Манфред великая французская революция читать онлайн

                    ш
ахтфред
,
JL
ФРАНЦУ31:КАЯ
РЕВОЛЮЦИЯ


А 3. Манфред ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ACADEMIE DES SCIENCES DE L’URSS INSTITUT DE L’HISTOIRE UNIVERSELLE A. Z. Manfred LA GRANDE REVOLUTION FRANQMSE EDITIONS «ΝΑΟυΚΑ» Moscou 1983
АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ А. 3. Манфред ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Москва 1983
в сборник трудов выдающегося историка А. 3. Манфре­ да, автора «Наполеона Бонапарта» и «Трех портретов», вошли его основные работы, посвященные Великой французской революции, в том числе обширный очерк по истории революционных событий и статьи, в кото­ рых дан глубокий анализ якобинской диктатуры — куль­ минационного этапа революции. В книге помещены так­ же статьи о Робеспьере и Марате, написанные с блес­ ком, присущим А. 3 . Манфреду— замечательному мастеру исторического портрета. Ответственный редактор В. М. ДАЛИН 050403000П— 189 М Q42(Q2)—83- -- 32^83 (кат II) © Издательство «Наука»; 1983 г.
А. 3. МАНФРЕД
ПРЕДИСЛОВИЕ в бумагах А. 3. М анфреда после его кончины был найдон план двух «возможных сборников статей». Первый из них — «Истори­ ки советского времени» , второй — под примерным названием «Этюды по истории Великой французской революции, или С т р а ­ ницы истории Великой французской революции». Сод ержа ние . « 1. Великая французская буржуазная революция XVIII века» (по 2 -му изд. 1956 г.). 2. О природе якобинской власти (журнал «Вопросы истории»), 3. Ж.-П. Марат (предисловие к 3-томпику). 4. Максимилиан Робеспьер (вступительная статья к 3-томни­ ку «Избранных произведений»). 5. Споры о Робеспьере (журнал «Вопросы истории»). 6. Робеспьер в русской и советской историографии. Возможно, Сен-Жюст, Дантон, эбертисты». Думаю , что план относится к 1975—1976 гг. Во всяком случае, именно в то время Альберт Захарович ознакомил меня с ним. Настоящий том публикуется соответственно этому плану. Данной публикацией Институт всеобщей истории Академии наук С С С Р воздает долг памяти замечательному ученому с мировым именем, выдающемуся знатоку истории Великой французской .ре­ волюции, одному из трех почетных председателей Комиссии по истории революции при Международном историческом комитете. К плану, намеченному самим историком, добавлены лишь две статьи, появившиеся посмертно: « О некоторых спорных и нере­ шенных воп росах историографии Великой французской револю­ ции» ‘ и «Некоторые тенденции зарубежной историографии» ^ * Альберт З а х а ро в и ч был страстным приверженцем Великой французской революции, чрезвычайно высоко оценивал ее исто­ рическое значение. Еще в юношеские годы, обуча ясь в вечерней школе в Саратове в 1921 —1922 гг., он в школьной тетрадке напи­ сал краткий очерк истории революции. Тетрадку он хранил всю жизнь —она обнаружена в его архиве. Кроме этой тетрадки, дру­ гих школьных работ в архиве не сохранилось. Это лучшее сви­ детельство того интереса, который именно эта тема возбудила в нем с сам ого начала его сознательной жизни. Живой интерес к Великой французской революции Альберт Захарович сохранил до конца своих дней. Об этом писал круп­ нейший французский историк Ф ернан Бродель, близко и хорош о * Французский ежегодник, 1976. М. , 1978. ^ Коммунист, 1977, No 10.
ПРЕДИСЛОВИЕ знавший Альберта Захаровича : « В о времена моей молодости, в 1920 гг., в эпоху Альфонса Олара и Альбера Матьеза, Фран­ цузская революция оставалась для нас животрепещущей борь­ бой, нашей борьбой. Н о сейчас ни один студент-историк в начале своей деятельности не считает своим долгом уделить о со б о е вни­ мание Французской революции. Н а с п ораж ает (хотя это легко объяснить) напряженный интерес советских историков к нашей революции, ко тор ая являлась провозвестником и в известной мере глубоким объяснением их собственной револкэции. Я был этим потрясен в 1958 г. в Ленинграде, когда отмечалось 200-ле­ тие рождения Робеспьера. Мне кажется, — хотя он был крайне сдержан, чтобы об этом говорить,— что Альберт Манфред был крайне огорчен недостатком внимания к нашей Великой револю ­ ции. И мне кажется, он от этого страдал. Но, любя, неизбежно страдаешь» Первую работу о революции Альберт Захарович издал уди­ вительно поздно — в 1950 г. ‘ Он переиздал ее в 1956 г., точнее, коренным образом переработал, значительно дополнил и обновил весь текст I Эта работа, которой открывается наш том, имела большой успех и в С С СР, и за рубежом. Книга была переведена на немецкий, китайский, венгерский, французский, испанский и португальский языки. Наиболее вескую оценку научных достоинств книги дал В. П. Волгин, В 1958 г. при подготовке первого тома «Француз­ ского ежегодника» Вячеслав Петрович вычеркнул из статьи О. Л . Вайнштейна «Изучение истории Франции средних веков и нового'времени» все, что в ней касалось многочисленных об ­ зоров истории революции, вышедших в СССР, и сам вписал ха­ рактеристику книги Альберта Захаровича, отметив: «Наиболее ценной и в научном отношении содержательной является работ а А. 3 . Манфреда, основанная не только на тщательном изучении литературы о французской революции, но и на продуманном ис­ пользовании источников» Какое впечатление произвела эта книга на читателя, можно судить по воспоминаниям профессора В. П. Смирнова о его сту­ денческих годах: «Однажды мои соседи по общежитию читали книгу по истории. Такое случалось не слишком часто, но мне объяснили, что книга интересная. Это была работа А. 3 . Манфре­ да о французской революции. Я стал ее просматривать и оста­ новился на описании Мирабо. Неожиданно Мирабо, имя которого раньше было для меня пустым звуком, предстал передо мной как ’ Французский ежегодник, 1976, с. 26. * Манфред А. 3. Французская буржуазная революция конца X V I II в., 1789— 1794. М. , 1950. ' Манфред А. 3. Великая французская буржуазная революция X V I II века. М. , 1956 г. ® См.: Французский ежегодник, 1958. М. , 1959, с. 499.
ПРЕДИСЛОВИЕ Ж И ВО Й человек: „массивный, тяжеловесный, с огромной головой на короткой, могучей шее, с лицом почти уродливым, о б е з об р а ­ женным оспой“ . Я чуть ли не видел, как, взойдя на трибуну, „ всегда самоуверенный, высокомерный, он начинал свою речь медленно и тихо. Н о поддержанный сочувственным вниманием, Мирабо преображался: импровизированная речь становилась стремительной и вдохновенной, актерский такт подсказывал ш и­ рокий и верный жест, голос креп и приобретал необычайную силу; рев его могучей октавы, прорываясь сквозь окна, собирал на площади толпу“ . Этот портрет, созданный пером Альберта Захаровича и ярко выделяющийся на фоне унылой учебной ли- . тературы, врезался мне в память»*^. О крупнейшем значении этой работы для стран, только что получивших независимость в послевоенных условиях и впервые по книге А. 3. Манфреда знакомившихся с одним из крупнейших революционных переворотов в истории, неоднократно писал вы­ дающийся знаток истории французской революции Вальтер М а р ­ ков (ГДР). Я читал впервые книгу А. 3 . Манфреда почти четверть века назад и, перечитывая ее сейчас, был поражен живостью и о браз­ ностью изложения, необычайной одушевленностью, с какой она написана. Она напоминает лучшие страницы Мишле, пропитан­ ные вдохновением и подлинным волнением. И с этой стороны нельзя не порадоваться тому, что книга будет прочитана новым поколением советских читателей, которые, благ одаря таланту Альберта За хар овича , вновь переживут дни 14 июля, 10 августа, энтузиазм добровольцев, одержавш их первую победу револю­ ционной армии под Вальми. В 20—30 годах X X в. во французской историографии Вели­ кой революции все более доминирующее положение начала з а ­ нимать школа, идущая по пути, намеченному Ж. Жоресом в «Социалистической истории» французской революции. Такие блестящие историки французской революции, как Альбер Матьез и Ж о р ж Леф евр, своими трудами внесли чрезвычайно много но­ вого в понимание истории революции как крупнейшего социаль­ ного переворота, в освещение классовых конфликтов, составляв­ ших главное содержание революции, в выявление ее движущих сил, роли народных м асс в революции. Особенно ценны были тру­ ды Ж орж а Лефевра в освещении роли крестьянства. Оба исто­ рика высоко ценили якобинский этап революции, сыгравший реш аю щую роль в подавлении внутренних и внешних врагов. Их ученики и продолжатели внесли, в свою очередь, большой вклад в изучение вначале крестьянства, а затем городских низов в период революции, так называемых санкюлотов (в русской ли­ тературе вслед за М ар к со м и Энгельсом более употребительным Французский ежегодник, 1976, с. 15.
ПРЕДИСЛОВИЕ является термин «плебейские» элементы). Этой теме была по­ священа прекрасная монография А. Собуля о санкюлотах II года (1958) Исследование Д. Рюде «Н арод во французской революции»®, Р . К обба «Революционные армии, как инструмент террора» и т. д. К этому времени А. 3 . М анфред успел побывать несколько раз во Франции, принял участие в ряде коллоквиумов, в между­ народных ф ору м ах , установил дружественные связи с видней­ шими французскими историками Фернаном Броделем, Эрнестом Лабруссом, Альбером Собулем, Жаком Годшо и др. Его репута­ ция как виднейшего знатока истории революции укрепилась достаточно прочно. Его статьи по истории революции в различ­ ных энциклопедических изданиях, в ж у рн ал ах вызывали общий интерес. Не довольствуясь общим повествованием о ходе революции, А. 3 . Манфред счел необходимым выступить по некоторым кон­ цептуальным вопросам. Он сделал доклад в Сорбонне, опубли­ ковал его в теоретическом органе французской компартии «Пай­ се» и в «Вопросах истории» Этой статье он придавал настолько большое значение, что в плане своего сборника, нарушая хроно­ логическую последовательность, поставил ее на второе место. В этой работе А. 3. Манфред остановился, прежде всего, на классовой природе якобинской власти. Он расходился с рядом исследователей, определявших ее как мелкобуржуазную. Отме­ чая неясность самого этого термина для X VIII в., Альберт З а ­ харович считал его совершенно недостаточным. Он ссылался при этом, в частности, на записи Робеспьера: «Внутренняя опасность исходит прежде всего от буржуазии... Чтобы победить буржу а ­ зию, нужно объединить народ». В лице якобинцев А. 3. Манфред и видел своеобразный широкий, гетерогенный блок, состоявший из демократической (мелкой и средней) буржуазии, крестьянства и плебейских (санкюлотских) элементов города. Этот блок был крепким и устойчивым летом и осенью 1793—1794 гг., он ослабел к весне 1794 г., когда база его несколько сузилась, но он про­ должал существовать и когда якобинцы все еще продолжали, по ленинскому определению, оставаться «якобинцами с н аро ­ дом» только к моменту 9 термидора этот блок распался. Н о ® Soboul А. Les sans-culottes parisiens en Гап II. Mouvement populaire et gou- vernement revolutionnaire. 2 juin 1793 — 9 thermidor An II. P., 1958. Pyc. nep. под ред. A. 3. Манфреда. М. , 1966. ^ Rud0 G. The Crowd in the French Revolution. P., 1959. Cobb R. Les armees revolutionnaires. Instrument de la Terreur. Avril 1793 — floreal. P., 1960— 1963. T. 1—2. ** Манфред A. 3. О природе якобинской власти.— Вопр. истории, 1969, No 5. *2 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 32, с. 216; См. по этому вопросу: Лукин Я. Ленин и проблема якобинской диктатуры.— В кн.: Лукин Н. М. Избр. тру­ ды. М., 1960. Т. 1.
ПРРДИСЛОВИВ до того времени этот блок защищал и представлял интересы не только мелкой буржуазии, но и крестьянства и более ш иро­ ких элементов французского народа. Альберт За х а р о в и ч настаивал и на более точном анализе сущности якобинской власти. Он не согласен был с ее опреде­ лением как «диктатуры комитетов общественного спасения и о б ­ щественной безопасности». Он подчеркивал, что эта диктатура « сверху» сочеталась с широчайшей демократией «снизу», огром ­ ной сетью низовых комитетов, комитетов бдительности, народных обществ и т. д. Якобинскую диктатуру А. 3. рассматривал как первое воплощение в какой-то мере идеи демократической дик­ татуры, которую Ленин выдвигал в 1905 г.; хотя тогда уже, естественно, коренным о бразо м изменилось соотношение клас­ сов. Соединение широчайшей демократии снизу с сильной цент­ ральной властью — вот в чем он видел особенность якобинской диктатуры, отрицая противопоставление демократии диктатуре. С этой точки зрения А. 3. Манфред подходил и к установле­ нию причин 9 термидора. Некоторые очень близкие к нам исто­ рики видели причины 9 термидора в конфликте между револю­ ционным правительством и движением санкю лотов, в конфликте, который все время обострялся и, наконец, привел к катастрофе. Это объяснение Альберт Захар ович категорически отвергал. Р е­ шающий конфликт происходил между соверш енно другими к лас­ совыми силами. Якобинское правительство, хотя оно и пыталось делать неко­ торые уступки вправо, но в целом продолжало вести прежний курс социально-экономической политики, со х ра н я я твердые цены на предметы продовольствия, мешая всячески своими реквизи­ циями, ограничительными мероприятиями капиталистическому накоплению. Свидетельством этой антикапиталистической поли­ тики явилось и вантозское законодательство. В се это вызывало нарастающее недовольство буржуазных элементов, поддержан­ ных мелкобуржуазной собственнической стихией. Им енно этим давлением объяснял В. И . Ленин термидор и причины падения якобинской диктатуры. Именно по пути этого ленинского об ъ я с ­ нения и шел А. 3. Манфред. Новейшее, очень обстоятельное исследование поведения па­ рижских секций, проведенное Е. В. Киселевойеще раз под­ твердило выводы А. 3 . Манфреда. Вплоть до вечера 9 термидора соотношение сил между Конвентом и Коммуной было скорее в пользу Коммуны — натиска секций, враждебных ей, не было; можно говорить лишь о растерянности и неясности, господство­ вавших в секциях. См.: Киселева Е, В. Парижская Коммуна и секции 9 термидора. — В кн.; Французский ежегодник, 1981. М. , 1983.
10 прЕдисловие Статья А. 3. Манфреда о классовой природе якобпнизма до сих пор в основных чертах сохраняет актуальность, и ее выводы полезны любому исследователю этой проблемы. « С давних пор, с юношеских лет (вспомним тетрадку 1922 г.— В. Д .), и на протяжении всей своей жизни,— писал Альберт З а ­ харович в предисловии к последней, посмертно изданной книге «Три портрета эпохи Великой французской революции»,— я всег­ да проявлял больпюй и, м ож но сказать, возраставший с годами интерес к проблемам Великой французской революции 1789— 1794 г. Мне довелось в разное время написать по этим проблемам разного рода сочинения: и специальные работы, и работы более общего, концептуального характера, и книги, посвященные от­ дельным страницам истории той эпохи» При этом Альберт Захарович подчеркнул, что в последнее время у него «появилась склонность... раскрывать внутреннее содержание больших о б ­ щественных процессов, к которым относятся и революции, через изображение отдельных их деятелей» Это стремление раскрывать содержание больших процессов «через изображ ение отдельных личностей» с наибольшей силой сказалось в последние годы жизни Альберта Захаровича, в его «Наполеоне» и в «Трех портретах...», но оно обнаруживалось и гораздо раньше. К двум деятелям французской революции уче­ ный проявлял особый ингерес — к Жану-Полю М арату и к Максимилиану Робеспьеру. В 1956 г. совм естно с В. П . Волгиным он издал 3-томник « Избранны х произведений» М арата. Это издание отличалось полнотой: оно было гораздо более полным, чем лучшее француз­ ское издание, осуществленное Ш . Веллэ, и чем советское, опуб­ ликованное в 1933 г. Г. С . Фридляндом. Этому изданию Альберт Захарович предпослал обширное введение, которое он и счел нужным включить в сборник своих работ о революции. В 1962 г. в серии «Жизнь замечательных людей» Альберт Захарович опуб­ ликовал работу о Марате. Н о, по-видимому, она его не вполне удовлетворила — в «Трех портретах...» он указал, что сейчас он эту книгу написал бы несколько иначе, во всяком случае в план «проблем револю ции» он ее не включил. Совершенно особое место в творчестве А. 3 . Манфреда зани­ мал Максимилиан Робеспьер. Большая его заслуга состояла прежде всего в том, что впервые в России он издал трехтомник избранных произведений Робесп ьера в который вошли основ- Манфред А, 3. Три портрета эпохи Великой французской революции. М. , 1978, с. 19. ** Там же. ίβ Робеспьер М, Избр. произведения / Сост. и автор вступ. статьи А. 3 . Ман­ фред, М., 1965. Т. 1 -3 .
ПРЕДИСЛОВИЕ 'I J. ^^s^=^=^^=^^=^^^^^=^^^^^^=^βα^as^в^^as■вeяввαeшι^saκs=в^^вαesasae=sa■βa^aa^α^вs=sз ные сочинения и речи. Личность и деятельность «Неподкупного» привлекали постоянно его внимание вплоть до конца его жизни. Д о Альберта За харовича в советской исторической литера­ туре существовал только один биографический очерк о Р о б е с ­ пьере, принадлежащий перу Н. М . Лукина. Альберт Захарович выпустил краткий биографический очерк к 200-летию «Н еп од­ купного» (1958 г.) и выступил с интереснейшим докладом. В сп о ­ минаю, как по окончании доклада к нему подошел Б. Ф . Порш- нев и поздравил его с «блистательным выступлением». Более пространно он вернулся к биографии Робеспьера в 1965 г., во вводной статье к «Избранным произведениям». Н а X II между­ народном историческом конгрессе в Вене, в том же 1965 г., Аль­ берт Захарович выступил на коллоквиуме о Робеспьере, собран­ ном Робеспьеристским обществом, с докладом «Робеспьер в рус­ ской и советской историографии». Большое впечатление произ­ вела на него драма Ромена Роллана «Робеспьер». И в «Трех портрет,ах...» он снова вернулся к Робеспьеру, по-новому попы­ тавшись проанализировать последние недели его жизни, между 22 прериаля и 9 термидора, трагедию его временного отхода от руководства Комитетом общественного спасения. Страницы кни­ ги, на которых Альберт Захарович описывает одинокие ночные прогулки Робеспьера по П арижу в предтермидорианские недели, особенно запоминаются. Так же, как и Ж орес с его знаменитой фразой о солидарности с Робеспьером в тяжелый, удушливый день 9 термидора, Альберт Захарович, нисколько не скрывая слабостей и ошибок Максимилиана, стоит рядом с ним как’ его защитник в тот момент, когда «председатель убийц» Колло д’Эрбуа «зажимает рот» Робеспьеру в его последней попытке «отстоять царство добродетели». Следуя последней воле Альберта Захаровича, мы включили в том только три его работы о Робеспьере. Возможно, что сам он включил бы и этюд о Робеспьере в «Трех портретах...» , но мы строго следовали его плану. Мы полагаем, однако, что не нарушили его намерений, когда включили в книгу две работы , написанные уж е после составления плана сб орника и опубликованные после его кончины. Это статьи, направленные против некоторых современных французских исто­ риков, которые сами с гордостью себя называют «ревизиониста­ ми». И х взгляды Альберт За ха р ов и ч подверг справедливой критике. Тексты воспроизводятся по первоизданию. Мы разрешили себе только отдельные, незначительные купюры в тех случаях, когда известно^ что мнение Альберта Захаровича по тому или иному вопросу изменилось. Так, в частности, по вопросу об эбер- тистах мне еще в 1958 г. в рецензии на его книгу пришлось у ка ­ зать, что, хотя я поддерживаю его взгляд на эбертистов как на ультралевую группу, я считаю обвинение их в связи с иностран­
12 ПРЕДИСЛОВИЕ ными агентами недоказанным, да и сами обвинения отдельных иностранцев, в свою очередь, необоснованными. Альберт З а х а р о ­ вич тогда же с этим замечанием согласился. Следует заметить, что, как и ряду других советских истори­ ков, нам представляется неточной оценка всего периода от 9 тер­ мидора до 18 брюмера как контрреволюционного. Великая фран­ цузская революция пережила две фазы: 1789—1794 гг., когда были совершены ее великие деяния, ф аза восходящего развития, и 1794—1799 тт.— н исходящая ф аза , в которую революция всту­ пила 9 термидора и которая закончилась 18 брюмера, когда уста­ новился авторитарный режим . Н о мы сохранили ту интерпрета­ цию событий, которую А. 3. Манфред считал правильной. Приб лиж ается 200-летие Великой французской революции. К этой дате появится, вероятно, серия исследований о револю ­ ции. Пусть же первым из них явится книга А. 3 . Манфреда, че­ ловека, с юношеских лет страстно увлекавшегося Французской революцией, изучавшего ее всю свою жизнь и оставившего яркий след в ее истории. В подготовке книги принимали участие Е. И . Лебедева и Г. С . Черткова, которым выражается искренняя благодарность. В. М . Далин.
