простира­лась окутанное туманом Балтийское море; даже на бреющем полете ничего нельзя было рассмотреть… Мы уже готовились к выброске, когда сообщили: «Возвращаем­ся, сильный туман».

Через три-четыре дня мы предприняли вторую попытку. Целый час кружили, но последовал приказ о возвращении…» — выяснилось, что провалились явки.

Тогда группа была заброшена в Иран, чтобы через Турцию переправить ее в Гер­манию. В задуманной операции получилось не все. Лишь одному из группы, немцу-антифашисту, удалось достичь цели — внед­риться в центр Пенемюнде, в «команду фон Брауна». После войны он вместе с другими уехал в США.

первая ракета фау-2, запуск фау-2, операция бэкфайр

Первая из трех ракет «Фау-2», запущенная в рамках операции «Бэкфайр». «Цель» была расположена в Северном море в 74 км северо-западнее Рингкебинга (Дания)

А Серго Берия? «…мы остались вдво­ем, но вскоре к нам присоединилась груп­па курдов и персов из десяти человек». Задачей этой команды стало выявление немецкой агентуры.

18 июля 1944 г. под Ковелем «загово­рили» более шести тысяч советских ору­дий. Красная Армия, разгромив минскую группировку вермахта, прорвала фронт и вышла к Западному Бугу. В этот же день она форсировала реку и вступила на тер­риторию Польши. 60-я армия, продолжая наступление в направлении Жешув — Дембица, вела бои со Станиславской груп­пировкой врага, которая оказала сильное сопротивление частям Красной Армии.

Черчилль сообщил уточняющие данные. И получил ответ:

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО

В связи с Вашим последним посланием необходимые указа­ния относительно экспериментальной станции в Дебице мною даны… я обещаю Вам, что возьму это дело под свой личный кон­троль, чтобы было сделано все, что будет возможно, согласно Вашему пожеланию.

Не после этого ли обещания был произведен массированный налет советской авиации на полигон?

23 августа войска 1-го Украинского фронта в ходе Львовско- Сандомирской операции освободили город Дембиц. Наступле­ние частей Красной Армии вынудило Гиммлера отдать приказ об эвакуации Близны.

3 сентября английские специалисты во главе с полковником Сэндерсом прибыли на испытательный полигон. Находившиеся здесь сборочные цеха, лаборатории, стенды, пусковые установ­ки, склады фашисты взорвали, часть оборудования и весь персо­нал были вывезены, техническая документация уничтожена.

У англичан была карта с указанием точек старта и падения ракет. С этой картой члены группы Сэндерса разъехались по ок­рестностям к местам падения ракет.

«Улов» был богатый…

Статья была опубликована в февральском номере журнала «Наука и техника» за 2007 год

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Новости о науке, технике, вооружении и технологиях.

Подпишитесь и будете получать свежий дайджест лучших статей за неделю!

Email*

Семьдесят пять лет назад, 8 сентября 1944 года, на Лондон упала первая баллистическая ракета А-4, более известная как «Фау-2». Впервые в истории ракеты были применены в качестве стратегического оружия. А планы немецких инженеров простирались ещё дальше и выше — до околоземного пространства, откуда они собирались наносить удары по США.

Внеземные грёзы

Появление тяжёлых баллистических ракет на жидком топливе было неразрывно связано с идеей межпланетных полётов. Основоположники теоретической космонавтики в Германии, Франции, СССР и США независимо друг от друга приходили к выводу, что не существует иного технически осуществимого средства для запуска искусственного спутника Земли или осуществления экспедиции на Луну.

Наибольших успехов в ракетостроении в период между мировыми войнами добились немецкие специалисты. Прорыву в немалой степени способствовала деятельность Германа Оберта, проживавшего в румынском городке Германштадт (Медиаш), но поддерживавшего активные контакты с энтузиастами космонавтики по всему миру. В июне 1923 года он выпустил небольшую книгу «Ракета в межпланетное пространство» (Die Rakete zu den Planetenräumen), в которой обосновывалась возможность создания ракет, способных выйти на космические траектории. Особый интерес вызывали детально проработанные чертежи, ведь ничего похожего в те годы у других пионеров ракетостроения попросту не было. Благодаря Оберту образованная часть общества увидела, что космонавтика — не только область интересов писателей-фантастов, но и вид деятельности, в которой могут проявить свои способности инженеры и промышленники.

​Основоположник теоретической космонавтики Герман Оберт, 1929 год. National Air and Space Museum Archives, Smithsonian Institution - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Основоположник теоретической космонавтики Герман Оберт, 1929 год. National Air and Space Museum Archives, Smithsonian Institution

Следующая книга Оберта под названием «Пути осуществления космических полётов» (Wege zur Raumschiffahrt) увидела свет в 1929 году. В ней рассматривался опыт, накопленный энтузиастами за минувшее время, и излагались детализированные концепции ракет, космических кораблей и орбитальной станции, у которой, как полагал учёный, найдётся военное применение.

