Немецкая гравюра на дереве эпохи альбрехта дюрера

From Wikipedia, the free encyclopedia

The following is a list of woodcuts by the German painter and engraver Albrecht Dürer.

Art catalogs[edit]

One of the earliest list of woodcuts by Dürer was assembled in 1808 by Adam Bartsch in his «Le Peintre Graveur» volume 7[1] and in the appendix. In 1862 Johann David Passavant expanded «Le Peintre Graveur»[2] adding additional woodcuts. Bartsch and Passavant works, which were organized alphabetically, are the source of «B.» and «P.» numbers, referenced by all the later books.[3][4][5][6] Another often cited reference is 1903 «Catalogue of Early German and Flemish Woodcuts in the British Museum, Vol. 1» by Campbell Dodgson[6] organized by date and often referenced using «C. D.» numbers. In the list below numbers used in 1938 «Albrecht Dürer: Complete woodcuts» (German: Albrecht Dürer: Sämtliche Holzschnitte) by Otto Fischer[4] were provided, as this book offers a catalog of most Dürer woodcuts printed in the original size.

List of woodcuts[edit]

Authorship of many woodcuts is uncertain, with different sources disagreeing if the woodcut was made by Dürer alone, with help of one of his students, or by one of his students with or without Dürer supervision. For some prints we also have only copies from late printings, which could be by Dürer or a copy of a lost print by him. The prints with uncertain authorship will be marked by a note below the title. The list below contains great majority of the prints which were included in one of the Dürer’s catalogue raisonné indicated, even if the source was not certain of the authorship or considered it to be work of School of Dürer. The list below includes some woodcut illustrations from books by Dürer, but many more were omitted or included in latter sections.