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ •Глава I · ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ Восемнадцатый век был переломным в истории нового времени. Еще почти во всей Европе, за исключением Англии и Голландии, господствовал феодальный строй, еще к азалось незыблемым и несокрушимым могущество абсолютных монархий, а уже ряд верных примет предвещал их близкое падение. То здесь, то там в разных концах европейского континента и далеко за его пределами — в Новом свете, в Америке, на п ро­ тяжении всего восемнадцатого столетия, в особенности во вторую его половину, вспыхивали классовые бои большого напряжения: крестьянские восстания, плебейские мятежи, народно-освободи­ тельные войны. Менее заметные и менее слышимые, феодальный строй подры­ вали изнутри и иные разрушительнь1е_си£ ь1: машины, появив­ шиеся ранее всего в Англии, а оттуда проникшие “на “континент' Европы и повсеместно, резко ускорявшие рост капиталистиче­ ского производства; крупные централизованные мануфактуры с высокой степенью разделения труда, подготовлявшие п е р и о д к высшей машинной технике; огромные капиталы, сосредоточен­ ные в руках немногочисленного,^политически бесправного, но эко­ номически самого сильного класса — буржуазии. Новые идеи и взгляды, обладавшие огромной силой револю­ ционизирующего воздействия, все шире и глубже проникали в сознание масс. Средневековая схоластика, обветшалые пред­ ставления о божественной природе власти, устаревш ие правовые нормы, догматы церкви, мораль, нравы феодального общества — все было подвергнуто осмеянию, дискредитировано, разоблачено. Ньютон и А. Смит в Англии, Лавуазье и Руссо во Франции, Ломоносов и Радищев в России, Лессинг и Кант в Германии и многие другие, представлявшие передовую науку и обществен­ ную мысль, своими смелыми открытиями, дерзновенными взгля­ дами будили мысль, толкали ее вперед и, разруш а я старые пред­
14 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ставления, открывали новые, необозримые горизонты. Прик а за­ ми монархов и церкви крамольные книги сжигались, их авторов бросали в тюрьмы, ссылали на край земли, травили и пресле­ довали, но, несмотря на все кары и меры запрета, гонимые идеи вырывались за решетки тюрем и, овладевая сознанием народных м а сс, становились уж е ничем неодолимой, громадной действен­ ной силой. Как ни различны по своему характеру и значению были эти явления, все они разными средствами и в разных формах выра­ жали содержание главного исторического процесса, определяв­ шего ход общественного развития, — подготовлявшейся и совер­ шавшейся смены одной общественно-экономической формации другой — феодализма капитализмом. Процесс этот шел неодинаково в разных странах. В Англии буржуазная революция совершилась в X V II в.; еще ранее она произошла в маленькой Голландии. З а океаном, в английских колониях, в Северной Америке, буржуазная революция, вылив­ шаяся в форму Войны за независимость, произошла в 70— 80-х годах X V I I I столетия. Н о в большинстве стран европейского континента, а тем более в странах Востока почва еще не была подготовлена, еще не сложились необходимые условия для бур-, жуазной революции, призванной разруш ить старые феодальные производственные отношения и заменить их новыми — буржуаз- йыми производственными отношениями. Единственной страной на европейском континенте, где проти­ воречия между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями достигли крайней степени, где напряженность и острота классовой борьбы с неотвратимостью вели к революции, была Франция. На протяжении 200 лет развития абсолютистского режима во Франции власть монархии ширилась и укреплялась, достиг­ нув ко времени царствования «Короля-солнца», как называли Людовика X IV (1643—1715), своего высшего расцвета. Но-ужетТоследние годы царствования Людовика X IV , на ру­ беже X V II и X V III столетий, абсолютистский режим начал кло­ ниться к упадку. Причины этого упадка коренились, конечно, не в том, что преемники Людовика X IV — Людовик X V (1715— 1774) и Людовик X V I (1774—1792) — уступали по личным качествам своему предшественнику, как это изображают многие буржуаз­ ные и дворянские историки. Причины были в том, что феодально­ абсолютистский строй изжил себя, перестал соотретствовать социально-экономическому развитию страны и превратился в путы, сковывающие развитие производительных сил, препят­ ствующие их росту. Еще примерно в X VI в. во Франции зародился капиталисти­ ческий уклад. Медленно и постепенно развиваясь в недрах фео^ дального общества, он достиг в последней трети X V III в. раз»
ГЛАВА I. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ 15 витых, зрелых ф орм . Новые производительные силы чем дальше, тем больше, вступали в острое противоречие с господствовавши­ ми феодальными отношениями. Эти противоречия сказывались во всем. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ФРАНЦИИ Хотя Франция и была во второй половине X V IИ в. одной из передовых стран Европы, уступавшей в экономическом развитии лишь Англии, она остава^/итгтгчРше а г р а рной слц1ацай. И з 25 млн. жителей Франции ^ о л с ^ 90Q/J населения составляли крестьяне. Сельское j(03g£iCTB0, по-\ф£5^му остававшееся основой эконо- \ШПГ^ранции, было крайне отсталым. О к о ло одной трети год­ ных к обраб от ке земель н¥'“'в0 зделывались^Т1’“'бь1Ж ‘“П'0 крыты песком и вереском. Орудия и формы обработки зеМли были весь­ ма примитивными: в большей части Франции преобладало тдех; полье, но сохранялось еще и двухполье; травосеяние встречалось редко. Урожайность была весьма низкой, много ниже, чем в Англии. Конечно, и во Франц ии встречались отдельные районы, например на северо-востоке между Кале и Лиллем, а также в не­ которых других местах королевства, где обработка земли велась весьма интенсивно, передовыми для того времени методами, и земля приносила богатый урожай. Н о такие цветущие поля были тогда еще исключением. В целом продуктивность сельского хозяйства оставалась весьма невысокой и еще более понижалась часто повторявшимися неурож аями и недородами. Это тяжелое состояние сельского хозяйства предреволюцион- . ной Франции было обусловлено сохранявшимися в деревне и коренившимися здесь сильнее всего ф еод адм ы ш ь от но1вгентамй'. Дюпон де Немур, французский экономист X V H l столетия, примыкавший к так называемой школе ф изиократов, считал, что накануне револю ц ии дворянству и духовенству принадлежало околоТвОЗУ всех лугов, лесов и прудов королевства й примерно 16~Г7% "^дн а шестая часть) пахотной земли. Эти подсчеты м ож­ но считать более или менее верными лишь применительно к лугам, лесам и прулам. В отношении пахотной земли дело о б ­ стояло иначе. Хотя большая ее часть обрабаты валась крестьяна­ ми, они в подавляюихем большинстве не были собственниками земли. Феодалы были собственниками земли, которой пользовались кр^т_^И£^ Общей исторической тенденцией развития землевладения на протяжении X V I—XVI11 вв. было быстро шедшее сокращение барско^^пашки. К концу XVI11 в. общая площадь земли под барской запашкой была у же совсем незначительной. Н о , не о б ­ раба ты вая сам землю, сеньор еще извлекал из «своей» земли
16 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ДОХОДЫ, выколачивая их из работавшего на «его» земле крестьянина. Как это доказал в свое время известный русский историк И. В . Лучицкий и как это было подтверждено рядом француз­ ских ученых, преобладающей формой крестьянского землевла­ дения во Франции в конце XVIII в. былд, ие^ и в я . Земля, кото­ рую обрабаты вал крестьянин-цензитарий, была'не его собствен­ ностью, а условным владением; он уплачивал за нее сеньору — помещику — так называемый ценз, или чинщ. Наряду с цензом, который обычно фиксировался в неизменной денежной форм е, крестьянин должен был выплачивать сеньору и хлеб’ный обро к — шамла{^, колебавшийся от одной двадцатой до одной шестой снятого у ро ж а я, доходя порой до одной четверти и даже до половины урожая. Помимо шампара, помещик пользовался рядом иных фео­ дальных прав и привилегий: так называемым баналитетньщ дра- вом — исключительным правом владения мельницей^ кузницей, пекарней и т. д., позволявшим ему взыскивать сборы за пользо­ вание ими, правом на взыскание податей за пользование моста­ ми, дорогами и т. п. Широкое распространение во Франции, наряду с цензивой, получила аренда. Сеньор либо дробил свои владения на мелкие участки и сдавал их в краткосрочную аренду крестьянину, либо сдавал большие земельные участки крупному арендатору, кото­ рый, в свою очередь, сдавал их, дробя на мелкие участки, в суб­ аренду. Также весьма распространенным во всех частях коро- 'левства, а в особенности в провинциях юга и центра, было по­ ловничество. Половники (metayers) работали на земле сеньора, отдавая ему от одной трети до половины собранного ими урожая. Н а еще более низкой ступени стояли батраки л поденщики (та- nouvriers et journaliers), либо вовсе ничем не владевшие и под­ держ ивавшие нищенское существование продажей своей рабочей силы, либо владевшие столь ничтожно малым клочком земли, что он не избавлял их от необходимости наниматься к крупным землевладельцам. Одним из ближайших результатов этой системы земельных отношений была крайняя раздробленность и разбросанность зе­ мельных владений, препятствовавшая техническим и иным сп о ­ соб ам улучшения методов ведения сельского хозяйства. В отличие от Англии, где еще в X V I—X V II вв. капиталисти­ ческие отношения довольно глубоко проникли в сельское хозяй­ ство, где помещик перестраивал свое хозяйство на новый, бу р­ жуазный лад и где в свя<и с этим до революции (английской) создалось новое, обуржуазившееся дворянство, во Франции на­ кануне буржуазной революции развитие капиталистических от­ ношений в деревне в целом было все еще слабым. Правда, в ряде мест Франции, в особенности в северо-восточ-
ных провинциях, многие крупные помещики пытались, и нередко не безуспешно, перестроить свое хозяйство на капиталистический лад. Они сгоняли крестьян с земли, объединяли свои р аз об щ ен ­ ные территориально владения и создавали на них либо крупное xro^tfCTBa, либо' стгсгему катта'листического ' фёрЖрст'вГ. ■'В'''ряде“ провинций Франции часть земли в X V III в. перешла в руки буржуазии. Среди крестьянства, как показали исследования Н. И. Кареева, М. М . Ковалевского, Ж · Лефевра и других исто­ риков, уже началось связанное с развитием капиталистических отношений социальное расслоение, кое-где стала выделяться, з а ­ житочная верхушка. В целом во французском сельском хозяйстве конца X V III в. все еще господствовали старые, средневековые, полуфеодальные отношения в их самой грубой и дикой форм е; сеньор-помещик упорно и упрямо цеплялся за эти рутинные, еще при дедах сло­ жившиеся методы хозяйствования и отношения с крестьянами; он по-прежнему старался на основе стародавних феодальных прав взять у крестьянина побольше — все, что можно. Сети феодальных повинностей, плотно опутывавшие о сн ов ­ ного производителя — крестьянина, [лишали его инициативы и стимула к увеличению сельскохоз?ГЙСТВтапотч5— нриизиидстиа. Работая вместе со своею семьей от з^ри до зари, крестьянин должен был отдавать почти все плоды своего труда сеньору, церкви, монархии. Р а з о р я я непомерной эксплуатацией крестья­ нина, доводя его до нищеты, феодалы-сеньоры тем самым подры­ вали и основу собственного существования, и основу экономики всей страны, остававшейся, как было уже сказано, аграрной. Н о их это мало заботило; они жили сегодняшним днем, стремлением к удовлетворению своих непрерывно растущих потребностей, и их помыслы были направлены главным образом на то, как бы изобрести новые способы извлечения дохода от крестьянина. С 80-х годов во французской деревне наступило то, что исто­ рики (французский — Ш е р е ' , а з а ним и другие) назвали позднее «феодальной, .реакцией». Помещики в большинстве провинций королевства стали предъявлять к крестьянам новые, еще более повышенные требования. Они пытались увеличить число ф е о ­ дальных повинностей, стараясь восстановить самые архаические и давно «выветрившиеся» феодальные права, или выжать по дру­ гим действовавшим феодальным правам максимально возм ож ­ ное из крестьянина, В основе «феодальной реакции» 80-х годов лежало проявляв­ шееся и раньше в разных форм ах стремление помещика к уси­ лению эксплуатации крестьянства. Н о к этому присоединились и дополнительные причины. В 70-е годы X V I I I в., как это убе­ дительно доказал французский историк Э. Л абрусс, происходило ‘ {Шере Э. Падение старого порядка. СПб. , 1907, т. 1, с. 24— 75.— Ред.] ГЛАВА I. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ jy
18 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗ!1АЯ РЕВОЛЮЦИЯ e=^ ====!--S ———— s-^==s:= =s=—==^ =^ =^ ^==s= =s==s=s::sss^== падение цен на сельскохозяйствещше продукты. В 80-с годы сель- скбхозяиственные^цены удерж ивались в основном на том же низ­ ком уровне. Связанное с этим сокращение доходов помещиков и толкало их на поиски новых источников дохода. Вместо того что­ бы искать их в улучшении качества обработк и земли, повышении агротехники, агрикультуры вообще, большинство дворян-поме- щиков пошли по казавшемуся им наиболее простым и привыч­ ным пути грубого нажима на крестьян. В своекорыстно-эгоисти­ ческом ослеплении, руководствуясь наивно-хищническим р а сче ­ том «на мой век хватит», помещики-крепостники с яростью , в исступлении усиливали пресс, давивший на крестьянство, у ск о ­ ряя тем самым час неизбежного взрыва. В последние 20 лет перед революцией помещики гтяли тывать и общинные земли, имевшие большое значение для крестьян. Наиболее распространенной формой захвата общин­ ных земель помещиками был так называемый триаж , т. е. выде­ ление из общинных земель одно^мгрети помещику. Н о эта «одна треть» на деле п ревращалась либо в^^гГоловину, либо в две трети, а то и еще больше. Триаж в действительности означал захват помещиками большей части общинных земель. К концу X V III в. промышленность Франции, хотя и значи­ тельно отставала от английской, но тем не менее достигла уже значительного развития. Быстрее других отраслей р азвивалось молодоеухлопчатобумажное производство,^ со средоточенное глав­ ным образ01Г в районе Руана—Гавра, б Лионе было развито шелкоткацкое производство, в Эльзасе, Лотарингии и в Арден- промышленность; «огнедышащие з а в о ­ ды», как ίίχ тогТа^н"азыва‘ли7 были уж е не в новинку. Почти п о­ всеместно были распространены с^сЛн ы е мануфактуры. Значи­ тельное число предприятий производило "различные предметы {юскоши и моды, имевшие большой сп ро с у знати и богатых людейТРранции и других стран Европы. С развитием промышленности сильно в озросл о значение го­ родов, увеличилось их население. В П ариж е накануне рёвоЖций насчиТБгталось уже более полумиллиона жителей, причем при­ мерно пятую часть их составляли наемные рабочие. Но Париж был тогда еще"ёдинственным городом с таким огромным по тем временам населением. Второй по величине город в королевстве, Марсель, имел 90 тыс. жителей. В Лионе, третьем по разм ерам и населению городе, центре шелковой промышленности, было 85 тыс. жителей. Крупный портовый город, ведший большую з а ­ м орск ую торговлю, центр кораблестроительной промышленно- сги—Бордо насчитывал 84 тыс. В другом портовом городе, Нан­ те, было 57 тыс. человек. Р о сл о по мере развития промышлен­ ности население таких городов, как Лилль, Руан, Реймс, Страс ­ бург, Сент-Этьенн и др.
ГЛАВА I. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ jg В промышленности еще важную роль играл цеховой строй с его консервативными традицйями, рутинной техникой и орг а - " низацией труда. Н о ведущая poJib в промышленности принадле­ ж а л а капиталистиТёск'рГ'ману|^актур_ам. Большие м ануфакту­ ры, насчитывавшие по 50—100 рабочих, уже не были редкостью. Наиболее крупные мануфактуры появились в металлургической и каменноугольной промышленности. Н а угольных ш ахтах ком ­ пании «Анзен» , возникшей путем объединения ряда богатейших предпринимателей, раб ота ло 4 тыс. человек. Н а металлургиче­ ских предприятиях компании « Крезо » , созданной в 1789 г., были сооружены четыре доменные печи, два кузнечных горна. Крупные, со значительной численностью рабочих м ануфак­ туры возникли и в ряде отраслей легкой промышленности. Н а мануфактуре «Ван-Робэ» в Аббвилле, производившей тонкие, так называемые английские сукна, работало свыше 1700 человек; в большинстве своем это были женщины. Сюда же можно отнести основанную на передовой для того времени технике, вырабаты­ вавшую набивные ткани мануфактуру Оберкамф в Жуи-ан-Жаза. Артур Юнг, английский экономист, путешествовавший по Ф р а н ­ ции в 1787 г. и оставивший описание своих наблюдений, отмечал, что виденная им мануфактура гобеленов «несомненно, занимает первое место во всем мире», а зеркальная мануфактура в Сен- Гобене является так же самой большой в мире. I В промышленности медленно, но все же стали распростра­ няться машины. С конца 60-х — начала 70-х годов X V III столетия начала применяться вывезенная из Англии м еханическая прялкя « Д ж рннл4ж,. пна долучила распространение в текстильной про­ мышленности Нормандии, Пикардии, в районе Лиона. Применя­ лись так же и английские хлопкопрядильные машины Аркрайта. Нак ануне революции в хдолчатобумажной промышленности насчитывалось 9 ^ механических станков. Б металлургической и горнодобывающей промьГшленности, хотя и в небольшом еще количестве, начали применяться паровые машины. Так, на пред­ приятиях у же упоминавшейся компании «Анзен» имелось 12 п а­ ровых маши^1. Исторически назревш ая необходимость в переходе от ручного труда к машинному производству подталкивала передовую тех­ ническую мысль во Франции на поиски изобретений, принци­ пиально по-новому реш ающих задачи производственного процес­ са. Еще в конце X VH в. французский физик Дени Папен подошел вплотную к решению принципа создания паровой машины. В 1690 гЦТапен^юстроил пароатмосферную машину, а в 1707 г. он сконструировал первый, хотя, конечно, еще очень примитив­ ный пароход. Открытия Папена не получили непосредственного применения во Франции, но они были показательны как от ра­ жение той настоятельной потребности в переходе к новой тех­ нике, которая явственно ощущалась уже и во Франции.
20 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — Вслед за машинами, вывезенными из Англии, во Франции стали появляться машины отечественного производства. В одном из документов той эпохи — отчете инспектора мануфактур в О р ­ леанском округе — сообщается о том, что в Орлеане пустили в ход «довольно значительное количество» новых к ард ов их пря дильных машин, «сделанных во Франции по образцу машин дав но уже и с большим успехом употреблявшихся в Манчестере» Все же преобладающим, господствующим во французской промышленности продолжал оставаться ручной труд, да и боль шая часть мануфактур была невелика по размерам и по коли честву занятйх в· них рабочих. Н о еще более распространенной, ч"ём централизованная майуфактура, была так называемая « ра с­ сеянная мануфактура», т. е. такая организация производства, при которой рабочи е ^'Имй чаще всего были сельские жители — крестьяне), получив от купца-мануфактуриста материалы, п р о ­ изводили для него работу у себя на дому. Промышленность занимала важное место в экономике стра­ ны. Из французского экспорта в 1785 г., оцениваемого в 300 млн. ливров, на долю предметов промышленного производства при­ ходилось 150 млн. ливров, т. е. половина. В числе предметов, экспортируемых из Франц ии, были^сукна,, полотно, шелковые и шерстяные ткани, парча, сарж а, вышивка, кружева, батист, чул­ ки, шляпыТ перчатки, веера, модные изделия, украш ения, штоф- » « € o 6o ^ часы, драгоценности, посуда, стальные и прочие метал­ лические йзделия,'бумага, книги, картины, мыло, свечи, зерка ла, ' изящная мебель и т. д .'Это'Г перечень главных статей француз­ ского промышленного экспорта, приведенный министром Некке- ром, дает довольно точное представление о характере француз­ ского промышленного производства. Если в целом в списке экспортируемых товаров весьма явственно преобладают., пред-, меты легкой промышленности над производством тяжелой, то все же тгелБЗя-не н^жэнвтБ'разнообразия и соответственно разно­ сторонней специализации французской промышленности. Н о и развитие промышленности сковывалось феодально-абсо- лютистским реж им ом . У зость внутреннего рынка вследствие к р айней бедности основной ^..адассы населения — крестьянства, правительственная регламентация производства, цеховой лоря- док, разобщенность и обособленность провинций были серьезны­ ми преградами, задерживавшими рост промышленного произ­ водства. Те же феодальные путы создавали помехи и развитию торгов­ ли. З а последнее столетие перед революцией внешняя и внутрен­ няя торговля Франции значительно выросла. З а период с 1715 по 179? г.· обороты французской внешней торговли увеличились в 4 раза. За 2 года до революции, в 1787 г., оборот внешней тор­ говли Фраиции равнялся 1 млрд, 155 млн. лив|1рв. Франция вела торговлю со всеми европейскими государствам и, с Америкой, со
странами Востока. Большое место во внешнеторговом обороте занимала колониальная торговля,. И з своих колоний в Вест-Ин­ дии ^Сан-Домйнго и др.) фракция “вывозила сахар, п р^ости и “Другие колониальные товары. Распространенной и весьма до хо д­ ной была торговля неграми-рабами. Бордо, Марсель, Г авр, Нант стали крупнейшими морскими торговыми портами; здесь ж е развивалось и значительное судо- CT£oeHjie.^ О д н а к о внутренней и внешней торговле препятствовали не только р азно г о рода ограничения коммерческой инициативы купцов, но и в особенности разобщенность внутреннюгтгров^нций Франции, ра зделенной таможенными границами, на которых взи- ШРгжгЬ^различны^ Н о ^ ^ с провозимых товаров. Естественно, что такой порядок провоза товаров по~внутренним путям Франции вел к их резкому удорожанию и создавал многочисленные з а ­ труднения развитию торговых связей. Совершавшееся, несмотря на все преграды, развитие промыш­ ленности и торговли, проникновение капиталистических отнош е­ ний в сельское хозяйство свидетельствовали о том, что в недрах феодального общества уже сложились достаточно развитые ф ор ­ мы капиталистического уклада. В существовании в недрах феодального общества созревших форм капиталистического уклада В. И . Ленин видел одно из о с­ новных различий между революцией буржуазной и революцией социалистической (как известно, последняя происходит в от<^ут- ствие сложившихся форм социалистического уклада). В . И . Л е­ нин писал: «Одно из основных различий между буржуазной ^ социалистической революцией состоит в том, что для буржуазной революции, вырастающей из феодализма, в недрах старого строя постепенно создаются новые экономические организации, кото­ рые изменяют постепенно все стороны феодального общества. Перед буржуазной революцией была только одна задача — сме­ сти, отбросить, разрушить все путы прежнего общества» ^ ГЛАВА I. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ 21 ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ФРАНЦИИ Вершиной феодально-абсолютистского строя являлась м онар­ хия, королевская власть. Король по-прежнему обладал неограниченной, сам одерж ав-. ной властью; ему принадлежало окончательное решение всех внyτpeннцJCJj^внeшни он назначал и смещал министров и чиновников, издавал и отмен ял ^ ^ ко ка^а^ и миловал. Людовик X VI, хотя и был человеком слабым и мало­ душный, любил напоминать о своих самодержавных правах и * Ленин в. и. Поли. собр. соч., т. 36, с. 5.
22 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ссылаться на «божественное нача ло» своей неограниченной власти. В годы его правления царил полный произвол. Грозные королевские lettres de cachets (тайные приказы об аресте) на­ стигали сотни людей в разных местах королевства, наводя страх на население страны. Военная мощь Франции казалась внушительной, а ее внеш­ нее положение — солидным и прочным. Брак Людовика XV I с австрийской πpинцeccoй_iШ42Jί£iMшτy.aнeττoй, л о ч ер ь ю импе­ ратрицы Марии-Терезии, должен был еще больше укрепить п о­ ложение французского королевства в Европе благодаря сою зу двух могущественных д ерж ав континента, Королева Мария-Антуанетта, легкомысленная, постоянно ис­ кавшая развлечений, казалось, вернула французскому двору его прежний блеск. Одно празднество следовало за другим, балы сменялись пышно поставленными представлениями; корол евск ая охота поражала своим великолепием: в конюшне короля было около 1600 лошадей, которых обслуживали 1400 слуг. Внешне королевская власть сохраняла свое прежнее могу­ щество. Огромный бюрократический ап пара т абсолютистской м о н а р ­ хии охватывал своими щупальцами все области общественной и даже личной жизни. Этот аппарат был громоздок, сложен и многообразен. Сохраняя наслаивавшиеся веками различные законы, правила и обычаи феодального происхождения, французский абсолютизм в государственном, административном и правовом отнош ениях представлял собой крайне запутанную, сло жную и внутренне противоречивую систему организации власти. В административном строении Франции отсутствовало какое бы то пи было единообразие. Страна была разделена на мно­ жество^ провинций, ^ свою очередь делившихся на более мелкие и разноо^аЗнЬГС'·административные единицы: сенещ.альства,,ж£~ нералите и т. п. В се эти различные административные единицы СТРОИЛИСЬ не по признаку экономических свя^й „района, а по разным, довольно случайным пр’ичи'намГЗТСГ’были в большинстве своем прежние самостоятельные феодальные владения, в разное время присоединенные к французскому государству. Эти провин­ ции прочно сохраняли старую феодал.ьную^обособленность. Н е ­ которые из них, как, например, Франш-Конте, имели особые права и формы управления и назывались даже провинциями, «считающимися как бы чужеземными». Другие, вроде Эльзаса, именовались «провинциями на положений чисто заграничных» и так же имели свое устройство и пра^ва^ Внутри отдельных п р о­ винций некоторыё'города или сельские местности обладали авто­ номией или имели особые права и обычаи или добивались их. Провинции королевства управлялись соверш енно., ^щзлично; в них'бНлйГсвои администратИвнЯГТГ^удебШеТюрядки; по-раз­
ному взимались налоги; устанавливались разные тарифы и о бл о ­ жения на провозимые товары и торговые сделки; даже меры веса- длины и объем а не были одинаковыми. “Понятно, что эта HCKyccTBeirHO охраняемая обособленность и разобщенность составных частей государства и сложная, рутин­ ная, большей частью нелепая система административного у пра в­ ления создавали преграды развитию промышленности и торговли и всем видам хозяйственных связей. Главной функцией огромного правительственного аппарата было подавление трудящегося населения и выколачивание из него налогов и всякого рода поборов. Невежественные и продаж­ ные чиновники ревностно следили за незыблемостью установлен­ ных порядков и подвергали мелочной Ьпеке и контролю производ- ство, торговлю, строительство, п р освещ ^и е, культуру, все сферы ' духвв«€т-жт13Ни и частную жизнь подданных'корЪля. Производство подвергалось самой придирчивой и мелочной правительственной регламентации. Для значительного числа то­ варов были установлены точно определенные образцы, как п ра­ вило давно устаревшие, а малейшее уклонение от них влекло за собой уничтожение готовой и вцолне доброкачественной продук­ ции. Множество специально контролирующих производство инспекторов постоянно следидц.за„л£М.,- ятобы—не—пропусхить в'^св'ет каких-либо «опасны х» нововведений в промышленности и сельском хозяйстве. С крайней придирчивостью правительство контролировало и д ерж а ло под неусыпным полицейским надзор ом произведения человеческой мысли. З а каждой отраслью знания следили спе­ циальные королевские цензоры. Всякое печатное слово находи­ лось под строгой неняурЫ^ - Някянунр революции, в 1789 г., з а юридическими науками следили 33 цензора, за медициной — 2 1 , за анатомией — 5, за математикой и физикой — 9, за изящной сло­ весностью — 24 и т. д. Произведения, признанные «крамольными», подвергались сожжению. Н е будучи в состоянии уничтожить гласное общественное мнение, правительство ста рал ось держать его в жесткой узде. « Во Франции монарх говорит, а народ повинуется», — писал один из министров Людовика XVI — граф Верженн. ГЛАВА ί. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ 23 КЛАССОВАЯ СТРУКТУРА Монархия сохраняла незыблемым старое феодальное-деле- ние общества на рпглпи'йя~~В~пррнп1ГгЪр.ппдие входило духовен- ство. во второе — дворянство: все остальное населений состав» ^ л о третье сослйвие^. · Старая^Ьрмула гласила: «Духовенство служит королю мо­ литвами, дворянство — шпагой, третье сословие — имуществом» .