Надо сказать, что в то время немцы Европы жили в ожидании реванша: многие политики говорили о «несправедливости» Версальского мирного договора, заключённого в июне 1919 года и превратившего некогда передовую державу в разорённую и частично оккупированную страну, не способную вырваться из череды политических и экономических кризисов. Идеи Оберта оказались востребованы реваншистами, что проявилось даже в фантастике того времени. Например, в романе Карла фон Лаффета «Мировой пожар» (Weltenbrand, 1926) описывается «эфирная станция», с помощью которой немецкий космонавт Вестеркампф предотвращает гибель планеты, что сразу ставит Германию во главе Лиги Наций.

​Ракетная атака на Нью-Йорк. Иллюстрация А. Хеннингера к статье Г. Оберта «Три стороны ракеты» (1930) - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Ракетная атака на Нью-Йорк. Иллюстрация А. Хеннингера к статье Г. Оберта «Три стороны ракеты» (1930)

Впрочем, и сам Оберт не удержался от фантазий на тему военного применения космических ракет. В 1930 году была опубликована его обзорная статья «Три стороны ракеты» (Die drei Gesichter der Rakete), в которой наряду с общими соображениями высказывалась идея о потенциальной возможности нанесения ракетного удара из Европы по Нью-Йорку. Статья сопровождалась соответствующей иллюстрацией: дымные следы падающих ракет, взрывы и пожары на улицах американского города.

Много позже Оберт будет оправдываться и даже заявит, что зловещую статью о межконтинентальных ракетах в действительности написал популяризатор космонавтики Вилли Лей. Однако свой вклад в войну немецкий учёный всё же внёс, поспособствовав появлению школы ракетчиков, создавших оружие, которого ещё не видел мир.

Космический пуск

Воплотить планы Оберта в жизнь взялся его лучший ученик Вернер фон Браун. Биографы последнего любят подчёркивать, что до знакомства с книгой «Ракета в межпланетное пространство» молодой человек мечтал о поприще композитора, но космонавтика так увлекла его, что он занялся точными науками и стал блестящим инженером.

Как быстро показала практика, без помощи военных реализовать сколько-нибудь масштабную программу ракетостроения было невозможно. 1 октября 1932 года фон Браун стал «гражданским служащим» рейхсвера и под непосредственным руководством артиллериста Вальтера Дорнбергера начал работу над проектом ракеты «А» (от Aggregat) с двигателем на спирте и кислороде. Робкая поначалу инициатива позднее выросла в колоссальную программу серийного производства баллистических ракет А-4, способных доставлять тонну взрывчатки на расстояние до 320 км. Для проведения испытаний на балтийском острове Узедом, поблизости от рыбацкого посёлка Пенемюнде, были возведены сооружения полигона и исследовательского центра.

​Немецкий конструктор Вернер фон Браун с моделью ракеты A-4 (V-2) после войны. National Air and Space Museum Archives, Smithsonian Institution - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Немецкий конструктор Вернер фон Браун с моделью ракеты A-4 (V-2) после войны. National Air and Space Museum Archives, Smithsonian Institution
​Габаритный чертёж баллистической ракеты дальнего действия А-4 в проекте 1938 года. digipeer.de - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Габаритный чертёж баллистической ракеты дальнего действия А-4 в проекте 1938 года.
digipeer.de

При этом команда ракетчиков, собранная фон Брауном, не оставила намерений когда-нибудь заняться освоением внеземного пространства. Вальтер Дорнбергер, возглавивший полигон Пенемюнде, вспоминал:

«Наше воображение понеслось галопом. Имея в своём распоряжении мощные ракетные двигатели и многоступенчатые ракеты, мы будем строить космические корабли, способные на высоте 480 километров огибать Землю, развивая скорость до 28 800 километров в час. Можно будет запускать на постоянные орбиты вокруг Земли космические станции и стеклянные контейнеры с забальзамированными телами пионеров ракетостроения. Для космических путешественников будут проложены постоянные орбиты вокруг земного шара. Популярной темой разговоров была и экспедиция на Луну».

Впрочем, условия военного времени диктовали совершенно иные приоритеты. Первый успешный пуск А-4 состоялся 3 октября 1942 года, однако ракета оставалась «сырой», поэтому каждый новый выпущенный экземпляр был на счету и использовался для решения текущих технических проблем. Одной из них была загадка «высотных взрывов», которая впервые проявилась в январе 1944 года. По неизвестной причине часть ракет взрывалась либо сразу после старта на высотах от 4800 м, либо при снижении в районе цели. Особенно остро проблема проявилась на польском полигоне Близна, также известном под названием Хайделагер (Heidelager), где разместилась 444-я испытательная батарея А-4.