Image Title
(Comments)
Catalogue raisonné Year Series
or Book
Other references
Kurth[7] Bartsch[1] &
Passavant[2]
Dodgson[6] Fischer[4]
Saint Jerome 22 P. 246 C. D. 1 1 1492
Christ on the Cross Between the Virgin and Saint John
(uncertain authorship)
85 285 1493
Lamentation for the Dead Christ
(uncertain authorship)
87 342 1495
Crucifixion
(uncertain authorship)
88 343 1495
Martyrdom of St Sebastian
(uncertain authorship)
90 P. 182 C. D. 2 345 c. 1495
St. Christopher Crossing the Stream
(uncertain authorship)
91 B. 105 346 1528
Syphilitic Man
(uncertain authorship)
92 287 1496
Christ Crowned with Thorns
(uncertain authorship)
94 289 c. 1500 Albertina Passion
Flagellation of Christ
(uncertain authorship)
95 290 c. 1494 Albertina Passion
Christ bearing the cross
(uncertain authorship)
96 291 c. 1494 Albertina Passion
Christ on the cross
(uncertain authorship)
97 292 c. 1494 Albertina Passion
The Martyrdom of the Ten Thousand 98 B. 117 C. D. 3 2 c. 1496-1497
Hercules 99 B. 127 C. D. 5 3 c. 1496
The Knight and the Landsknecht 100 B. 131 C. D. 6 4 c. 1496-1497
The Men’s Bath 101 B. 128 C. D. 4 5 between 1496 and 1497
The Martyrdom of St Catherine 102 B. 120 C. D. 7 6 c. 1497-1499
Samson Killing the Lion 103 B. 2 C. D. 8 7 c. 1497-1498
The Holy Family with the Three Hares 104 B. 102 C. D. 9 8 c. 1497-1498
Die heimlich offenbarung iohnis 105 9 between 1497 and 1498 Apocalypse
Apocalipsis cum figuris 1498 Apocalypse
The Martyrdom of St John 106 B. 61 C. D. 10 10 c. 1496-1498 Apocalypse
Saint John’s vision of the seven candlesticks 107 B. 62 11 c. 1496-1498 Apocalypse
Saint John kneeling before Christ and the twenty-four elders 108 B. 63 12 c. 1496-1498 Apocalypse
The four horsemen of the Apocalypse 109 B. 64 C. D. 11 13 c. 1496-1498 Apocalypse
The Opening of the fifth and sixth seals 110 B. 65 14 c. 1496-1498 Apocalypse
Four angels holding back the winds, and the marking of the elect 111 B. 66 15 c. 1496-1498 Apocalypse
The Opening of the seventh seal and the eagle crying ‘Woe’ 112 B. 68 16 c. 1496-1498 Apocalypse
The four angels of Death 113 B. 69 17 c. 1496-1498 Apocalypse
Saint John eating the book 114 B. 70 18 c. 1496-1498 Apocalypse
The woman of the Apocalypse and the seven-headed dragon 115 B. 71 19 c. 1496-1498 Apocalypse
Saint Michael Fighting the Dragon 116 B. 72 20 c. 1496-1498 Apocalypse
The Beast with the lamb’s horns and the beast with seven heads 117 B. 74 C. D. 13 21 c. 1496-1498 Apocalypse
The hymn in adoration of the lamb 118 B. 67 22 c. 1496-1498 Apocalypse
The Whore of Babylon 119 B. 73 C. D. 12 23 c. 1496-1498 Apocalypse
The Angel with the key of the bottomless pit 120 B. 75 C. D. 14 24 c. 1496-1498 Apocalypse
Christ on the mount of olives 121 B. 6 C. D. 15 25 c. 1497-1500 Great Passion
Flagellation of Christ 122 B. 8 C. D. 16 26 c. 1497 Great Passion
Ecce Homo 123 B. 9 C. D. 17 27 between 1498 and 1499 Great Passion
Christ bearing the cross 124 B. 10 C. D. 18 28 c. 1498-1499 Great Passion
The Crucifixion 125 B. 11 C. D. 19 29 c. 1497-1498 Great Passion
The Lamentation for Christ 126 B. 12 C. D. 20 30 c. 1498-1499 Great Passion
The Entombment 127 B. 13 C. D. 21 31 c. 1497 Great Passion
Illustration to Revelationes Sancte Birgitte
(uncertain authorship)
139 305 1500
Conrad Celtes presenting the book by Hrotsvitha to Friedrich III of Saxony 143 P. 277 C. D. 23 32 1501
Hrotsvitha Presenting Her Book to the Emperor Otto I 144 P. 277 33 1501
Conrad Celtis Presenting His Book «Quatuor Libri Amorum» to Maximilian I 145 B. 130P. 217 36 1502
Philosophia 146 B. 130P. 217 C. D. 24 37 probably 1502
Saint Sebaldus standing on a column 169 B. 20 (Appendice) C. D. 22 34 c. 1501
Ex libris of Willibald Pirckheimer 170 B. 52 (Appendice) C. D. 25 38
Astronomer
(uncertain authorship)
171 331 1504
Nude Woman with the Zodiac
(uncertain authorship)
172 330 1500s
Refusal of Joachim’s Offer 175 B. 77 C. D. 37 44 c. 1504-1505 Life of the Virgin
The Angel Appearing to Joachim 176 B. 78 C. D. 38 45 c. 1504 Life of the Virgin
Joachim and Anne Meeting at the Golden Gate 177 B. 79 C. D. 39 46 1504 Life of the Virgin
The Birth of the Virgin 178 B. 80 C. D. 40 47 c. 1503-1504 Life of the Virgin
The Presentation of the Virgin in the Temple 179 B. 81 C. D. 41 48 c. 1502-1503 Life of the Virgin
Marriage of the Virgin 180 B. 82 C. D. 42 49 c. 1504-1505 Life of the Virgin
The Annunciation 181 B. 83 C. D. 43 50 c. 1502-1504 Life of the Virgin
The Visitation 182 B. 84 C. D. 44 51 c. 1504 Life of the Virgin
The Nativity 183 B. 85 C. D. 45 52 c. 1502-1504 Life of the Virgin
The Circumcision of Christ 184 B. 86 C. D. 46 53 c. 1504-1505 Life of the Virgin
The Adoration of the Magi 185 B. 87 C. D. 47 54 c. 1501-1503 Life of the Virgin
The Presentation of Christ in the Temple 186 B. 88 C. D. 48 55 c. 1504-1505 Life of the Virgin
The Flight into Egypt 187 B. 89 C. D. 49 56 c. 1504 Life of the Virgin
The Rest during the Flight to Egypt 188 B. 90 C. D. 50 57 c. 1504 Life of the Virgin
Christ among the Doctors in the Temple 189 B. 91 C. D. 51 58 c. 1503-1504 Life of the Virgin
Christ Taking Leave of his Mother 190 B. 92 C. D. 52 59 c. 1504-1505 Life of the Virgin
The Virgin Worshipped by Angels and Saints 191 B. 95 C. D. 53 60 c. 1504 Life of the Virgin
Calvary with the Three Crosses 192 B. 59 C. D. 26 40 c. 1504-1505
The Holy Family with Two Angels in a Vaulted Hall 193 B. 100 C. D. 27 35 c. 1504
Saint Christopher 194 B. 104 C. D. 32 39 c. 1503-1504
Saint Francis Receiving the Stigmata 195 B. 110 C. D. 33 41 from 1503 until 1504
Saint John and Saint Onuphrius 196 B. 112 C. D. 30 42 c. 1504
The Hermits St Anthony and St Paul 197 B. 107 C. D. 31 43 c. 1504
Saint George Killing the Dragon 198 B. 111 C. D. 36 61 between 1501 and 1504
The Elevation of Saint Mary Magdalene 199 B. 121 C. D. 29 62 c. 1504-1505
The Holy Family with Five Angels 200 B. 99 C. D. 28 63 1500s
Saints Stephen, Sixtus and Lawrence 201 B. 108 C. D. 34 64 c. 1504-1505
Saints Nicholas, Ulrich and Erasmus 202 B. 118 C. D. 35 65 1500s
The First Knot 203 B. 140 C. D. 54 66 probably between 1506 and 1507 Six knots
The Second Knot B. 141 C. D. 55 probably between 1506 and 1507 Six knots
The Third Knot B. 142 C. D. 56 probably between 1506 and 1507 Six knots
The Fourth Knot 204 B. 143 C. D. 57 67 probably between 1506 and 1507 Six knots
The Fifth Knot 205 B. 144 C. D. 58 68 probably between 1506 and 1507 Six knots
The Sixth Knot 206 B. 145 C. D. 59 69 probably between 1506 and 1507 Six knots
Coat of arms of Michel Beheim 207 B. 159 C. D. 101 70 c. 1520
Crest of the Scheurl and Tucher families
(uncertain authorship)
P. 214 C. D. 42 1512
Job in his sickness being scourged by the devil
(uncertain authorship)
B. 2 (Appendice) / P. 222 C. D. 348.1 1509
Christ on the Cross with the Virgin and St John 208 B. 55 C. D. 97 72 1510
Schoolmaster 209 B. 133 C. D. 99 71 1510
Death and the Lansquenet 210 B. 132 C. D. 98 73 1510
King David does repentance 211 B. 119 C. D. 100 74 1510
The Beheading of St John the Baptist 212 B. 125 C. D. 108 75 1510
Revelation of Saint John 213 B. 60 C. D. 113 77 between 1510 and 1511 Apocalypse
The Man of Sorrows Mocked by a Soldier 214 B. 4 C. D. 112 78 probably 1511 Great Passion
Last Supper 215 B. 5 C. D. 102 79 1510 Great Passion
Christ taken captive 216 B. 7 C. D. 103 80 1510 Great Passion
Christ in Limbo 217 B. 14 C. D. 104 81 1510 Great Passion
The Resurrection of Christ 218 B. 15 C. D. 105 82 1510 Great Passion
The Madonna on the Crescent 219 B. 76 C. D. 111 83 between 1510 and 1511 Life of the Virgin
The Death of the Virgin 220 B. 93 C. D. 106 84 1510 Life of the Virgin
The Coronation of the Virgin 221 B. 94 C. D. 107 85 1510 Life of the Virgin
Frontispice 222 B. 16 C. D. 110 86 1511 Small Passion
The Fall of Man 223 B. 17 C. D. 61 88 c. 1509-1510 Small Passion
Expulsion from the Paradise 224 B. 18 C. D. 62 87 1510 Small Passion
The Annunciation 225 B. 19 C. D. 63 89 c. 1509-1510 Small Passion
The Nativity 226 B. 20 C. D. 64 90 c. 1509-1510 Small Passion
Christ taking leave of his mother 227 B. 21 C. D. 65 91 c. 1509-1510 Small Passion
Christ’s entry into Jerusalem 228 B. 22 C. D. 66 92 c. 1509-1510 Small Passion
Christ driving the merchants from the Temple 229 B. 23 C. D. 67 93 c. 1509-1510 Small Passion
The Last Supper 230 B. 24 C. D. 68 94 c. 1509-1510 Small Passion
Christ washing Peter’s feet 231 B. 25 C. D. 69 95 c. 1509-1510 Small Passion
Christ on the mount of olives 232 B. 26 C. D. 70 96 c. 1509-1510 Small Passion
Christ taken captive 233 B. 27 C. D. 71 97 c. 1509-1510 Small Passion
Christ before Annas 234 B. 28 C. D. 72 98 c. 1509-1510 Small Passion
Christ before Caiaphas 235 B. 29 C. D. 73 99 c. 1509-1510 Small Passion
The Mocking of Christ 236 B. 30 C. D. 74 100 c. 1509-1510 Small Passion
Christ before Pilate 237 B. 31 C. D. 75 101 c. 1509-1510 Small Passion
Christ before Herod 238 B. 32 C. D. 76 102 1509 Small Passion
The Flagellation 239 B. 33 C. D. 77 103 c. 1509-1510 Small Passion
Christ being crowned with thorns 240 B. 34 C. D. 78 104 c. 1509-1510 Small Passion
Christ shown to the people 241 B. 35 C. D. 79 105 c. 1509-1510 Small Passion
Pilate washing his hands 242 B. 36 C. D. 80 106 c. 1509-1510 Small Passion
Christ bearing the Cross 243 B. 37 C. D. 81 107 1509 Small Passion
The Sudarium of St Veronica 244 B. 38 C. D. 82 108 1509 Small Passion
Christ being nailed to the Cross 245 B. 39 C. D. 83 109 c. 1509-1510 Small Passion
Christ on the Cross 246 B. 40 C. D. 84 110 c. 1509-1510 Small Passion
Christ in Limbo 247 B. 41 C. D. 85 111 c. 1509-1510 Small Passion
The Descent from the Cross 248 B. 42 C. D. 86 112 c. 1509-1510 Small Passion
The Lamentation for Christ 249 B. 43 C. D. 87 113 c. 1509-1510 Small Passion
The Entombment 250 B. 44 C. D. 88 114 c. 1509-1510 Small Passion [8]
The Resurrection 251 B. 45 C. D. 89 115 c. 1509-1510 Small Passion
Christ appears to his mother 252 B. 46 C. D. 90 116 c. 1509-1510 Small Passion
Christ appears to Mary Magdalene 253 B. 47 C. D. 91 117 c. 1509-1510 Small Passion
Christ and the disciples at Emmaus 254 B. 48 C. D. 92 118 c. 1509-1510 Small Passion
The Incredulity of St Thomas 255 B. 49 C. D. 93 119 c. 1509-1510 Small Passion
The Ascension 256 B. 50 C. D. 94 120 c. 1509-1510 Small Passion
The Descent of the Holy Spirit 257 B. 51 C. D. 95 121 c. 1509-1510 Small Passion
The Last Judgment 258 B. 52 C. D. 96 122 c. 1509-1510 Small Passion
Christ on the Mount of Olives 259 B. 54 C. D. 60 123 c. 1509-1510
Herod with the head of the Baptist 260 B. 126 C. D. 109 76 1511
Cain Killing Abel 261 B. 1 C. D. 114 124 1511
The Adoration of the Magi 262 B. 3 C. D. 115 125 1511
The Mass of Saint Gregory 263 B. 123 C. D. 117 126 1511
The Trinity 264 B. 122 C. D. 116 127 1511
Saint Christopher 265 B. 103 C. D. 121 128 1511
Saint Jerome in His Cell 266 B. 114 C. D. 118 129 1511
The Holy Family with Joachim and Anne under a Tree 267 B. 96 C. D. 119 130 1511
The Holy Family with Two Music-Making Angels 268 B. 97 C. D. 120 131 1511
Saint Jerome in a Cave 269 B. 113 C. D. 122 132 1512
Border with Putti Holding the Pirckheimer Arms 270 P. 205 133 probably 1513
Border — with The Baptism of Christ
(uncertain authorship)
B. 30 (Appendice) C. D. 11 before 1517
The Virgin Crowned by Two Angels above a Landscape 271 P. 177 134 c. 1515
Triumphal Arch 273 B. 138 C. D. 130 135-154 1515 Triumphal Procession
Upper part of the middle gateway of the Triumphal Arch 274 1515 Triumphal Arch
Pedestal of the right hand middle column of the Triumphal Arch 276 1515 Triumphal Arch
Base of the right hand middle column of the Triumphal Arch 277 1515 Triumphal Arch
Continuation of the base of the right hand middle column of the Triumphal Arch 279 141 1515 Triumphal Arch
Base of the right hand corner column of the Triumphal Arch 281 143 1515 Triumphal Arch
Inscription tablet with the stag’s skin from the uppermost section of the right wing of the Triumphal Arch 284 146 1515 Triumphal Arch
Griffin at the uppermost section of the right hand corner column of the Triumphal Arch 286 148 1515 Triumphal Arch
The Betrothal of Maximilian with Mary of Burgundy 287 151 1515 Triumphal Arch
The Betrothal of Philip the Fair with Joan of Castile 288 149 1515 Triumphal Arch
Printed text for «The Betrothal of Philip the Fair with Joan of Castile» 1515 Triumphal Arch
The Betrothal of Maximilian with Mary of Burgundy 1515 Triumphal Arch
Printed text for «The Betrothal of Maximilian with Mary of Burgundy» 1515 Triumphal Arch
The Vienna double wedding 289 150 1515 Triumphal Arch
The meeting after the Battle of the Spurs 290 152 1515 Triumphal Arch
The sacred coat of Tier 291 153 1515 Triumphal Arch
Fourth set of the Busts of Emperors of the Triumphal Arch 292 154 1515 Triumphal Arch
The Austrian Saints
(uncertain authorship)
293 B. 116 C. D. 129 335 1515
Johann Stabius as the Holy Coloman 294 B. 106 155 1513
The Northern Hemisphere of the Celestial Globe 295 B. 151 C. D. 127 156 1515
The Southern Hemisphere of the Celestial Globe 296 B. 152 C. D. 128 157 1515
The Stabius World Map 297-298 P. 201 C. D. 126 158-159 1515
The Stabius World Map (left) 297 P. 201 C. D. 126 158 1515 The Stabius World Map
The Stabius World Map (right) 298 P. 201 C. D. 126 159 1515 The Stabius World Map
Rhinoceros 299 B. 136 C. D. 125 160 1515
The owl in fight with other birds
(uncertain authorship)
300 336
Virgin with Carthusian monks
(uncertain authorship)
301 P. 180 C. D. 124 1515
Christ on the Cross 302 B. 56 C. D. 138 161 1516
Exlibris of Hieronymus Ebner 303 B. 45 (Appendice) C. D. 137 162 1516
The Great Column B. 129 1517
The «Scharfrennen» P. 288 C. D. 131 1526
The «Anzogen-Rennen» 304 B. 36 (Appendice)P. 289 C. D. 132 163 1526
Italian Joust of Peace Between Jacob de Heere and Freydal, Woodcut for Freydal 305 P. 290 C. D. 133 164 probably 1526
Masquerade Dance with Torches 306 B. 38 (Appendice)P. 292 C. D. 135 165 probably 1516
The Virgin Surrounded by Many Angels 307 B. 101 C. D. 139 166 1518
Saint Sebald in the Niche 308 B. 21 (Appendice) 167 1518
The Small Triumphal Car or the Burgundian Marriage 309-311 B. 229 C. D. 136 168-170 1510s Triumphal Procession
The Small Triumphal Car or the Burgundian Marriage (left part) 309 B. 229 168 1510s The Small Triumphal Car
The Small Triumphal Car or the Burgundian Marriage (right part) 311 B. 229 170 1510s The Small Triumphal Car
The Triumphal Chariot of Maximilian I 312-317 B. 139 C. D. 145 171-176 1523 Triumphal Procession
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 1 of 8] 312 B. 139 171 1523
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 2 of 8] 314 B. 139 173 1523
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 3 of 8] 315 B. 139 174 1523
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 7 of 8] 316 B. 139 175 1523
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 4 of 8] B. 139 1523
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 5 of 8] B. 139 1523
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 6 of 8] B. 139 1523
The Triumphal Chariot of Maximilian I (The Great Triumphal Car) [plate 8 of 8] 317 B. 139 176 1523
Emperor Maximilian I 318 B. 154 C. D. 140 177 c. 1518
Emperor Maximilian I
(uncertain authorship)
B. 153 C. D. 141 1519
Coat of arms of von Rogendorff 319 178 1520
Coat of arms of Laurenz Staiber 320 B. 167 179 probably between 1520 and 1521
Coat of arms with Three Lions’ Heads 321 B. 169 180 c. 1520
Coat of arms of Johann Stabius 322 B. 166 181 1510s
Coat of arms of Johann Tscherte 323 B. 170 C. D. 143 182 1520s
Coat of arms of Don Pedro Lasso de Castilla 324 P. 216 183 c. 1521
Coat of arms of the German Empire and Nuremberg City 325 B. 162 C. D. 144 184 1521
Ulrich Varnbuler 326 B. 155 C. D. 146 185 1522
Coat of arms of the House of Dürer 327 B. 160 C. D. 147 186 1523
The Last Supper 328 B. 53 C. D. 148 187 1523
Christ on the Cross with Three Angels 329 B. 58 188 1523
Time and a Fox Turning the Wheel of Fortune with People of all Ranks to the Right
(uncertain authorship)
331 B. 34 (Appendice) C. D. 149 338 probably 1526
Justice, Truth and Reason in the Stocks with the Seated Judge and Sleeping Piety
(uncertain authorship)
332 B. 34 (Appendice) C. D. 149 339 probably 1526
The Teacher, the Clergyman, and Providence
(uncertain authorship)
B. 34 (Appendice) C. D. 149 probably 1526
The Armillary Sphere 333 P. 202 190 1525
Monument to Commemorate a Victory 334 191 1525
Monument to a Dead Drunkard 335 192 1525
Monument to the Vanquished Peasants 336 193 1525
Man painting a portrait 337 B. 146 C. D. 150 194 1525
Man drawing a lute 338 B. 147 C. D. 151 195 1525
Draughtsman drawing a vase 339 B. 148 C. D. 152 196 1525
Draughtsman Drawing a Recumbent Woman 340 B. 149 C. D. 153 197 1525
The Holy Family on a Grassy Bench
(uncertain authorship)
341 B. 98 C. D. 154 340 1526
Helius Eobanus Hessus
(uncertain authorship)
342 341 1526
The Arms of Ferdinand I, King of Hungary and Bohemia 343 P. 210 C. D. 155 198 1527
Siege of a Fortress 344-345 B. 137 C. D. 156 199-200 1527
Siege of a Fortress: Left Portion 344 B. 137 C. D. 156 199 1527 Siege of a Fortress
Siege of a Fortress: Right Portion 345 B. 137 C. D. 156 200 1527 Siege of a Fortress
Saint Jerome B. 115 between 1500 and 1515

Illustrations from Books[edit]

Ritter von Turn (1493)[edit]

Set of 45[7] illustrations from «Ritter von Turn» or «The Book of the Knight of the Tower» published in 1493, which are attributed to Dürer.