Служить «молитвой» и «шпагой» было, конечно, неизмеримо лег­ че, чем «служить имуществом», т. е. оплачивать все расходы м о­ нархии; это определение раскры вало неравноправное положение третьего сословия. Д у ж ш ш с 1 ва--и_дворянство--были ничтожным меньшинством населения; вместе.они составляли мене^ 1 % ^ е х жителей Франц ии. Н о эти десятки тысяч человек о о 1)*313вали привилегированные сословия и принадлежали к господствующе­ му классу феодально-абсолютистской Франц ии. В руках привилегированных сословий были высшие государ­ ственные и церковные посты в королевстве, все командные д ол ж ­ ности в армии; из представителей этих сословий состояли при­ дворный штат и ближайшее окружение короля. Дво ряне и высшее духовенство, поколениями воспитанные по правилу — жить за счет чужого труда, развращенные и изнежен­ ные праздностью, не знающие никаких забот, давно утратили всякую сп особность к производительному труду и превратились в паразитическую общественную группу. Hoj^^BeHCTBO и.двор_янство .не были однородны. Тогда как высшее духовенство — архиепископы, епископы и другие «князья цергаи», принадлежавшие к знатным дворянским фамилиям, яв­ лялись в основном крупнейшими землевладельцами и входили в состав господствующей феодальной аристократии, низшее духо- венство — приходские сельские священники, кю ре Ьыли от них достаточно далеки. Вышедшие большей частью из крестьянской или буржуазной среды, сельские священники, обладавшие очень скромным, нередко грошовым достатком, и по своему материаль- нс»лу положению, и по образу жизни, и, наконец, по связям были ближЁ-К.„своим сельским прихожанам — крестьянам, чем к пред- ставителям высшей иерархии первого сословия. " В рядах дворянства также были известные различия между составляющими его слоями. Высшее дворяд£тво — придворная аристократия, занимавшая руководящие государственные долж­ ности, жившая в великолепных, ослеплявших роскошью дворцах Париж а, относилась с высокомерным пренебрежением и к про­ винциальным мелкопоместным дворянам, и к служилому-дво­ рянству. Эти несколько тысяч аристократических семейств, не доволь­ ству ясь ятгот^^йсленнШ1и доходами, получаемыми ' с крестьян управляющими их огромных имений, разоросанны х в разных частях страны, легко и щедро черпали громадные суммы из к аз­ ны, призванной, по их мнению», покрывать их непомерные р а с х о ­ ды. Различного т яш Гсйнекуры (оплачиваемые должности, не связанные н(ГС какими реальными обязанностями), пенсии, суб­ сидии, королеЕСкие « дары » и прочее. стоивш11е-х.осударстдУ-1 >1 но· гих миллионов'ливров и в конечном счете оплачиваемые теми ж е крестьянами в виде налогов, не могли удовлетворить безгра­ ничной потребности аристократии в деньгах. В последние годы 24 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
перед революцией из государственной казны было уплачено 23 млн. ливров графу д’Артуа, брату короля, на покрытие его долгов, 1200 тыс. ливров графине Полиньяк на уплату ее долгов и приданое дочери, 100 тыс. ливров графу де Гиш в приданое его дочери, 1750 тыс. ливров — п остоянная пенсия семье герцога де Ноай и т. д. Н а одну лишь выплату пенсий казна тратила в год 28 млн. ливроБ — сумму по тем временам огромную. Н о и все эти громадные поступления из казны не могли по­ крыть колоссальные долги придворной знати. Герцог Орлеан­ ский, один из самых богатых людей во Франц ии, имел долги, доходившие до 70 млн. ливров с лишним. Кардинал Роган, так­ же весьма богатый человек, имел долгов на 2 млн. ливров. Ка- лонн, назначенный в 1783 г. генеральным контролером финансов с тем, чтобы ликвидировать прогрессирующий дефицит, начал с того, что погасил за счет королевской казны свои личные долги, достигавшие 220 тыс. ливров. Провинциальное дворянство и по доходам, и по образу жиз­ ни отяичалосв--от б'Л^ггшнй~хггшгитгб1Гзнати. Деревенские п о­ мещики, особенно из обедневших, получали скудное образование, нередко с трудом подписывали свою фамилию; кругозор их был весьма ограничен. Н о при всем своем невежестве и деревенской заскорузлости любой, даже самого скромного достатка помещик мнил себя господином «своих» крестьян и нещадно их эксплуа­ тировал. В отличие от старого, родового дворянства (так называемого «дворянства шпаги») служилое — судейское и чиновничье ~ дво- р'^нствот'иЖенуемов обычно едворянством мантию^ вышло в^свре время из рядов буржуазии, ку11иО;вГфянское звание' за де^ньги. Закрепив за собой посты в парламентах — высших судебных' учреждениях того времени, в административном и судебном аппарате, извлекая из своего положения определенные выгоды и доходы, «дворянство мантии», несмотря на известную грань, отделявшую его от родовитой аристократии, стремилось с ней сблизиться и породниться. За во ев ав себе определенное место в системе феодально-абсолютистского режим а, служилое дво­ рянство было заинтересовано в его сохранении. Допуская воз­ можность некоторых р еф ор м , которые упорядочили бы, улучши- ли существовавший режим, «дворянство мантии» было реши­ тельным противником каких-либо радикальных перемен. Каковы бы ни были различия между отдельными группами первых двух сословий, они не вели к сколько-нибудь существен­ ным противоречиям между этими группами. Общим, что объеди­ няло все группы внутри первого и второго сословий (за исключе­ нием разве низшего духовенства), являлось то, что они были при­ вилегированными и правящими сословиями, эксплуатировавши­ ми, подавлявшими и угнетавшими остальную часть нации, и в первую очередь крестьян. ГЛАВА Т ФРАНЦИЯ ПЕРПД РЕВОЛЮЦИЕЙ 25
Первое и второе сословия — духовенство и дворянство, состав­ лявшие опору монархии, являлись паразитической и глубоко ре­ акционной силой. Прав да , в последние дecяτилeτияJЗJ£pдгup£^QЛJШlιeй в ря дах дворянства произошла нова я nep^erpjnnKp.oaKa, разм еж евавш ая уже не соответствовавшее старое деление на «дворянство ш па­ ги» и «дворянство мантии». Некоторая, количественно мевъшая часть дворянства подверглась в довольно значительной степени обуржуазиванию , т. е| пыталась перестроить ведение своего хо-/ зяйства на новый, каТШТ^йГСТиче,скии" лад, охотно^принимала у^гастйе во всяких выгодных торговых или промышленных пред­ приятиях, вкладывала капиталы в за м о рск ие колониальные пред­ приятия, приносившие весьма большие прибыли, и т. п. И по своим материальным интересам, и по своим политическим в о з­ зрениям это либеральное, обуржуазившееся дворя н ^ в о ориенти­ ровалось уж>Т1е-та-чгг^рБГЙ''феод^^ строй и его силы, а на рождающееся новое буржуазное общество и на крупную буржуазию, в которой оно находило много для себя род­ ственного. Представители либерального дворянства, в рядах которого можно было встретить такие громкие дворянские имена, как, н а­ пример, герцоги де Эгийон и де Ноай, маркиз Лафайет, граф Л арош фуко , братья Ламеты, гласно высказывали свое неодобре­ ние политике, проводимой абсолютистским режимом, и даже а ф и­ шировали свои симпатии передовым идеям буржуазии. Но в от­ личие от Англии, где создался широкий слой нового двооянства, во Франц иш либеральное дворянство было сравнительнойнемн<д:^... ^ о ч и с л е н н о ^ В ыделение из рядов привилегированных сословий л1г6 ер’альГ1о1 о дворянства во всем своем значении сказалось позже, во время революции, когда оно пошло по пути полити­ ческого блокирования с крупной буржуазией. Третье сословие в классовом отношении было неоднородно. В его состав входили буржуа^ _ крестьяне, плебейство, т. е. р е­ месленники, мелкие торговцы, р а б очие и т. д . .Н о все эти классы и классовые ^руппьГбыли одинаково политически бесправны. Они были не только полностью устранены от всякого участия в управлении государством, не только лишены каких-либо политических прав, но и поставлены в отношения зав иси­ мости и подчинения от привилегированных сословий. Ро ст капи­ талистических отношений, развитие промышленности и торговли, формирование капиталистического уклада, соверш авшиеся, не­ смотря на все препятствия, в недрах феодального строя, весьма усилили и укрепили буржуазию. К концу X V III в. буржуазия стала самым сильным, самым богатым и экономически могущест- ве1шым классом. В руках буржуазии были сосредоточены огром­ ны'!^ капиталы, о н а владела промышленными предприятиями страны, вела всю торговлю, внутреннюю и внешнюю, успела 26 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
приобрести ц значительную земельную собственность. Велико­ лепные особняки, вьфосшиё'в кварталахРуаяяь и Cent- Оноре в Париже, своей роскошью затмевали дворцы старых вельмож. Провинйиальная буржуазия не уступала в богатстве столичной. Бордосский буржуа Бонафе к началу революции вла­ дел 30 судами и состоянием, оцениваемым в 16 млн. ливров. О б ­ ладатели крупных миллионных состояний были далеко не редки в рядах буржуазии. Разорившиеся, промотавшие свое наследство дворяне должны были постоянно прибегать к займам у богатых буржуа. В займах у буржуазии почти непрерывно нуждались и королевский двор, казна. Буржуазия была и богаче, и образованнее привилегирован­ ных сословий. О н а стремилась овладеть наукой, поставить ее на службу своим целям, противопоставить ее религии, с помощью которой дворянство и духовенство пытались укрепить и защитить свои слабеющие позиции. Буржуазия сознавада свою мощь и верила в свои силы. Ы а при феодально-абсолютистском режиме она была_политически бесправна;. Любой захудалый^' промотавший свое состояние дво- ря'нйн-мог третировать почитаемого в своей среде буржу а . Бу£- жуазия быля птртранена от государственного руководства, и дела в государстве велись не так, как ей хотелось к как это соответ­ ствовало бы ее интересам. Материальные выгоды_ буржуазии ущемлялись на каждом шагу абсолютистским режимом'и при­ водимой им политикой. В ирометшленности, в торговле, в своей предпринимательской инициативе — во всем она наталкивалась на ограничения, иску.схтвенные преграды,- правительственный контроль и вмешательство. Бедствия и страдания простого н а ро ­ да — крестьянства и городской бедноты — сами по себе отнюдь не трогали расчетливых буржу а , но они не могли не понимать, что расширение внутреннего рынка невозможно без изменения положения крестьянства, без повышения его покупательной сп о ­ собности. И если в целом буржуазия относилась к народу с враж­ дебной недоверчивостью и боязнью, то наиболее умные и реши­ тельные ее представители понимали, что народ может стать той силой, опираясь на которую буржуазия достигнет власти. В рядах буржуазии были также некоторые различия между отдельными ее группами. Верхуш ку буржуазии составляли круп­ нейшие богачи: миллионеры, банкиры, финансовые тузн, " полу­ чавшие огромные доходы от денежных ссуд, которые они предо­ ставляли двору и придворной знати. Эта буржуазная аристокра­ тия стояла ближе других групп буржуазии к абсолютистскому режиму, но и она была ущемлена своим политическим бес­ правием. Более многочисленная торговая и промышленная буржуазия каждодневно в своей хозяйственной деятельности испытывала давление оков феодально-абсолютистского режима. Мелкие тор- ГЛАВА I. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ 27
28 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ГОНЦЫ и мелкие предприниматели также, естественно, были не­ довольны господствовавшими порядками. Но различие положения отдельных групп буржуазии в пред­ революционное время существенного значения не имело. Бур- ^яяи^пр.и..- |ц^ем^ в о е к о [ ^ 1стии. при всей своей подозрительности и враждебности к награду в“целом как класс была в ту пору ре- волю_щю Она жадно рвалась к власти, стремилась перестроить общество на новых, соответствующих ее интересам началах. Буржуазный строй, который она хотела создать, по сравнению с изжившим себя феодальным строем, был в то время исторически прогрессивным. Главные тяготы феодально-абсолютистского режим а несло на своих плечах подавляющее большинство населения — кресть­ янство. Личная крепостная зависимость крестьян к концу X V III в., за очень незначительными исключениями, исчезла уже на всей территории Франц ии. Однак о лишь количественно сравнительно небольшая группа кре'стья1ГТГладела вполне независимой земель­ ной собственностью, так называемымкллодол^] Подавляющ ее же большинство крестьян принадлежало к¥жпгазываемым крестья- нам-цензитариям, платящим сеньору за владение землей, н ахо ­ дящейся в верховной собственности сеньора. Собственность феодала на землю и «узаконяющие» ее фео­ дальные права, ревностно охраняемые феодально-абсолютист­ ской монархией, давали помещикам-сеньорам возможность бес­ пощадно эксплуатировать крестьян. К ак уже говорилось^ поме­ щики взимали с KpecT^]i. _ j[L^MHHbiH... невыкупаемый оброк (чинш) и значительную долю урожая (шампар). При покупке и п родаж е имущества кр"естьянин или другой его владелец (недворянин) должен был платить определенную сумму поме­ щику. За право пользования дорогами или мостами, располо­ женными на земл^сёньора, кр^стБ'Янйн также должен был вносить плату. Он должен был платить за помол хлеба на п о­ мещичьей мельнице, за пользование паромом для переправы через реку, за пыль, поднимаемую стадом на дороге, и т. п. Ты­ сячами нитей феодальных прав и привилегий помещик опутывал крестьянина, высасывая из него все соки. Сами эти феодальные права были крайне запутанны, сложны и противоречивы; ра зо ­ браться. в них не могли не только неграмотные крестьяне, но нередко и опытные судейские сутяги, выискивавшие для поме­ щиков новые источники доходов. Как выразился один исследо­ ватель, эти сложные феодальные права, определявшие отноше­ ние владения и собственности, «походили на сплетения корней дряхлеющего леса, который всюду задерживает и душит молодые поросли». Помимо разного рода платежей помещику и выполнения для него повинностей, крестьянин должен был расплачиваться и
ГЛАВА I. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ 29 F ——— ............. ■■■ ;'■■■■—-=~==——~==а-Д —SS=^=--=-S-=;--—-— с церковью, и с государством. Церковь взыскивала с крестьян так называемую лег.ятину Эти ненавистные крестьянам поборы были весьма многообразны . Десятина, именуемая «реальной», о зн ача ла отчуждение в пользу церкви части доходов, получаемых крестьянином с земли. Обычно это был либо десятый, либо две­ надцатый, либо пятнадцатый сноп хлеба, убираемого с поля; в виде исключения, например, в Бретани отчуждаемая церковью доля была меньшей. Были еще так называемая «персональная» десятина, предусматривавшая взимание в пользу церкви доли доходов с промыслов и ремесел, и «древняя» десятина, преду­ сматривавшая поборы в силу установившегося обычая. Особый вид десятины взимался с возделываемой нови, целины и т. д. Подобно помещикам-сеньорам церковь в конце X V III в. ста­ ра л ась увеличить ст.арые^и ввести новые п о б о р а с крестьянства. Она стремилась теперь взыскй'вать'десяНну'с таких п~родуктов, которые ранее не облагались: с картофеля;"проса, конопли, репы и пр. Это не могло не вызывать негодования крестьян. Стремле­ ние церкви к увеличению и расш ирению десятины было лишь частным случаем усиления феодальной эксплуатации крестьян­ ства, одним из проявлений «феодальной реакции» . Королевской власти крестьянин должен был платить ряд на­ логов и податей; налог с имущества (талью), особ о с доходов (двадцатину), подушную подать (капитацию). Предметы самого широкого потребления — соль и вино также были обложены на­ логами. Их взимание передавалось государством за значитель­ ную сумму на откуп. Откупщики относились к числу самых не­ навистных общественных групп. Интенданты, чиновники на местах произвольно облагали крестьян всякого рода дополни­ тельными поборами и взиманиями. Недоимки взыскивались жестоко и беспощадно. Идти жаловаться было некуда, судиться бесполезно: власть везде была на стороне помещика. Известный французский писатель X V I I в. Ж а н де Лабрюйер ■так писал о крестьянах своего времени: « П оро ю на полях мы ви­ дим каких-то диких животных мужского и женского пола: гряз­ ные, землисто-бледные, иссушенные солнцем, они склоняются над землей, копая и перекапывая ее с несокрушимым упорством; они наделены, однако, членораздельной речью и, выпрямляясь, являют нашим глазам человеческий облик; это и в самом деле люди. Н а ночь они прячутся в логова, где утоляют голод ржаным хлебом, водой и кореньями. Они избавляют других людей от не­ обходимости пахать, сеять и снимать урожай и заслуживают этим право не остаться без хлеба, который посеяли»’ . Крестьянин изнемогал под тяжестью феодального гнета. Чем дальше шло вр”^емя,' тём труДнее' и хуж е ему жилось; крестьян­ * Характеры или нравы нынешнего века. М .; Л. , 1964,
30 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ство нищало, многие сотни тысяч крестьян, лишившихся не толь­ ко всякого имущества, но и крова, превращались в бродяг, в ни­ щих, уходили в леса. Считали, что во Франции накануне револю­ ции было от 1,5 до 2 млн. полностью обнищавших крестьян. Доведенные до отчаяния, крестьяне то и дело брались за вилы и топоры — поднимали восстания. Понятно, что при таком положении крестьянства прогресс сельского хозяйства чрезвычайно затруднен. Шедшее ж е в это время развитие капиталистических отношений в деревне вело к социальному расслоению внутри крестьянства. В деревне ста­ ла выделяться верхушка богатых крестьян, эксплуатирующая труд батраков. Но, поскольку главным источником бедствий крестьянства был феодальный режим , поскольку феодальные права помещика и налоговая политика государства ущемляли интересы всех групп крестьянства, оно единодушно выступало против существовавшего режима. Крестьянство, задавленное непосильными налогами, п о б ор а ­ ми, платежами, ‘Податями, эксплуатируемое и угнетаемое поме­ щиками, церковью, ростовщиками, местными чиновниками, высшей властью, по сам ому своему положению являлось общест­ венной силой, кровно заинтересованной в уничтожении феодаль­ но-абсолютистского строя. В Париже и в других больших городах образовался значи­ тельный слой плебейства. Р абочие, ремесленники, мелкие т ор ­ говцы, р а 3 носчйТГй*'товаров, бродячие музыканты, люди, живущие случайной работой, безработные, полунищие ютились на о к р а и ­ нах больших городов, влачили жалкое, голодное существование. Некоторые историки, например А. Собуль, называют этот слой населения санкюлотами. П лебе^^ство б ыло полностью^«есправной социальной группой. Если ^ур ^ ^ ^и я , являвшаяся также политй'чески бесправнои, благодаря своему богатству, своему образованию, своим связям, своему весу в обществе, обеспечивала себе известную незави­ симость и могла оказывать влияние на ход общественной жизни, то плебейство, третируемое как «чернь», было поставлено на с а ­ мые низшие ступени социальной лестницы. В старой, предрево­ люционной Франции плебейство было низведено на положение париев; с его интересами и нуждами никто не считался. Неудивительно, что плебейство — са м а я бедная и обездолен­ ная часть населения — шло в первых рядах борцов против фео- дально-абсолютистского строя. На протяжении XVII и XVIII столетий плебейство не раз подымало вооруженные восстания, отличавшиеся нередко боль­ шим упорством и ожесточенностью . Из рядов городской бедноты и разоривш егося, крестьянства форм ировались кадры рабочпхгг Развитие" промышленности, естественно, привтао к гюйвтгению, а затем к возраста нию числа
рабочих. Не только в Париже, но и в таких городах, как Лион^ Руан, Марсель, Бордо, Нант и другие, число рабочих стало до,- вольно значительным. Поскольку фабричного машинного произ­ водства тогда еще не было, состав французского рабочего класса той поры складывался из разных групп: gaбoтаx^JixpaладQдaн- ных мануфактур, рабочих и подмаст^ев'рассеядньу: ^ н у ^ ^ - лургТ)TM^вСЯ^тшиТ*раб0 чих; подмастерьев и^учеьГйков, сезонных рабочих, строителей. Это не был еще пролетариат в современном понимании, т^е^ пролетариат машинного-каяиталисхического про- изводства^^это был пролетариат мануфактурного периода. Положение рабочих 'бы ло невыносимо тяжелым. Рабочий день длился 16—18 часов; работать приходилось в темных и сы­ рых помещениях. З а этот каторжный труд, доводивший рабоч их до полного изнеможения, они получали грошовое вознагражде­ ние, которого не хватало для самого скудного пропитания раб о­ чего и его семьи. Рабочие многократно устраивали стачки, чтобы добиться повышения заработной платы; нередко, доведенные до отчаяния, они брались за оружие. Н о все же на том начальном этапе формирования пролетариата рабочие еще не осознавали себя как особый класс, не понимали своих классовых интересов, не были еще способны к самостоятельной классовой борьбе и шли за буржуазией. КРИЗИС ФЕОДАЛЬНО-АБСОЛЮТИСТСКОГО СТРОЯ ГЛАВА I. ФРАНЦИЯ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ gj Так, несмотря на различие полол<ения и интересов классов и классовых групп, входивших в состав третьего сословия, эти классы и классовые группы, правда по разным причинам, стра­ дали от феодально-абсолютистского режима и были заинтере­ сованы в его ликвидации. Ставший исторически реакционным, феодально-абсолютист­ ский строй тормозил развитие производительных сил и новых общественных отношений во Франц ии, которые у же выросли в недрах феодального общества до более или менее зрелых форм капиталистического уклада. Классовые интересы буржуа зи и, крестьянства, городской мел­ кой буржуазии, рабочих вступали в острое противоречие с гос­ подствовавшим феодально-абсолютистским строем и п оддержи­ вавшими его силаш! и в^а^тно требовали его уничтожения. Это значит, что во Франции в конце XVIII столетия сложи­ лось такое соотношение классовых сил, которое создавало усло­ вия для образования боевого антифеодального сою за всех клас­ сов и классовы х групп, входивших в третье сословие. В этих противоречиях были заложены основные причины бур­ жуазной революции, предопределявшие ее неизбежность. Поскольку феодализм коренился сильнее всего в сельском хозяйстве и без уничтожения феодальных пут было невозможно
32 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ быстрое развитие капиталистических отношений не только в сель­ ском хозяйстве, но и в промышленности и торговле, поскольку крестьянство представляло главную м ассу населения и одну из основных движущих сил будущей революции, — ахцарный вопрос стал главным вопросом назревавшей во Франц ии революции. Те самые .основные причины, которые делали неизбежной р е­ волюцию: глубокое противоречие м^жду феодальным строем и вырастаю щим“ иТ1ег^нЖрПка1[1йтал113мом его классовое"выра- третьим. с о с л о Ш 1Г ‘иПГ1р1Ип&шгегиро- ванными сословиями;-^ :рмялись определяющими и в обострении кризиса всего'“^фГёЬдального строя. Этот кризис, углублявшийся на протяжении X V I I I в., к концу столетия принял крайне острые формы. Главной силрй, расшатывавшей и ослаблявшей феодально- абсолютистский^ строй, были н а р однь1е м_а^.сы. У ж е в X V II и X V III столетиях Францию” потрясалη“^*οι5η народные восста­ ния. То здесь, то там вспыхивали кр'^сте1япнтегог“в ^ порою распространявшихся на доБрую' Tp^b^TiopWemrrB^. Крестьянская война 1636—1637 гг., восстание «босоногих» в Н о р ­ мандии в 1639 г., крестьянское восстание в Бретани в 1675 г., восстание «камизаров» в южных провинциях Франции в 1702— 1705 гг., так называемая «мучная война» в 1775 г.— вот перечень только некоторых из известных крупных крестьянских восстаний. Нередко крестьянские восстания объединялись с вооруж ен­ ными выступлениями городской бедноты, и тогда правительству приходилось напрягать до крайности силы, чтобы подавить это движение народа. Так, например, в 1725 г. происходили крупные народные волнения в ряде городов и в сельских местностях Ф ра н ­ ции. После неурожайных, голодных 1^47—1748 гг. во многих о б ­ ластях Франции вспыхнули народные восстания, а с декабря 1749 г. по май 1750 г. в П ари ж е бушевали народные волнения, доходившие до острых вооруженных схваток с властями. Н о как ни суровы были репрессии абсолютистского правительства, как свирепо ни расправлялось оно с восставшим народом, крестьян­ ская война, то затухая на некоторое время, то вспыхивая снова с удвоенной силой, п родолж ал ась в течение долгих десятилетий, предшествовавших революции. Эти мощные крестьянские восста­ ния были грозными раскатами грома, предвещавшими прибли­ жение революционной бури. В то же время и буржуазия, по мере развития капиталистиче­ ских отношений становившаяся все более зрелой и сильной, все резче сталкивалась со стоящим поперек ее дороги феодально­ абсолютистским строем. Поскольку крестьянство по самой своей социальной природ· неспособно к самостоятельной, организованной борьбе, а тем бо лее к руководящей роли в революционном процессе, а рабочил класс в то время только формировался и был еще очень слаб и