​Пуск баллистической ракеты А-4 на полигоне Пенемюнде. National Air and Space Museum Archives, Smithsonian Institution - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Пуск баллистической ракеты А-4 на полигоне Пенемюнде. National Air and Space Museum Archives, Smithsonian Institution

К марту 1944 года удалось разобраться с авариями на восходящем участке траектории ракеты: выяснилось, что они вызваны сильной вибрацией, приводившей к нарушению герметичности топливопроводов во время работы двигателя. В результате распыления спирт проникал в хвостовую часть, соединялся с воздухом и загорался от пламени ракеты.

Даже после устранения этого недостатка 70% запущенных А-4 взрывалось в конце траектории, не долетая до земли. Причиной аварий в данном случае оказался высокочувствительный электрический взрыватель ударного действия. Когда ракета падала на цель, её конструкция начинала разрушаться от аэродинамических нагрузок, и прибор срабатывал от возникавших сотрясений.

​Баллистическая ракета А-4 на полигоне Близна, осень 1943 года. Park Historyczny Blizna - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Баллистическая ракета А-4 на полигоне Близна, осень 1943 года. Park Historyczny Blizna

Пользуясь случаем, ракетчики провели серию вертикальных пусков на полигонах в Близне и Пенемюнде. Наконец-то А-4 смогла продемонстрировать свои возможности по достижению космической высоты. Дорнбергер писал в мемуарах о пуске 14 июня 1944 года ракеты с серийным номером MW 17809:

«Мы вели наблюдение, стоя на низком холме примерно в 270 метрах от маленького каменного домика и ветхой конюшни. Стартовала первая ракета. Солнце светило нам в спину, и его лучи освещали тёмно-зелёную маскировочную раскраску ракеты, за которой тянулся длинный огненный хвост выхлопа, когда она вертикально поднималась над чёрной стеной леса. В воздухе стоял громовой гул.

Я пристально рассматривал ракету в бинокль, следя за её стремительным подъёмом. Не начнёт ли она сейчас отклоняться? Её корпус лишь чуть отклонился от линии полёта к цели. Она поднималась всё выше и выше. Высоко в небе колыхались клочки белых облачков.

Ракета едва успела миновать их, когда я кое-что заметил. Я никогда раньше не видел, чтобы корпус ракеты вдруг покрывался словно сахарной ледяной пудрой. Она ярко блестела в слепящих лучах солнца. Когда ракета проходила сквозь тёплые и влажные слои воздуха, на её корпусе образовалась влага, которая и заиндевела в холодных слоях воздуха. Изморозь исчезла так же внезапно, как и появилась.

Ракета продолжала идти вверх.

Она поднялась примерно на 50 километров выше, чем её предшественники. Сколько ценной информации она могла бы доставить на Землю! Хвост испарений извивался зигзагами, в долю мгновения сообщая о направлении и скорости движения воздушных потоков в различных слоях атмосферы — одно это было достойно внимательного изучения.

И сколько ценнейшего опыта могло бы получить человечество, когда ракета поднималась в почти безвоздушное пространство! Какой кладезь знаний она могла доставить!»

​Баллистическая ракета А-4 (серийный номер MW 17824) на полигоне Близна, июнь 1944 года. Park Historyczny Blizna - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Баллистическая ракета А-4 (серийный номер MW 17824) на полигоне Близна, июнь 1944 года. Park Historyczny Blizna

Вероятно, это был первый старт, при котором А-4 преодолела условную границу космоса, поднявшись до 140 км. Через несколько дней аналогичные эксперименты состоялись на испытательной площадке острова Грайфсвальдер-Ойе, расположенного к северу от Узедома. 20 июня ракета с серийным номером MW 18014 достигла рекордной высоты 174,6 км (если верить утверждению Дорнбергера, то 188 км).

Хотя участники событий говорили, что научные исследования при вертикальных пусках не проводились, на самом деле в головные части некоторых ракет планировалось установить регистрирующие приборы, сконструированные под руководством известного немецкого физика Эриха Регенера. Ещё до войны он изучал состав стратосферы, отправляя в полёт на беспилотных аэростатах хитроумные спектрографы, но нацисты отлучили его от научной деятельности.

В декабре 1937 года Регенер с двумя коллегами основал в Фридрихсхафене частный исследовательский институт. Работая в контакте с фон Брауном, физик создал первый в истории блок приборов для изучения условий на границе космоса, названный «Тонна Регенера» (Regener-Tonne). Блок действительно весил тонну и включал в себя ультрафиолетовый спектрограф, барограф, термограф, измерители ионов и плотности атмосферы, а также капсулу для сбора забортного воздуха. С этим грузом А-4 могла подняться до высоты 50 км, после чего блок должен был отделиться от ракеты и приземлиться при помощи парашюта.