The Comedie of Terence (ca. 1493)[edit]

List of illustrations from «The Comedie of Terence» published around 1493, which are attributed to Dürer.[4]

Ship of Fools (1494)[edit]

full book

List of illustrations from the book «Ship of Fools», which are attributed to Dürer.[4]

  • Frontiscipe of The Ship of fools

    Frontiscipe of The Ship of fools

  • Of Negligent Fathers Ayenst Their Children

    Of Negligent Fathers Ayenst Their Children

  • Of Taleberers And Mouers Of Debate

    Of Taleberers And Mouers Of Debate

  • Of Vngoodly Maners, And Dysordred

    Of Vngoodly Maners, And Dysordred

  • Of Dispysers Of Holy Scripture

    Of Dispysers Of Holy Scripture

  • Of Disordred And Venerious Loue

    Of Disordred And Venerious Loue

  • Of Them That Synne Trustynge Vpon The Mercy Of Almyghty God

    Of Them That Synne Trustynge Vpon The Mercy Of Almyghty God

  • Of Folys Yt Begyn Great Byldynge Without Sufficient Prouysion

    Of Folys Yt Begyn Great Byldynge Without Sufficient Prouysion

  • Of Them That Correct Other, Them Self Culpable In The Same Faut

    Of Them That Correct Other, Them Self Culpable In The Same Faut

  • The Sermon

    The Sermon

  • Of Negligent Stodyers

    Of Negligent Stodyers

  • Of Lewde Juges Of Others Dedes

    Of Lewde Juges Of Others Dedes

  • Of Synners That Prolonge From Daye To Day To Amende Theyr Myslyuyng

    Of Synners That Prolonge From Daye To Day To Amende Theyr Myslyuyng

  • Of Men That Ar Jelous

    Of Men That Ar Jelous

  • Of Suche As Nedys Wyll Contynue In Theyr Foly Nat Withstandynge Holsom Erudicion

    Of Suche As Nedys Wyll Contynue In Theyr Foly Nat Withstandynge Holsom Erudicion

  • Of Wrathfull Folys

    Of Wrathfull Folys

  • Of The Mutabylyte Of Fortune

    Of The Mutabylyte Of Fortune

  • Of Seke Men Inobedient

    Of Seke Men Inobedient

  • Of To Open Councellers

    Of To Open Councellers

  • Of Folys That Can Nat Be Ware By Ye Mysfortune Nor Take Example Of Others Damage

    Of Folys That Can Nat Be Ware By Ye Mysfortune Nor Take Example Of Others Damage

  • Of Folys That Force Or Care For The Bacbytynge Of Lewde People

    Of Folys That Force Or Care For The Bacbytynge Of Lewde People

  • Of Mockers And Fals Accusers

    Of Mockers And Fals Accusers

  • Of Them That Despyse Euerlastynge Blys For Worldly Thynges And Transitory

    Of Them That Despyse Euerlastynge Blys For Worldly Thynges And Transitory

  • Of Talkers And Makers Of Noyse In The Chirche Of God

    Of Talkers And Makers Of Noyse In The Chirche Of God

  • Of Folys That Put Them Self In Wylful Ieopardy And Peryll

    Of Folys That Put Them Self In Wylful Ieopardy And Peryll

  • Of The Way Of Felycyte, And Godnes And The Payne To Come To Synners

    Of The Way Of Felycyte, And Godnes And The Payne To Come To Synners

  • Of Bodely Lust Or Corporall Voluptuosyte

    Of Bodely Lust Or Corporall Voluptuosyte

  • Of Yonge Folys That Take Olde Wymen To Theyr Wyues Nat For Loue But For Ryches

    Of Yonge Folys That Take Olde Wymen To Theyr Wyues Nat For Loue But For Ryches

  • Of Enuyous Folys

    Of Enuyous Folys

  • Of Impacient Folys Disdaynynge To Abyde And Suffer Correccion, For Theyr Profyte

    Of Impacient Folys Disdaynynge To Abyde And Suffer Correccion, For Theyr Profyte

  • Of Folysshe Fesicians Vsynge Theyr Practyke Without Speculacyon

    Of Folysshe Fesicians Vsynge Theyr Practyke Without Speculacyon

  • Of Predestinacyon

    Of Predestinacyon

  • Of Folys That Aply Other Mennys Besynes Leuynge Theyr Owne Vndone

    Of Folys That Aply Other Mennys Besynes Leuynge Theyr Owne Vndone

  • Of The Vyce Of Ingratytude Or Vnkyndnes And Folys That Vse It

    Of The Vyce Of Ingratytude Or Vnkyndnes And Folys That Vse It

  • Of Folys That Delyte Them In Daunsynge

    Of Folys That Delyte Them In Daunsynge

  • Of Nyght Watchers

    Of Nyght Watchers

  • Of The Vanyte Of Beggers

    Of The Vanyte Of Beggers

  • Of Ye Vayne Cure Of Astronomy

    Of Ye Vayne Cure Of Astronomy

  • Of Folys Yet Stryue Agaynst Theyr Betters Nat Wyllynge To Se Theyr Foly

    Of Folys Yet Stryue Agaynst Theyr Betters Nat Wyllynge To Se Theyr Foly

  • Of Folys That Can Nat Vnderstande Sport And Yet Wyll Haue To Do With Folys

    Of Folys That Can Nat Vnderstande Sport And Yet Wyll Haue To Do With Folys

  • Of Folys That Hurte Euery Man Nat Wyllynge To Be Hurt Agayne

    Of Folys That Hurte Euery Man Nat Wyllynge To Be Hurt Agayne

  • Of Folys Improuyndent

    Of Folys Improuyndent

  • Or Vyle Langage

    Or Vyle Langage

  • Of The Abusion Of Ye Spiritualte

    Of The Abusion Of Ye Spiritualte

  • Of The Extorcion Of Men Of Warre, Scrybes And Other Offycers

    Of The Extorcion Of Men Of Warre, Scrybes And Other Offycers

  • Of The Foly Of Cokes, Butlers, And Other Oflycers Of Housholde

    Of The Foly Of Cokes, Butlers, And Other Oflycers Of Housholde

  • Of The Pryde Of Churles And Rude Men Of The Countrey

    Of The Pryde Of Churles And Rude Men Of The Countrey

  • Of Nat Folowers Of Good Counsel

    Of Nat Folowers Of Good Counsel

  • Of Folys That Despyse Deth And Make No Prouysyon Therfore

    Of Folys That Despyse Deth And Make No Prouysyon Therfore

  • Of Folys That Despyse God

    Of Folys That Despyse God

  • Of The Plage And Indignacyon Of God

    Of The Plage And Indignacyon Of God

  • Of Folysshe Exchaunges

    Of Folysshe Exchaunges

  • Of Children That Dysdayne To Honoure And Worshyp Theyr Parentis

    Of Children That Dysdayne To Honoure And Worshyp Theyr Parentis

  • Of Claterynge And Vayne Langage Vsyd Of Prestes And Clerkes In The Quere

    Of Claterynge And Vayne Langage Vsyd Of Prestes And Clerkes In The Quere

  • Of The Elacion Or Bostynge Of Pryde

    Of The Elacion Or Bostynge Of Pryde

  • Of Vsures And Okerers

    Of Vsures And Okerers

  • Of The Vayne Hope That Folys Haue To Succede To Herytage Of Men Yet Lyuynge

    Of The Vayne Hope That Folys Haue To Succede To Herytage Of Men Yet Lyuynge

  • Of Folys That Gyue And That After Repent Of That They Haue Gyuen

    Of Folys That Gyue And That After Repent Of That They Haue Gyuen

  • Of Flaterers And Glosers

    Of Flaterers And Glosers

  • Of Taleberers And Folys Of Lyght Credence Vnto The Same

    Of Taleberers And Folys Of Lyght Credence Vnto The Same

  • Of Marchauntis And Other Occupyers That Vse Falshode And Gyle

    Of Marchauntis And Other Occupyers That Vse Falshode And Gyle

  • Of The Falshode Of Antichrist

    Of The Falshode Of Antichrist

  • Of Hym That Dare Nat Vtter The Trouthe For Fere Of Displeasour

    Of Hym That Dare Nat Vtter The Trouthe For Fere Of Displeasour

  • Of Suche As Withdrawe And Let Other From Good Dedes

    Of Suche As Withdrawe And Let Other From Good Dedes

  • Of Leuyng Gode Warkes Vndone

    Of Leuyng Gode Warkes Vndone

  • Of The Rewarde Of Wysdom

    Of The Rewarde Of Wysdom

  • Of Bacbyters Of Good Workes And Ayenst Suche As Shall Dysprayse This Boke

    Of Bacbyters Of Good Workes And Ayenst Suche As Shall Dysprayse This Boke

  • The Vnyuersall Shyp Of Craftysmen Or Laborers

    The Vnyuersall Shyp Of Craftysmen Or Laborers

  • Of Blasphemers Of God

    Of Blasphemers Of God

  • A Rehersinge Of Dyuers Sortes Of Folys Oppressyd With Theyr Owne Foly

    A Rehersinge Of Dyuers Sortes Of Folys Oppressyd With Theyr Owne Foly

  • Of Folys That Stryue In The Lawe For Thynges Of Small Valour

    Of Folys That Stryue In The Lawe For Thynges Of Small Valour

  • Of Glotons, And Droncardes

    Of Glotons, And Droncardes

  • The Folly

    The Folly

Salus anime (1503)[edit]

full book

Set of 63[7] illustrations from the book «Salus anime», which are attributed to Dürer.[9][10]

  • Saint Apollonia

    Saint Apollonia

  • Saint Erasmus

    Saint Erasmus

  • Saint Odilia

    Saint Odilia

  • Saint Roch

    Saint Roch

  • Saint Leonard

    Saint Leonard

  • Saint Matthias

    Saint Matthias

  • Saint Wolfgang

    Saint Wolfgang

  • Apostle Andrew

    Apostle Andrew

  • Apostle James Major

    Apostle James Major

  • Apostle James Minor

    Apostle James Minor

  • Apostle Matthew

    Apostle Matthew

  • Apostle Peter

    Apostle Peter

  • Apostle Simon

    Apostle Simon

  • Apostle Thomas

    Apostle Thomas

  • Apostle Judas

    Apostle Judas

  • John the Evangelist

    John the Evangelist

  • Saint Christopher

    Saint Christopher

  • Saint George and the Dragon

    Saint George and the Dragon

  • Saint Martin

    Saint Martin

  • Saint Anthony

    Saint Anthony

  • Saint Barbara

    Saint Barbara

  • Saint Brigitta

    Saint Brigitta

  • Saint Dominic

    Saint Dominic

  • Saint Helena

    Saint Helena

  • Saint Margaret

    Saint Margaret

  • Saint Sebastian

    Saint Sebastian

  • Saint Veronica

    Saint Veronica

  • Saint Michael

    Saint Michael

  • Annunciation

    Annunciation

  • Nativity

    Nativity

  • Adoration of the Shepherds

    Adoration of the Shepherds

  • Adoration of the kings

    Adoration of the kings

  • The Virgin Nursing the Christ Child with Four Angels

    The Virgin Nursing the Christ Child with Four Angels

  • Crucifixion

    Crucifixion

  • The Lamentation

    The Lamentation

  • Resurrection

    Resurrection

  • Mass of Saint Gregory

  • Evening Prayer

    Evening Prayer

Four Books on Human Proportion (1528)[edit]

Among his many manuscripts Durer, along with his wife Agnes and friend Willibald Pirckheimer (posthumously) published «Four Books on Human Proportion». Many of Durer’s handmade drawings were drawn on a grid to help him simplify the proportions of people in motion.[11]

Illustrations from the book Four Books on Human Proportion (German: Vier Bücher von Menschlicher Proportion).

See also[edit]

  • List of engravings by Albrecht Dürer
  • List of paintings by Albrecht Dürer

References[edit]

  1. ^ a b Bartsch, Adam (1808). «Albert Durer». Le peintre graveur, Volume 7 (in French). Vienna: Degen. pp. 5–197.
  2. ^ a b Passavant, Johann David (1862). «Albert Durer». Le peintre-graveur. Tome troisième (in French). Leipzig: Rudolph Weigel. pp. 144–226.
  3. ^ Hind, Arthur Mayger (1911). Albrecht Dürer, his engravings and woodcuts. New York: Frederick A. Stokes Company.
  4. ^ a b c d e Albrecht Dürer (1938), Otto Fischer (ed.), Albrecht Dürer Sämtliche Holzschnitte (in German), Deutsche Buch-Gemeinschaft, OCLC 1067671940, Wikidata Q100320351
  5. ^ Campbell Dodgson (1900), Catalogue of woodcuts, New York City: Fitzroy Carrington, OCLC 1041808073, Wikidata Q101172988; (PDF)
  6. ^ a b c Campbell Dodgson; British Museum (1903), Catalogue of Early German and Flemish Woodcuts Preserved in the Department of Prints and Drawings in the British Museum, Wikidata Q101181018; (PDF)
  7. ^ a b c Willy Kurth, ed. (1927). Complete Woodcuts of Albrecht Dürer. Foyles. ISBN 0-486-21097-9. OL 18383602M. Wikidata Q101542418.
  8. ^ «Exchange: The Entombment from «The Small Woodcut Passion»«. exchange.umma.umich.edu. Retrieved 2020-12-10.
  9. ^ «Salus anime». Library of Congress. Retrieved 9 November 2020.
  10. ^ «Saint Apollonia». www.nga.gov. Retrieved 9 November 2020.
  11. ^ «Albrecht Dürer: Four Books on Human Proportion (1532-1534)». The Morgan Library.