незрел, руковолство всеми классовыми силами» входившими в третье сословие, выпало на долю б^ржу^ии ^Молодая буржуа­ зия сумела возглавить третье''‘с0словйТ— народ — в борьбе п ро­ тив феодально-абсолютистского строя и стала вождем рево­ люции. ГЛАВА II. ПРОСВЕЩЕНИЕ 33 * Глава II* ПРОСВЕЩЕНИЕ. ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА РЕВОЛЮЦИИ Кризис феодального строя, все увеличивавшийся разры в меж­ ду привилегированными сословиями, возглавляемыми двором, и большинством нации — третьим сословием, консолидация анти­ феодальных сил в стране, нарастание массовых народных дви­ жений — все это должно было найти отражение в идеологической борьбе. Еще за много десятилетий до того, как накапливавшиеся классовые противоречия прорвались в революционном взрыве, в мире идей и мнений началась открытая борьба. Писатели, фи­ лософы, историки, публицисты, представлявшие восходящую ре ­ волюционную бурж уа зи ю или народные массы, повели смелую атаку на идеологические позиции феодально-абсолютистского р е ­ жима, подготавливая тем самым умы и сердца к предстоящим боям. 3jroT процесс идеологической подготовки революции р а ст я ­ нулся на ряд “этапов. Уже в последние десятилетия царствования Людовика X IV , когда обозначился кризис абсолютизма и самые жестокие репрессии были не в силах подавить растущее общественное не­ довольство, и в художественной литературе, и в публицистике, и в философии стали все громче и смелее/Звучать голоса про­ теста, иронического или открыто критического отношения к вер­ сальскому двору и всей возглавляемой им системе. Наблюдательные люди, даже принадлежавшие к господствую­ щему классу, не могли не видеть, что блеск и великолепие вер­ сальского дворца обманчивы, что за нарядным, всегда празднич­ но пышным убранством фасада скрывается разоренная страна, что ослепительная, как бы напоказ выставленная роскошь двора и знати прикрывает нищету, бедность, страдание миллионов простых людей во всем остальном королевстве, 2 д. 3. Манфред
34 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ЛИТЕРАТУРА КОНЦА XVII — НАЧАЛА XVIII в. Бедствия народа должен был признать и маршал Себастьян де Воба н (1633—1707) — один из крупных военных деятелей вре­ мени Людовика XIV. В 1707 г. Вобан опубликовал философско- политическое сочинение «Проект королевской десятины». Воб ан видел главное зло, порождающее все бедствия страны, в чрез­ мерных и неправильно распределяемых налогах; он предлагал пересмотреть всю налоговую систему. Н о сочинение В об а н а было интересно и значительно не своими практическими предложения­ ми и даж е не критикой налоговой политики королевской власти. Марш а л В об а н делился в книге впечатлениями о многолетних наблюдениях над жизнью «бедного и страждущего народа». О б­ личительный харак тер этих наблюдений был настолько очеви­ ден, что король приказал конфисковать сочинение Вобана, а сам автор был подвергнут наказанию. Критический, обличительный хара ктер имело и сочинение Пьера Буагильбера (1646-1714) — королевского чиновника в Руане. В сочинении «Рассмотрение Франции в царствование Людовика X IV » , напечатанном в 1697 г., Буагильбер критиковал финансовую , да и всю экономическую политику королевской власти и доказывал необходимость ограничения привилегий пер­ вых двух сословий. Его книга была также запрещена. Представитель старой аристократии, пэр Франции, герцог Луи де Сен-Симон (1675—1755) по своему происхождению и по· ложепию имел возмол<ность наблюдать очень близко и с самых верхних ступеней феодально-иерархической лестницы и «короля- солице», и все его окружение. Сен-Симон писал мемуары, вер нее, записки о виденном и слышанном, зная, что при жизни он не сможет их опубликовать. Это позволяло ему быть откровен­ ным, писать без оглядки, рисуя версальский двор и са м о го ко- ро. ’И! без прикрас, в их подлинном, крайне неприглядном виде. Кригика Сеп-Симо1юм абсолютистского режима времен Людови­ ка X IV и регентства — это по большей части критика «справа», с позиций обойденной, оттесненной на второе место старинной родовой знати. Н о , человек острого и очень наблюдательного ума, литературного таланта, о со б ог о д а р а мастерской портретной зарисовки, Сен-Симон оставил блестящее, во многом о стр о разоблачительное описание целой эпохи из жизни версальского двора. Мемуары Сен-Симона увидели впервые свет, и то в не­ точных извлечениях, лишь в 1788—1789 гг., а полностью были напечатаны в 1829—1830 гг., через 75 лет после его смерти. Н о по своему характеру, духу, даже по своему стилю это произве­ дение начала заката абсолютизма. Критика абсолютизма и всего феодального строя стала глав­ ной идеи пой основой и французской художественной литературы этого периода. Она еще не проявилась В полной мере в твор­
честве трех великих национальных писателей X V II в., крупней­ ших драматургов классицизма — Пьера Корнеля (1606-1684), Жана Расина (1639-1699) и Жана Батиста Мольера (1622— 1673). Н о при всех различиях между ними общим для этих пи­ сателей было то, что идеи гуманизма, мотивы героического, при­ дававшие такую силу их произведениям, были порождены не тепличной атмосферой замкнутого придворного м ира, а глубоки­ ми народными, национальными истоками. Французские писатели следующего поколения, творившие уже в период явственно обозначившегося кризиса абсолютизма и уси­ лившейся борьбы народных м асс, по своим идейно-политическим взглядам пошли значительно дальше великих мастеров школы классицизма. Тот смелый дух осмеяния, морального и эстетического дискре­ дитирования могущественных в то время духовенства и а р исто ­ кратии, который так блестяще проявился в классических ком е­ диях Мольера «Тартюф», «Мизантроп» и других, вновь ожил в иных формах в произведениях писателей конца XVII — начала XVIII вв. Пожалуй, ярче всего и с определенно демократической о к р а с ­ кой этот дух обозначился в творчестве одного из своеобразных писателей конца X V II столетия — Ж ан а де Лабрюйера (1645— 1696). Лабрюйер был автором только одной книги — «Характеры или нравы этого века», вышедшей из печати в 1688 г. Н о это единственное произведение принесло его автору заслуженную славу и многократно переиздавалось и при жизни Лабрюйера, и в последующие десятилетия после его смерти; оно стало клас­ сическим в истории французской литературы. «Характеры или нравы этого века» было очень своеобразным по ж анру произведением, вернее будет сказать, что оно было на­ писано во всех жанрах, какими только пользовались француз­ ские писатели,— от короткой новеллы или еще более кратких афоризмов до басни и даже до ученых трактатов на отвлеченные темы. Но сила этой книги была не в ее литературном своеобра­ зии и новизне. В ряде глав: « О материальных благах», «Город», «Двор», «Вельможи», «Государь» и других, стремясь наиболее полно и точно изобразить «характер и нравы века Людови­ ка X IV » , Лабрюйер дал глубокую, острую и меткую критику гос­ подствовавшей абсолютистской системы - ее главных черт и дея­ телей. В сжатой афористической фор м е Лабрюйер раскры вал подлинную сущность рассматриваем ого им общественного явле­ ния, подчеркивая ее наиболее типические черты. « Ничего д ру ­ гого не нуж но для успеха при дворе, как истинное и естествен­ ное бесстыдство», — писал, например, Лабрюйер, в нескольких словах выпукло показывая аморализм, духовное убожество н внутреннее разложение высшего общества Франции. Высмеивая, м орально и эстетически дискредитируя правящие ГЛАВА П. ПРОСВЕЩЕНИЕ 5=:^^===========================
страной круги — государя, двор, вельмож, старающуюся при­ житься к аристократическому миру крупную буржуазию, — Лаб- рюйер с редкой еще в то время смелостью противопоставлял это­ му праздному, чванливому, пустому и аморальному высшему свету тружеников, простых людей, крестьян, доведенных общ ест­ венными условиями до потери человеческого облика. И хотя Лабрюйер в своих положительных политических взглядах был далек от каких-либо радикальных выводов и в сущности не шел дальше просвещенного абсолютизма, идеи о справедливом, муд­ ром и гуманном монархе, он не боялся подчеркивать свои сим­ патии к народу, свой демократизм. « Я хочу быть человеком из народа» , — писал Лабрюйер, и это утверждение в «галантный век» Людовика X IV звучало как открытый вызов королевскому двору, придворной знати, дворянству, духовенству. Творчество Лабрюйера, в особенности его смелое разоблаче­ ние аморализма, ханжества, мелкого себялюбия, ничтожества «высшего света», несправедливости современного ему социаль­ ного строя, оказал о большое влияние на ряд писателей последую­ щего времени. Влияние знаменитой книги Лабрюйера испытал и его совре­ менник — известный в свое время писатель Ф ра н с у а де Солиньяк де Л а Мот — Фенелон (1651 —1715). Фенелон был воспитателем наследника престола, внука Людовика X IV , герцога Бургунд­ ского. Этим объясняется в значительной мере дидактический х а ­ рактер его сочинений; они предназначались в назидательных це­ лях для его «вы сокого» воспитанника. Среди многих произведений Фенелона наибольшее значение и успех имели его «Приключения Телемака», выдержавшие в год их опубликования (1699) двадцать изданий, и его «Диалоги мертвых», печатавшиеся на протяжении многих лет. Политиче­ ской идеей и того и другого произведения, в значительной мере навеянной Лабрюйером, являлась мысль о том, что только доб­ рый, мудрый, любящий свой народ и руководящийся справедли­ выми законами монарх способен обеспечить благо страны. Зн а­ менитой формуле Людовика XIV; «Государство — это я»,— Фене­ лон противопоставил формулу: «Король создан для подданных, а не подданные для короля». Если в своих обнародованных про­ изведениях Фенелон выступал поборником идеи просвещенного абсолютизма, то в письмах, не рассчитанных на гласность, Ф е ­ нелон после восстания «камизаров» и поражения в войне за испанское наследство уже приходит к мысли о необходимости созыва постоянного собрания сословий, т. е. перехода к консти­ туционной монархии. Влияние Л абрюй ера в известной мере испытал на себе и Ален Рене Л е са ж (1668—1747), ставший крупным, самобытным пи­ сателем. Среди множества пьес и романов, вышедших из-под пера Л есаж а, литератора по профессии, наибольшей извест- 36 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ностыо пользовались «Хромой бес» (1707) и «Похождения Жиль Блаза из Сантильяны» (печатался по частям в 1715—1735 гг.). Оба ром ана приобрели мировую известность и были переведены на многие языки. Они обладали большими художественными достоинствами, но их успех не в меньшей мере объяснялся тем новым, свежим духом, которым они были проникнуты. Л есаж хорош о уловил и тонко передал в своих произведе­ ниях характерные черты переходного времени, в котором он жил: разложение, распад старого феодального общества и рождение новых буржуазны х отношений с их властью денег, духом пред­ принимательства и наживы. Его главный, любимый герой, на­ деленный всеми достоинствами — умом, талантом, ловкостью, силой,— Жиль Блаз, выходец из народа. И это не случайно. Стал­ кивая Жиль Блаза в его бесконечных и самых невероятных при­ ключениях с представителями всех господствующих обществен­ ных групп: вельможами, аристократами, богачами, церковника­ ми, Л е са ж постоянно подчеркивает, что этот простой сын народа и духовно, и физически всегда превосходит людей, стоящих выше его на социальной лестнице. Б некоторых частях ро м ан о Жиль Блазе поднимался до уровня политической сатиры; современни­ ки без труда узнавали в вымышленных героях ром ана их прото­ типов — государственных деятелей времен регентства. Растущее национальное сознание, противопоставленное узким сословным интересам, нашло свое отражение в творчестве Ш арля Перро (1628—1703), в частности в его знаменитых сказках. Шарль Перро выступал и как поэт, и как переводчик, и как автор философско-критических сочинений. Н о все эти многочисленные произведения давно уж е забыты; надолго пережили автора и вошли в золотой фонд мировой литературы его бессмертные сказки. Непреходящее значение сказок Ш арля Перро («Красная шапочка», «Кот в сапогах», «Золушка» и др.), полностью сохра­ нивших свое обаяние и в наше время, — в их народности. П ерро смело обратился к народному творчеству, к фольклору. В своих сказках П ерро противопоставил морали дворянского общества народную мораль; его сказки нравоучительны: он славит в них трудолюбие, прилежание, честность, смекалку — все то, что явля­ лось идеалом народа, но было очень далеко от идеалов дворян­ ства. Живительный народный источник придал великую силу маленьким сказкам П ерро, которые получили мировое признание и сохранили за собой на протяжении 250 с лишним лет славу вечно живых памятников французской национальной культуры ГЛАВА II. ПРОСВЕЩЕНИЕ 37
ФРАНЦУЗСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ СТАРШЕГО ПОКОЛЕНИЯ Новый век, принесший с собой дальнейшее углубление клас­ совых противоречий, прогрессирующее разложение феодально­ абсолютистского строя и усилившийся против него натиск всех классовых сил, входивших в третье сословие, был ознаменован идеологической атакой на старый порядок, атакой такого р а з ­ маха, какого не знало ни одно из предыдущих столетий. «Вели­ кие люди,— писал Энгельс,— которые во Франции просвещали го­ ловы ДЛЯ приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно. Никаких внешних авторитетов какого бы то ни было рода они не признавали. Религия, понимание природы, о б ­ щество, государственный строй — все было подвергнуто самой беспощадной критике; все должно было предстать пред судом разум а и либо оправдать свое существование, либо отказаться от него» ^ Это великое идейное движение во Франции X V III в. получило в истории название «Просвещение». Философы, экономисты, бел­ летристы, отстаивавшие передовые, прогрессивные для того вре­ мени идеи, просвещали народ, просвещали объективно для приближавшейся революции. Неза висим о от того, каковы были субъективные намерения тех или иных писателей, идейная война, в которой они участвовали, подготавливала к лассовую войну в ее высшей, открытой форме — революцию. Если на предыдущем этапе, в начальной фазе кризиса абсо­ лютизма, критика феодально-абсолютистского строя велась еще робко, разрозненно, если и публицисты, как Вобан, и философы, вроде Бейля, и писатели-беллетристы, такие, как Лабрюйер или Л еса ж , выступали одиночками, критиковали в замаскированных форм ах, не решались идти на обобщения и были очень далеки от революционных выводов, то в X V I I I в., когда у же чувствовались раскаты приближавшейся революционной бури, все было по-ино­ му. Просветители выступали мощным отрядом, огонь гремел по всему фронту, и уж е не частный успех, не удар по той или иной мишени, а сокруш ение, ра згр ом всей идеологической крепости феодализм а вдохновляли просветителей в их борьбе. Просвещение в главном было идейным движением молодой, подымающейся буржуазии. Революционная буржуазия, шедшая в ту пору в сою зе с народом, отстаивала не только узкоэгоисти­ ческие интересы своего класса; борьба против феодализма, ко­ торую она вела, отвечала интересам и всего третьего сословия, всей французской нации, позволяла буржуазны м идеологам отождествлять интересы буржуазии с интересами всего общест­ ва. Буржуазные идеологи выступали в предреволюционное время 38 ВЕЛИКЛЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ * Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 19, с. 189.
ГЛАВА II. ПРОСВЕЩЕНИЕ gg д ;—— -s===================^^=--——==Bsae===^=ieti=s=i--=ri==5s= = = 5^=s ОТ имени всего общества, и они в значительной мере имели п раво на это. Н о при общности интересов всех классов и социальных групп, входивших в третье сословие, внутри этого антифеодального л а­ геря все же оставались различия. Главной силой, к оторая в течение долгих десятилетий непре­ рывно, волна за волной, била по феодальному строю и размывала его устои, приближая его крушение, были народные массы.. Крестьянские мятежи, восстания городского плебейства, вспы­ хивавшие из года в год то здесь, то там в разных концах коро­ левства,— эта непрекращавш аяся война народных низов против феодалов и абсолютистского государства являлась важнейшим фактором в борьбе против отжившего, но цепко удерживавшего свою власть феодального строя. И крестьяне, и плебейство, ведя эту тяжелую борьбу, еще не осознавали своих особых классовых интересов, еще не отделяли себя от буржуазии. Как правило, они принимали ту программу и те лозунги, которые давала им буржуазия — в то время един­ ственный класс, способный возглавить народное движение и р у ­ ководить им. Но и тогда уже в движениях городского плебейства, крестьян­ ской бедноты — словом, в движении народных низов в очень смут­ ной, неясной, неотчетливой фор м е пробивались уже какие-то о с о ­ бые, отличные от буржуазны х социальные чаяния и надежды. Выразителями этих особых стремлений и чаяний народных низов, этой только еще формирующейся демократической идеологии стали родоначальники ранних коммунистических утопических идей — Мелье, Морелли, Мабли. Скромный приходской священник, кюре из Этрепиньи и Бал- лев "в Шампани, Ж ан Ме^ье (1664—172ЭУ" прожил всю свою Жизнь в безвестности; слава пришла к нему посмертно. В жизни Мелье; по'крайней мере по тем сведениям, которые дошли до историков, не было ничего замечательного. Н о Мелье жил в тес- ном общении^со своими прихожанами,Жизнью бедных, замучен­ ных непосильными фёод^ьными поборами и налогами крестьян; он g^gaT'HX Hyli^^ видел их бедствия, слышал их проклятия, и до него доходил гул крестьянских мятежей, гремевших по всей стране. Р азмышления над личным опытом, над виденным и слы­ шанным,^ над жизнью простых людей, какой’ она открывалась бедному, ничем не зн а ^ ^ и т о м у сельскому священнику, побудили МеЛье взяться за перо. Последние годы своей ж и зни он целиком посвятил созданию большего труда «Завещание». Этот труд так и не увидел света при жизни автора. Но уж^скор^ , в бл^йжай- шие десятилетия, « Завещание» стало расходиться по стране в де- сятках~спйсков. О дин из них попал в руки Вольтера. З наменитый философ, по собственному признанию, « дрожал от уж а са» , читая ^ 0 «слишком бунтовщическое» сочинение, но сумел оценить его
значение. Вольтер в 1742 г. подготовил «Извлечение» из « З а в е щ а ­ ния» Мелье, удалив из него все казавш ееся ему «опасным». И лишь гораздо позже ставшее знаменитым «Завещание» Мелье было опубликовано полностью и многократно переводилось и переиздавалось на многих языках мира. Проживш его и умершего в безвестности кюре из Этрепиньи справедливо называют отцом французск ого материализма и ате­ изма X V III столетия. Человек, формально являвшийся всю жизнь служителем _цёр1квк, в оставленном им « З а в е щ а н ииу выступил ее непримиримым, беспощадньи^врагом. Ж ан Мелье с беспример­ ной смелостью разоблачал лживость, “ханжество," жестокость, реакдир_ншс1 ь_ц£ркви и ее служителей. В своем замечательном сочинении он яр ко показал, что адрковь и религия являются ору ­ жием угнетения и подавления нар ода7 что они действуют в тес­ ном союзё~~с~1{ор5лёвскои^ в л р тБ ю~и феодалам и — угнетателями крестьян. «Религия, — писал Мелье,— поддерживает даже самое дурное правительство, а правительство поддерживает да ж е с а ­ мую нелепую, сам у ю глупую религию» ^ Мелье критиковал рели­ гию, веру с позиций м атериализма. Сознательный атеист, откры­ то заявивший^ -чхо-онле-верит в бога, в бессмертие души, Мелье доказывал в своем «Завещании» , что ед1шственнымТ1сточнйк0 м пRи~жения яетс'я материя." Мыслитель, всю'жйзнь носивший священническую рясу и пре­ восходно знавший и парадную и закулисную жизнь церкви, Мелье сумел с такой силой разоблачить ее ложь и обман, ее роль в ка­ честве важнейшей опоры феодализма, как никто этого не сделал до него. С такой ж е убедительностью и непримиримостью Лклье вы- ступил в « З авещании» против всей системы феодализма, против -^б ^:ЬлютистсШ^шсударства^Для МёЛте государи ~ивсетгшгьные тлйра сего — воры убийцы, iPoiTcMejio звал на род 1Греволюцион- ному свержению феодального строя. Н о Мелье выступал с отрицанием не только феодальных по­ рядков, но и института частной с о бственности вообще, считая, что именно в ней коренится источник всех социальных несправедли­ востей. Мелье рисовал в «Завещ ании» такой идеальный общест­ венный строй, в котором все будет покоиться на общей собствен- ности. Н а том уровне развития производительных сил j<qMMyjffl3M "Т^^елье, естественно, мог быть только утопическим. Он имел при­ митивный аграрно-пЬтрёбитеЛьский' и- у|?авнйтелъный х а р а р ер; путь к коммунистическому строю , по мнению МелИё,-должно проложить-просвещение. «Завещание» Ж ана Мелье было одним из самых замечатель­ ных произведений передовой общественной мысли Франции X V III в. Его смелость, его боевой революционный дух были отра- 2 \Желье Ж- Завещание, М., 1954. Т. \ — ^.— Ред.] 40 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
=*==sas=sa=5ieiseeee5=e=ae:^=-s=^=-i жением мыслей и чувств французского народа, точнее говоря, народных низов — крестьянской и городской бедноты, доведен­ ных угнетением, нуждой, насилием господ до необходимости под­ ниматься на борьбу. «Завещание» Мелье оказало большое влияние на развитие последующей революц1Ш 1н0’-дёмшГратйческои' идеологии, "й не только на неёГ B^riflHHe'iffiHra'IVte^e испытали на себе‘ и многие крупные представители буржу а зно г о просветительства, хотя они и не любили вслух признаваться в этом. «Завещание» Ж ана Мелье не раз издавалось в нашей стране. Его литературное наследие изучалось крупным советским уче­ ным — акад. В . П . Волгиным и рядом других исследователей В первой половине X V III в. на арену идейной борьбы высту­ пили и крупнейшие мыслители поднимавшейся буржуазии. Р о д о ­ начальниками буржуазного Просвещения X V III в. были Мон­ тескье и Вольтер, просветители старш его поколеН1}я. Ш арль Луи де Секонда де Монтескье барон де ла Бред (1689—1755) был родом из богатой, семьи— арвд<адлежаб1цей к «дворянству мантии». Он п о л у ч и л превпсхолнор пп -тем-вре- мШ алГоВразование_и,,_еще не достигщ^в 30 лет, схал„президентом парламента в Б ордо. Н а этом посту Монтескьё пробы.л 10 лвт. Затём~путешествовал 3 года по Евр о п е и, возвратившись- на р о ­ дину, всецело отдался наукам йлитературным занятиям. В 1721 г. он оПубШГковал « И ер с и д ср е письма^» — своеобразный (1жлосо ф · с кии рЪман в эпистолярной форм е, который хотя и был выпущен анонимно, но принес Монтескье большую известность, так как он вскоре был узнан как автор этого нашумевшего произведения. Роман этот обладал незаурядными художественными досто­ инствами, занимательностью, но не этим он привлек внимание современников. В Форме переписки знатных п ерсиук и х путе­ шественников — Узбека и его друзей, посетивших Ф ра н ц и ю ^ другаё европе^кие страны. Монтескье дал едкую и злую сатиру на с^циальньТе и политические учреждения абсолю тистскогоре- жима й~в~особёншсттг на прославленного' «короля-солнце» ^Пю- ~довика X IV Монтескье гневно 'бичевал и осуждал деспотизм, доказывал право людей на свободу и из всех политических ф ор м пр'^шгения счйтал наилучшей \республику ^п о о бразц у . швей- uapcKlJfr:-------------------- — TM ·' - бы испугавшись того впечатления, которое произвели «Персидские письма» на современников, Монтескье в ближайшие годы обратился к совсем иному роду литературы: он опубликовал напис-янную R пргком жянре ппяму в пРозе — пастораль «Кинд- ский храм», а затем другое сочинение в том же духе — « 11уте- ’ [См.; Волгин В. П. Развитие общественной мысли во Франции в X V I II веке. М. , 1977^ с. 247— 270; Кучеренко Г. С. Исследования по истории обществен­ ной мысли Франции и Англии: XVI — первая половина XIX в. М., 1981, с. 158— 189.— Ped] ГЛАВА II. ПРОСВЕЩЕНИЕ
42 ЙЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ I·’ ag=sgg== ■ ■■j ■— a==s = gg=gg ^ ^ ^ ^ ^ *^ шествие на П аф о с » , которые должны были доказать, как далек их автЪр от политики, и открыть ему двери в Академию. В 1728 г. Монтескье был действительно избран во Француз- ску15~акад^^юГцесьма характерные для н т г штрихом- , раскры- вающим присущий ему дух ком п ром исса, была его вступительная речь. Анонимный автор «Персидских писем», так зло и беспо­ щадно высмеявший и разоблачивший правление Людовика X IV , выступая как барон Секонда де Монтескье, посвятил всю свою речь впсхвялению и апологии того ж е Людовика~ХПГ . - · Б 1734 г. Монтескье опубликовал обширное историческое со- чинение «Размы шления о причинах величия и падения римлян» . Кнйга~эта изобиловала н1 меками на современнуго“ Франци{0 , лишь слегка замаскированными параллелями между уроками прошлого и настоящим; под видом критики политических учреж ­ дений Рим а Монтескье критиковал современный ему полити­ ческий и общественный строй. В 1748 г. М о нтескье выпустил свой главный труд, который он готЪштл'''СТ^е^ Т?иГ1 Днипт1 ^ Ж 1^ ^ закЬн'0 в » /Э т о сочинение ко^позщщонно казал0^ъ~Нез^6ф ш 5 яным; его многшйсленные главы былиПне^с^р^змёрн^ни по объему, ни по важности разби- р а ^ Ш Β~ΤΗϊχτ«πιρϋεόΒ7Τϊό, несмотря на необычную для такого блестящего м астера ф ор му, это произведение Монтескье имело ОГРОМНЫЙ успех. В первые ж е два года после опублик&вания_тзно бШю^ереиздано :22' раза^ переведена, на многие европейские язБПш и в пЬследуийщйГ^есятилетия оставалось одним из самых 1к)пулярных произведений просветительства во Франции. Секрет его успеха был в идеях этого сочинения. Развивая мысли, высказанные им уже в «Размышлениях о причинах величия и падения римлян». Монтескье обосновывал I идею а вгеоЛшрй яякпномер^4пг.ти, о п ре деляюшёй^все~нилеЯия в жизни природы и общества/АотйТв конкретнЬм раскр^ытйтгэтих закономерностеи~у M0HTeCKlie, естественно, было много наивного (нап рим ер, переоценка влияния климата и географической ср е ­ ды, которым он придавал едва ли не решающую роль), сама.ш>- пытка найти и раскрыть такие закономерности была в то время глубо ко п'рдгр е с си вно'й в^дпдэма: официальной-теор ии, обг^с|шощей~всё~явления природы и общественной жизни бо: Ж€СТвенной~н?ш»й: "' ■ Монтескье_вы£тупад-непримиримым противником Дбспотизма ibej во в е р его ф ^ м а х и горячим поборником своб0ДБП~его~справед· ливо учитали отцом буржуазного лиоералишаТОн был против- 5F=FHeIUH€tf ι ником 1 войнсГ|'ВёНН0 й. SaBOeffgr CTbTiPH-внешней прлит.икй','«Дух ■Йона]шпг=-войня и расш ирение тер"рТ1т0'рйи,— писал Монтескье, — дух республики— ^_мир и умеренности*. Но здесь в своей положи­ тельной политическ6)йТ1рограмйеТ^^тескье делал шаг назад от [Монтескье Ш. Л . Избр. произведения. М. , 1955, с. 270.— Ред.]