​Общая схема размещения блока приборов Эриха Регенера в головной части ракеты А-4. digipeer.de - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Общая схема размещения блока приборов Эриха Регенера в головной части ракеты А-4.
digipeer.de
​Сохранившаяся страница протокола совещания руководителей исследовательского центра Пенемюнде, состоявшегося 8 июля 1942 года и посвящённого обсуждению блока приборов Эриха Регенера v2werk-oberraderach.de - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Сохранившаяся страница протокола совещания руководителей исследовательского центра Пенемюнде, состоявшегося 8 июля 1942 года и посвящённого обсуждению блока приборов Эриха Регенера
v2werk-oberraderach.de
​Сохранившаяся страница протокола совещания руководителей исследовательского центра Пенемюнде, состоявшегося 8 июля 1942 года и посвящённого обсуждению блока приборов Эриха Регенера v2werk-oberraderach.de - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Сохранившаяся страница протокола совещания руководителей исследовательского центра Пенемюнде, состоявшегося 8 июля 1942 года и посвящённого обсуждению блока приборов Эриха Регенера
v2werk-oberraderach.de

Есть сведения, что в январе 1945 года в Пенемюнде одна из ракет была запущена с макетом блока Регенера и парашютом, однако о результатах ничего не известно. Идея изучения высших слоёв атмосферы с помощью А-4 была востребована и реализована позже советскими и американскими учёными.

Ракета для Америки

В сентябре 1944 года, после того как первые ракеты А-4, получившие благодаря немецкой пропаганде название «Фау-2» (V-2 — от Vergeltung), упали на Лондон, мало кто понял, что произошло нечто необычное. Ведь перед тем, с июня, английскую территорию неоднократно обстреливали реактивными самолётами-снарядами «Фау-1» (V-1, Fi-103, Fieseler 103, FZG 76), с которыми англичане более или менее научились бороться. Кроме того, правительство Уинстона Черчилля предприняло значительные усилия, чтобы какое-то время удержать информацию о новом оружии в тайне и тем самым предотвратить волну паники среди гражданского населения столицы.

​Пуск ракеты V-2 в представлениях художника газеты Toronto Daily Star. Иллюстрация к статье Джека Карра «Если германцы обгонят нас на Луне, у нас начнутся настоящие проблемы с ракетами» (1945) - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Пуск ракеты V-2 в представлениях художника газеты Toronto Daily Star. Иллюстрация к статье Джека Карра «Если германцы обгонят нас на Луне, у нас начнутся настоящие проблемы с ракетами» (1945)
​Реконструкция устройства ракеты А-4 (V-2), сделанная военнослужащим ВВС США в августе 1945 года nationalmuseum.af.mil - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Реконструкция устройства ракеты А-4 (V-2), сделанная военнослужащим ВВС США в августе 1945 года
nationalmuseum.af.mil

Однако в конце сентября в американской прессе появились сообщения о том, что, помимо реактивных снарядов (их тогда назвали buzzbomb), гитлеровцы используют большие ракеты, выстреливаемые с самолётов. Позднее стало ясно: «Фау-2» запускаются с наземных установок и могут пролетать значительное расстояние. Вслед за этим начали циркулировать слухи о том, что у Германии есть в наличии ещё более мощные ракеты, способные пересечь Атлантику и нанести удар по Нью-Йорку. К примеру, Уолтер Фарр, корреспондент Daily Mail, сообщал в начале ноября, что немцы готовы направить «Фау-2» против США, но пока сосредоточились на Англии.

Ещё позже новости о ракетах начали обрастать совершенно невероятными деталями. Члены Британского межпланетного общества (British Interplanetary Society, BIS), основанного в 1933 году, заявили, что могли бы давно построить ракету для полёта на Луну, но в отличие от немецких инженеров не получили поддержки от своего правительства. Затем Роберт Фарнсворт, президент Ракетного общества Соединённых Штатов, заявил, что нельзя недооценивать возможность гитлеровцев нанести удар по США с помощью «Фау-2», ведь её можно запустить с корабля или подлодки. Кроме того, подчеркнул он, немецкая ракета даёт реальную возможность начать освоение внеземного пространства.

Вероятно, именно тогда, то есть ещё в начале 1945 года, стал формироваться миф о существовании «Американской ракеты» (Amerika Rakete), которая якобы способна через космос добраться до Штатов.

​Полёт и разделение ступеней пилотируемого варианта ракеты А-9/А-10 (Amerika Rakete) в представлении современного художника Джоша Хилдвайна. luft46.com - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Полёт и разделение ступеней пилотируемого варианта ракеты А-9/А-10 (Amerika Rakete) в представлении современного художника Джоша Хилдвайна.
luft46.com

О том, что такие планы вынашивались, рассказывал после войны и Дорнбергер:

«С самого начала мы ставили себе цель выйти в бескрайний космос. Для этого были необходимы скорости, о которых до сих пор мы и мечтать не могли. Расстояние и скорости были нашими путеводными знаками – они и определяли наши мысли и действия. <…>

Улучшенный и облегчённый вариант одноступенчатой ракеты типа А-4 с относительно более вместительными баками мог покрыть расстояние 400-480 километров, но главным образом за счёт уменьшения полезного груза, то есть боеголовки.

Но почему ракете необходимо идти к земле на скорости около 3200 километров в час? Если мы снабдим её крыльями и воспользуемся преимуществом высоты полёта, изменим траекторию на более пологую, то энергия, которая раньше уходила на то, чтобы делать в земле большие воронки, теперь пойдёт на увеличение дальности полёта.