Additional Sources[edit]

  • Borer (Alain) & Bon (Cécile). L’oeuvre Graphique De Albrecht Dürer. Hubschmid & Bouret. 1980.

button-pro-crown

PRO аккаунты для художников

check

Продажи через магазин в Facebook и Instagram

check

Управление клиентами и продажами через CRM

check

Почтовые рассылки произведений

check

Продажа репродукций и цифровых версий

Подробнее

button-pro-crown

PRO аккаунты для художников

arrow-toparrow-down

check

Продажи через магазин в Facebook и Instagram

check

Управление клиентами и продажами через CRM

check

Почтовые рассылки произведений

check

Продажа репродукций и цифровых версий

Подробнее

Знания • • Автор: Анна Вчерашняя

Дерево и медь: всё, что вы хотели знать о гравюрах Альбрехта Дюрера

Почему оказалась для Дюрера предпочтительнее живописи? В чем техническая разница между гравюрой на дереве и гравюрой на меди и почему дерево не подходит для гравюры «Меланхолия»? Как отец Дюрера произвёл удачный нейминг, а его сын укрепил бренд и создал для него логотип? Что зашифровано в подписи Дюрера? Почему дюреровские «Апокалипсис» и «Жизнь Марии» стали мировыми «блокбастерами» и какую роль в их популяризации играли мать, жена и крёстный отец художника? Удалось ли Дюреру отстоять свой копирайт в итальянском суде? Артхив выяснял, каково это — «передавать в двух красках всё великолепие видимого мира».

Дерево и медь: всё, что вы хотели знать о гравюрах Альбрехта Дюрера

как гарантия независимости

«..Сейчас я займусь гравюрами, — сообщает расстроенный 38-летний Дюрер в письме купцу Якобу Геллеру в 1509 году, — Если бы я сделал это раньше, сейчас был бы богаче на тысячу флоринов!»

Несколько лет назад богатый и тщеславный Геллер заказал Дюреру алтарь для доминиканской церкви во Франкфурте, пообещав за него 100 флоринов. Это немного, учитель Дюрера Вольгемут заломил бы цену выше раз в пять, но Дюрер, стесненный в средствах, вынужден согласиться. Работа шла трудно, он измучился с этим алтарём, болел лихорадкой, терзался проблемами композиции и колорита. Да он на одну только дорогущую лазурь истратил половину обещанного гонорара, сначала прося, а потом и требуя повысить оплату его работы, ибо, всецело занятый алтарём, он не в состоянии делать что-то еще! Но денежный мешок Геллер непреклонен: он не заплатит ни флорином больше, а Дюреру стоит не искать отговорок, а сделать работу в срок. Кому какое дело до его творческих поисков, если деньги уплачены наперёд?

Гравюры в который раз становятся для художника спасением в отчаянной ситуации, когда он морально измотан и финансово на мели. У живописных работ всегда есть заказчик — купец, патриций, монастырь, монарх — и это часто ограничивает художника в выборе средств. В гравюре же Дюрер свободен, он волен делать то, что интересно ему самому. На живописную доску или полотно истратишь порою больше, чем недовольный заказчик готов заплатить — а вот гравюры, тиражируемые в большой книгопечатной мастерской крестного отца Дюрера Антона Кобергера, разлетаются огромными тиражами и приносят ощутимый доход. Живописная работа, существующая в единственном экземпляре, может сделать тебя известным узкому кругу ценителей, увидят её немногие избранные. , доступная даже беднякам, — это всенародное признание и известность, которая очень быстро перешагнет пределы Германии.

Живопись в случае Дюрера — рискованные и непростые эксперименты. Гравюра — это деньги, слава и независимость. И если в живописи у Дюрера не счесть соперников, то в области гравюры Дюреру в Европе равных нет. Эразм Роттердамский сказал о Дюрере-гравёре: «Ему достаточно лишь двух красок, чтобы передать всё великолепие видимого мира».

Носорог. Гравюра на дереве. 1515.О гравюре Дюрера с изображением носорога говорили, «ни одно изображ

Носорог. на дереве. 1515.О гравюре Дюрера с изображением носорога говорили, «ни одно изображение животного не оказывало такого глубокого влияния на искусство». Между тем, живого носорога художнику видеть не доводилось. Носорог был привезён в Европу из Индии и 1 мая 1512 года подарен королю Португалии Эммануилу. Местные художники не могли не зафиксировать такое событие, и Дюрер, по-видимому, опирался на их рисунки. Его носорог покрыт листами брони, словно рыцарь. Анатомические складки кожи носорога действительно совпадают с границами «доспехов». Дюрер изображает носорога так, будто его броня скреплена заклёпками, а ноги, морда и рог — покрыты чешуйками. И хотя эти детали лишь плод его фантазии, вплоть до ХIХ века это изображение считали достоверным и даже включали в учебники.

  • Немезида. на меди.1501-1502

  • Апостол Фома. на меди. 1514

Мужская купальня. Гравюра на дереве. Немецкое искусство не пользовалось услугами обнаженных натурщик

Мужская купальня. на дереве. Немецкое искусство не пользовалось услугами обнаженных натурщиков (во всяком случае, так широко и открыто, как итальянское), и потому изображение мужской бани как бы «легализует» понятный интерес Дюрера к человеческому телу. В этой дружеской попойке принимают участие братья-патриции Стефан и Лука Паумгартнеры (в одетом виде их можно рассмотреть на створках «Паумгартеновского алтаря»), гуманист Виллибальд Пиркгеймер, художник Михаэль Вольгемут (предположительно) и, собственно, сам Дюрер.

Апокалипсис сегодня

За год до того как Дюрер появился на свет, его крестный отец Антон Кобергер открыл в Нюрнберге типографию. Она стала уже второй в городе — первую незадолго до этого некто Иоганн Зензешмидт. Его предприятие пошло так успешно, что Кобергер, который, как и отец Дюрера, был искусным ювелиром, бросил «мастерство золотых и серебряных дел» и потратил сбережения на покупку печатных станков. Очень скоро Нюрнберг сделался одним из крупнейших в Европе центров книгопечатания. «Типографы Нюрнберга, — писал Владимир Вернадский, — отличались своей предприимчивостью, они брали заказы из далёких городов, так, например, здесь печатались книги за счет польских ученых и любителей задолго до открытия первых типографий в Польском королевстве. Здесь же изготовлялись и лились буквы для первых русских книг конца XV — начала XVI столетия, издававшихся в Кракове и Праге».

Типография Кобергера станет самой крупной в Германии, на пике там будет работать 24 печатных станка и больше ста человек. Юный Дюрер, разумеется, часто бывал в вотчине своего крёстного. Вдыхал запах свежей типографской краски, учился управляться с тяжёлым прессом, рассматривал многочисленные гравюры — они в те времена преимущественно служили книжными иллюстрациями. Дюрер видел, как работают резчики по дереву — была очень распространена в Германии. Он мог оценить манеру художников из разных ее уголков.

Искусству гравирования по металлу Дюрера учил отец, который полагал, что сын продолжит ювелирную династию, к тому же нюрнбергские резные блюда, кубки, оправы украшений ценились в Европе. Когда Альбрехт решит, что будет не ювелиром, а художником, это станет шоком для его отца. Именно «отступник» Кобергер сумеет убедить своего друга отдать сына в обучение граверу и художнику Михаэлю Вольгемуту и наполовину оплатит его: если уж из Альбрехта не получится живописца, всегда сможет гравировать иллюстрации для книг кобергеровской типографии.

Завершив учебу у Вольгемута, Дюрер, как и положено начинающему художнику, отправился в «странствия». В Италии ему придётся доказывать местным художникам, что он искусен не только в рисунке (твёрдость руки и идеальный глазомер — важнейшие качества гравёра), но и в красках (об этом Артхив рассказывал здесь). Дюрера, в свою очередь, удивляло, что итальянцы так мало внимания уделяют гравюре — по-настоящему ею интересовался разве что Мантенья. В учебных целях Дюрер будет копировать его гравюры.

  • Андреа Мантенья. Вакханалия с Силеном.1494. на меди.

  • Альбрехт Дюрер. Вакханалия с Силеном.1494. Бумага, тушь.

Вернувшись в конце 1490-х годов в Нюрнберг и ощущая себя вполне сложившимся мастером, Дюрер открыл собственную мастерскую. Время, между тем, наступило тревожное — и уж точно мало подходящее для становления нового бизнеса. Близился конец века, и апокалиптические знамения множились день ото дня. Сначала после сильной засухи на близлежащих к Нюрнбергу землях начался мор. Обезумевшие от голода, нищеты и болезней (чумы и сифилиса) крестьяне бросали жильё и уходили бродяжничать, нападали на помещичью усадьбы, вливались чуждой и страшной лавиной в города. На пороге была реформация, эпоха религиозных войн, а в небе Дюрер своими глазами видел комету.

И вот тут с Дюрером случился настоящий «инсайт» — некое мистическое просветление, когда с неизбежностью понимаешь, что должен делать дальше. Глубоко и страстно религиозный, Дюрер много раз перечитывал «Откровение» Иоанна Богослова и понял: это именно то, что он должен изображать прямо сейчас. Конец света и страшный суд, четыре всадника Апокалипсиса и Звезда Полынь, «жена, облечённая в солнце» и глотающий книгу Иоанн, видение семи светильников и Архангел, бьющийся с драконом… 16 гравюр на дереве большого формата, на обороте каждой из которых разместится стих из Апокалипсиса. Дюрер работал над ними очень быстро, с полным ощущением, что его ведёт невидимая рука. Вырезанные лучшими резчиками и отпечатанные в типографии Кобергера листы Апокалипсиса в ярмарочные дни продавали Барбара и Агнеса Дюрер — мать и жена художника. Невротизированные приближающимся концом света горожане раскупили их мгновенно. Торговцы везли за границу листы «Апокалипсиса» как самый ходовой товар. Со стороны автора это было попадание в «десятку», настоящий, как сказали бы сейчас, «хайп».

Недавний итальянский опыт пригодился Дюреру при работе над «Апокалипсисом» — например, его вавилонская блудница с одноименной гравюры одета как венецианка с его же рисунка. Вообще же, манера итальянцев одеваться роскошно, столь отличная от сдержанности нюрнбергских ремесленников и их жен, очень впечатляла Дюрера, свидетельством тому и его рисунки, где он сравнивает платья венецианки и немки, и его знаменитый автопортрет в роскошной итальянской одежде.

  • Вавилонская блудница. из цикла «Апокалипсис».1496. Музей Метрополитен. Нью-Йорк

  • Венецианка.Рисунок пером.1495. Альбертина, Вена

«Страсти» – большие, малые, зелёные и другие

Если «Апокалипсис» был создан единомоментно (или, как говорили современники, «нашёптан ангелами»), то к теме последних дней земной жизни Спасителя («страстям») Дюрер обращался в течение жизни вновь и вновь. Он возвращался к «Стастям» в различных состояниях духа, примерял для них разные форматы и техники. Правда, его интерес не был исключительным: евангельские описания мучений Иисуса Христа — вообще ведущая тема искусства XV века. Но Дюрер, решая сложнейшие пластические задачи, привнёс в эту хорошо исследованную другими художниками тему настоящую изощрённость.

Страстных циклов у Дюрера несколько. В 1511 году он выпустил серию из 11-ти гравюр на дереве, так называемые «Большие страсти» (с количеством гравюр есть разночтения — называют числа от 11 до 15). Параллельно с ней художник работал над гравюрами на ту же тему, но на досках небольшого размера — это так называемые «Малые страсти», их всего 36. Примерно с 1507 года Дюрер воплощал сходные сюжеты не только на дереве, но и в гравюрах на меди — за ними закрепилось просто название «Страсти».

Встречается еще и необычный термин «Зелёные страсти». Так называют не гравюры, а серию дюреровских п

Встречается еще и необычный термин «Зелёные страсти». Так называют не гравюры, а серию дюреровских подготовительных рисунков для гравирования. Они отличаются большой драматической силой и художественной ценностью. «Эта уникальная техника, — объясняет Марсель Брион, — состоит в сочетании пера и кисти на зелёном фоне, что придаёт светлым местам картины мощный драматический оттенок, какие-то сверхъестественное свечение».

«Христос у Каиафы». Тушь, бумага. 1504, Альбретина, Вена.