ч. политических взглядов, изложенных им в «Персидских письмах». В-сачинении « О духе за ко но в» 02^^^станавливал три „наиболее •^ягп^остранешГь1? ^ о р т ~ 0 рганизации власти: у с потию^ консти- •туционную монархию и респ убМ ку. Деспотию Монтескье безого- ворочно отвергал и с большои^лой ^зоб л а м л ее пороки-*-дре- ступлениягИо~ёсли в «Персидских письмах» Монтескье полагал наилучшей ф о ттмой в^гастя-сгесиублику. то в «U духе законо'в» о н. признав'аяПпочТргежнему доетШшства р е с п у ^ и к и , считал ее уже тт]тат<тически невозможной. Его политическим идеалом'сташтепт- ся конституционная м онархия по образЦу~ШТгЛииской, которую он явно идеализировал. ' В качестве необходимых гарантий. свободы-Монтескье.считал аздел.енне и разграничение вляг.тей/испплнительняя. законода- ^ ь н а я и судебная власти должны бьггкхтрого разделен^ и_пбл- йОСтьЮ независимы д р .у от друга] ^ Система взглядов Монтескье, следовательно, предусм атрива­ ла н?^рйолюционное низвержение существовавшего стрбя, а е г о ' реформ ирование^ . его перестройку ^ соответствии с интересами ^Гтрёбованиями буржуазии. МонтескьеТыл не демократомГа ли- бералом7Но в век, когда во Франции еще господствовал абсо­ лютизм в его самой дикой форм е, передовые для того времени идеи Монтескье: его враж дебность деспотизму, его обличения религии, его убежденная' защита идеи свободы, его^^осуждение захватнических войн — играли заметную прогрессивную роль и оказывали, может быть вопреки намерениям самого Монтескье, большое революционизирующее влияние на следующие поколе­ ния. Не случайно один из виднейших вождей якобинизма М арат считал Монтескье своим первым учителем. 12 лет cJχcτя после опубликования «Персидских писем» М он­ тескье вышла κш^rr^^gΦвжreQdIClШЫIFШΓaD» 'Ί(ffΓДPWшΓиздании она называлась~ЛТисьма, написанные из 71ондона, об англича­ нах»), которая*также произвела громадное впечатление на со вре- меннико^7~АвтОРГблиставший талантом, остроумием, яркостью речи, с огромной силой бичевал варварство, мракобесие, реак- ционность и отсталость политических~'учреждений абсолютист­ ской Франции, официадьнои католической дерквигобществбнных нравов. Постановлением п^ и ж с к 01'0 Парламента ~<<ΦΗ·ΐτητ·ηφριτΗΡ письма»^'Выли публично сож ж ены , их издатель брош ен в Б а сти- лИктга~явтотггве нзбеж а -нNoе-кщШ7 должен был сщ ш ться. Автором этой книги был знам^нитый^ у ж е во всей Евпопе франтгузский iiHcaiwib Ф ран суа М ари Ар'уэ, писавший под псев- дониктом· Вольтер;— -------------------- - Вольтер ( 1 ^ 4 —1778) принадлежал к самым замечательным представителям французского Просвещения. Это был писатель огромного дарования, человек острого ума, разностоШ?ШшсДпо- сЬбностё?Гй энцШШЛГедических знаний. С равным успехом Воль- тёр“выс-гупал как поэт, беЛЛетрист, драматург, историк, ф ило соф , ГЛАВА £1. ПРОСВЕЩЕНИЕ ^3
физик, публицист, политический деятель; все, что выходило из- под его пера, было отмечено талантом, блеском, остроумием. Вольтер стоял не только на уровне знания своего века, но и во многом шел впереди него. Более чем кто-либо другой он воплотил’ в своем многостороннем творчестве дух французского Просвещ е­ ния, и сам о Просвещение во всех его областях было неразрывно связано с именем Вольтера. Вольтер родился в Париже, в обеспеченной семье казначея счётной палаты, полуш1Л--образованне^Ъ_коллёдже у иезуитов, 'ТфобудШНих у него ненависть к ним, сохраТГившугося тгагшс” жизнь, з атем изучал право, но истинное влечение проявлял толь:^ 1^0. к литературе. 23 лет-аа Э1тиграмму на регенха, Филиппа Ор- ле?Н£КОТО-Вольтер''был заключен в Бастилию: здесь он написал, 1^^ е д и ю «Эдип»; через год, в 1718 гТГвыйдя из тюрьмы, он до^ б ^ с я постановки* ~^дипа^~-иа сцеяе~театраТ~Траг^дия имела (^ иоМНый успех. и ,с ^т& тоЗр~емётг началась литературная слава Вольтера. В ольтер пищет поэмы, трагедии, стихи, встречаю щие восторженный прие>Г\Гчитателей7 Т)н п^л\^ет пенсию от ф ра н ­ цузског о короля~и~птаьс|Гой королевы: успешные коммерческие операции, которые он с азартом совмещает со своими литератур­ ными и научными занятиями, приносят ему большие деньги. Волыер-богат, знаменит, прославлен, но первое ж е столкновение CN^rymecTBPinrafcggjigTOKpaTwfi убе ж ^ его в"иллюзорности уёпеха. G p pa, с герцогом lie Роганом, приказавшим своим ла- - тгеятг H ^jT b BoльτeJзa палкаии, п'рйвёла первого"поэта Франции, 1?ес^тря_НА _еш —1юлнуло_пр^воту, снова в Бастилию, а затем в эмиграцию, в Англлк). После трех,^етне'го прёбыТания в А нглии. з11ачйтельно~расширившет0 кругозор" французского писателя, и появились знаменитые «Ф илософские письма». С^тог^'времёни' начинается слава Вольтера как великого просветителя. Его ~лйтёратурная_j о бщественйая деятельность прн'п~йр^^рт нРо<5нчяйный ря^м ях Вольтер пишет во всех жан- рахГно по-прежнему остается мастером трагедии. Вслед за « Бру­ том», «Смертью Цезаря», «Заирой», «Альзирой» и друТямк-зиа- менитымй трагедиями, созданными в З О ^ Г од а х , он пишет в 40-х годах «Меропу», «Магомета», «Семирамиду»,~ «Ореста», имевших огром ный успех у со временников. ±}ольте 44 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ до конца своей жизни; им бьь^ написанос57^ьес. из них 27; тра­ гедий. Έ το пьесы имёлС 1просветительский характер. У 'почти 'ВТсаадой~ШттюГчувств0 в ^ о с ь антиклерикальное острие. Замечательный мастер исторического повествования,-Ведьтер создал~~выдаГОщиеся исторические сочинения: «И стор ия Кар- л~а ХП», «Ввк~ Людовика XIW t^H cIophh Российской П1ТИ П етре Вслйк о ет » г ^ го п еру-ншнтадлежат ф'йлософские тру- ды: «Трактат оПШ ^физике» (1734), «Основа философии Ньюто- (1758УТ~«Опыт оТфавах и духёТГ^Дов»" (1/ьз-1/55)', « Т рактат „о веротерпимости» (1763) и др. Его блестящие фило-
софсйие ром аны «Кандид». «Задиг» и другие с тонкой, но злой иронТ?еи высмеивали и р~азили м ракобеске, йзуверство католи- ческой^церкви, жестокость и насилия абсоШотисТского рёжим^^^^ чванливую бездарность аристократии. В знаменитой, искрящёй- ся-5лестящтш~0стр0уЖием «QpjfeaHCKOH девствённйцё>^ Вольтер д^ал непревзойденную сат ир у "н а католици з м —ТГа .его учение "и куД^ыГ^]7маленькбй фа1Гг^стйчёс1«)и~сказке «Вавилонская ца- ^ р е в н а » Вольтер с убийственной иронией высмеял политику, н р ^ --тагг^^бычай" аосолю тистских монархий Европы и, как всегда, ~ П ш ибол ее смешном и отвр1атительнШ"видё~показал Ватикан и католическое духовенство. В своих замечательных произведениях Вольтер выступал не­ примиримым противником деспотизма и феодальШх'порядков, стелым~обличителём~произвола и беззаконий аосолю тистского рвжтш а71беспощадным врагом клерикализма, поповщины, кото- ~~рым он всю жизнь наносил разящие удары. Церковь, татолициЖ он считал главным врагом и не прекращал Оорьбй против них дсПГоследн'ёГб Б5Доха. «РаЗда'ВИте^гаЯ'йИ/Ь^ — говорил он о церкви. Вольтер не ограничивал борьбу против католицизма только литературными средствам и. В бО-х годах он повел мужественную и упорную борьбу за реабилитацию ложно обвиненного и каз- , ненного по~ наущению церкви протестанта к^аласа; Вольте р"д о­ бился его-цисмеитниго о п р а вдания. Ь олее 9 лет Вольтер~Тюсвя- тТст^орьбе з О е абилитацию другой жертвы церкви и властей— п р о тестанта Сирв£На. также невинно осужденного. 11осле~долго- летних скитаний по Европ е, уединившись в своем имении Ферне, на границе Франции и Швейцарии, вне досягаемости властей, Вольтер зорко следил за всем происходившим во Франции, и вся­ кий раз, как обнаруживалось неправое дело, он решительно всту­ пался за потерпевшего и смело, на всю Европу, обличал безза­ коние и преступления церкви и властей. Славя разум и противопоставляя его изуверству религии, Вольтер не был, ппнякп, мятериялигтпм. хотя его тяготение ‘ к’ нему было несомненным. Д а ж е его отношение к религии было . противоречивым. Бичуя церковь, католицизм, церковников. В о ль­ тер в то же время считал необходимым орхранение религии для . народа. Представляет верхние слон-буржуазий; а также те ее~ круги'," которые на том. этапе развития еще не дошли до сознания необходимости сою за с народом, Вольтер относился к л ароду с недоверием. Он считал, что массй” надо держать в узде, и ви- "ткл в религии средство ооуздания народа. Ьму принадле5кал афоризм; «КаК богатым удержать имущество в своих руках, если чернь потеряет веру в бога. Если бы бога не было, его следовало бы выдумать». Свои вольнодумные работы Вольтер считал не­ обходимым скрывать от народа. «Если чернь примется р а ссу ж ­ дать, все погибло», — писал он. Политическая программа Вольтера также отличалась умерен- ГЛАВА II. ПРОСВЕЩЕНИЕ
ностыо. Конечно, он был против произвола самодержавия, про- тив ~<!DCловного неравенства, ( за буржуазные свободыУЙо прппгтрпрря п нпр>п1 ррформы власти с в е р х ^ долгое время был 46 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ стЬронником1,просвеЩКНН01'и аисилютизма<'пбддерживал перепис­ ку и дружеские отноцгенкя с ртаом монархов — прусским коро- леМ~Фридрихом П ^ Ь к а т ериной И, шведским, датским и поль­ ским' королями. Лишь позднее, к концу своей жизни, он стал склоняться в пользу конституционно¥“ монархии, а порой — и республики.'· ” ■ - — При всем~том роль Вольтера в развитии и популяризации идеи Просвещения была огромной. Горячая вера в силу разума, в раскрепощенного от феодальных оков человека, тот дух сомне­ ния, неверия, вольнодумства, который справедливо связывали с именем «патриарха философ ов» , называя его «вольтерьянст­ вом», оказал могучее революционизирующее воздействие на пере­ довые общественные силы, подымавшиеся на борьбу против ф е о ­ дализма. ЭНЦИКЛОПЕДИСТЫ Когда Монтескье и Вольтер в 20—30-х годах X V IИ в. высту­ пили со своими первыми просветитель'скими произведениями, они были еще одиночками. Н о с тех пор многое изменилось. Кризис абсолютизма все больше углублялся: дальнейшее разложение правящих верхов во времена Людовика X V и внутренние неуря­ дицы: голод 1747—1749 гг. и народное восстание 1749—1750 гг., рост общего недовольства — все это создавало почву для быстро­ го распространения враждебных абсолютизму идей просвети­ тельства и для радикализации сам их взглядов идеологов подни­ мающейся буржуазии. Год спустя после памятных народных волнений в Париж е, в октябре 1750 г., была объявлена подписка на новое многотом­ ное издание — « Энциклопедию», а в 1751 г и нячялр 171^9 г. вышли-л1щ)вый_жшорой_лх>ма^эт©14>-41р^^вле§шего всеобщее вни­ мание труда. - ^- л «^!.циклопедця, или Толковый словарь наук, искусств-» -ре- iviec£.a>> представляла с о бо ю свод положительных знаний, осве- щенцых с точки зрения самы х передовых для того времени взгля­ дов. Тем самым «Энциклопедия» давала "бой'вселГполи'тическим, тгравовым, религиозным учреждениям и идеям феодаль но-абсо­ лютистского строя, открывала огонь по всему фронту идеологи­ ческих укреплений феодализм а. «Энциклопедия» была примечательна и иным. О на впервые в ист0р Ш 1Н1 ЕЙнич10литическ0 Й борьбы во Ф р анции объединила на^_единойиплат^ ^ м е , в рамкаХодного~лйтературного издания й под одним знаменем~ёсезгсторонников передовых идей, всех
\ я==яая! ngOTi^BHHKOB отжившего феодального строя. Д о сих пор идеоло­ ги под^нижавшейся ^урЖуаЖиТГнародных”масс выступали пооди­ ночке, нанося порою сильные, разящие удары, но все же оста­ ваясь изолированными и разрозненными перед лицом своего могущественного противника. «Энциклопедия» объединила и сплотила раздробленные и распыленные 15йлы"в единыи могучтгттг етдааГМ ежду сотрудниками <<Эя 1Щкл0 Щдий»~&ылй ра^схождения^ ‘ во взглядах, даже разногласия; здесь были деисты и атеисты, агностики и материалисты, сторонники конституционной м о на р ­ хии и убежденные республиканцы. Н о всех их объединяла не­ примиримая вражда к феодально-абсолютистскому режиму, за ­ щита прав и интересов третьего сословия, хотя и разнящиеся, но у всех передовые для того времени идейные позиции. Эта о б щ ­ ность задач была сильнее разногласий и позволила всем пере­ довым людям своего века сплотиться в общий широкий фронт против главного врага. Редак торам и «Энциклопедии» были]крупнейший французский философ^атериалист. блестящий писатель и замечательный дея тель Просвещения Дени Д идро ( I7 ia —1/»4) n.XifaMcifiiTbilt я cF т"ёмаТИК711р'ославившийся своими открытиями в области Точных" наук, а ^также философ Жан Лерон Д ’Лламбер (1717—1783) В числе сотрудников «ЭЩТшлопедтги» оыли крупнейшие учс ные — цвет передовой научной мысли Франции того времени Вольтер, Монтескье, Бюффон, Руссо, Кенэ, Тюрго, Гольбах, Гель веций, Кондильяк, Рейналь, Мабли, Кондорсе и др. Эициклопе диеты — так стали называть эту блестящую плеяду передовых критиков феодализм а и его идеологии. «Энциклопедия» и энциклопедисты подверглись гонению. П ер ­ вые два тома были объявлены подлежащими уничтожению; п р о ­ тив энциклопедистов выступили церковь и официальные власти, наемные перья строчили против них пасквили, их высмеивали со сцены театра. В 1759 г. «Энциклопедия» была з апрещена: iieJ4^- тание и продажа ее томов карались строгими наказаниями. Д*А31амбер не "выдержал учий^орьбы и отступил. Н о ^ И д р о и основная группа сотрудников продолжали нелегально пёчатать начатое издание. В 17657Г^зДание~'бьтла'гаветш1~е'но;~в~^лйжай- Шйе годы были допечатаны и приложения. ^ таблицы и р исунки. «Энциклопедия» сыграла очень большую роль в идейном р а з ­ витии французского общества X VIII в. Эта роль и значение «Эн­ циклопедии» были так определены Ф . Энгельсом: «французские материалисты отнюдь не ограничивались в своей критике о б ­ ластью религии: они критиковали каж дую научную традицию, к аж дое политическое учреждение своего времени. Чтобы д о к а ­ зать всеобщую применимость своей теории, они избрали крат­ чайший путь: они смело применили ее ко всем объектам знания в том гигантском труде, от которого они получили свое имя, в „Энциклопедии"». Таким образом, в той или иной форме,— как r^lA^A II. ПРОСВЕЩЕНИЕ
48 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮ/ЦиЯ =— - 5ss=-5====^=se=e^es=^=ea^=^^— — 5--^ — открытый магернализм или как деизм,— материализм стал м иро ­ воззрением всей образованной молодежи во Франции» ^ Как указывал Энгельс, энциклопедисты-материалисты сп о ­ собствовали распространению материалистического мировоззре­ ния во Франции. Н о не только одна «Энциклопедия» отстаивала идеи материалистов и боролась за их распространение. Н а той ж е социальной почве, что и просветительство вообще, во Франц ии X V III в. материализм, одерживает крупные победы и становится господствующим направлением в философии. Французский материализм X V I I I в. был представлен имена­ ми философов: Жюльена Ламетри (1709— 1751), врача по про­ фессии, автора знаменитой книги «Человек-машина» (1748) и других трудов; Дени Д идро , который, помимо своей деятель­ ности редактора «Энциклопедии», со здал замечательные, п р о ­ никнутые воинствующим материализмом и боевым дем ократиз­ мом произведения «Племянник Рамо» (1762), «Разговор Д’Аламбера и Дидро» (1769), «Сон Д ’Аламбера» (1769) и др.; Клода Адриана Гельвеция (1715—1771), врага религии и деспо­ тизма, чье главное произведение « О б уме» (1758) весьма высоко ценил В. И. Ленин; Поля Анри Гольбаха (1723—1789), автора знаменитой «Системы природы» (1770) и антирелигиозных памфлетов; Этьена Бонно Кондильяка (I7 I5 —1780), написавше­ го «Трактат об ощущениях» (1754); Ж ан а Батиста Робинэ (1735—1820), автора труда « О природе» (1761 —1768), и др. Между всеми этими философам и были существенные разли­ чия, но в главном вопросе философии все они занимали общие » позиции — позиции материализма. Французские философы-мате­ риалисты опирались на достижения естественных и точных наук (труды Бюффона, Линнея, Декарта и др.), признавали объек­ тивную реальность. «Материя действует по своим собственным силам и не нуж­ дается ни в каком внешнем толчке, чтобы быть приведенной в движение»,— писал Гольбах. Франц узск ие философы-материалисты в большинстве были безбожниками, наносившими сильные удары религии, поповщине, церкви; они внесли немалый вклад в разработк у идей атеизма. Веря во всемогущую силу разум а, они смело атаковали неве­ жественное! ь и мракобесие. Большинству из них был присущ боевой демократизм, вера в силу наро да , стремление сблизиться с ним. Тогда как Вольтер, например, страшился, как бы «чернь» не принялась философствовать, Дидро, на прет»», iior.fi . ходимым πpиблизиτь.Jlwдocoφ^t^e-JCJ^apoдv. а народ приблизить к у1»5внюфшГосо~ф0 в^ В этом новом отношении к народу, в го­ товности вступить с ним в сою з и совместно идти на борьбу, сказались те сдвиги, которые произошли в сознании француз- » Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 22, с. 311.
ской буржуазии под влиянием обострившегося со второй поло­ вины X V III в. кризиса в стране. Материализм французских философов X V III в. был, однако, еще не диалектическим, а механистическим. В объяснении явле­ ний общественной жизни они оставались на идеалистических п о­ зициях, полагая, что развитие социальной жизни, политических учреждений, законодательства и прочего в конечном счете о п ре ­ деляется мнениями и идеями. Однако даже при этом взгляды французских философов-ма- териалистов в ту пору были глубоко прогрессивны и в немалой мере способствовали идейной подготовке буржуазной революции конца XVIII в. Интересы восходящей буржуазии в вопросах экономической теории выражала группа буржуазных ученых — так называемых физиократов (Ф. Кенэ, Дюпон де Немур, Тюрго и др.) . Физиократы, как и все идеологи буржуазии X VIII в., исхо­ дили из понятий «естественного права», «естественных законов», определяемых природой, которые они рассм атривали как нечто постоянное и неизменное. Существовавшие в феодальном о б ­ ществе отношения они критиковали, как наруш ающие эти «естественные права», и в частности важнейшие из них — право Личной свободы и право частной собственности. В ограниче­ ниях свободы предпринимательства, экономической инициативы, в регламентации правительством экономической деятельности, созданных абсолютистским режимом, физиократы видели наибо­ лее пагубное нарушение «естественных прав» . Только полная св об ода конкуренции, ничем не ограничиваемый простор ини­ циативы в экономической области соответствуют, с их точки зрения, «естественным законам». Отсюда и главный лозунг фи­ зиократов: «Laissez faire! Laissez passer!» («Дайте возможность действовать! Дайте дорогу»), который они настойчиво пропаган­ дировали. В учении физиократов яснее, чем в каком-либо другом из учений французских буржуазных идеологов X V III в., обнаружи­ вались классовые интересы созревшей и рвущейся к п ростору предпринимательской деятельности буржуа зи и. Н о на том уровне экономического развития Франции было вполне закономерным что физиократы наиболее ценным считали сельское хозяйство а не промышленность и торговлю и развивали свое учение глав ным образом применительно к сельскому хозяйству. С наиболь шей полнотой эти взгляды были развиты главой школы ф изио Кратов Франсуа Кенэ (1694—1774) в сочинении «Экономическая таблица» (1758) и других трудах. « Государство должно быть населено богатыми землевладельцами» ,— говорил Кенэ. И Кенэ, и его последователь Тю рго пытались извлечь из этих общих тео­ ретических положений определенные практические выводы: тре­ бовали отмены проводимой государством политики регламента­ ГЛАВА, II . ПРОСВЕЩЕНИЕ 4Q
g() ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ции хлебной торговли и т. п. В то же время, считая, что приба­ вочная ценность создается только в сельском хозяйстве, но не в промышленности и торговле, физиократы требовали, чтобы к а ­ питал, занятый в промышленности и торговле, был бы о с в о б о ж ­ ден от налогового обложения. Как· писал Маркс, у физиократов « ка ж уш ееся превознесение земельной собственности переходит в ее экономическое отрицание и в утверждение капиталистиче­ ского производства»®. Просветительство как идеология никогда не представляло собой чего-то однородного и единого. Идеология поднимающейся буржуазии в то время выражала интересы не только одной бур­ жуазии, но в. определенной мере и всего третьего сословия и от­ части либерального дворянства. В то же время народные массы оказывали существенное влияние на ф орм ирован ие идеологии той эпохи. Это влияние было двояким. С одной стороны, нараста­ ние революционного подъема народных масс, возрастание их роли в общественной борьбе предреволюционных лет спо собст­ вовало радикализации взглядов буржуазных идеологов. С дру­ гой стороны, борьба народных м асс поддерживала и питала то демократическое направление, которое никогда не умирало в идеологии Просвещения. Начиная с Ж ана Мелье, демократическое направление состав­ ляло левое крыло просветительства. Питаясь могучими источни­ ками массового народного движения, год от года поднимавше­ гося все сильнее, демократическое направление на каждом новом этапе общественного развития выдвигало новых своих предста­ вителей. Коммунистами-утопистами, вы раж авш ими смутные, н ео со з­ нанные социальные устремления предпролетариата того времени, были Морелли и Мабли. О жизни Морелли йочти ничего не известно. Л иш ь в середине X IX в. было установлено, что вышедший в 1755 г. анонимный трактат «Кодекс природы» был написан Морелли. Его же перу принадлежал вышедший за два года до этого — также аноним­ но — утопический роман «Базилиада». Морелли исходил из того, что человеческая природа постоянна и неизменна и что сущест­ вующий общественный строй не соответствует, противоречит природе и требованиям разума. Главным злом современного об­ щественного строя Морелли считал частную собственность. Л иш ь когда установится общее владение землей, когда земля и ее пло­ ды станут достоянием всех, общественный строй придет в соо т­ ветствие с природой «естественного человека». В «Кодексе при­ роды» Морелли подробно рисовал общественное устройство этого будущего идеального государства. Аббат Габриель де Бонно де Мабли (1709—1785) по своим • Тамже,т.26,ч.I,с.23.