Расчёты показывали, что ракета такой конструкции сможет преодолевать расстояние в 550 километров, то есть вдвое больше, чем А-4. Таким образом, наша ракета станет сверхзвуковым самолётом с полностью автоматизированным управлением. Покинув земную атмосферу, он совершит полёт в практически безвоздушном пространстве.

Шёл 1943 год. Ещё не существовало самолётов, способных летать на сверхзвуковых скоростях. Но ещё с весны 1940 года наша аэродинамическая труба успешно использовалась для разработки соответствующего профиля крыльев и для других базовых исследований, нужных конструкторам.

Так на свет появилась А-9.

Для расчёта траектории предельной дальности стрельбы были сделаны сотни расчётов. Планировалось, что максимум скорости ракеты будет равен 4500 километров в час, что она достигнет высоты 19 километров, а километрах в 30 от цели перейдет в плавное пологое планирование. Предполагалось, что, появившись над целью на высоте примерно 5 километров, она резко, как Fi-103 (V-1), спикирует вниз. <…>

Тем не менее, эта конструкция А-9 не могла удовлетворить наши амбиции. Мы хотели преодолевать расстояния в тысячи миль. Сфера нашей деятельности начиналась за пределами той максимальной дальности, которую могли покрывать лишь самые тяжёлые самолёты.

Надеяться на столь невероятный скачок дальности мы могли, только перейдя от одноступенчатых ракет к многоступенчатым, то есть, освобождаясь от мёртвого груза после того, как он отработал свои задачи, и тем самым оптимизируя массу ракеты.

Таково было происхождение проекта А-9/А-10. Главным в нём было заставить двигатель второй ступени (А-9) включаться, только когда ракета с помощью первой ступени, игравшей роль ускорителя, достигала максимальной скорости.

Альтернативным методом достижения высокой стартовой скорости А-9 было катапультирование. На основе расчётов и опыта работы стартовых площадок для V-1, была сконструирована длинная наклонная катапульта, способная придать А-9 стартовую скорость 1280 километров в час. Её было достаточно, чтобы полностью заправленная ракета, сорвавшись со стартовых полозьев, плавно уходила в полёт.

Тем не менее, более удачный план, который значительно увеличивал дальность полёта, заключался в конструкции А-10. Она весила 87 тонн, вмещала в себя 62 тонны горючего и представляла собой первую ступень комбинации А-9/А-10. А-9 размещалась на самой верхушке А-10. Последняя в течение пятидесяти-шестидесяти секунд давала тягу 200 тонн и сообщала ракете скорость 4300 километров в час. После того как первая ступень отрабатывала, включалось зажигание А-9. Она стартовала с А-10, резко набирала высоту, верхняя точка которой была на отметке 56 километров.

Отсюда на сверхзвуковой скорости начиналась длинная глиссада, которая проходила на сверхзвуковой скорости. А тем временем А-10, оборудованная тормозными закрылками и парашютом, опускалась в море, откуда её извлекали и готовили для повторного использования.

А-9, которая, разогнанная до скорости 5760 километров в час, вступала в действие на большой высоте, в конечном итоге к моменту отключения двигателя набирала скорость 10 000 километров в час, что позволяло ей за тридцать пять минут покрывать расстояние 4000 километров. Как и одноступенчатая А-4, эта двухступенчатая ракета поднималась вертикально вверх, избавляя от необходимости сложных стартовых установок. <…>

Летом 1943 года этот проект, в котором была задействована добрая часть личного состава, был на несколько месяцев приостановлен. Я был вынужден запретить всем инженерным подразделениям дальнейшие работы по этому плану, потому что надо было спешно заниматься А-4. Разрешение продолжать работу получил лишь отдел предварительного конструирования.

Во время частых визитов в него мы раз за разом подробно обсуждали наши планы, в том числе и дату, когда сможем приступить к их практическому воплощению, и оптимальную траекторию двухступенчатой ракеты. Мы предвидели и планировали её использование в мирное время. Сверхскоростной стратосферный самолёт на ракетной тяге со сверхзвуковой скоростью уже был на стадии подготовки чертежей. Ему было под силу за сорок минут добраться из Европы до Америки».

Фон Браун и его подчинённые действительно вынашивали планы создания многоступенчатых ракет. На это указывают хотя бы конструктивные особенности Испытательного стенда №7 (Prüfstand VII) полигона Пенемюнде, который создавался под «агрегаты» гораздо большей мощности и дальности действия, чем А-4.