«Просто Мария» Альбрехта Дюрера

Пожалуй, самой популярной темой среди простого народа (основных покупателей ксилографий Дюрера) станут не «Апокалипсис», не «Страсти» и, уж конечно, не отрада интеллектуалов — его мастерские гравюры. Самыми востребованными станут дюреровские гравюры о жизни Девы Марии (у Дюрера есть и законченный цикл 1511 года с таким названием, и отдельные гравюры, выпускавшиеся в разные годы). Вот престарелые Иоаким и Анна стоят обнявшись: бездетность покрывает их позором в глазах соотечественников и они молятся о даровании ребенка. А вот ангел сообщает Иоакиму: у вас родится дочь. Вот девочку вводят в Храм. А вот Анна смотрит на уже взрослую Марию, родившую Сына… То, чего не было в Евангелиях, с удовольствием описывала апокрифическая литература (например, «Золотая легенда» Якоба Ворагинского), и Дюрер использовал эти сюжеты. Как какой-нибудь современный «жизненный» сериал, «Жизнь Марии» отвечала всем потаённым сентиментальным зрительским чаяниям.

на дереве и на меди: в чем различия?

Во времена Дюрера существовало две основных техники гравюр — на дереве и гравюра на меди, и калькография (от греч. ξύλον — дерево, Χαλκός — медь и γράφω — пишу). Художники, как правило, специализировались на одной из техник, Дюрер был единственным, кто с равным успехом владел обеими.

Сама процедура исполнения гравюр на дереве и на меди, по сути, противоположна. И в том, и в другом случае всё начинается с рисунка, который выполняет художник. Потом в дело вступает резчик — и вот его действия будут уже различаться в зависимости от выбранного материала. Если матрица с рисунком деревянная, то резчик начинает углублять незаполненные пространства вокруг рисунка. Таким образом, контуры становятся выпуклыми, а фон — углублённым. с такой матрицы называется техника высокой печати. Если же резчик работает с металлической пластиной, то он проходится резцом непосредственно по рисунку. Рисунок углубляется, а фон остаётся нетронутым. Это — техника глубокой печати.

Понятное дело, что, работая по металлу, можно получить гораздо более дифференцированные и тонкие штрихи, а значит, гораздо более детально проработанные изображения. В то же время у гравюры на дереве свои преимущества и своя эстетика — шрих здесь более мощный, более выразительный. В народе очень популярна, в то время как калькография — это часто для ценителей и интеллектуалов.

Трудно (а то и вовсе невозможно) представить, например, «Меланхолию» Дюрера выполненной на дереве: подобная тонкость рисунка и дробность штрихов может быть достигнута только на металле. В то же время для графической выразительности Апокалипсиса нужна мягкая и податливая деревянная панель.

Делая гравюры на дереве, Дюрер пользовался услугами высокопрофессиональных резчиков. Рисунок на медную пластину он всегда наносил сам.

Преимуществом высокой печати было то, что с деревянной матрицы можно было мнять больше отпечатков — до тысячи, тогда как медная матрица обычно позволяла без окончательной потери «резкости» снять всего около двухсот. Соответственно, на меди стоила дороже.

Альбрехт Дюрер. Художник, рисующий лютню

У нюрнбергских ремесленных гильдий было правило: резать по дереву имели право художники, а по металлу — ювелиры, это была их монополия, за которую иногда даже велись судебные разбирательства. Вот почему в Германии в качестве и книжной иллюстрации, и своего рода «народных картинок» процветала именно , на дереве. В то же время в Италии, наоборот, была более популярна на меди. Дюреровские первые гравюры на меди отражают его приобщение к итальянской культуре и ее античным корням. Правда, не везде художнику легко даются мифологические сюжеты, и довольно быстро Дюрер отходит от них. Библию, как говорят биографы, он читал гораздо чаще, чем Вергилия или Гомера.

  • Геркулес на перекрёстке. 1498. на меди.

  • Разговор трёх крестьян.1497. на дереве.

Карта северного неба. Гравюра. 1515. 
«Дюрера привлекали геометрия и теория перспективы, он испробов

Карта северного неба. . 1515.
«Дюрера привлекали геометрия и теория перспективы, он испробовал силы в картографии, оставил заметный след в истории астрономии, занимался конструированием научных инструментов, — пишет Галина Матвиевская в книге „Дюрер-ученый“, — Многие рисунки и гравюры Дюрера могут рассматриваться как памятники науки его времени».

Нейминг, брендинг, копирайт

Дюрера справедливо называют первым художником немецкого Ренессанса из-за его творческой универсальности (живописец, график, ученый), но не только. У него появляется такая принциапиально отличающая его от средневековых мастеров вещь, как устойчивое авторское самосознание. Не случайно Дюрер стал первым-художником-ксилографом, который начал систематически подписывать свои гравюры.

Собственно, нейминг — сочинение оригинального имени бренда — произвёл еще Альбрехт-старший, нюрнберг

Собственно, нейминг — сочинение оригинального имени бренда — произвёл еще Альбрехт-старший, нюрнбергский ювелир, отец Дюрера. Он, как известно, был венгерским переселенцем и фамилия его была вовсе не Дюрер. Вот что о происхождении отца сообщит в автобиографии сын: «Альбрехт Дюрер родился в королевстве Венгрия, неподалёку от маленького городка Юла, в близлежащей деревеньке под названием Эйтас, и его род кормился разведением быков и лошадей». Эйтас, или Эйташ, или Айтас — такой была и фамилия предков Дюрера. Ajtos по-венгерски значит «дверь». А по-немецки «дверь» — die Tür. Перебравшись в Германию, отец Альбрехт Эйтас переиначил свою «дверную» фамилию на немецкий лад. Переделанная на немецкий лад фамилия сначала звучала как Türer, позже под влиянием местного произношения превратившись в Dürer.

Чтобы имя сделалось брендом, сын изобрёл «логотип» — гравюры он подписывал особым образом расположенными буквами, А и D — своими инициалами, причём, А изображалась в виде дверного проёма.

Эта гравюра из музея Метрополитен (иллюстрация выше) — изображение семейного герба Дюреров. Здесь есть не только сама подпись Дюрера (вверху, на свитке), но и её прототип — распахнутая двустворчатая дверь. Такая же была на вывеске ювелирной мастерской отца Дюрера.

Суд за авторские права

Успехи Дюрера (и творческие, и коммерческие) породили всплеск интереса к гравюре в Германии, Фландрии, Италии. Многие художники взялись гравировать свои и чужие произведения, и Дюрер служил для них образцом — переработку пластических решений Дюрера можно видеть, например, у Лукаса Кранаха. Однако очень многие быстро поняли: создавать оригинальное своё дольше и дороже, нежели подделывать чужие «хиты». По всей Европе ремесленники разного уровня мастерства начинают создавать «пиратские копии» гравюр Дюрера. И, несмотря на то, что часто контрафакт выходит довольно топорным, подделки разлетаются как горячие пирожки — ведь их украшает знаменитый дюреровский «логотип».

Однажды Дюреру прислали из Венеции маленькую гравюру его страстного цикла. Он сразу узнал подделку. Копия была сделана талантливо! Но оригинал был резан Дюрером на дереве, а резчик почему-то решил повторить то же самое на меди, это дало ему возможность добавить новые и интересные мелкие детали. «Логотип» Дюрера, впрочем, «контрафакщик» оставил без изменений. В сопроводительном письме Дюреру сообщали, что плагиатора зовут Маркантонио, по происхождению он болонец. «Альбрехт пришёл в такую ярость, — свидетельствует Вазари, — что, покинув Фландрию, прибыл в Венецию и, обратившись в Синьорию, подал жалобу на Маркантонио».

Этот процесс стал первым в истории судебным разбирательством, предметом которого было авторское право. Но, по большому счёту, истец добился немногого. Суд позволил ответчику продолжать копировать работы Дюрера при условии, что он будет подписывать их собственной, а не дюреровской монограммой.

Вернувшись на родину, Дюрер попытался еще раз защитить свои авторские права. Повторные издания его больших и малых «Страстей» и «Жизни Марии» отныне сопровождались текстом: «Согласно привилегии, данной автору Его светлостью императором Максимилианом, никто не имеет права печатать копии этих работ — под угрозой конфискации имущества и других больших наказаний (maximum periculum)». Надо ли говорить, что изготовителей фальшивок это не остановило — скорее подзадорило.

  • А.Дюрер. Император Максимилиан I. . 1519, 43×32 см. Галерея Альбертина. Вена.

  • Маркантонио Раймонди. , помещённая в книге жизнеописаний Джорджо Вазари.

Что до Маркантонио Раймонди, то он сделал карьеру: сблизившись с Рафаэлем, стал с согласия автора гравировать его произведения, в чём весьма преуспел. В книгах по искусствоведению он уважительно называется выдающимся гравёром на меди, воспитанным на творчестве Дюрера и основавшим новое направление — репродуктивную гравюру. Забавно, что впоследствии гравюры всё же приведут Маркантонио в тюрьму, но срок от папы Климента VII он получит не за плагиат, а за оскорбление общественной нравственности: художник Джулио Романо проиллюстрирует непристойные сонеты Пьетро Аретино, а Маркантонио сделает по скандальным рисункам Романо гравюры.

Арка Макисимлиана.Реконструкция.1515. 
А так выглядит, возможно, самый необычный способ применения г

Арка Макисимлиана.Реконструкция.1515.
А так выглядит, возможно, самый необычный способ применения гравюр. Император Максимилаин заказал себе памятник, прославляющий его мудрость и величие — триумфальную арку шириной в три с половиной метра, состоящую из 192 деревянных блоков с гравюрами. Лучшие умы Германии (в том числе друг Дюрера гуманист Пиркгеймер) разрабатывали программу арки,

т. е.

те подвиги императора и его предков, которые должны быть увековечены, и их аллегорические трактовки. Дюрер принял участие в изготовлении гравюр, хотя и понимал, что в таком монструозном сооружении достичь хоть какой-то цельности впечатления — просто нереально.

Мастерские гравюры

После длительных экспериметов с гравюрой Дюрер приходит к новой технике: вместо резца он начинает использовать сухую иглу. Тончайшая игла со стальным или алмазным наконечником так легко скользит по поверхности меди, что художнику удобнее держать кисть неподвижной, вращая под ней металлическую пластину. По сторонам контура, если рассматривать его под увеличительным стеклом, остаются заусенцы — так называемые «барбы». Благодаря барбам, контур теряет жесткость, штрих получается гибким, линии словно вибрируют. Три гравюры со сложнейшей символикой, созданные в этой без преувеличения уникальной технике, получили название мастерских гравюр.

Гравюры «Рыцарь, смерть и дьявол»,»Святой Иероним в келье» и знаменитая «Меланхолией», хотя их общий сюжет отнюдь не очевиден, составляют своеобразный «гравюрный триптих», созданный Альбрехтом Дюрером в 1513—1514-м годах. Это — вершинные произведения мастера.

  • А.Дюрер. Святой Иероним в келье. на меди.1514

  • А.Дюрер.Рыцарь, Смерть и Дьявол. Гравбра на меди. 1513

Все три мастерских гравюры объединены общей задачей определения смысла жизни и смерти, а также общим мотивом — песочными часами, которые присутствуют в каждой из трёх гравюр. Иногда этот гравюрный триптих (в первую очередь, конечно, «Меланхолию») даже называют духовным автопортретом Альбрехта Дюрера.

«Он создал её — свою „Меланхолию“, — пишет Станислав Зарницкий в биографии Дюрера, — В ней увиденная

«Он создал её — свою „Меланхолию“, — пишет Станислав Зарницкий в биографии Дюрера, — В ней увиденная реальность обрела характер символов — и летучая мышь, прошелестевшая над головой, и бездомная собака, и инструменты каменщиков, и разбросанный там и тут глыбы, которые он разместил вокруг фигуры крылатой женщины. Символы повествовали о влиянии добрых и злых дел на судьбу человека. Реальность причудливо зашифрована в них. Сам мастер счёл нужным объяснить лишь значение кошеля и ключа, висевших на поясе Меланхолии. Они, по его замыслу, означали богатство и власть. Современникам довольно ясным языком говорила о судьбе, трагедии и думах художника…»

Две краски — черная и белая — господствуют в ксилографиях. Однако в гравюре на меди, выполненной сухой иглой, Дюрер совершает до этого в искусстве гравюры невозможное и недостижимое — привносит в них глубину пространства и «воздух». «Раньше гравюры Дюрера воспринимались как „черное-на белом“, а теперь как „белое-и-черное-на-сером“, — объясняет историк искусства Александр Степанов. — Дюрер делает в 1512 году несколько гравюр сухой иглой и приходит к выводу, что иллюзия воздушности возникает только на таких листах, где нет сильных контрастов тона. Теперь его гравюры, строящиеся на градациях серых тонов, кажутся отлитыми из серебра. Этот эффект возникает благодаря использованию штриховой „ткани“ самых разных „сортов“ — с толстым и тонким, редким и плотным, прямым и волнистым, сплошным и прерывистым штрихом, положенным в один, два, три слоя».