воззрениям был близок к Морелли. Выходец из дворянской семьи, один из наиболее о бразова нны х людей своего времени, Мабли за свою долгую жизнь написал множество сочинений по различным воп роса м , большей частью на морально-политические темы. И з работ Мабли наибольшее значение имели «Сомнения по поводу естественного состояния» (1768) и «О законодатель­ стве, или Принципы законов» (1776). Мабли в этих, а также и в некоторых других сочинениях («Начала нравственности», « Об изучении истории») выступал смелым критиком всех обществен­ ных учреждений феодально-абсолютистского строя и утверждал суверенные права народа. Но, подобно Морелли, Мабли не ог ра ­ ничивался критикой только данного общественного п орядк а, а выступал против многовекового общественного строя, основан­ ного на частной собственности. Как и Морелли, но частично с другой аргументацией Мабли доказывал, что только общ ее владение землей и основанное на нем равенство будут соответ­ ствовать велениям природы и обеспечат счастье человека. В от­ личие от Морелли, который верил в то, что человечество придет к золотому веку — коммунизму, Мабли пессимистически считал, что он остался позади. Но, полагая, что коммунистический строй недостижим, Мабли выступал с проектами ряда реф орм, вроде ограничения п рава наследования, которые должны были умень­ шить неравенство в обществе. В отличие от Мелье, звавш его народ революционным путем уничтожить феодальный строй, и Морелли, и Мабли совершенно не ставили задач революционной борьбы. Все надежды на поли­ тические и социальные изменения они связывали с развитием просвещения. При всем наивно-утопическом хара ктере коммунистических взглядов Морелли и Мабли значение этих писателей в развитии французской общественной мысли было очень велико. Мабли и Морелли были мыслителями, опередившими свой век. Р а зв и ва е ­ мые ими идеи выражали то новое, демократическое направление во французской передовой идеологии X V IИ в., которое нашло свое продолжение и в последующей острой классовой борьбе в годы революции и на более поздних этапах общественного развития. глава п.просвещение 5j РУССО И ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ Крупнейшим представителем передовой демократической Идеологии X VIII в. был Руссо. Жя^^.Жя!^ Ругрг» -(1719—177Я) вырос н семье женевского ча­ совщика. с отроческих лет познал безрадостный труд, нуаду, унижения; скитался по Франции и Европе, нередко пешком; мё- нял~профессии, ни одна из которых не приносила ему ни д^нет,
_ни славы: писал книги, подвергавшиеся по приказу властей публичному сожжению ; скрывался от преслёдованйи. Н о к концу своей жизни; оставшейся до его последних дней неустроенной, трудной, он был властителем дум всей передовой французской молодежи, слава его перешагнула далеко за пределы Франц ии и после его смерти продолжала шириться и расти. Пожалуй, ни один из французских просветителей не произвел такого большого впечатления на современников и не оказал такого сильного и длительного влияния на последующие поколения, как Р у с с о ’ . А между тем литературное наследие Руссо по сравнению с цекоторыми другими писателями-1 гросвётйТШпштг~его~ ВР Ш£НИ было невелико: несколько трактатов: «Рассуждение о науках и1 !сКусстиаА» (Г75РТ. ^ Р а с с уждение о происхождении и” ‘пр"йчи- нах нёраВШГства между людьми» (17bbj, « υ ο оощественном до- .говоре» (1761^); два роман^ — «Новая Элоиза» (1760), «Эмиль, или О ” воспитан1Гй^ Х1762)'П1Г~автб5й0графичёская « Й.сповёдь» (1782—1789) — вот самое главное, созданное Руссо. В "сопостав­ лении, например, со стотомным Собранием сочинений Вольтера это выглядело весьма скромно. Н о эти несколько книг, из кото- ^х важнейшее значение И1ме’лй небольшие трактаты, обладали огромной революционизирующей силой. Источник воздействия Руссо на современников — не только в художественном таланте писателя” B'ero способности ставить по-новому коренные пробле- мы общественной 'жизни, но прежде всего в том, что д_свш1х~. социально-политйческих взглядах Р у ссо был выразителем инте- ^ с о в широкиЗс нарддных, 1лавным об]Ш?м крестьянских' м асс. Руссо, подвергая острЪй критике системы феодально-абсолю­ тистского строя и созданны х им общественных отношений, вы­ ступал j ^ othb института частной собственности и порожденного б1б~срццалыШГо~т1еравен(Яз^ и большинство социальных мыслителей того времени, он исходил из понятия «естественного права» и «естественного человека». Золото й век человечества был тогда, когда оно находилось в «естественном состояний» и ж ило в соотвётНъии с законами природы, — это его детство. Тогда не~было частной собственно^сти, и все люди по природе бщ и р а в н ^ Н еравенство возникло лиш~ь1 с..м_оментя появления с обственности. « Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: „Это мое1“ — и нашел людей достаточно простодуш­ ных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем г р а ж ­ данского общ ества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и у ж а со в уберег бы род человеческий тот, кто, выдер­ нув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным: „Осте­ регитесь слушать этого обм анщ ика, вы погибли, если забудете, что плоды земли — для всех, а сама она — ничья!"»* Эти знаме- ’ [Манфред А. 3. Три портрета эпохи Великой французской революции. М. , 1978.— Ред.] • [Руссо Ж. -Ж. Трактаты. М. , 1969, с. 72.— Ред.] 52 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
нитые строки Р уссо , произведшие такое сильное впечатление на современников, ясно определяли его взгляды на происхождение собственности и ее роль в общественном развитии. В отличие от ряда идеологов буржуазии, например физиокра­ тов, считавших собственность исконным «естественным п равом » и относившихся к ней с почтительным восхищением, Pjcco pjc- см атрлвал,,возникновение частной собственности (и именно зе­ мельной собственности, о которой онттстчти всегда говорил) как первое-дарушени^ и попрание «естественных прав» человека, имевшее самые гибельные для него последствия. ВёсГпослеХу'ю - щий прогресс общества, его переход к цивилизации есть, по мне­ нию Руссо , дальнейший рост неравенства, порождающий угне­ тение бедных богатыми, слабых сильными,. Г о су д а р ственная _ власть, сам характер которой Руссо ставил в ^ в я з р с расиредё- ^лениём собственности, сл уж и т имущ им против неимущих и яв- ляется средством их подавления и угнетения. '” Хотя в соТГиол0г ич есО 'х ^Ш 1ядахТ*уссо было, конечно, много наивного (концепция «естественного состояния» и «естественных прав», теория «общественного договора» и пр.), нельзя не ви­ деть, что в сопоставлении с другими писателями-социологами того времени он значительно ближе подошел матер п ате тиче­ скому, .пониманию исторического проц есса и замечательных"чёрт его”внутренней диалектики. .Однако, утверждая, что частная собственность и порожденное ею неравенство являются главным источником всех обществен­ ных бедствий и зла, Р уссо не предлагал уничтожить частную с о бственность: он с читал это Ha~~5 ocTHrHVt0 M ЧеловЬ'^бСТВОм уров- не общественного” развития уж е недостижимым, (^сооственностью “надо мириться, так как человече,с.тво.не может вернуться к у ж е пройденному^ им этапу — к св о е м у детству. Н о если здо—нельзя искоренить, .его „надо уменьшить — аадр_.у£1 данить не^»яАенство, свести его к минимуму. Р уссо предлагал ряд практических мер в этом няправлении: прогрессивный налог на имущество, огра- ниченйё'права наследования и т. п., возлагая их осуществление на государство. С этим связана другая идея Руссо, оказавшая также громад­ ное влияние на поколение, творившее револн)цию. Тогда как большинство просветителей выдвигали в качестве политического идеала требование конституционной монархии или даже просве­ щенного абсолютизма, Руссо требовал такой организации госу- дарственной власти, ~1гред1ЮЧтительно респуолики, котор а я обеспечивала бы полноту власти 1 щ юда. В трактате «06^ об- тргтирннпч попрпбнп Ρ3 3β1Ϊ)ΓΈ ΙΓ ^ народнего сув^енитета, народовластия. Эта“ШШ5Жительная программа Руссо — идея равенства и эга­ литаристского строя и идея народного суверенитета — оказала ГЛАВА II. ПРОСВЕЩЕНИЕ 53
плодотворное влияние на революционное творчество 1789— 1794 гг. и стала как бы официальной идеологией якобинизма. Мечта о б идеальной эгалитаристской республике мелких п р о ­ изводителей, мелких собственников, не знаю щих ни богатства, Н И ' бедности, непосредственно или через послушных верховном у суверену — народу исполнителей, правящих обществом, была, конечно, утопией. Н о эта мечта о равенстве выражала социаль­ ные чаяния миллионных народных м асс, вековые стремления крестьянства, рвавшегося к земле, отнятой у него феодалами, неосознанные и недодуманные помыслы плебейства о каком-то ином, более справедливом общественном строе. Р у ссо и выразил в своих идеях и мечтаниях эти бродившие в народных м ассах подспудные, не отстоявшиеся в сознании, но обладавшие огром ­ ной рев0лю1у10нн0 Й потенцией социальные устремления. Поэтому- то мечты Руссо о равенстве, порожденные движением народных м асс, овладев сознанием передовых революционных борцов, а че­ рез них и народа, в свою очередь, стали фактором громадной революционной силы. Созревание революционного кризиса во Франции, шедшее ускоренными темпами в 70—80-х годах, резко подняло наступа­ тельный, боевой характе р литературы просветительства и уси­ лило его левое демократическое направление. В различных ж а н ­ ра х — в философско-политических сочинениях, публицистике, художественных произведениях писатели демократического н а ­ правления возвысили свой голос и в ряде поставленных ими на обсуждение вопросов значительно продвинулись вперед по сравнению со своими предшественниками. Среди произведений демократического крыла просветитель­ ства этих лет на одно из первых мест, бесспорно, должно быть поставлено сочинение выдающегося социального мыслителя, ставшего впоследствии крупнейшим деятелем революции, Ж а н а Поля М ар ата (1743—1793) «Цепи рабства» . Сын бедного учи­ теля из Швейцарии, М арат с юных лет стал усердно заниматься науками, изучил семь языков и свои обш ирные теоретические знания дополнял богатыми жизненными наблюдениями, много путешествуя и подолгу живя в разных странах Европы: в Швей­ царии, Англии, Ирландии, Голландии, Франции. Крупный ученый-медик и физик, социолог и публицист, М ар а т привлек вни­ мание ученого мира Европы (кроме Французской академии, от­ носившейся к нему враждебно) и своими теоретическими изыска­ ниями, и своей практической деятельностью ученого-врача. Ш от ­ ландский университет присудил ему звание доктора медицины, а город Ньюкасл присвоил ему звание почетного гражданина за его самоотверженную и плодотворную работу по борьбе с эпи­ демиями, свирепствовавшими в то время. Вениамин Франклин, Гете и другие видные мыслители с уважением отзывались о на­ учных трудах Марата. 54 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Задолго до революции М арат стал придавать первостепенное значение важнейшей отрасли науки, как он говорил,— политике. Еще молодым человеком он написал ром ан «Польские письма», обличающий деспотизм в Европе. В 1774 г. в Англии был опубли­ кован острый памфлет Марата «Цепи рабства», резко критико­ вавший абсолютистский режим (первоначально этот труд был издан на английском языке и только в годы революции был вы­ пущен во Франции на языке оригинала). Вернувшись в 1777 г. в Париж, Марат йродолжал, наряду с другими научными труда­ ми, заниматься вопросами социологии и политики, публикуя серьезные работы на эти темы. Сочинение М арата «Цепи рабства» во многом носило* следы влияния Р уссо и Монтескье. Выступая непримиримым врагом деспотизма, прослеживая эволюцию разных его форм на отдель­ ных этапах истории общества, наконец, выдвигая положительную программу эгалитаристского строя, М арат в значительной мере следовал за Руссо. Однако в существеннейших вопросах Марат оставил Руссо позади. В анализе исторического развития общест­ ва М ар а т стихийно подходил к пониманию роли классовой бор ь ­ бы в историческом процессе. Он понимал и подчеркивал роль насилия в процессе возникновения государства как одну из в аж ­ нейших его функций. Наконец, Марат с большой силой про­ возглашал как непреложное «естественное право» угнетенных и обездоленных их п раво на сопротивление угнетению, и в том числе право на вооруженное восстание. Эти же мысли, имевшие вполне революционный характер, М арат обосновывал и в другом своем сочинении — «План уголовного законодательства» (1780). Последователь и ученик Руссо Госселен в сочинении « Р а з ­ мышления гражданина, адресованные нотаблям» (1787) также пытался, но в несколько ином плане, пойти дальше своего учи­ теля. Госселен целиком принимал эгалитаристскую программу Ру ссо , но, не довольствуясь этим, искал конкретных практиче­ ских путей ее осуществления. Госселен предлагал, чтобы все зе­ мельные владения были сначала обращены в общественную соб ­ ственность,— а затем равными наделами разделены между всеми членами общества. Так создалось бы полное равенство, строго охранять которое призвано было бы государство. План Госсе- лена был наивно утопичен, но он явился ярким отражением сти· хийного стремления крестьянских м асс к земле*. Демократическая идеология проявлялась и в своеобразной форм е социальных утопий, частью имевших полубеллетристиче- ский характер. Так, плодовитый, творивший в разных ж а нрах писатель Луи Себастиан Мерсье (1740—1814) создал социальный роман-утопию· «2440-й год», в котором из о бра ж ал счастливую, • [См.; Иоаннисян А. Р. Коммунистические идеи в годы Великой француз­ ской революции. М. , 1966, с. 188— 189.— РеЛ] М АВА It. ПРОСВЕЩЕНИЙ . gg
5β ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — ^ 1— 1· · ipi^^ ■шра·— ·ιι·ι·I■■ ц _.1 I . ■■— благоденствующую Францию будущего, осуществившую в жизни идеи Руссо о равенстве; Францию свободных земледельцев, вла­ деющих равным имуществом, не знающих ни бедности, ни богат­ ства. Тот ж е Мерсь е в 80-х годах опубликовал «Картины Париж а» — проникнутые искренним демократизмом, яркие очер­ ки жизни французской столицы с ее резкими социальными контрастами. С социальными утопиями, облеченными в беллетристическую форму, в многочисленных произведениях, пропагандировавщих уравнительские идеи Руссо , выступал и выщедщий из крестьян­ ской среды писатель Ретиф де ла Бретонн Ро(5т боевых демократических настроений давал о себе знать и в театральной жизни страны. Н а сценах театра с неизменным успехом шли пьесы с определенной политической тенденцией, са м о появление которых еще несколько десятилетий назад было невозможно: «Вильгельм Телль» ныне забытого французского драматурга Лемьера, обличающие деспотизм «Кориолан» и «Вир­ гиния» Лагарпа и др. Предреволюционные годы были такж е временем триумфа замечательного французского комедиографа Бом арш е (1732— 1799). Выходец из народа, сын часовщика и первоначально сам часовщик, Пьер Огюстен Карон де Бомарше (он был возведен в дворянство) прославился своими блистательными сатириче­ скими «Мемуарами», а затем несравненными комедиями, в осо­ бенности «Севильским цирюльником» (1775) и «Женитьбой Ф и ­ гаро» (1784). В этих пьесах, вошедших в золотой фонд мирового » театрального искусства и поныне сохранившихся на сцене, Б о ­ марш е сделал главными героями людей из народа, побеж даю ­ щих в сложных коллизиях представителей аристократии, под­ вергнутой осмеянию. Так, литература Просвещения, независимо от направлений вы ражавш ая идеологическое наступление поднимавшейся бур­ жуазии и народных масс, развенчивала и ниспровергала идеи, верования, правовые нормы, мораль, традиции феодального о б ­ щества. В противовес старым, общественно-реакционным тео­ риям, идеям, учреждениям буржуазия и шедшие с нею вместе в борьбе против феодализма народные массы выдвигали свою новую идеологию, для того времени глубоко прогрессивную и ре­ волюционную. Этот грандиозный проц есс ломки обветшалых, реакционных представлений, переоценки всех ценностей, идейной мобилизации м асс к предстоящей революционной борьб е означал невиданную еще по силе, разм аху и эффективности идеологическую бо м б ар­ дировку феодально-абсолютистского строя. Это был процесс идео­ логической подготовки революции. »« [Там же, с. 178-248.— Рей. J
*Глава III* ГЛАВА III. РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ 57 РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ Тогда как общественная атмосфера во Франции все более нака­ лялась и все большее число признаков предвещало близость ре­ волюционного взрыва, привилегированные сословия и двор про­ должали вести политику, способную лищь его ускорить. Ко времени вступления Людовика X V I на престол (1774) положение дел в королевстве было уже достаточно плачевным. Людовик X V, которому приписывали известные слова: «После нас — хоть потоп!» — оставил своему преемнику пустую казну и значительные долги. В стране был голод, и народные волнения, вызванные дороговизной хлеба («м учная война»), в 1775 г. при­ няли грозные размеры. Людовик XVI начал свое царствование с реформ, но первые ж е меры в этом направлении, предпринятые его министром Хюр- jOr-^a затем Неккеромг натолкнулись на решительное сопротив­ ление д вор янства и придворной знати, не желавших ничем посту­ питься из своих*прйвйлёгииГЪолее~решительного Т юрг о король уволил уже в 1776 г., а затем в 1781 г. был уволен в отставку осторожный Неккер. Большинство проведенных реформ было отменено, и все пошло не только по-старому, но реакционная политика правительства д аж е еще больше усилилась. Дворяне-землевладельцы, у которых при самой хищнической эксплуатации "крестьян доходы не могли покрыть непрерывно растущих трат и расходов, стремились удовлетворить свою не­ насытную ж а ж д у денег поисками новых источников получения средств от крестьян. Последние десятилетия перед революцией были отмечены восстановлением и введением в действие некото­ рых давно забытых феодальных средневековых прав и приви­ легий, которые дворяне извлекали из архивной пыли, чтобы с п о­ мощью их получить юридические основа ния на дополнительные поборы с крестьян. Знаменательно, что это возрождение феодаль­ ной реакции, лишь подливавшее масло в огонь крестьянской борьбы против помещиков, совершалось как раз в те годы, когда революция уже стучалась в двери. Казалось, правительство нарочно выбирало меры, которые могли бы усилить негодование буржуазии и народа. В 1781 г. οΉο издало закон, по котороИу 'К 'офйцерским чинам в армии могли допускаться только дворяне, чьи предки не меньше чем в четырех покоаениях принадлежали к «благородному сословию». Были созданы бессмысленные затруднения в промышленности. Так, в 1784 г. королевским приказом было предписано, чтобы производимые в королевстве платки имели ширину, равную их
длине. Власти вмешивались и в дела сельского хозяйства, но отнюдь не затем, чтобы защитить крестьянина от новых п осяг а­ тельств помещика; наоборот, они навязывали крестьянину не­ лепые и стеснительные правила ведения сельскохозяйственных работ. Так, например. Парижский парлам’ент в 1786 г. издал постановление, запрещавшее жать рож ь серпами. Внеш няя политика французской монархии так же вызывала недовшшГтво буржуазии.'Правительство в 1786 г. заключило с Англией тор г овый договор, который давал некоторые преиму- щ е с т м ·фр~^т1[узПим виноделам, но был крайне невыгодным для французской промышленности: он открывал доступ на фра нц у з­ ский рынок дешевым английским товарам. Договор этот оказал весьма неблагоприятное влияние на французскую промышлен­ ность. «Недавно мы заключили с англичанами торговый до­ говор, — писал в 1789 г. один из современников, — который, воз­ можно, обогатит наших правнуков, но пока лишил пропитания 500 тыс. рабочих королевства и довел до банкротства 10 тысяч торговых домов» . «Для марксиста,— писал В. И . Ленин,— не подлежит сомне­ нию, что революция невозм ожна без революционной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к револю­ ции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы наверное не ошибемся, если укажем следующие три^глав- ные признака. 1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свое господство; тот или иной кри­ зис „верхов**, кризис политики господствующего класса, создаю ­ щий трещину, в которую прорывается недовольство и возмуще­ ние угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы „пизы не хотели“ , а требуется еще, чтобы „верхи не могли“ жить по-старому. 2 ) Обострение выше обычного нужды и бедствий угнетенных классов. 3) Значитель­ ное повышение, в силу указанных причин, активности м асс, в „мирную** эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых как всей обстановкой кризиса, так и с а ­ мими ууверхами'\ к самостоятельному историческому выступле­ нию» *. Д в о р , аристо^кратия, дворянство все явственнее обнаруживали признаки глубокого разложения, проникавшие во все поры абсо­ лютистского реж им а. Двоедушный, слабый и лживый король, не желая утруждать себя заботами о государственных делах, передоверял их своей легкомысленной жене. Братья короля за его спиной плели против него интриги. К оролева Мария-Антуа- нетта в погоне за развлечениями компрометировала себя и мо­ нархию. Незадолго до революции разразил ся тот скандальный процесс о бриллиантовом ожерелье, на котором рядом с о^ви- * Ленин В. Я . Поли. собр. соч., т. 26, с. 218. 58 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА in . РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ .' 50 ■ ... .... .... .. essss—as ί '■■i^=ss=si ' ' ................ уш ······! ..... '—ц — ·»··ι« а· няемым кардиналом де Рогаиом звучало и имя королевы. Д аж е после того как наступивший в 1787 с. к р и з и с в промышленности и торговле и одновреме1Що постигшие страну неур о ж а и до край- ности обострили голод и нищету трудящихся м асс, двор и приви­ легированные сословия, не задумываясь над'завтраш ним днем, продолжали тратить свой досуг и деньги на развлечения, балы и кутежи. Прли1 ака,расточительных трат, несообразных с поступления­ ми доходов в казну, привела к быстрому росту госх^арственногр , ■'дефицита. Калонн и Ломени де Бриенн — государственные конт- ролеры (министры) финансов Людовика X VI, продолжая преж­ ние траты, покрывали текущие расходы с помощью новых зай- мов. К 1789 г. государственный долг достиг чудовищной суммы — 4,5 млрд.Гужё не хватало денег на уплату процентов по долгам; ■"становилось невозможно заключать новые займы; никто не до­ верял разорившейся казне. Государство стояло на пороге пол­ ного банкротства. Оказавш ись в безвыходном положении, король по совету Ка- лпнна созвал в 1787 г. с о б р а н ир нптяблрй (знати) — принцев, герцогов, пэров и других представителей дворянства, избранных самим королем ^ Чтобы преодолеть финансовый кризис, Калонн предложил изменение налоговой системы, предусм атривающее уплату части налогов привилегированными сословиям и. Н о , как ни скромна была эта мера, она вызвала возмущение привилеги­ рованных сословий, не желавших ничем поступиться. Дворянство, ойлот монархии, первым проявило неповянов£НИ€ королю . "Этот открытый конфликт двора с дворянством был ярким выражением того кризиса, который охватил к этому времени верхи старого общества. Король распустил собрание нотаблей и, оставаясь под угро­ зой финансового краха и растущих народных волнений, вернул , в августе 1788 г. к власти Неккера и согласился на созыв Гене- мльных штатов — собрания трех сословий, не собиравшйхсяТю Франции сЛйВ г. На Генеральные штаты возлагалась задача _ найти пути и средства преодоления финансового кризиса. Созыв Генеральных штатов был назначен на май 1789 г. Вынужденный считаться с растущим недовольством третьего сословия, не р а с ­ считывая более на поддержку привилегированных сословий, к о­ роль согласился дать третьему сословию двойное представитель­ с т в о в Генеральных штатах. О дна ко практически весьма важный вопрос о том, как производить в Генеральных штатах голосова­ ние — посословно или по числу голов, был оставлен открытым. Подготовка к выборам и выборы в Генеральные штаты в пер­ вой половине 1789 г. проходили в обстановке, когда кризис ф е о­ * в собрание нотаблей в небольшом числе входили также представители третьего сословия.
дально-абсолютистской системы достиг крайней остроты и вел к быстрому созреванию всех элементов революционной ситуации. В 1787—1789 гг. кризис, наступивший в промышленности и торговле, переплелся с финансовым кризисом и вызвал всеобщую заминку в делах, закрытие ряда предприятий, свертывание стр ои­ тельных работ, безработицу в городах и т. п. Это совпало со стихийным бедствием, поразивш им сельское хозяйство страны. Лето 1788 г. оказалось неурожайным, но даже те чахлые посевы, которые созревали на полях, были кое-где уничтожены бурей с крупным градом, пронесшейся над Францией 13 июля 1788 г. Крестьянство было обречено на голод. Вслед за неурожайным летом наступила беспримерно суровая зима; м ороз достигал 18° по Реомю ру, многие реки замерзли; вследствие необычных мо­ розо в погибли виноградники. Народные массы в городе и в деревне бедствовали и голо­ дали так, как они не голодали многие годы. Смертность в это время достигла необычайно высоких цифр. В конце 1788 г. и начале 1789 г. в разных провинциях Фран­ ции начались крестьянские восстания. В марте и апреле они при­ няли грозные размеры . Одновременно начались крупные волне­ ния плебейства в ряде городов Франции: в Лилле, Камбре, Дю н­ керке, на юге — в Марселе, Тулоне, Эксе и др. Народ требовал хлеба, установления дешевых цен на продукты питания. , 27 и 28 апреля 1789 г. парижские рабочие, главным образом из Сент-Антуанского предместья, разгромили дом владельца крупной мануфактуры обоев Ревельона и дом другого промыш­ ленника — Анрио. Власти двинули против восставш их войска. Рабочие оказали им мужественное сопротивление, оборонялись камнями, кусками черепицы. Много,рабочих было убито. В про­ винции выступления рабочих продолжались еще в мае и в июне. Вся страна была охвачена революционным брожением. П о ­ нятно, что голод, народные бедствия и всеобщее недовольство, как и вызвавшие их промышленный, финансовый и аграрный кризисы 1787—1789 гг., были лишь закономерным выражением кризиса феодально-абсолютистского строя. Выборы в Генеральные штаты и составление наказов прохо­ дили в обстановке крайнего общественного возбуждения. Несмотря на то что большинство крестьянских наказов не могло быть составлено самими крестьянами (хотя бы вследствие неграмотности), в них тем не менее были отражены ненависть крестьян к феодальным порядкам и их жалобы на бремя непо­ сильных тягот, которые они несли на своих плечах. Б у р ж ^ з и я в своих наказах требовала широких политических реф орм, уничтожения сословного деления, ограничений в торгов­ ле и промышленности, политических прав, открывающих ей доступ к власти. О н а, претендуя на роль руководителя нации, 50 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
выступала от имени всего третьего сословия, подчеркивая, что это сословие представляет собой всю нацию. П а р и ж и провинциальные -города были заполнены потоком брошюр, воззваний, афиш, заменявших еще мало распространен­ ные в то время газеты. З а один лишь декабрь 1788 г. было вы­ пушено более 2500 разных брошюр. Их жадно читали, обсужда­ ли, о них спорили. Все ожидали больших перемен и связывали свои надежды с созывом Генеральных штатов. Еще горели пожары крестьянских восстаний, еще рабочие Сент-Антуанского предместья в П ариж е провожали на кладбище своих товарищей, убитых в схватке у дома Ревельона, когда в Париж е стали собираться избранные депутаты Генеральных штатов, вызывавших столько ожиданий и надежд. ГЛАВА III. РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ 61 ОТКРЫТИЕ ГЕНЕРАЛЬНЫХ ШТАТОВ. НАЦИОНАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ 5 мая 1789 г. в одном из дворцов Версаля открылось заседа- ^ ние Генеральных штатов. Разодетые и раззолоченные депутаты дворянства и духовенства расположились по обеим сторонам ко­ ролевского кресла; депутаты третьего сословия, одетые в ск р ом ­ ные черные костюмы, были размещены в задней части зал а. Да ж е эти чисто внешние различия в костюмах и занимаемых местах подчеркивали привилегированное положение первых двух сословий. Речь короля, встреченного единодушными приветствиями, не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Он ничего не сказал о реформ ах и выразил неодобрение «неумеренному желанию но­ вовведений». Такое же чувство разочарования оставил и доклад Неккера: министр, популярный в третьем сословии, обошел мол­ чанием все острые вопросы , не высказав мнения, ни о действи­ тельном положении страны, пи о зада чах Генеральных штатов. Первое заседание было закрыто, не внеся ясности ни в один из вопросов, волновавших собрание и Францию. Между тем уже на^ следующий день Генеральные штаты должны были приступить к проверке полномочий депутатов. Вопрос о порядке проверки полномочий был прямо связан с дру­ гим воп росом — о посословном или поголовном голосовании. КаК- производить голосование — по сословиям или большинством го­ лосов? Этот вопрос имел не только большое практическое, но и весьма важ ное принципиальное значение. Естественно, что депутаты дворянства и представители высше­ го духовенства стремились сохранить деление Генеральных ш та­ тов на сословия, голосующие отдельно, посословно, как это де­ лалось в прежнее время. При таком порядке голосования они имели бы двойное превосходство над третьим сословием.