​Испытательный стенд № 7 полигона Пенемюнде. Фотоснимок сделан разведывательным самолётом Королевских воздушных сил (Royal Air Force) 20 июня 1943 года; стрелки с подписями «B» и «C» указывают на ракеты А-4 (V-2). NASA - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Испытательный стенд № 7 полигона Пенемюнде. Фотоснимок сделан разведывательным самолётом Королевских воздушных сил (Royal Air Force) 20 июня 1943 года; стрелки с подписями «B» и «C» указывают на ракеты А-4 (V-2). NASA

Однако анализ сохранившейся документации заставляет прийти к выводу, что крылатая ракета А-9, о которой сообщал Дорнбергер, никогда не рассматривалась в качестве второй ступени. Вместо этого в реальной работе находилось всего два варианта двухступенчатой ракеты: А-4/А-10 (проект 1939 года) и А-4V13e/А-10 (проект 1941-1944 годов). Причём ракета Gleiter А-4V13e довольно сильно отличалась от других: она имела не стреловидное, а дельтовидное крыло. Кроме неё, изучались возможности отдельного применения крылатой ракеты Gleiter A4V12c с дальностью полёта 550 км, которая впоследствии и получила обозначение А-9.

​Схема двухступенчатой ракеты А-4V13e/А-10 в варианте 1944 года. U.S. National Archives and Records Administration - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Схема двухступенчатой ракеты А-4V13e/А-10 в варианте 1944 года. U.S. National Archives and Records Administration
​Габаритный чертёж крылатой ракеты Gleiter А-4V13e в варианте 1941 года. digipeer.de - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Габаритный чертёж крылатой ракеты Gleiter А-4V13e в варианте 1941 года.
digipeer.de

Когда в октябре 1944 года проект А-9 был закрыт. Фон Браун постановил весь задел по нему использовать при создании упрощённого варианта крылатой ракеты A-4b, унифицированного по обслуживанию с А-4.

Сегодня популярна легенда, что для нужд программы А-9/А-10 в конце 1943 года началось строительство гигантского комплекса под кодовым названием «Земент» (Zement) в горном массиве Траунштайн поблизости от Гмундена (Верхняя Австрия). В качестве рабочих использовались заключённые концентрационного лагеря Эбензее (подразделение Маутхаузена). Гитлеровцы якобы планировали создать в этом курортном месте завод, предназначенный для сборки, подготовки к пуску и обслуживания межконтинентальных двухступенчатых ракет; при этом само место пуска предполагалось разместить в ближайшей долине.

В действительности комплекс «Земент» должен был выпускать ракеты А-9 (Gleiter A4V12c), которые собирались применить для более интенсивных и дальних обстрелов Англии. После закрытия проекта А-9 туннели комплекса использовались для изготовления танковых двигателей (туннель А) и нефтепереработки (туннель Б).

Вообще же, если рассматривать проект А-9/А-10 (то есть А-4V13e/А-10) с военной точки зрения, то боевая эффективность этого монстра, весящего на старте 100-120 т и доставляющего к цели заряд массой в тонну, представляется сомнительной. Конечно, немецкое военно-политическое руководство оценивало подобные конструкции не с точки зрения экономической целесообразности или боевой эффективности, а с точки зрения стратегии: гитлеровцы верили, что сам факт уязвимости Нью-Йорка и других городов США окажет сильнейшее психологическое воздействие на американцев, которые потребовали бы у своего правительства немедленного выхода из войны. Впрочем, то же самое говорили и об англичанах, но они, как известно, устояли.

​Крылатая ракета А-4b, унифицированная с А-4, на испытательном стенде Пенемюнде, январь 1945 года. U.S. National Archives and Records Administration - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Крылатая ракета А-4b, унифицированная с А-4, на испытательном стенде Пенемюнде, январь 1945 года. U.S. National Archives and Records Administration

Попав в плен, немецкие ракетчики желали всячески продемонстрировать свою нужность в деле создания новых видов вооружений, чтобы не оказаться на скамье подсудимых среди прочих военных преступников. Они не стеснялись превозносить технические достижения прошлых лет и рассказывали о проектах, которые были далеки от осуществления, как о чём-то реальном и опасном.

Прыжок в космос

После разгрома Третьего рейха союзникам по антигитлеровской коалиции достались богатые трофеи. Началась охота за технологиями и специалистами. Особое внимание уделялось баллистическим ракетам, а изучение их возможностей породило идею использовать А-4 для запуска пилота (или пилотов) на космическую (суборбитальную) высоту.

​Эскиз трёхступенчатой ракеты А-9/А-10/А-11, подготовленный Вернером фон Брауном для американских специалистов в 1946 году. astronautix.com - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Эскиз трёхступенчатой ракеты А-9/А-10/А-11, подготовленный Вернером фон Брауном для американских специалистов в 1946 году.
astronautix.com

Первый проект такого рода «Мегарок» (Megaroс) предложили члены Британского межпланетного общества. Художник-дизайнер Ральф Смит и инженер Гарри Росс разработали вариант А-4 с герметичной кабиной пилота, вес которой (586 кг) был рассчитан таким образом, чтобы обеспечить её подъём до 304 км (миллиона футов). Кроме пилота, в отделяемой кабине они предполагали разместить парашютную систему и комплект разнообразных приборов для изучения верхних слоёв атмосферы и проверки устойчивости радиосвязи.