Говоря о том, что Дюрер всего лишь в двух красках воплощает всё великолепие мира, Эразм Роттердамский, хотя и прав по сути, всё же не вполне точен.

Немецкая гравюра на дереве эпохи Альбрехта Дюрера : Из собр. ГМИИ им. А. С. Пушкина : Каталог

Карточка

Экспресс-заказ фрагмента

Немецкая гравюра на дереве эпохи Альбрехта Дюрера : Из собр. ГМИИ им. А. С. Пушкина : Каталог / [Гос. музей изобразит. искусств им. А. С. Пушкина; Авт. вступ. ст. и сост. Г. С. Кислых]. — Москва : Сов. художник, 1988. — 110,[1] с. : ил.; 22 см.

Гравюра на дереве — Музейные собрания — Москва

Немецкая графика, 15-16 вв. — Музейные собрания — Москва

Шифр хранения:

FB 2 88-21/21

MK МК З.II.4 / 8.640.14

Описание

Заглавие Немецкая гравюра на дереве эпохи Альбрехта Дюрера : Из собр. ГМИИ им. А. С. Пушкина : Каталог
Коллекции ЕЭК РГБ Каталог документов с 1831 по настоящее время
Дата поступления в ЭК 27.02.2002
Каталоги Книги (изданные с 1831 г. по настоящее время)
Сведения об ответственности [Гос. музей изобразит. искусств им. А. С. Пушкина; Авт. вступ. ст. и сост. Г. С. Кислых]
Выходные данные Москва : Сов. художник, 1988
Физическое описание 110,[1] с. : ил.; 22 см.
Тема Гравюра на дереве — Музейные собрания — Москва
Немецкая графика, 15-16 вв. — Музейные собрания — Москва
Язык Русский
Места хранения FB 2 88-21/21
MK МК З.II.4 / 8.640.14
Гравюры Альбрехта Дюрера

Duerer (200x277, 14Kb)

Альбрехт Дюрер 21 мая 1471, Нюрнберг — 6 апреля 1528

Альбрехт Дюрер — немецкий живописец и график, признан крупнейшим европейским мастером ксилографии и одним из величайших мастеров западноевропейского искусства Ренессанса.

Дюрер родился 21 мая 1471 г. в Нюрнберге, в семье ювелира, приехавшего в этот немецкий город из Венгрии в середине XV века. В этой семье росло восемь детей, из которых будущий художник был третьим ребёнком и вторым сыном. Его отец, Альбрехт Дюрер-старший, был золотых дел мастер
Поначалу отец старался увлечь сына ювелирным делом, но обнаружил у сына талант художника. В возрасте 15 лет Альбрехт был направлен учиться в мастерскую ведущего нюрнбергского художника того времени Михаэля Вольгемута. Там Дюрер освоил не только живопись, но и гравирование по дереву и меди. Учёба в 1490 по традиции завершилась путешествием — за четыре года молодой человек объездил ряд городов в Германии, Швейцарии и Нидерландах, продолжая совершенствоваться в изобразительном искусстве и обработке материалов.

Автопортрет (423x599, 77Kb)

Автопортрет (рисунок серебряным карандашом, 1484)

Первый из известных автопортретов Дюрера был написан им в 13 лет (рисунок серебряным карандашом).

В 1494 Дюрер вернулся в Нюрнберг, вскоре после чего женился. Затем он в том же году предпринимает путешествие в Италию, где знакомится с творчеством Мантеньи, Полайоло, Лоренцо ди Креди и других мастеров. В 1495 Дюрер снова возвращается в родной город и в течение последующих десяти лет создаёт значительную часть своих гравюр. 

В 1520г художник предпринимает путешествие в Нидерланды, где становится жертвой неизвестной болезни, мучившей его затем до конца жизни.

Дом Дюрера в Нюрнберге (450x600, 67Kb)

Дом Дюрера в Нюрнберге 

Дюрер был первым художником, который создал и использовал свой герб и монограмму, впоследствии у него появилось в этом множество подражателей.  

Герб Альбрехта Дюрера, 1523 год (477x599, 119Kb)

Герб Альбрехта Дюрера, 1523 год

Дюрер Айтоши (венг. Ajtósi) на венгерском означает «дверь»
Изображение открытой двери на щите на гербе, является буквальным переводом слова, которое на венгерском означает «дверь». Орлиные крылья и чёрная кожа мужчины — символы, часто встречающиеся в южной немецкой геральдике; они использовались также нюрнбергской семьёй матери Дюрера, Барбары Холпер.

 В последние годы жизни Альбрехт Дюрер уделяет много внимания усовершенствованию оборонительных укреплений, что было вызвано развитием огнестрельного оружия. В своем труде «Руководство к укреплению городов, замков», выпущенном в 1527 году, Дюрер описывает, в частности, принципиально новый тип укреплений, который он назвал бастея. 

Могила Дюрера на кладбище Иоанна в Нюрнберге (700x438, 70Kb)

Могила Дюрера на кладбище Иоанна в Нюрнберге 

Скончался Альбрехт Дюрер 6 апреля 1528 года у себя на родине в Нюрнберге.(56 лет)

Дюрер был первым немецким художником, кто стал работать одновременно в обоих видах гравюры — на дереве и на меди. Необычайной выразительности он достиг в гравюре на дереве, реформировав традиционную манеру работы и использовав приёмы работы, сложившиеся в гравюре на металле.

  Во всех работах присутствует современный Дюреру живой человек, нередко крестьянского типа, с характерным, выразительным лицом, одетый в костюм того времени и окруженный точно переданной обстановкой или ландшафтом определенной местности. Большое место уделено бытовым деталям.
  Здесь впервые обнаруживается интерес художника к обнаженному телу, которое Дюрер передает , точно и правдиво, выбирая в первую очередь некрасивое и характерное. 

 Гравюры по металлу и дереву Альбрехта Дюрера 

Рыцарь, Смерть и Дьявол, 1513 (535x700, 204Kb)

Рыцарь, Смерть и Дьявол 1513 год.

Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол» раскрывает мир остроконфликтных отношений человека с окружающей средой, его понимание долга и морали. Путь закованного в броню всадника чреват опасностями. Из сумрачной чащи леса наперерез ему скачут призраки — дьявол с алебардой и смерть с песочными часами, напоминая о быстротечности всего земного, об опасностях и соблазнах жизни. Не обращая на них внимания, решительно следует по избранному пути всадник. В его суровом облике — напряжение воли, озаренной светом разума, нравственная красота человека, верного долгу, мужественно противостоящего опасности. 

Морское чудо, 1498 (535x700, 175Kb)

Морское чудо 1498. Метрополитен — музей, Нью-Йорк.  

«Морское чудо» по теме восходит к народной сказке, образ «Немезиды», по-видимому, заимствован художником из поэмы Полициано «Манто». В обе гравюры Дюрер вносит местный колорит, используя в качестве фона изображение средневекового немецкого городка в гористом пейзаже, близкого к тем, которые он зарисовывал во время своих поездок по югу Германии. 
 В обоих листах главенствует некрасивая, но полная жизни фигура обнаженной женщины. 

Немезида (486x700, 125Kb)

Немезида или Богиня Судьбы 1502. Кунстхалле, Карлсруэ, Германия. 

 Гравюра «Немезида» воплощает определенный философский замысел, несомненно связанный с событиями тех дней; фигура женщины весьма далекая от классического идеала,  претворена в монументальный образ крылатой Богини Судьбы, парящей над Германией.
В одной руке женщина держит драгоценный золотой фиал, в другой — конную сбрую: предметы, намекающие на различие в судьбе людей разных сословий. Характерно, что в древнегреческой мифологии Немезида являлась богиней мщения. В обязанности богини входило наказание за преступления, наблюдение за честным и равным распределением благ среди смертных. В средневековье и эпоху Возрождения Немезида больше считалась исполнительницей судьбы. 

Меланхолия I (535x700, 248Kb)

Меланхолия I 1514 год. Кунстхалле, Карлсруэ.

Замысел «Меланхолии» до сих пор не раскрыт, но образ могучей крылатой женщины впечатляет значительностью, психологической глубиной.
 Меланхолия — это воплощение высшего существа, гения, наделенного интеллектом, владеющего всеми достижениями человеческой мысли того времени, стремящегося проникнуть в тайны вселенной, но одержимого сомнениями, тревогой, разочарованием и тоской, сопровождающими творческие искания.
 «Меланхолия» принадлежит к числу произведений, «повергших в изумление весь мир»
(Вазари).

Четыре ведьмы, 1497 (502x700, 158Kb)

Четыре ведьмы 1497. Национальный музей, Нюрнберг.

Дюрер писал портреты, закладывал основы немецкого пейзажа, преобразовывал традиционные библейские и евангельские сюжеты, вкладывая в них новое жизненное содержание. Особое внимание художника привлекала гравюра, сначала ксилография, а затем гравюра на меди. Дюрер расширил тематику графики, привлекая литературные, бытовые, озорные жанровые сюжеты. 

Мужская баня 1497. Британский музей, Лондон.

Мужская баня 1497. Британский музей, Лондон.

Блудный сын 1496. Галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

Блудный сын 1496. Галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

 Это произведение несет в себе сложное сплетение средневековых воззрений с религиозными традициями
 От средневековья сохраняется аллегоричность, символизм образов, запутанность сложных богословских понятий, мистическая фантастика; от образов древней религиозности — столкновения духовных и материальных сил, чувство напряженности, борьбы, смятения и смирения.

Обольщение лентяя или Грезы доктора 1498 год. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Обольщение лентяя или Грезы доктора 1498 год. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Сын человеческий 1495. Галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

Сын человеческий 1495. Галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

 У Дюрера не было большой мастерской с множеством учеников. Достоверные его ученики неизвестны. Предположительно связывают с ним прежде всего трех нюрнбергских художников — братьев Ганса Зебальда (1500—1550) и Бартеля (1502—1540) Бехам и Георга Пенца (ок. 1500—1550), известных главным образом в качестве мастеров гравюры малого формата (так называемые клейнмейстеры; они работали также и как живописцы). Интересно упомянуть о том, что в 1525 г. все три молодых мастера были преданы суду и высланы из Нюрнберга за атеистические взгляды и высказывание революционных идей.

Семейство сатира 1505 год. Институт искусства, Чикаго.

Семейство сатира 1505 год. Институт искусства, Чикаго.

 В 1500-х годах в творчестве Дюрера произошел перелом. Пафос и драматизм ранних работ сменились уравновешенностью и гармонией. Усилилась роль спокойного повествования, проникнутого лирическими переживаниями
 В живописно трактованный лесной пейзаж органически включены фигуры людей и животных, воплощающих различные символы.

Геракл на распутье 1498. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Геракл на распутье 1498. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. 

 На рубеже 1500-х годов Дюрер выполнил ряд гравюр на меди и на дереве, в которых со всей ясностью определились искания молодого мастера. Гравюры эти, даже в тех случаях, когда они содержат религиозные, мифологические или аллегорические сюжеты, в первую очередь представляют собой жанровые сцены с ярко выраженным локальным характером.
Всюду на первом месте человек, а все остальное играет роль его окружения.

Святой Иероним в келье 1514. Кунстхалле, Карлсруэ.

Святой Иероним в келье 1514. Кунстхалле, Карлсруэ.

В гравюре «Святой Иероним в келье» раскрыт идеал гуманиста, посвятившего себя постижению высших истин. В решении темы, в бытовой интерпретации образа ученого ведущую роль играет интерьер, претворенный художником в эмоциональную поэтическую среду. Фигура Иеронима, погруженного в переводы священных книг
Келья Иеронима не мрачное убежище аскета, а скромная комната современного дома. Житейская интимная демократическая интерпретация образа Иеронима дана вне официального церковного толкования, возможно, под влиянием учений реформаторов. 

 Гравюры по дереву Альбрехта Дюрера из цикла
“Апокалипсис” или “Откровение святого Иоанна Богослова”, 

1497-1498, галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

Мученичество святого Иоанна

Мученичество святого Иоанна Кунстхалле, Карлсруэ, Германия. 

 Первой крупной работой Дюрера была серия гравюр на дереве большого формата из пятнадцати листов на тему Апокалипсиса святого Иоанна Богослова
 В этой серии Дюрера сплетались средневековые религиозные воззрения с тревожными настроениями, вызванными общественными событиями современности тех дней.