Когда утром 6 мая представители третьего сословия вновь явились во дворец, где накануне произошло торжественное от­ крытие Генеральных штатов, то они увидели, что депутаты пер- 1 ного и второго сословий уже организовались — в отдельных за- ; лах — в самостоятельные палаты и приступили раздельно к про- i верке своих полномочий. Примириться с этим значило признать ■сохранение старого сословного деления и превращение третьего {сословия, представляю щего огромное большинство нации, в про- !стую треть Генеральных штатов. Н а эту опасность указал граф Мирабо — депутат третьего сословия; он призывал третье сосло­ вие добиваться совместной проверки полномочий. Нача лись переговоры между представителями сословий, з а ­ тянувшиеся на долгое время. Палата дворянства была настроена непримиримо и не шла ни на какие уступки. Н о среди духовен­ ства не было такого ж е единодушия: приходские священники, низшее духовенство были готовы идти на соглашение с третьим сословием. П о предложению духовенства от сословий были В'Ы- двинуты комиссары , которые должны были договориться между собой. Н о снова дворянство, не желая поступаться своими ста­ рыми привилегиями, отклонило предложение о переговорах. Прош ло больше месяца со дня открытия штатов; страна, с огромным вниманием следившая за происходившим в Версале, обнаруживала признаки нетерпения. Парижане, прибывавшие в Версаль и заполнявшие плотными рядами галереи огромного зала дворца «малых забав» , в котором заседало третье сословие, шумно выражали свои симпатии избранникам народа, смелыми репликами подбадривали их и призывали к действию. Медлить дальше было нельзя. Н ар о д требовал от депутатов третьего с о ­ словия смелости и решимости. Паэтатач1^ш да , как стали называть теперь собрание третьего сословия, воодушевляемая поддержкой нар ода и подстегиваемая его огромной политической актив­ ностью, убеждалась в том, что только смелость способна р а зр е ­ шить затянувшийся и ставший опасным конфликт. 10 июня по предложению аббата Сиейеса собрание третьего сословия постановило приступить к проверке полномочий депу- т-атев-всех трех .сосл о вий. Первое и второе со словия по игла ша - лиг.ь пригоелиниться к третьему, и было объ явлено. чт*о депутаты, НР ЯВИВШПОРП ΙΠ πρηηηριη,ί fiyqy-r ^читать^н Эта решимость оказалась спасительной. 13 июня к «общинам» присоединилось несколько депутатов из низшего духовенства и стало известно о сильных колебаниях остальных представителей, духовенства и даже части дворянства. Принимая эти решения, собрание третьего сословия, по су­ ществу, подчеркивало, что только оно является правомочным представителем всей нации. Р яд депутатов, приобретавших все большее влияние на собрание: М ирабо, Сиейес, бретонский адво­ кат Л е Шапелье, Барн ав, — неоднократно уже высказывали эту! 62 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
МЫСЛЬ. Теперь, когда третье сословие взяло на себя ответствен­ ность за проверку полномочий всех депутатов Генеральных шта­ тов, когда оно разделилось на 20 отделов для этой цели, избрал о своего председателя, бюро, когда оно отождествило свои права с правами всей Франции, это новое положение вещей требовало нового юридического выражения. /*\ Ϋ '· После долгих поисков оно было найдено. 17 июня собрание третьего сословия провозгласило себя Национальным собранием, ч. Оно становилось высшим представительным и законодательным органом всего французского народа. Этот смелый акт произвел большое впечатление. Под его влиянием низшее духовенство ре- шило присоединиться, к Национальному собранию. Н о король, двор и дворянство, встревоженные этим революционным реш е­ нием, поспешили принять свои меры. Когда утром 20 июня де­ путаты Национального собрания пришли, как обычно, к дворцу «малых забав» , они увидели запертые двери и вооруженную стра­ жу, охранявш ую входы. Король под предлогом созыва королев­ ского заседания приказал прекратить доступ во дворец, лишая тем самым Национальное собрание практической возможности продолжать свои заседания. Собравшиеся депутаты и смешавшаяся с ними толпа, шумно вы ражавш ая свое негодование, не желали подчиняться этому произволу власти. С утра шел сильный дождь. Начались поиски помещения. С трудом удалось найти почти пустой, но п р о ст ор ­ ный зал, служивший ранее для игры в мяч. Здесь, в этом зале, Национальное собрание, сопровождаемое добровольно охраняю­ щим его народом, возобновило свои заседания. Н арод призывал депутатов к сопротивлению королевскому произволу, к смелости. Сознание опасности, горечь только что испытанного унижения, сочувственное воднение окружавшей толпы п ариж а н воодушеви­ ли депутатов-буржуа. Кто-то предложил принять всем клятву не расходиться, несмотря ни на что, пока не будет выработана и принята конституция. Собрание торжественно приняло тут же составленный текст клятвы. Н о 23 июня на созванном королем заседании трех сословий Людовик X V I объявил все постановления Национального со бра ­ ния недействительными, са м о это Собран ие — несуществующим и предложил сословиям снова разделиться по палатам, сохраняя прежнюю сословную обособленность. Подчиниться безропотно этому королевскому приказу? За ме­ сяц борьбы буржу азны е депутаты стали смелее и решительнее. Когда король и первЫе два сословия покинули зал заседаний, Байи, ученый-астроном, избранный в начале июня председате­ лем Национального собрания, объявил его заседание открытым. Однак о королевский обер-церемониймейстер м аркиз де Брезе предложил депутатам третьего сословия повиноваться воле м о­ нарха. Ему ответил гцевной взволнованной речью М ирабо; «Пой- ГЛАВА in . РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ 03
дите и скажите вашему господину, что мы здесь — по воле н аро­ да и оставим наши места, только уступая силе штыков». Д е Брезе удалился, и заседание продолжалось. П о предложению М ирабо Собран ие провозгласило неприкосновенность личности депутатов и покушение на эти права — государственным преступлением. 23 июня монархия потерпела поражение, а Национальное со ­ брание одержало значительную победу. Это почувствовалось уже на следуюш.ий день, 24 июня, когда большая часть духовенства присоединилась к Национальному собранию. Вслед за ней к С о ­ бранию постепенно присоединились и остальные депутаты духо­ венства, присоединились и дворяне. Король был вынужден са н к ­ ционировать это соединение трех сословий в Национальном с о ­ брании, созданном вопреки его воле. 9 июля Национальное собрание провозгласило себя Учреди­ тельным собранием. Оно подчеркивало этим названием свою о б я ­ занность учредить новый общественный строй — выработать его конституционные основы. М ирабо в эти дни предавался иллю­ зиям: «Эта великая революция обойдется без злодеяний и без слез». М ирабо хотел избежать вмешательства народа, он боялся его. Н о он не догадывался в ту пору, что революция, в сущности, и не началась; Франция только вступала в ее преддверие. 64 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ * Глава IV* НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ. УСТАНОВЛЕНИЕ ГОСПОДСТВА КРУПНОЙ БУРЖУАЗИИ ПАДЕНИЕ БАСТИЛИИ — НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ ,Вся страна с волнением следила за борьбой, развернувшейся в Версале. Население П ариж а и других городов Франции находи­ лось в непрерывном возбуждении. Газеты, многочисленные б р о ­ шюры и листовки, выпускавшиеся в те дни, пользовались огром ­ ным сп ро сом . У всех пробудился интерес к политике; люди жили «етерйеливым ожиданием перемен. В П ар и ж е , на плош,адях и бульварах, возникали импровизированные собрания. Никому не­ ведомые ораторы произносили вдохновенные речи о свободе, приносили последние новости из В ерса л я , вслух читали газеты. Стоявшие в Париже войска заражались этим настроением наро-
ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ 05 ■' ■■■ =~ί^ -. . .. - »■■■ ■■■ ■ '■■■ да. Солдаты на улицах братались с парижанами. Возникали но­ вые организации. Парижские выборщики в Учредительном с о ­ брании стали постоянно собираться на совещания. В Лионе в конце июня также началось движение народа. В Версале еще в июне буржуазны е депутаты Национального собрания создали первый политический клуб. Он был основан группой депутатов из Бретани и поэтому получил название Бре- , тонского клуба. В ск ор е в Бретонский клуб вступили наиболее видные депутаты Собрания. Уже в конце июня число членов клу- ' ба превышало 150 человек. Король и его окружение с тревогой и раздражением следили за развитием собыгий. О днако они отнюдь не считали свое дело проигранным. Напротив, они вновь готовились к решающему удару. В Пар иж и Версаль стягивались_.а одска. Ненадежные части заменялись новыми, верньтмя' двору. П ари ж а н е и депутаты Собра ни я с тревогой следили за этими приготовлениями, п р а ­ вильно угадывая в них угрозу Национальному собранию. Днем 12 июля в П ариж проникли известия о том, что накануне король уволил Неккера и велел ему покинуть пределы Франции. Эта весть вызвала взрыв негодования. Буржуазия и народ восприняли концентрацию войск в П ариж е и удаление Неккера как переход контрреволюционных сил в наступление. Н ар о д сти­ хийно поднялся на борьбу. Улицы и площади стали заполняться толпами парижан; уже вечером 12 июля произошли первые столкновения с войсками. С утра 13 июля над Парижем загудел набат. Ремесленники и журналисты, рабо чие и мелкие торговцы, женщины, старики, вооружаясь кинжалами, пистолетами, топорами, камнями, ри­ нулись на улицы. Войска под натиском восставшего народа остав­ ляли квартал за кварталом; часть солдат перешла на сторону революции. В оружейных магазинах, в Доме инвалидов народ захватил несколько десятков тысяч ружей. Вооруженное восста- ние ширилось и росло, и к вечеру большая часть столицы была в руках революционного народа. 13 июля буржуа — выборщики Париж а — организовались в Постоянный комитет, преобразованный позднее в коммуну — П а ­ рижский муниципалитет. Постоянный комитет в тот же день постановил создать гра ж д ан скл^Ю-гвардию — вооруженную силу буржуазной революции, призванную охранять не только револю­ ционные завоевания, но и буржуазную собственность. Но исход борьбы был еще далеко не решен. Восемь башен Бастилии, этой ненавистной и грозной крепости-тюрьмы, еще продолжали выситься над восставшим Парижем. Жерла ее пу­ шек были повернуты на Сент-Антуанское предместье — район парижских ремесленников и рабочих. Огороженная двумя глу­ бокими рвами, с поднятыми подъемными мостами, обладавш ая
СИЛЬНЫМ гарнизоном, Бастилия к азал ась несокрушимой тверды­ ней абсолютизма. Кто первый бросил призыв идти на Бастилию? Историки при­ писывали ранее эту честь Камиллу Демулену - молодому, тогда еще малоизвестному журналисту. Н о ни Демулен, в эти дни β числе других ораторов вдохновенно призывавший народ к борь­ бе за свободу, ни кто-либо другой из буржуазных деятелей не направляли, да и не могли направлять действий на рода. В этом народном восстании революционный инстинкт масс оказался вер­ нее всяких попыток руководства ими со стороны буржуазных политических деятелей. В толпе заметили, что к Бастилии п ро­ ехал отряд королевских драгун. Н арод бросился к крепости. Постоянный комитет пытался достигнуть мирного соглашения и послал парламентеров к коменданту Бастилии де Л оне. Н о народ был исполнен веры в свои силы, в силу революции он пошел приступом на Бастилию. Из крепости грянул залп. П р о ­ ливш аяся кровь лишь сильнее воспламенила народный гнев. Рвы были преодолены, пушечными ядрами были перебиты цепи моста. Народ ворвался в крепость; де Лоне был убит; гарнизон сдался. Бастилия пала! Вечером и ночью на площадях и бульварах расцвеченного огнями, разукрашенного Париж а народ с песнями и плясками, с братскими объятиями праздновал одержанную им победу. 13—14 июля в борьбу вступила реш ающ ая сила — народные массы. Это было началом революции. Взятие Бастилии означал о ее первую победу. На этом начальном этапе революции, в первые ее дни, _все третье сословие выступало единым в борьбе против феодально­ абсолю тистского строя. В народном восстании 13—14 июля участ­ вовали рабочие и купцы, ремесленники и мануфактуристы, мел­ кие торговцы и журналисты, бродячие уличные музыканты и б о ­ гатые адвокаты. Люди разных профессий, разного состояния, разног о общественного положения, объединенные общим поли­ тическим бесправием в рядах третьего сословия, сплотились в единодушном революционном порыве, плечом к плечу высту­ пили против ненавистного абсолютистского реж им а. Но все же решающую роль в вооруженной борьбе 14 июля сыграли люди из народа. В числе участников штурма Бастилии относительно которых сохранились сведения, были 51 столяр 45 краснодеревщиков, 28 сапожников, 28 поденщиков, 27 резчи ков, 23 рабочих по выделке легких тканей, 14 виноторговцев 11 чеканщиков, 9 ювелиров, 9 шляпников, 9 портных, 9 гвоздиль щиков, 9 мастеров мраморного дела, 9 токарей, 9 красильщикоз несколько торговцев. Если даж е считать эти данные о проф ес сиональном составе участников штурма Бастилии неполными то все же и из них видно, что большинство бойцов, сражавшихся (^0 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ 07 В день 14 июля, принадлежали к разным группам рабочих и ре­ месленников. Славный день 14 июля стал национальным праздником ф р а н ­ цузского народа. В черные годы фашистской оккупации Франции французские патриоты отмечали годовщину 14 июля призывом к борьбе против бастилии гитлеризма. И ныне, в годовщину взя­ тия Бастилии, французский народ отмечает эту памятную дату, выраж ая свою решимость бороться за свободу, прогресс и ве­ личие Франции. Революция началась так успешно, так относительно леп<о и быстро одержала первую победу над абсолютистским режимом главным образом потому, что французский народ оказался еди­ ным в своей революционной решимости. Революция сплотила в борьбе против феодально-абсолютистского гнета все классово разнородное третье сословие, т. е. подавляющее большинство нации. Между классами и классовыми группами, входившими в с о ­ став третьего сословия, в первую очередь между буржуазией и народными м ассам и, были сушественные различия. Эти различия были не только в месте и роли в производстве, в степени мате­ риальной обеспеченности, образе жизни и т. п., но и в задачах и целях, преследуемых ими в революции. Од нак о, несмотря на эти различия, несмотря на зарождавшиеся противоречия между буржуазией и народными массами, на этом начальном этапе ре­ волюции значительно сильнее была общность интересов и задач, объединявших и буржуазию, и народные массы в борьбе против общего врага — феодально-абсолютистского строя. Народны е массы, т. е. крестьянство и плебейство, играли огромную роль в революции; они были боевой армией револю­ ции. Именно их творческое участие в революции, их решимость, их смелость, их готовность на жертвы, наконец, действенная мощь этой пришедшей в движение многомиллионной массы людей при­ давали революции силу и разм ах. Народные массы уже с пер­ вого, начального этапа революции оказывали своим участием большое, порою решающее влияние на ход революционного про­ цесса, ускоряли его развитие, толкали революцию вперед. Т в о р­ ческое участие народных м асс в революции, становившееся по мере ее развития все более значительным, придавало Француз­ ской революции X V III в. характер буржуазно-демократической революции. ‘ ■', .у. Однако руководящей силой революции, классЬм;гегемоном являлась в то время буржуазия. Буржуазия была тогда молодым, истерйцески прогрессивным и революционным классом. В отли- НИё^от Английской революции X V II в., где буржуазия ориенти­ ровалась и о пирялягь прежде всегола^союз с обуржуазившимся ДворянстВтаГ'вПрорьбе против феодально-абсолютистского-строя.. 3*
во французской революции X V III в. буржуазия в борьбе против абсолютизма выступала в союзе с народом. В ходе дальнейшего развития революционного процесса, по мере того как революция, поднимаясь на все более высокие сту­ пени, развивалась по восходящей линии, отдельные группы бур­ жуазии на разных ее этапах одна за другой отходили от рево­ люции; они превращались сначала в консервативную, а затем и контрреволюционную силу, и на смену им приходили те круги буржуа зии, которые еще не исчерпали своей революционной по­ тенции и оставались прогрессивной и революционной обществен­ ной силой. Н о об этом речь будет впереди... Весть о падении Бастилии громким эхом разнеслась по всей Франции и Европе. В ночь с 16 на 17 июля из Франции бежали брат короля граф д'Артуа и несколько видных представителен придворной аристократии. Они поняли и признали п оражение двора и крушение контрреволюционных планов расправы с Учре­ дительным собранием. З а ними последовала высшая аристокра­ тия. Это было началом контрреволюционной эмиграции и нацио­ нальной измены. Признал свое поражение и король. Он возвратил к власт.и Неккера и 17 июля вместе с депутацией Учредительного собрания приехал в^Париж, формально признав победу народа. В течение еще некоторого времени победивший народ давал почувствовать свою силу во взбудораженном, кипящем страстями Париже. Ку­ печеский старш ина Флессель, во время взятия Бастилии угова­ ривавший Постоянный комитет во что бы то ни стало прийти к соглашению с де Лоне и в то же время подсунувший парижа­ нам вместо о ру ж и я ящики с тряпьем, должен был поплатиться за свое вероломство: парижский народ казнил Флесселя. Н ена­ видимый народом королевский чиновник Фулон, которому при­ писывали фразу : «Если бы я был министром, я заставил бы французов есть сено»,— был повешен на фонаре. Такая же участь постигла и некоторых других злейших врагов революции и на­ рода. Парижский народ в популярной в то время песенке славил «волшебный фонарь» на изменники народа заслуженно находили свой конец: Иуды, ссявшие зло, Услышьте приговор суровый! С амо нам небо помогло, Рассеяв гибельные ковы. Мы на фонарь вас вознесем. Тараримбимбом, Таримбимбом! Революция, победившая в Париж е, раскатилась могучей вол- ной по всей стране. В больших и малых городах Франции при первых известиях о падении Бастилии народ выходил на улицу, старые власти смещались и заменялись выборными органами го­ 68 ВЕЛИКЛЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУР;КУДЗЫАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
родского самоуправления — муниципалитетами, в сбоем большин­ стве составленными из представителей буржуа зии. Это ш ирокое движение, охватившее в июле—августе города франц ии, получило название «муниципальной революции» . ^ В целом ряде городов создан ие~ноТюн власти сопровождалось разрушением местных «бастилий» — тюрем, городских ратуш или других зданий, вызывавших народную ненависть. Так, в С тр а с ­ бурге, где народные волнения начались 19 июля, были р а з ­ громлены дом городского головы, конторы по взысканию налогов. Когда местный магистрат стал сопротивляться новым п оряд­ кам, в городе вспыхнуло восстание, решающую роль в котором сыграли рабочие, вышедшие на улицу, вооруженные топорами и молотками. Магистрат поспешил отдать распоряж ение о пони­ жении цен на мясо и хлеб. Но это не спасло его: 14 августа про­ изошло новое наро дное восстание, и старый магистрат должен был уступить власть новому, выборному муниципальному органу. В городе Труа классовая борьба имела еще более острый ха­ рактер. С 18 июля здесь начались уличные выступления народа, поддерживаемые восстаниями крестьян в окрестной сельской местности; 20 июля отряды крестьян, вооруженны х вилами, с е р ­ пами и цепами, вошли в город, но были разогнаны быстро со з ­ данной буржуазией национальной гвардией. О днако с середнны августа плебейско-демократическое население Труа вновь стало хозяином улицы: 19 августа восставший народ ворвался в зда­ ние ратуши, захватил хранившееся там оружие, разогнал старые органы власти и создал муниципалитет. Одновременно был з а ­ хвачен городской склад соли, и она была пуш,ена в продажу по твердым ценам; 9 сентября народ убил ненавистного ему м эра города, разгромил его дом и дома некоторых других прислужни­ ков прежней власти. Лиш ь в конце сентября местной буржуа зии удалось полностью взять власть в свои руки. В Амьене, Шербурге, Руане народ был также хозяином ули­ цы. Н о в некоторых городах создание новых местных органов власти со верш алось без серьезных столкиовений. В ^)яде мест новые, состоявшие из представителей буржуазии муниципальные власти добровольно объединялись со старыми городскими вла­ стями. Во всех случаях в муниципальных органах после 14 июля власть оказалась в руках буржуазии. В большинстве городов параллельно с созданием новой муниципальной власти б у р ж у а ­ зия создавала и свою вооруженную силу — национальную гвар­ дию, противостоящую не только феодально-абсолютистскому ре­ жиму, но и городской и сельской бедноте. В июле — сентябре в самых различных провинциях Франц ии происходили бурные выступления крестьян. Крестьянские вы­ ступления были и в первой половине 1789 г., но после 14 июля они получили новый разм ах. Крестьяне прекращали выплату фео ­ ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ gg
дальных поборов, сжигали документы о «п равах» дворянства, кое-где жгли помещичьи усадьбы. В районе Бельфора и Везуля крестьянские восстания нача­ лись еще 16 июля, т. е., очевидно, до прихода известий о взятии Бастилии, но в конце июля и в августе, когда уже дошли слухи о происшедшем в Париже, они охватили всю Лотарингию. В про­ винции Франш-Конте крестьянские восстания начались с 20-х чи­ сел июля; крестьяне громили помещичьи замки и усадьбы: в од­ ной лишь этой провинции было разгромлено 40 помещичьих замков; крестьяне делили между собой помещичьи луга и леса. В провинциях Макконе и Божоле было разгромлено 72 замка; в Дофинэ из каждых 5 замков было сожжено или разрушено 3. Во многих других провинциях выступления крестьян также при­ няли весьма широкие размеры. В окрестностях Л иона пылали дворянские замки. И з города в деревню были направлены отряды национальной гвардии; в некоторых местах ее встречали к амня­ ми. Были, правда, немногочисленные случаи расп равы крестьян с самыми ненавистными и жестокими помещиками. Впрочем, едва лишь начались крестьянские выступления и мятежи, как помещики вместе с семьями, охваченные страхом , бежали из своих усадеб. В движении особенно активно участвовала неосед­ лая крестьянская беднота — довольно многочисленные в то вре­ мя, полностью разоренные крестьяне, лишившиеся всякой собст­ венности, превратившиеся в нищих, в бездомных искателей про ­ питания. Эта вооружившаяся деревенская беднота не боялась «пустить петуха» и разгромить помещичью усадьбу. Крестьянские восстания и выступления, разлившиеся могучим потоком по всей Франции, были направлены главным о бразо м против помещиков и феодально-абсолютистского режима. Н о они внушили «великий страх» , как тогда говорили, не только поме­ щикам и «князьям церкви», но и буржу азии, обеспокоенной за неприкосновенность своей собственности. Дворянские и буржуазные историки искажали или замалчи­ вали роль крестьянства в революции вообщ е и в ее начальном периоде в частности. Известный буржуазный историк О л ар о б ­ ходил вопрос о роли крестьянства в начальный период револю­ ции полным молчанием, словно его вовсе не существовало. Н е ­ сколько недооценивал и не понимал роли крестьянства в этот период даж е историк-демократ А. Матьез, внесший серьезнейший вкшад в изучение Великой французской революции. И з со вр е ­ менных крупных французских историков лишь Ж ор ж Л ефевр уделил большое внимание изучению крестьянских движений в 1789 г., которым он придавал большое значение и называл их даж е крестьянской революцией 1 [Lefebvre G. Quatre-vingt-neuf. P . 1970. Pt 4. La Revolution paysanne, p. 147—172.— Ped] 70 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА IV НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ yj g-g=s=== ........... - ■■■ ' = ■■■'.g=ag=gg^==as'i■......- - " ·ΉΊ s=sss=ss=sssss=ss=ssa В действительности могучие крестьянские восстания сыграли огромную роль в поражении феодально-абсолютистского режима Они закрепили победу, одержанную парижским народом 14 июля " Н а этом начальном этапе революции третье сословие высту п ал о— до известной степени — единым в борьбе против феодаль но-абсолютистского режима. Это значило, что все классы и клас совые группы, входящие в третье сословие: буржу а зия, кресть янство, плебейство, включая и рабочих, — были заинтересованы, хотя и по-разному, в сокрушении феодально-абсолютистского строя и активно, хотя и не в равной,мере, боролись против о б ­ щего врага. УСТАНОВЛЕНИЕ ГОСПОДСТВА КРУПНОЙ БУРЖУАЗИИ Однак о после одержанны х буржуазной революцией первых побед р езультатом их воспользовалось не все третье сословие и даже не вся буржуазия. Власть и политическое руководство фактически перешли в руки крупной буржуазии (или «буржуаз­ ной аристократии», как^ее иногда называли) и"объединившегося с нею обуржуазившегося либерального дворянства. Это были банкиры, крупные мануфактуристы, собственники колониальных предприятий, судовладельцы, крупнейшие торговцы-оптовики, державшие в своих руках главные нити заморской торговли, б о­ гатейшие домовладельцы, богатые и знатные помещики-земле­ владельцы, перестроившие свои поместья на буржуазный лад, и другие представители крупной буржуазной собственности. Крупная буржуазия и либеральное дворянство и их партия — конституционалисты, как ее стали называть, заняли главенствую­ щее положение во всех важнейших политических учреждениях и органах. В муниципалитете столицы — Парижской коммуне — руковод­ ством овладели конституционалисты. М эром П ар и ж а был избран Ж а н Байи. Ученый, состоятельный человек, осмотрительный, расчетливый политик, страшившийся всяких смелых революцион­ ных действий народных масс и осторож но нащупывавший путь к компромиссу с королевским двором, Байи был одним из самых доверенных лиц крупной буржуазии. Он был некоторое время председателем Национального собрания, а затем взял на себя еще более трудную — с точки зрения пришедшей к власти круп­ ной буржуазии -^ задачу: умерять, сдерживать страсти, кипевшие в революционной*столице. Байи столь искусно справлялся с этой сложной задачей, что оставался на посту парижского мэра до но ября 1791 г. В провинции в большинстве муниципальных о р г а ­ нов также преобладала крупная буржуазия и ее ставленники. Вооруженная сила революции — национальная гвардия - CQ-
72 ВЕЛИКЛЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ стояла также преимуществьмшо из бурл<уазных элементов. Чтобы преградить доступ в национальную гвардию небуржуазны м (пле­ бейским) слоям, для национальных гвардейцев была установлена о собая ф орм а — нарядный дорогой мундир, стоивший не менее 14 ливров. Такой мундир могли приобрести лишь состоятель­ ные люди. Начальником национальной гвардии был назначен м аркиз, Лафайет. Лафайет (1757—1834), принадлежавший к богатому и знатному дворянскому роду, в юности увлекался идеями просве- тителей-энциклопедистов. Когда началась война за независи­ мость североамериканских колоний, он снарядил на свой счет судно и отправился за океан; 23 лет от роду он стал генерал- майором американских войск и вернулся во Францию, окружен­ ный славой борц а за свободу американской республики. Лафайе! был одним из первых депутатов дворянства, примкнувших к третьему сословию и вступивших в Бретонский клуб. Не ода­ ренный ни блестящими способностями, ни выдающимся о р ат о р­ ским талантом, не выходя за границы бурж уа зно г о либерализма, Лафайет тем не менее, благодаря своей внешне яркой биографии благодаря своей раздутой репутации «героя Нового и Старого Света» , пользовался на первом этапе революции большим авто­ ритетом. Р д на к о по мере дальнейшего развития революции егс революционные цвета стали быстро линять, и он ск оро п ревра­ тился в ее противника. В Учредительном собрании ведущая, руководящая роль в это время также принадлежала верхним слоям буржуазии и либе­ ральному дворянству. Проц есс социально-политической дифференциации среди де­ путатов Генеральных штатов и Учредительного собра ни я шел медленно. Первоначально в палате третьего сословия политиче­ ское размежевание на сторонников и противников революцион­ ных мер проходило еще довольно поверхностно. Было замечено, что по случайному стечению обстоятельств первые садились сле­ ва от большого нpeдceдaτeльcJίoгo стола, стоявшего посредине зала, а вторые — справа. Так родились условные понятия — ле­ вые и правые. 'Слова эти вошли в разговорный обиход, привились и сохра­ нились в политическом словаре вплоть до наших дней. У чр едительное собра ние в этот начальный период революции , постепенно разделилось на правых и левых. К первым относи­ лись реакционные представители дворянства и высшехо духовен- ства. немногочисленные реакционно настроенные представители третьего сословия. Правые были рьяными сторонниками старого, феодально-абсолютистского строя; их ряды были бедны та­ лантами. Самыми заметными деятелями и руководителями правых были аббат Мори ~ воинствующий, упрямый реакционер, про
которого острили, чго это «гренадер, переодевшийся сем инари­ стом», и Казалес. Казалес, драгунский капитан, неудачно пытав­ шийся эмигрировать после 14 июля, был единственным талант­ ливым оратором абсолютистов. Когда Барнаву, депутату левых, случилось драться с ним на дуэли, Барнав имел основание ск а ­ зать Казалесу: «Я постараюсь вас пондадить, так как на вашей стороне (т. е. правой. — Л. М .) вы составляете всю ее силу, между гем как на моей — отсутствие мое едва будет замечено» . Левая в Учредительном собрании первоначально объединяла почти все третье сословие и примыкавшие к нему либеральное дворянство и часть духовенства. Понятно, что уже тогда сущест­ вовало различие между отдельными, входившими в ее состав [руппами, например между Байи и Робеспьером и их единомыш­ ленниками. Н о на первом этапе революции и в народе, и в третьем сословии в целом, и в Учредительном собрании были еще очень сильны иллюзии национального единства. Про тиворе ­ чивость интересов отдельных классов и классовых групп, входив­ ших в третье сословие, еще не была достаточно осознана. Народ, буржуазия и их представители переживали период опьянения только что завоеванной свободой, не задумываясь над ее реальным содержанием. Однако крупная буржуазия, устанав­ ливавшая свое господство, выступала главным истолкователем этой свободы и оставала сь руководящей^ силой и^внутри левой Учредительного собрания, и в стране. Не случайно самыми влиятельными и популярными вождями революции в Учредительном собрании и в стране в этот период были маркиз Лафайет и граф Мирабо. ^ абриэль Оноре Мирабо (1749—179П ^ пользовался широкой известностью во Франц ии еще до революции, хотя уже тогда в этой известности было нечто двусмысленное. Воспитанный в богатой, образованной, аристократической семье, М ир аб о вследствие конфликта с отцом, посадившим его за огромные долги под арест, порвал со своей семьей. Его жизнь с этого вре­ мени развертывалась как авантюрный роман. Он подвергался многократным тюремным заключениям, скитался по Европе, интриговал и возмущал «общество» своими необычайными р о ­ маническими историями, писал сотни статей и книг в самых р а з ­ личных жанрах и по разным вопросам —от обширного труда «О прусской монархии» до брош юры о пользе оспопрививания. Мирабо бедствовал и роскошествовал. Выступая, он удивлял ^^^овременников своим блистательным ораторским даром , громо- i'biMH обличениями абсолютистского режима, и в то же время он » ымогал у правительства должности. Весьма одаренный, человек огромного темперамента, снедае* ^:ый честолюбием и неутоленной жаждой власти и роскош и, Ми- ^ [О Мираб о см.: Манфред А. 3 . Три портрета эпохи Великой французскоп революции. Д\., 1978, с. 95— 250.— P e d ] Г ЛАВЛ IV. НАЧАЛО РЕВО.ЛК)! 1ПИ '
74 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ рабо восторженно приветствовал революцию: она открывала на­ конец простор его давнишним мечтам о большой политической роли. Дворянство относилось к нему с нескрываемой враждой, бурж у а — с недоверием. Н о когда он поднимался на трибуну — массивный, тяжеловесный, с огромной головой на короткой, м о­ гучей шее, с лицом почти уродливым, обезображенны м оспой,— он сра зу приковывал внимание аудитории. Всегда самоуверен­ ный, высокомерный, он начинал свою речь медленно и тихо. Н о, поддержанный сочувственным вниманием, М ирабо п реображ ал­ ся: импровизированная речь становилась стремительной и вдох­ новенной, актерский такт подсказывал широкий и верный жест, голос креп и приобретал необычайную силу; рев его могучей октавы, прорываясь сквозь окна, собирал на площади толпу. Таким он представлялся современникам. Мир або был противником феодально-абсолютистского строя и произвола реж им а Ьурбиниы, Н0"1Геще большей мере он ^ьГл врагом демократии. Е го идеалом была цензовая парламентарная монархия, близкая к образцу английской монархии. Популярность М ирабо — этого «гениально-продажного аван­ тюриста» и «величайшего героя конституционной демократии», как называл его В. И . Ленин®, была огромной в период словес­ ных дуэлей с абсолютизмом и в первые дни революции. Со вре­ мени активного выступления на сцену народных м асс М ир аб о стал силой, сдерживающей развитие революции, а затем и п ря­ мым ее врагом. Он проводил эту политику торможения тонко и скрытно, но в той мере, в какой росло недоверие к нему в лагере демократии, усиливались его авторитет и влияние в ряд ах круп­ ной буржуазии, одним из главных лидеров которой он стал. Поддерживая видимость «братского единства» нации и вы­ сы пая от имени нации, крупная буржуазия на сам_о.м _деле обеспечивала з ащ иту своих интересов. Это отчетливо видно в за- конодательстве~Учредительного собра ния. в июне Собрание создало комиссию по подготовке декла­ рации и конституции революционной Франции. Однако все выше поднимавшаяся волна крестьянских восстаний, разлившаяся по всей стране, «великий стра х» , охвативший имущие классы, за ст а ­ вили собрание^безотлагательно заняться аграрным воп росом. Н а заседании 4 августа, затянувшемся до поздней ночи (от­ сюда название — ночь 4 августа, «ночь 4j^ c » ) , дворянские депу­ таты, сильнее других испытывавшие страх перед выступлением крестьян, первыми поставили в порядок дня этот волновавший их вопрос. Представители высшей аристократии — герцог де Ноай, герцог д’Эгийон^ рисовали устрашающую картину бушующей 8 См.: Ленин В. И.^ Поли. собр. соч. , т. 15, с. 263. 4 Герцоги де Ноай и д’Эгийон были представителями аристократии, в доста­ точной мере обуржуазившейся. Эмигрировав из Франции, герцог д’Эгийон ^ р ы л в Гамбурге большое коммерческое дело.