Чтобы увеличить высоту полёта, авторам проекта пришлось немного доработать и саму ракету: они увеличили баки компонентов топлива, усилили их стенки, расширили лопатки графитовых газовых рулей, но при этом убрали хвостовые стабилизаторы. За счёт изменений высота ракеты составила 17,5 м при максимальном диаметре корпуса 2,18 м, общая масса — 21,2 т. Перед полётом пилот должен был надеть стандартный высотный костюм с собственным воздушным баллоном и спасательным парашютом; при полёте он мог наблюдать за окружающим пространством через иллюминатор и перископ. Максимальное ускорение не должно было превышать 3 g. Согласно расчётам, вершины траектории ракета достигла бы через 6 минут 16 секунд после старта.

​Эскиз пилотируемой ракеты Megaroс, подготовленный Ральфом Смитом на основе сведений о А-4 (V-2). spaceguyuk.blogspot.com - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Эскиз пилотируемой ракеты Megaroс, подготовленный Ральфом Смитом на основе сведений о А-4 (V-2).
spaceguyuk.blogspot.com

23 декабря 1946 года авторы проекта изложили его министру снабжения и попросили финансовой поддержки, но тот после недолгих размышлений отклонил инициативу. В итоге правительство Великобритании отказалось от ракетного наследия Третьего рейха в пользу США.

Советское руководство отнеслось к ракетам дальнего действия намного серьёзнее, чем англичане, благо перед войной в СССР сложилась своя школа ракетостроения, уступавшая немецкой только из-за общей отсталости производственной базы. Новое военно-политическое противостояние побуждало осваивать нестандартные виды вооружений, поэтому в Польшу, Германию, Австрию и Чехословакию были отправлены группы специалистов для изучения А-4.

Охотники за трофеями не успели завершить работу за рубежом, а наиболее инициативные из них уже предложили проект суборбитального запуска с использованием немецкого «агрегата». Он вошёл в историю под названием ВР-190 («Победа»), а его авторами стали Михаил Клавдиевич Тихонравов и Николай Гаврилович Чернышёв. Свои намётки в общем виде они оформили в середине 1945 года. Предлагалось доработать одну из трофейных А-4, снабдив её герметичной кабиной на двух пилотов, созданной с использованием опыта изготовления гондол довоенных стратостатов. Главной задачей было изучить комплексное влияние вибрации, перегрузки и последующей невесомости на организм человека.

В проекте BP-190 впервые предлагались решения, которые позднее нашли применение в конструкции реальных космических кораблей. При достижении вершины баллистической траектории кабина отделялась от ракеты за счёт подрыва соединительных пироболтов, опускалась на парашюте и приземлялась с применением двигателей мягкой посадки, которые включались выдвигаемой электроконтактной штангой. В разрежённой атмосфере, где воздушные рули не годились, для стабилизации полёта кабины предлагалось использовать маленькие реактивные двигатели. Продумана была и система жизнеобеспечения. Интересно, что аэродинамические обводы кабины, выполненной в виде «фары», оказались близки к обводам современных спускаемых аппаратов космических кораблей.

​Герметичная кабина пилотируемой ракеты ВР-190 под головным обтекателем. Иллюстрация к статье В. Галковского и Г. Москаленко «Проект ВР-190 — шаг на пути к созданию космических кораблей» (1980) - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Герметичная кабина пилотируемой ракеты ВР-190 под головным обтекателем. Иллюстрация к статье В. Галковского и Г. Москаленко «Проект ВР-190 — шаг на пути к созданию космических кораблей» (1980)

В 1946 году по материалам проекта было составлено техническое предложение, с которым Тихонравов выступил на коллегии Министерства авиационной промышленности. У него был припасён положительный отзыв Академии наук, однако после обсуждения министерство посчитало, что ракетные пуски — не дело авиаторов.

Тогда авторы обратились непосредственно к Сталину. Министру авиапрома пришлось подготовить докладную записку «О рассмотрении предложения Тихонравова и Чернышёва о создании ракеты для полёта человека на высоту 100-150 километров» (от 20 июня 1946 года). Министр предлагал принять проект к реализации. На начальном этапе следовало изучить собранные материалы по немецкой ракете А-4, а создание и испытание лётных образцов провести непосредственно в Германии. Затем планировалось изготовить 10-15 корпусов ракет со всеми необходимыми изменениями, предложенными группой Тихонравова-Чернышёва. При этом министр отмечал, что опыт работы с немецкими ракетами есть только у Тихонравова, а значит, в два года, запрошенные конструкторами на реализацию проекта, уложиться вряд ли получится.

Сталин положительно отозвался о проекте ВР-190, но работа всё равно не сдвинулась с мёртвой точки, поскольку авторы суборбитальной ракеты и Министерство авиапромышленности долго не могли прийти к взаимопониманию. Тогда Тихонравов и Чернышёв пришли к начальнику НИИ-4 Министерства обороны Алексею Ивановичу Нестеренко — тот отнёсся к их затее с благосклонностью, и в том же 1946 году группа перебралась к нему «под крыло».