Явление Иоанну Христа и сути семи Церквей Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Явление Иоанну Христа и сути семи Церквей Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

  Эта гравюра Альбрехта Дюрера согласно краткого изложения Откровения Иоанна Богослова Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну

В аллегорические сцены Дюрером введены образы представителей разных сословий немецкого общества, живые реальные люди, исполненные страстных и тревожных переживаний и активного действия. Особенно выделяется знаменитый лист с изображением четырех апокалиптических всадников с луком, мечом, весами и вилами, которые повергли ниц бежавших от них людей — крестьянина, горожанина и императора. Это изображение явно связано с современной Дюреру жизнью: несомненно, что четыре всадника символизируют в представлении художника разрушительные силы — войну, болезни, божественное правосудие и смерть, не щадящие ни простых людей, ни императора. 

Четыре всадника Апокалипсиса Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

Четыре всадника Апокалипсиса Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

Грозным пафосом веет от листа «Четыре всадника». По всесокрушающей силе порыва и мрачной экспрессии эта композиция не имеет равной в немецком искусстве того времени. Смерть, суд, война и мор неистово мчатся над землей, уничтожая все на своем пути.

Святой Иоанн и двадцать четыре старца на небесах Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Святой Иоанн и двадцать четыре старца на небесах Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

 Страшные сцены гибели и кары, описанные в Апокалипсисе, приобрели в предреволюционной Германии злободневный смысл. Дюрер вводил в гравюры множество тончайших наблюдений природы и жизни: архитектуру, костюмы, типы, пейзажи современной Германии.
 Широта охвата мира, свойственные гравюрам Дюрера, не были известны немецкому искусству 15 века; вместе с тем в большей части листов Дюрера живет мятущийся дух поздней немецкой готики.

Открытие пятой и шестой Печатей Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Открытие пятой и шестой Печатей Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

 Эта гравюра Альбрехта Дюрера согласно краткого изложения Откровения Иоанна Богослова

И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. 
10 И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? 
11 И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число. 
12 И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. 
13 И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои.
 ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?

Четыре Ангела и поклонение Избранному Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Четыре Ангела и поклонение Избранному Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

 И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево. 

И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живаго. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря: 
не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего.
 Откровения Иоанна Богослова

Ангелы и семь труб Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Ангелы и семь труб Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

 И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса. 
И я видел семь Ангелов, которые стояли пред Богом; и дано им семь труб. 
И пришел иной Ангел, и стал перед жертвенником, держа золотую кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил его на золотой жертвенник, который перед престолом. 
И вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога. 
И взял Ангел кадильницу, и наполнил ее огнем с жертвенника, и поверг на землю: и произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение. 
И семь Ангелов, имеющие семь труб, приготовились трубить.
 Откровения Иоанна Богослова

Битва Ангелов Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Битва Ангелов Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны. 
Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя. 
И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы. 
И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям, которые не имеют печати Божией на челах своих. 
И дано ей не убивать их, а только мучить пять месяцев; и мучение от нее подобно мучению от скорпиона, когда ужалит человека. 
В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них.
 Откровения Иоанна Богослова

Святому Иоанну дана книга откровений Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Святому Иоанну дана книга откровений Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле. 
И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед. 
10 И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем. 
11 И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих.
 Откровения Иоанна Богослова 

Женщина-Солнце и семиголовый Дракон Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Женщина-Солнце и семиголовый Дракон Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

 И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. 
Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения. 
И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. 
Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца. 
И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его. 
А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней.
 Откровения Иоанна Богослова

Битва архангела Михаила с драконом Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Битва архангела Михаила с драконом Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

В гравюре «Битва архангела Михаила с драконом» пафос яростной схватки подчеркнут контрастами света и тени, беспокойно-прерывистым ритмом линий. В героическом образе юноши с вдохновенным и решительным лицом, в озаренном солнцем пейзаже с его безграничными просторами выражена вера в победу светлого начала.

Зверь с семью головами и число его 666 Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Зверь с семью головами и число его 666 Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

Агнец Божий и гимн Избранному Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Агнец Божий и гимн Избранному Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах. 
И услышал я голос с неба, как шум от множества вод и как звук сильного грома; и услышал голос как бы гуслистов, играющих на гуслях своих. 
Они поют как бы новую песнь пред престолом и пред четырьмя животными и старцами; и никто не мог научиться сей песни, кроме сих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли. 
Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцу Богу и Агнцу, 
и в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим. 
И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу; 
Откровения Иоанна Богослова

Вавилонская блудница Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.
Вавилонская блудница Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих; 

с нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле. 
И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. 
И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; 
и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. 
Откровения Иоанна Богослова

Ангел с ключом от Ада Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

Ангел с ключом от Ада Кунстхалле, Карлсруэ, Германия. 

И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. 
Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, 
и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время. 
И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет.
 Откровения Иоанна Богослова 

Ссылка

Альбрехт Дюрер(2)Гравюры

Гравюры Дюрера – Носорог

1515 Гравюра на дереве

Альбрехт Дюрер — немецкий живописец и график, признан крупнейшим европейским мастером ксилографии и одним из величайших мастеров западноевропейского искусства Ренессанса.

Гравюры Дюрера – Мадонна на полумесяце

1498-99 Гравюра 

Первоначальное представление о создании гравюр Дюрер получил у своего отца — золотых дел мастера. В 1486 году он поступил в мастерскую Вольгемута, где во время своего ученичества Альбрехт Дюрер продолжил изучение техники создания гравюр на меди и дереве. Дюрер был первым немецким художником, кто стал работать одновременно в обоих видах гравюры — на дереве и на меди. Необычайной выразительности он достиг в гравюре на дереве, реформировав традиционную манеру работы и использовав приёмы работы, сложившиеся в гравюре на металле.

Обольщение лентяя или Грезы доктора1498 год. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Самой ранней подписанной гравюрной работой Дюрера является гравюра «Святое семейство с кузнечиком». Она надписана его первой монограммой и датирована приблизительно 1494 годом. Ранними работами Дюрера, в качестве создателя гравюр, большй частью были гравюры на дереве. Для гравюр на дереве художник сначала размечал свой проект на блоке доски, отмечая области, которые должны были быть срезаны, чтобы казаться белыми в печатных изданиях. Подготовка доски отдавалась подмастерьям. В технике гравировки на меди возможен был и обратный принцип. Линии, удаленные с медной пластины резаком, казались бы черными в печатных изданиях. Пластина гравировалась художником непосредственно техникой, которую получил Дюрер от своего отца-ювелира. Ранние гравюры Дюрера для печатных изданий были созданы под непосредственным влиянием работ двух немецких мастеров Шонгауэра и Вольгамута

Святое семейство с кузнечиком

  Во всех работах присутствует современный Дюреру живой человек, нередко крестьянского типа, с характерным, выразительным лицом, одетый в костюм того времени и окруженный точно переданной обстановкой или ландшафтом определенной местности. Большое место уделено бытовым деталям.Здесь впервые обнаруживается интерес художника к обнаженному телу, которое Дюрер передает , точно и правдиво, выбирая в первую очередь некрасивое и характерное.

В 1495 году по возвращении из Венеции художник выполнил ряд гравюр на меди и на дереве (на меди — «Продажная любовь», 1495, «Святое семейство с кузнечиком», 1494—1496 годы, «Три крестьянина», около 1497, «Блудный сын», 1498 год; гравюры на дереве — «Геркулес»), в которых со всей ясностью определились искания молодого мастера.

Гравюры Дюрера – Женская баня

1505-10 Гравюра на дереве 

Гравюры Дюрера – Мужская баня

1496-97 Гравюра на дереве, тонированная

Изучение произведений итальянских мастеров привело Дюрера к преодолению пережитков позднеготического искусства, но от идеальных классических образов он вновь обратился к остроиндивидуальным, полным драматизма характерам. В 1513—1514 годах Дюрер создал ряд произведений, знаменующих вершину его творчества. Возникли три мастерские гравюры на меди — знаменитые «Рыцарь, смерть и дьявол» (1513), «Св. Иероним» (1514), «Меланхолия» (1514). Маленький лист станковой гравюры трактуется в этих работах как большое монументальное произведение искусства. Сюжетно эти три гравюры не связаны между собой, но они составляют единую образную цепь, так как тема их одна; все они воплощают образ человеческого разума, каждая — несколько в ином плане. В традиционных сюжетах, исполненных символов и намеков, Дюрер обобщил представление гуманистов того времени о различных сторонах духовной деятельности человека.

Рыцарь, Смерть и Дьявол

1513 год. Кунстхалле, Карлсруэ.

Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол» раскрывает мир остроконфликтных отношений человека с окружающей средой, его понимание долга и морали. Путь закованного в броню всадника чреват опасностями. Из сумрачной чащи леса наперерез ему скачут призраки — дьявол с алебардой и смерть с песочными часами, напоминая о быстротечности всего земного, об опасностях и соблазнах жизни. Не обращая на них внимания, решительно следует по избранному пути всадник. В его суровом облике — напряжение воли, озаренной светом разума, нравственная красота человека, верного долгу, мужественно противостоящего опасности. 

</div>

Меланхолия I

1514 год. Кунстхалле, Карлсруэ.

Замысел «Меланхолии» до сих пор не раскрыт, но образ могучей крылатой женщины впечатляет значительностью, психологической глубиной. Сотканный из множества смысловых оттенков, сложнейших символов и намеков, он пробуждает тревожные мысли, ассоциации, переживания. Меланхолия — это воплощение высшего существа, гения, наделенного интеллектом, владеющего всеми достижениями человеческой мысли того времени, стремящегося проникнуть в тайны вселенной, но одержимого сомнениями, тревогой, разочарованием и тоской, сопровождающими творческие искания.

Среди многочисленных предметов кабинета ученого и столярной мастерской крылатая Меланхолия остается бездеятельной. Сумрачное холодное небо, озаренное фосфорическим светом кометы и радуги, взлетающая над бухтой летучая мышь — предвестник сумерек и одиночества — усиливают трагичность образа. Но за глубокой задумчивостью Меланхолии скрывается напряженная творческая мысль, дерзновенно проникающая в тайны природы. Выражение безграничной силы человеческого духа сближает образ Меланхолии с драматическими образами плафона Сикстинской капеллы, гробницы Медичи. «Меланхолия» Альбрехта Дюрера принадлежит к числу произведений, «повергших в изумление весь мир» (Вазари).

1498. Метрополитен — музей, Нью-Йорк.

Чрезвычайно характерно для Дюрера то, что в свои законченные художественные произведения, наиболее полно воплощающие его мировоззрение, он только в редчайших единичных случаях включает идеальную фигуру человека, найденную им в теоретических рисунках. Как правило, здесь господствует далекий от классических норм индивидуальный человек, воспроизведенный со всей остротой художником-наблюдателем. Об этом прежде всего свидетельствуют две гравюры на меди, созданные около 1500 годов, — «Морское чудо» (1498) и «Немезида» (около 1502 года), замечательные по глубине образной содержательности и по виртуозному художественному мастерству. В обоих листах главенствует некрасивая, но полная жизни фигура обнаженной женщины. «Морское чудо» по теме восходит к народной сказке, образ «Немезиды», по-видимому, заимствован художником из поэмы Полициано «Манто». В обе гравюры Дюрер вносит местный колорит, используя в качестве фона изображение средневекового немецкого городка в гористом пейзаже, близкого к тем, которые он зарисовывал во время своих поездок по югу Германии.

Немезида или Богиня Судьбы

1502. Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

Эта медная гравюра немецкого художника воплощает определенный философский замысел, несомненно связанный с событиями тех дней; фигура женщины весьма далекая от классического идеала, с сильно развитой мощной мускулатурой и большим животом много рожавшей матери, претворена в монументальный образ крылатой Богини Судьбы, парящей над Германией. Величавость этой стоящей на сфере фигуры с огромными крыльями, распростертыми за ее плечами, вырисовывающейся на светлом фоне безоблачного неба, контрастирует с мелочной дробностью пейзажа, словно усыпанного домиками, деревьями и скалами.

В одной руке женщина держит драгоценный золотой фиал, в другой — конную сбрую: предметы, намекающие на различие в судьбе людей разных сословий. Характерно, что в древнегреческой мифологии Немезида являлась богиней мщения. В обязанности богини входило наказание за преступления, наблюдение за честным и равным распределением благ среди смертных. В средневековье и эпоху Возрождения Немезида больше считалась исполнительницей судьбы.