Сначала работы над проектом шли по основному целевому назначению — обеспечению вертикального ракетного полёта пилотов в верхние слои атмосферы. Однако вскоре вокруг проекта, за которым было зарезервировано новое название «Победа», сложилась весьма неблагоприятная обстановка, потому что он не соответствовал общей тематике института. Дело доходило до жалоб в Центральный Комитет КПСС.

​Пилотируемая ракета ВР-190 («Победа»). Иллюстрация А. Шлядинского из книги А. Первушина «108 минут, изменившие мир» (2011) - Космическая «Фау» | Warspot.ru
Пилотируемая ракета ВР-190 («Победа»). Иллюстрация А. Шлядинского из книги А. Первушина «108 минут, изменившие мир» (2011)

По свидетельству одного из участников тех событий, сам главный конструктор ракетной техники Сергей Павлович Королёв высказывался в кулуарах против ВР-190. С учётом ситуации руководство института поменяло направленность проекта. Он получил название «Ракетный зонд» и с 1947 года был нацелен на изучение парашютных систем спасения отработавших ступеней и их головных частей в процессе проведения испытаний. После принятия этих поправок проект получил положительную оценку.

Отказ Королёва поддержать «Победу» легко объясним: главный конструктор не терпел прожектёрства и понимал, что, пока баллистические ракеты в Советском Союзе не поставлены на поток, планировать пилотируемый суборбитальный полёт рано. Кроме того, грузоподъёмность А-4 и ВР-190 не соответствовала амбициозной программе обозначенных экспериментов. Время пилотируемых ракетно-космических систем пришло позже.


Источники и литература:

  1. Александров С. Ракета, которой не было // Техника – молодежи. 1999. №3
  2. Галковский В., Москаленко Г. Проект ВР-190 – шаг на пути к созданию космических кораблей // Из истории авиации и космонавтики: вып.42. – М.: Советское национальное объединение историков естествознания и техники, АН СССР, 1980
  3. Деревяшкин С. Возможность полёта человека в космос рассматривал… Иосиф Сталин // Новости космонавтики. 2003. №9
  4. Дорнбергер В. Фау-2. Сверхоружие Третьего рейха. 1930-1945 / пер. с англ. И. Полоцка. – М.: Центрполиграф, 2004
  5. Лей В. Ракеты и полёты в космос / пер. с англ. Е.Малина, В.Савелова, Г.Смахтина. – М.: Воениздат, 1961
  6. Мельников Л. Космический удар по Нью-Йорку в… 1945 году? // Техника – молодежи. 1999. №3
  7. Оберт Г. Пути осуществления космических полётов / пер. с нем. под ред. Б. Раушенбаха. – М.: Оборонгиз, 1948
  8. Оберт Г. Ракета в космическое пространство // Пионеры ракетной техники. Избранные труды. 1891-1938. – М.: Наука, 1977
  9. Первушин А. 108 минут, изменившие мир. – М.: Эксмо, 2011
  10. Форд Р. Немецкое секретное оружие во Второй мировой войне / пер. с англ. Л.Азарха. – М.: АСТ; Астрель, 2002
  11. Bode V., Kaiser G. Building Hitler’s Missiles: Traces of History in Peenemünde. Ch. Links Verlag, 2008
  12. Engelmann J. V2 Dawn of the Rocket Age. Schiffer Publishing, 1990
  13. Globig M. Mit der Tonne in die Atmosphäre // Max Planck Forschung. 2006. №4
  14. Karr J. Warns if Germans Race us to Moon we’ll Really have Rocket Trouble // Toronto Daily Star. 1945. Jan. 9 (Перевод: http://andreyplumer.livejournal.com/117745.html)
  15. Kliebenschedel T. Legenden und Irrtümer! Mythos Wunderwaffe. Über den Umgang mit der Geschichte des Aggregat 4 (V2) // Электронная публикация: http://www.v2werk-oberraderach.de/Irrt%FCmer.htm
  16. Nazis Could Send Robots at U.S., Tip // Milwaukee Journal. 1944. Nov. 2 (Перевод: http://andreyplumer.livejournal.com/113904.html)
  17. Oberth H., Henninger A. Die drei Gesichter der Rakete // Die Gartenlaube. 1930. №43
  18. Rocket to Moon // Daily Mercury. 1945. Jan. 1 (Перевод: http://andreyplumer.livejournal.com/115291.html)
  19. Spangenburg R., Moser D. Wernher von Braun: Rocket Visionary. Chelsea House, 2008
  20. Zaloga S., Calow R. V-2 Ballistic Missile 1942-52. Osprey, 2003

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Учебник французский язык попова и н казакова ж а ковальчук г м 21 е изд
  • Рецепты изысканных французских блюд
  • Фотопереводчик онлайн бесплатно с английского на русский язык
  • Возвратные глаголы в английском языке список с переводом и примерами
  • Awkward перевод с английского на русский