Дюрер писал портреты, закладывал основы немецкого пейзажа, преобразовывал традиционные библейские и евангельские сюжеты, вкладывая в них новое жизненное содержание. Особое внимание художника привлекала гравюра, сначала ксилография, а затем гравюра на меди. Дюрер расширил тематику графики, привлекая литературные, бытовые, озорные жанровые сюжеты. В его гравюрах появились образы крестьян, горожан, бюргеров, рыцарей и т.д. Он выполняет множество портретов в живописи, гравюре и рисунке, постоянно зарисовывает народные типы. От него осталась целая серия изображений крестьян, большая часть из которых относится именно к этим годам (гравюры на меди — «Мужская баня», «Танцующие крестьяне», «Четыре ведьмы», «Волынщик», «На рынке»). В это же время он занимается декоративным искусством и книжной графикой, изображая в гравюре по заказу императора Максимилиана грандиозную триумфальную арку и украшая рисунками на полях его молитвенник.

Четыре ведьмы.1497. Национальный музей, Нюрнберг.

Гравюры Дюрера даже в тех случаях, когда они содержат религиозные, мифологические или аллегорические сюжеты, в первую очередь представляют собой жанровые сцены с ярко выраженным локальным характером. Во всех них присутствует современный Дюреру живой человек, нередко крестьянского типа, с характерным, выразительным лицом, одетый в костюм того времени и окруженный точно переданной обстановкой или ландшафтом определенной местности.

Большое место уделено бытовым деталям. Но, так же как в пейзажных акварелях, мелочи нигде не заслоняют главного. Всюду на первом месте человек, а все остальное играет роль его окружения. Здесь впервые обнаруживается интерес художника к обнаженному телу, которое Дюрер передает с большим знанием, точно и правдиво, выбирая в первую очередь некрасивое и характерное.

Гравюры Альбрехта Дюрера по металлу и дереву

Семейство сатира.1505 год. Институт искусства, Чикаго.

В 1500-х годах в творчестве Дюрера произошел перелом. Пафос и драматизм ранних работ сменились уравновешенностью и гармонией. Усилилась роль спокойного повествования, проникнутого лирическими переживаниями (цикл «Жизнь Марии»). Художник изучал пропорции, работал над проблемой изображения обнаженного тела. В работах на мифологические темы («Семейство сатира», «Геракл на распутье»), особенно в резцовой гравюре на меди «Адам и Ева» (1504) Дюрер стремился воплотить классический идеал красоты. Объемность округлой, почти скульптурной формы подчеркнута как бы скользящими по поверхности поперек строения формы круглящимися штрихами. В живописно трактованный лесной пейзаж органически включены фигуры людей и животных, воплощающих различные символы.

Геракл на распутье.1498. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

На рубеже 1500-х годов Дюрер выполнил ряд гравюр на меди и на дереве (на меди — «Продажная любовь», «Три крестьянина», «Блудный сын»; гравюры на дереве — «Геракл на распутье», «Мужская баня»), в которых со всей ясностью определились искания молодого мастера. Гравюры эти, даже в тех случаях, когда они содержат религиозные, мифологические или аллегорические сюжеты, в первую очередь представляют собой жанровые сцены с ярко выраженным локальным характером. Но, так же как в пейзажных акварелях, мелочи нигде не заслоняют главного. Всюду на первом месте человек, а все остальное играет роль его окружения. Здесь впервые обнаруживается интерес Дюрера к обнаженному телу, которое он передает с большим знанием, точно и правдиво, выбирая в первую очередь некрасивое и характерное.

Этими работами открывается блестящая плеяда графических произведений Дюрера, одного из величайших мастеров гравюры в мировом искусстве. Художник теперь свободно владеет резцом, применяя острый, угловатый и нервный штрих, с помощью которого создаются извилистые, напряженные контуры, пластически лепится форма, передаются свет и тени, строится пространство. Фактура этих гравюр с их тончайшими переходами серебристых тонов отличается удивительной красотой и разнообразием.

Блудный сын.1496. Галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

По обыкновению того времени доски для гравюр на дереве резал не сам художник, а специалисты-резчики. Но высокое мастерство гравюр Дюрера дает основание предполагать, что он собственноручно наносил рисунок на доску и пристально следил за работой резчика. Это произведение несет в себе сложное сплетение средневековых воззрений с религиозными традициями, а также переживаниями, вызванными бурными общественными событиями тех дней. От средневековья сохраняется аллегоричность, символизм образов, запутанность сложных богословских понятий, мистическая фантастика; от образов древней религиозности — столкновения духовных и материальных сил, чувство напряженности, борьбы, смятения и смирения.

Сын человеческий1495. Галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

У Дюрера не было большой мастерской с множеством учеников. Достоверные его ученики неизвестны. Предположительно связывают с ним прежде всего трех нюрнбергских художников — братьев Ганса Зебальда (1500—1550) и Бартеля (1502—1540) Бехам и Георга Пенца (ок. 1500—1550), известных главным образом в качестве мастеров гравюры малого формата (так называемые клейнмейстеры; они работали также и как живописцы). Интересно упомянуть о том, что в 1525 г. все три молодых мастера были преданы суду и высланы из Нюрнберга за атеистические взгляды и высказывание революционных идей. Их высокие по мастерству гравюры на меди носят совершенно светский характер и свидетельствуют о сильном влиянии итальянской гравюры. Бартель Бехам воплощает античные сюжеты, особенно интересуясь обнаженным телом, создает превосходные портреты, изображает фигуры ландскнехтов. Его листы отличаются свободой, ясностью и воздушностью, обнаруживая прекрасное владение техникой гравюры. Примером может служить тонкая, пронизанная светом и воздухом «Мадонна у окна», представляющая собой прелестную жанровую сцену. В творчестве трех названных граверов преодолевается мелочность, дробность и напряженность поздиеготического искусства; в их изображениях господствуют четкие пластические формы, ясные спокойные контуры. В этом смысле они продолжают традиции зрелых и поздних работ Дюрера.

Святой Иероним в келье.1514. Кунстхалле, Карлсруэ.

В гравюре «Святой Иероним в келье» раскрыт идеал гуманиста, посвятившего себя постижению высших истин. В решении темы, в бытовой интерпретации образа ученого ведущую роль играет интерьер, претворенный художником в эмоциональную поэтическую среду. Фигура Иеронима, погруженного в переводы священных книг, — средоточие композиционных линий, подчиняющих себе множество повседневных деталей интерьера, ограждающих ученого от волнений и суеты мира. Келья Иеронима не мрачное убежище аскета, а скромная комната современного дома. Житейская интимная демократическая интерпретация образа Иеронима дана вне официального церковного толкования, возможно, под влиянием учений реформаторов.

Врывающиеся в окно лучи солнца наполняют комнату трепетным движением. Неуловимая игра света и тени придает жизнь пространству, органически связывает с ним формы предметов, одухотворяет среду, создает впечатление уюта. Устойчивые горизонтальные линии композиции подчеркивают настроение покоя. Царит невозмутимая тишина. На поду дремлют укрощенный лев и собака. «Святой Иероним в келье» воплощает образ ясной человеческой мысли. Художественный язык Дюрера в гравюрах на меди тонкий и разнообразный. Он применял параллельные и перекрестные штрихи, пунктир. Благодаря введению техники сухой иглы («Святой Иероним в келье») добивался поразительной прозрачности теней, богатства вариаций полутонов и ощущения вибрирующего света. К 1515—1518 годам относятся опыты Дюрера в новой, тогда только возникшей технике офорта.

Гравюры Альбрехта Дюрера по дереву из цикла “Апокалипсис” или

“Откровение святого Иоанна Богослова”, 1497-1498 годы, галерея Кунстхалле, Карлсруэ.

Мученичество святого Иоанна.Кунстхалле, Карлсруэ, Германия.

Первой крупной работой Дюрера была серия гравюр на дереве большого формата из пятнадцати листов на тему Апокалипсиса святого Иоанна Богослова, популярного среди народных масс Германии того времени. Напечатано в двух изданиях с немецким и латинским текстом в 1498 году. В этой серии Дюрера сплетались средневековые религиозные воззрения с тревожными настроениями, вызванными общественными событиями современности тех дней. От средневековья в них сохраняются аллегоричность, символизм образов, запутанность сложных богословских понятий, мистическая фантастика; от современности — общее чувство напряженности и борьбы, столкновения духовных и материальных сил.

Явление Иоанну Христа и сути семи Церквей

В аллегорические сцены Дюрером введены образы представителей разных сословий немецкого общества, живые реальные люди, исполненные страстных и тревожных переживаний и активного действия. Особенно выделяется знаменитый лист с изображением четырех апокалиптических всадников с луком, мечом, весами и вилами, которые повергли ниц бежавших от них людей — крестьянина, горожанина и императора. Это изображение явно связано с современной Дюреру жизнью: несомненно, что четыре всадника символизируют в представлении художника разрушительные силы — войну, болезни, божественное правосудие и смерть, не щадящие ни простых людей, ни императора.

Святой Иоанн и двадцать четыре старца на небесах

Страшные сцены гибели и кары, описанные в Апокалипсисе, приобрели в предреволюционной Германии злободневный смысл. Дюрер вводил в гравюры множество тончайших наблюдений природы и жизни: архитектуру, костюмы, типы, пейзажи современной Германии. Широта охвата мира, его патетическое восприятие, напряженность форм и движений, свойственные гравюрам Дюрера, не были известны немецкому искусству 15 века; вместе с тем в большей части листов Дюрера живет мятущийся дух поздней немецкой готики.

Четыре всадника Апокалипсиса

Многосложность и запутанность композиций, бурная орнаментальность линий, динамизм ритмов как бы созвучны мистической экзальтации видений Апокалипсиса. Грозным пафосом веет от листа «Четыре всадника». По всесокрушающей силе порыва и мрачной экспрессии эта композиция не имеет равной в немецком искусстве того времени. Смерть, суд, война и мор неистово мчатся над землей, уничтожая все на своем пути. Резкие жесты, движения, мрачные лица исполнены ярости и гнева. Вся природа объята волнением. Облака, драпировки одежд, гривы коней бурно развеваются, трепещут, образуя сложный ритмический узор каллиграфических линий. В ужас повержены люди разных возрастов и сословий.

Открытие пятой и шестой Печатей

Высшее творческое достижение Дюрера конца 15-го века — серия гравюр на дереве нз шестнадцати листов (считая и титульный лист, разный для различных изданий) на тему Апокалипсиса, популярного среди населения средневековой Германии. Эти гравюры, покрытые причудливым извилистым орнаментом линий, пронизанные горячим темпераментом, захватывают яркой образностью и силой фантазии. Чрезвычайно значительны они и своим мастерством. Гравюра поднята в этом цикле на уровень большого, монументального искусства.

Четыре Ангела и поклонение Избранному

Ангелы и семь труб

Битва Ангелов

Святому Иоанну дана книга откровений

Женщина-Солнце и семиголовый Дракон

Битва архангела Михаила с драконом

Зверь с семью головами и число его 666

Агнец Божий и гимн Избранному

Вавилонская блудница

Ангел с ключом от Ада

Все закономерно…Начало развития книгопечатания.
Гравюра появилась в 15 веке, одновременно с печатной книгой и великими географическими открытиями. Как новый вид искусства, доступный в силу дешевизны, гравюра чрезвычайно быстро набрала популярность. Она стала первой иллюстрацией в книге, сначала в виде ксилографии (гравюре на дереве), а затем и резцовой гравюры (на металле).
Сюжеты гравюры столь же многообразны, как сама жизнь, и её она стремится вместить во всех проявлениях. Вслед за традиционными религиозными сюжетами в ней появляются образы античной мифологии, виды далеких стран, портреты правителей, светских и религиозных деятелей, писателей и художников, изображения флоры и фауны, модные картинки и календари, карты, чертежи, сады и парки, знаменитые памятники древности.

С одной стороны, гравюра лаконична, здесь нет ничего лишнего, все продумано до мелочей. С другой — работы граверов полны намеков и иносказаний, все имеет метафорический смысл, каждый предмет в соответствии со средневековой традицией соответствует определенному понятию.
Дюрер был равно и потрясающе одарен как живописец, гравер и рисовальщик, но, главное место в его творчестве принадлежит графике. Его наследие огромно, по своему многообразию оно может быть сопоставлено с наследием Леонардо да Винчи.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Слова на немецком о спорте
  • Rebhuhn перевод с немецкого
  • Французский биатлонист мартен фуркад биография
  • Французский бренд заколок для волос
  • Пастушья сумка латынь семейство