деревни и, подчеркивая, что феодальные пр ава представляют с о ­ бой священную собственность, призывали дворянство «пожертво­ вать своими п равами в интересах справедливости». Другие дво­ рянские депутаты также звали к принесению жертв «на алтарь отечества». Эти выступления отнюдь не были внезапным поры­ вом великодушия, как это изображали тогда дворянские и бур­ жуазные депутаты и печать и как вслед за ними рисовали эти события дворянские и часть буржуазных историков. Герцог д’Эгийон в своей речи предложил готовый законопроект, состояв­ ший из 8 разделов, что свидетельствовало о длительной и проду­ манной подготовке выступления. Практические предложения дворян совершенно не со ответ­ ствовали громким словам _о «приносимых жертвах» и «братстве нации». Мимолетным о к аза л ся и «единодушный порыв» 4 авгу­ ста. По справедливому замечанию французского историка Санья- ка, «единодушие исчезло, как только понадобилось облечь в з а ­ конную форму желания, казавшиеся столь прекрасными в их беспорядочном выявлении в ночь на 4 августа. Чтобы облечь в форму декретов предложения одного шестичасового заседания, понадобилось шесть дней». Лишь И августа У чредительное собрание оказалось в состоянии принять декдеты, па аграрному ’ . вопросу.. Дворяне и владевшие феодальными рентами буржуа отк аза-,, лись (без выкупа) только от так называемых «личных» феодаль­ ных прав (серваж , сеньориальные суды, право мертвой руки, исключительное право охоты и т. д .), т. е. от того, что они уж е_ ^ ютеряли с начала крестьянского движения. Делалось это для ^ а с е н и я всех остальных феодальных прав, и прежде всего так называемых «реальных платежей» и повинностей, связанных с собственностью на землю. Деление повинностей на «реальные» и «личные» было чисто фиктивным. О н о было выдумано для того, чтобы потребовать выкупа за наиболее обременительные для крестьян повинности. М арат был одним из первых современников, кто разгадал и разоблачил корыстные расчеты дворянства, прикрываемые п р о­ чувствованными тирадами и возвышенными словами «о велико­ душных жертвах». « Если все эти жертвы и вызывались чувством благотворитель­ ности, нельзя все ж е не признать, что оно что-то слишком долго выжидало, прежде чем проявиться. Д а что говорить! Ведь толь­ ко при отблесках пламени, пожиравшего подожженные замки дворян, проявили они величие души, достаточное, чтобы отказать ­ ся от привилегии держать в оковах людей, сумевших вернуть себе свободу с оружием в руках!» — писал Марат на страницах своей газеты «Друг народа» \ И, подвергнув конкретному ана- • ΙΛίαραΓ Ж. /7. Избр. произведения» М. , 1956* ι. 2, с. 7 1 , ^ Ред.] ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ ' yg
70 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ лизу «жертвы», принесенные дворянством, он заключал: «Нужно ли доказывать, что они большей частью иллюзорны?.. Придется пожалеть, что Генеральные штаты потратили на эти мелкие вопросы время, предназначенное на великие дела». ^ В реш е1И1ях, принятых 4— 11 августа^^^чредительное_собрание о б ъявило, что оно «полностью уничтожает феодальный р еж'им», но это были только слова. В действительности дело ограничилось отменой некоторых второстепенных феодальных прав. Все же о с ­ новные феодальные повинности крестьян — чинш, единовремен­ ные пошлины сеньору при продал<е и наследовании цензивы, церковные десятины, шампар и т. д. — сохдадялись; они подле­ жали непосильному для крестьян выкупу. Собрание снова вернулось к конституционным /вопросам: 26 августа оно дриняло Декларацию прав челш£кл^и граждани- на — программный^^документ, провозгласивший основные прин­ ципы нового, созданног о революцией общества. Идейные истрки декларации шли от французских просветителей X V III в. Декла­ рация должна была дать законченные и точные определения «естественных, священных и неотчуждаемых п рав» человека и ίражданина. 17 статей определяли эти права. «Люди рождаются и оста­ ются свободными и равными в правах», — гласила первая статья. Свобода лРГчности, свобода слова, свобода орвести, безоп^асность и сопротивление угнетению провозглашались священными и не­ отчуждаемыми п равами человека и грал<данина. Н о таким же «священным» и нерушимым правом было объявлено и право собственности (статья 17-я). Провозглашая нерушимым право частной собственности, дек- fлapaция гем самым у законивала имущественное неравенство и 'Связанную с ним эксплуатацию неимущего имущим, бедного бо- ! гатым. Но в век феодального произвола и разбоя статья 17-я декларации была направлена не только против неимущих, * но и против феодалов и была призвана защитить буржуазную и крестьянскую собственность от их посягательств. В декларации нашла свое выражение революционная реши­ мость буржуазии, тогда еще молодого, восходящего класса. Вместе с тем в декларации ярче и сильнее, чем в каком-либо другом документе той поры, отразилось влияние многомиллион­ ных народных масс, поднявшихся на борьбу против феодализма. Знаменитая триединая формула «свобода, равенство, братство», извлеченная из декларации 1789 г., громовым эхом прокатилась по всей Европе. В период, когда на всем континенте еще господ­ ствовал феодально-абсолютистский порядок, этот смелый мани­ фест революционной буржу азии, провозглашающий юридическое равенство людей, свободу личности и право на сопротивление угнетению, сыграл прогрессивную роль. Однако сам а прогрессивность декларации прав человека и
ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ η η гражданина была исторически ограничена. Провозглашение собственности «священным и ненарушимым» правом раскрывало буржуазную природу этого документа. При сохранении «священ­ ного» права собственности равенство в лучшем случае Могло быть лишь чисто формальным и, ни в коей степени не устраняя имущественного неравенства, обеспечивало буржу азии наилуч­ шие условия капиталистической эксплуатации. В декларации прав ее авторы — депутаты Учредительного собрания — отождествляли общественные идеалы буржуазии с интересами всего человечества. Один из видных буржуазны х депутатов, Д ю пор, говорил, что декларация должна быть о браз ­ цом для всех людей и всех наций. В лучшем случае это была лишь иллюзии. Провозгласив свя­ щенным и неприкосновенным право частной собственности, декла­ рация тем самым раскрывала конечную цель буржуазной рево­ люции: установление классового угнетения и эксплуатация меньшинством (буржуазией) подавляющего большинства трудя­ щегося человечества. Интересам человечества в полной мере соответствовала толь- · ко Великая Октябрьская социалистическая революция, коренным образом отличающаяся от Французской буржуазной революции. Великая Октябрьская революция открыла новую эру в истории человечества. Ее целью являлась ликвидация капитализма для утверждения социализма. В 1918 г. молодая Советская респуб­ лика, руководимая гением Ленина, смело провозгласила Декла­ рацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, возвестив­ шую миру об уничтожении частной собственности на средства производства и о борьбе за создание бесклассового общества, не знающего губительной эксплуатации человека человеком. С тех пор все мечты и чаяния миллионов людей,угнетенных и об ездо­ ленных в капиталистическом мире, связаны с^великой битвой за коммунизм в нашей стране. Блестящие слова и возвышенные принципы буржуазной декларации 1789 г. были очень ск о р о опровергнуты практикой беспощадной эксплуатации бедных богатыми, циничным господ­ ством всесильного чистогана, волчьими законам и капиталисти­ ческого общества. В нашей — социалистической — революции, на ­ против, большевистское слово воплощалось в великое дело, и но­ вый, неведомый' еще истории мир социализма, создаваемый героическими усилиями советских людей, направляемых Комму­ нистической партией, оказы вался величественней и грандиозней самых дерзких планов революционной мысли. То, что в Д ек л а р а ­ ции прав трудящегося и эксплуатируемого народа в 1918 г. во многом было еще программой борьбы, то полтора десятка лет спустя превратилось в реальную величественную действитель­ ность нашей Родины. Советская Конституция 1936 г. могла уже заф иксировать впервые достигнутый в истории человечества
результат: победу социалистического сп о соб а производства, унич­ тожение всякой эксплуатации человека человеком, торжество высшего принципа общественной, социалистической собственно­ сти. «Каждый гражданин СССР, — сказано в Советской Консти­ туции,— о бя за н беречь и укреплять общественную, социалисти­ ческую собственность как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник богатства и могущества родины, как Источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся» . Д а ж е в одной лишь этой статье нашей Конституции раскры- ваются коренное, принципиальное различие и противополож­ ность— и по содержанию, и по целям — между Великой Октябрь­ ской социалистической революцией и всеми буржуазны м и ре во ­ люциями прошлого,'включая и Французскую революцию 1789— 1794 гг. Но в ту историческую эпоху, когда Декларация прав человека и гражданина была принята Учредительным собранием, в ту пору, когда феодально-абсолютистский строй в его самых диких, самых жестоких ф орм ах еще почти безраздельно господствовал в Европе и мире, этот первый программный документ Француз­ ской буржуазной революции, смело провозгласивший принцип равенства людей и горячую веру в торжество свободы, имел огромное революционное значение. Он произвел неизгладимое впечатлеьГие на современников и остался в истории выдающимся памятником передовой общественной мысли, запечатлевшим м о­ гучий революционный порыв народных м асс, поднявшихся на освободительную борьбу против феодально-абсолютистской ти­ рании. В практической работе Учредительного собрания Декла р ация прав человека и гражданина должна была служить как бы ^ в е - дением к тексту конституции, которую надлежало еще вырабо- т’ать. Учредительное собрание ой£Ш Л г л о и утверждало проект конституции не целиком, а по частям. И тут о бнаруж илось все своекорыстие расчетов буржуазии. Не случайно одним из пер- иьпГвопросов, которым занялось Собрание после утверждения декларации, стал вопрос об избирательном праве. Всего через 5 дней после того как Собрание с энтузиазмом приняло Декларацию прав человека и гражданина, 31 августа, оно стало обсу ждать проект, лишающий прав значительную часть граждан. Большинство буржуазны х депутатов с сочувствием встретили предложение депутата Мунье об установлении иму­ щественного ценза для избирателей и о разделении г раж дан на активный' и пассивных. Эта мысль была впервые вы сказана СиёйёсоМ’ Ш е ^в' июле. В сентябре и октябре Собрание торопи­ лось облечь эту идею в форму законов. События 5—6 октября, о которых будет еще речь, лишь усилили эту решимость бу р­ жуазных депутатов» В сентябре король, ц а еше большей степени королева М а · 78 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ буржуазная революция
ГЛАВА IV. НАЧА/ΐυ РЁВОЛЮЦИИ уд рия-Антуанетта, являвшаяся подлпппоп вдохновительницей контрреволюционной партии, начали снова готовить государст­ венный переворот. Король otκaзaл cя утвердить постановлении.'^ 4—11 августа и Декларацию прав человека и гражданина. В Вер{ саль и П ариж стягивались надежные части; I октября на бан'^ кете в Версале офицеры открыто демонстрировали свою вралп'^* дебность Учредительному собранию и революции. В Париже уже давно с тревогой следили за политикой двора. Хотя и в столице большинство населения стояло еще за со х р а­ нение м онархии, развитие революционного сознания здесь шло быстрее, чем среди депутатов С обра ни я, принадлежавших в большинстве к верхам имуш^их классов. С сентября в Париж е стала выходить знаменитая газета М ар а т а «Ами дю пепль» («Друг народа») и ряд других изданий демократического на­ правления. В саду Палэ-Руаяль происходили многочисленные собрания. Общественная жизнь столицы кипела. К тому же про- ДJO^вoльcτвeннoe положение в П ариж е становилось все болеё тя­ желым. В осенние месяцы снова возник острый недостаток в хле­ бе. Женщины, часами простаивавшие в очередях, резко выража­ ли свое недовольство. 5 октября со страниц газеты Марата раздался призыв к по­ ходу на Версаль. Огромная толпа народа, главным образом жен­ щины, двинулись по размытым дождями дорогам в резиденцию короля. Среди жен рабочих, ремесленников, мелких торговцев шла и бывшая актриса Теруань де Мерикур, ставшая одним из популярных агитаторов на импровизированных уличных с о б р а ­ ниях П ар и ж а . В широкополой шляпе, украшенной трехцветной кокардой, перетянутая красным поясом, с пистолетом и кинл^а- лом, заткнутыми за него, о на к азала сь живым олицетворением революции. Женщины окружили королевский дворец, громко требуя хлеба. Позднее в Версаль пришла и национальная гвардия во главе с Лафайетом. Колебавшийся Лафайет так и не решил, должна ли национальная гвардия защищать Учредительное собрание от контрреволюционных королевских войск или защищать короля и его семью от парижского народа. С этого дня Лафайет в своей ^ политической ориентации поворачивает р езко вправо. День 5 ок тября прошел сравнительно спокойно, но утром 6 октября вспыхнуло вооруженное столкновение с королевской стражей. Н а р о д ворвался во дворец, в покои Марии-Антуанетты. Перепуганный тороль дважды выходил на балкон с Лафайетом, чтобы успокоить'Пвозбужденную толпу. Страш ась вооруженного народа, пленником которого он фактически стал, Людовик X VI поспешил утвердить Декларацию прав человека и гражданина, августовское законодательство и отдельные статьи конституции, принятые Учредительным собранием , санкционировать которые он до сих пор отказывался. П о требованию народа король в тот
же вечер, окруженным многотысячной толпой, переехал в своп дворец Париж . З а ним последовало и Учредительное собрание. Лорсехал в Париж и Бретонский клуб. Здесь он преобразо- иался в Общество друзей конституции, или Якобинский клуб, как он стал называться по помещению библиотеки мопахов- якобинцев, в котором происходили его заседания. В отличие от Ьрег онск ого Якобинский клуб принимал в свои ряды не только· членов Учредительного со бра ния. Он объединял в этот первый период всех сторонников нового, революционного порядка — от| ЛАира-бо и Лафайета до Робеспьера. В Якобинском клубе об-! суждалось большинство вопросов, рассматривавшихся Учреди­ тельным собранием , Якобинский клуб создал ряд отделений! в провинции. Его политическая роль день ото дня становилась | все более значительной. Выступление народных масс 5—6 октября второй раз сорвало контрреволюционные планы партии двора и укрепило революцию. Н о как отнеслось к этому народному движению Учредитель­ ное собрание, спасенное самоотверженностью плебейства П ари ­ ж а ? Когда голодные, уставшие женщины пытались прервать беспредметные прения в Учредительном собрании требованием обсуждения продовольственных вопросов, М ирабо надменно их прервал: « Н а каком основании позволяют здесь диктовать нам законы?!» Женщины послушались М ирабо. На])од доверял еще Учредительному собранию и его вождям. Н о Учредительное собрание, его буржуазное большинство, не доверяло'народу. Оно было испугано его энергией и самостоятельностью и видело в них угрозу монопольному господству буржуазии: 8 октября был издан приказ об аресте М арата. Друг народа был вынужден скрыться в подполье; 21 октября Учредительное собрание при­ няло специальный закон , разрешающий применять военную силу для подавления народных восстаний. Этот реакционный антидемократический закон означа л п ря ­ мое покушение на только что завоеванную народом свободу. М а ­ рат в своей газете справедливо разоб ла чал подлинный смысл этого акта Учредительного со бра ния. «Чтобы наложить цепи на народ, внушавший им уж ас, чтобы укрепиться против него и двинуть против него национальную милицию, враги общества прибегли к закону о военном положении, к кровавому закону...»* Марат призывал народ к бдительности, к продолжению борьбы, начатой 14 июля и 5—6 октября. Под непосредственным влиянием событий 5—6 октября У чре­ дительное собрание ускорило работу над редактированием р а з ­ делов конституции, устанавливающих разделение гра ждан на активных и пассивных. Главная р аб о та была выполнена еще 80 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗИ \Я РГВОЛЮЦИЯ • iMopat Ж П. Указ. соч., т. 2, с. 98.— ЯеЛ]
В октябре; к концу декабря она была закончена, и соответствую­ щие декреты приобрели законную силу. Законодательством октября—декабря 1789 г. граждане раз-, делялись на пассивных и активных. Пассивными считались г р а ж - ' дане, не обладавшие установленным имущественным цензом и потому лишенные права избирать и быть избранными. Активны­ ми назывались граждане, обладавшие имущественным цензом и избирательными правами. Устанавливались три категории а к ­ тивных граждан: 1) право избирать выборщиков ^предоставля­ лось мужчинам, достигшим 25-летнего в озраста и платившим прямой налог в сумме, равной местной трехдневной зарплате поденщика; 2) право быть избранным выборщиком и избирать депутатов требовало уплаты налога в размере десятидневной заработной платы; 3) право быть избранным в депутаты предоставлялось лишь лицам, платившим прямой налог в р а з ­ мере серебряной марки (около 54 ливров) и обладавшим земель­ ной собственностью. Соответствовало ли это законодательство Декларации прав человека и гражданина, принятой теми же депутатами всего лишь 3—4 месяца тому назад? Конечно, нет; о но прям о противо­ речило ей, но буржуазных депутатов это нимало не смущало. Крупная буржуазия стремилась юридически закрепить свое по­ литическое господство. При населении в 26 млн. всего лишь 4 млн. 300 тыс. (округляя цифру) приобретали права активных граждан; неизмеримо меньшее число могло быть избрано депу­ татами. М ар а т правильно указывал, что эти статьи конституции призваны узаконить создание новой аристократии — аристок ра­ тии богачей. Камилл Демулен негодующе напоминал, что такие люди, как Руссо, Корнель, Мабли, будь они л^ивы, не имели бы права быть избранными в Законодательное собрание. В самом Учредительном собрании лишь 5 депутатов — пред­ ставители демократической левой — выступали против этих з а ­ конов. Самым принципиальным и твердым среди них был депу­ тат от города Арраса Максимилиан ^беспьер_Х125&==»4^94^ Адвокат по образованию и пр"офёсси1СРо5еспьер в молодые годы быстро завоевал популярность в родном городе своим участием в политических процессах и своими философско-публицистиче скими сочинениями; в 25 лет он был уже избран членом акаде мни города Арраса, а позже стал ее председателем. Юный Ро беспьер с жадностью впитывал в себя идеи французских просве тителей, в особенности Руссо. В 20 лет он отправился на свида ние с Руссо, еще более укрепившим его веру в своего учителя он остался на всю жизнь убежденнейшим последователем идеГ Руссо. При выборах в Генеральные штаты третье сословие А рраса единодушно избрало Робеспьера своим депутатом, как сам ого выдающегося гражданина и защитника идей свободы и дем окра­ ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ g]
82 ВЕЛИКАЯ ФРА}ЩУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ тии. Робеспьер в Учредительном собрании в первых своих вы­ ступлениях настойчиво и последовательно отстаивал интересы народа и, пренебрегая враждебной атмосферой, сгущавшейся вокруг него, решительно осуж дал все попытки ограничить или урезать права народа. М ирабо с присуш.ей ему проницатель­ ностью сумел разгадать Робеспьера: «Он пойдет далеко, — сказал Мирабо,— потому что он верит всему, что говорит». Но Мирабо был, пожалуй, единственным из депутатов С обран ия , кто сумел тогда оценить молодого депутата из Арраса. Большинство С обра ­ ния отнеслось к его первым выступлениям пренебрежительно и враждебно. Его старомодный оливковый ф ра к и провинциальные манеры, высокопарный, напыщенный слог за ран ее написанных речей давали повод к насмешливым замечаниям и ироническим репликам. Его фамилию намеренно искажали, а предложения его оставляли без внимания. Кто знал тогда, что всего через три года его имя станет самым известным в Европе? Буржуазное большинство Учредительного собрания прошло мимо всех возражений против разделения г раждан на активных и пассивных. Уже в январе—феврале 1790 г. на осноб^^Т овьГх конституционных статей об имущественном цензе были проведе­ ны выборы в муниципальные органы. Доступ к ним был открыт только активным гражданам . В национальную гвардию стали также допускаться только активные граждане. Крупная бур­ жуазия отделилась от остальной части третьего сословия и уста­ новила фактически и юридически свое господство. БУРЖУАЗНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ Закрепив командные позиции за крупной буржуазией, У чре­ дительное собрание перешло к еще более широкой законодатель­ ной деятельности. Ее целью было завершение преобразования Франции на новых, буржуазных основах. Учредительное со бра ние уничтожило ста рое де^<ение на_со - ^:ушвия. Н о , чтобы лишить дворянство последних юридических преимуществ и обеспечить формальное равенство всех граждан. Собран ие декретом 19 июня 1790 г. отменило_сдмь1А-*4!«е*н«‘ут иаследственног_о дворянстъаТГвсегс^^ титулы. Но­ шение титулов: князь, ?ерцог, маркиз, граф и т. п.— и пользова­ ние фамильными дворянскими гербами было запрещено. Граж^- дане могли иметь только фамилию главы семьи. Отменив в августе 1789 г. старые привилегии провинций, Собрание затем уничтожило и всю средневековую систему деле­ ния Франции на провинции, женералите, бальяжи и т. п. З а к о ­ ном 15 января 1790 г. Учредительное собрание установило новое административное устройство королевства. В ся страна делилась
. на 83 департамента, более или менее равномерных по величине, ! разделявшихся, в свою очередь, на дистрикты, кантоны и ком- I муны. Это новое администратилное устройство, уничтожившее старую феодальную раздробленность с ее архаическими пере­ житками — внутренними таможням и, вотчинными судами, мест­ ными п оборам и и тому подобным, обеспечивало национальное единство государства и его административное единообразие. Тем самым устранялись существовавшие ранее искусственные прегра­ ды для развития обм ена и хозяйственной инициативы предпри­ нимателей, создавались благоприятные условия для развития торговли и промышленности. Вместе с тем это новое админи­ стративное устройство, полностью ликвидировавшее все остатки феодальной раздробленности и разобщенности, способствовало окончательному завершению процесса формирования француз­ ской буржуазной нации. ' " Новое административное устройство Франции имело и еще одно важное следствие. В результате проведенной реформы во Франции было создано 44 тыс. новых муниципалитетов, сф орм и­ рованных из новых, выдвинутых революцией людей. И выборы в муниципалитеты, и сам а их деятельность были своеобразной школой политического воспитания широких слоев населения Франции. Учредительное собра ние унаследовало от абсолютистского ре- (жима финансы в крайне расстроенном состоянии и большой го- I сударственный долг. Чтобы преодолеть финансовый кризис, нуж- ' ны были чрезвычайные и безотлагательные меры. Н е ж елая I затрагивать собственности дворянства (во избежание опасных прецедентов нарушения прав частной собственности). Собрание решило принести в жертву духовенство. Буржуазны м депутатам тем легче было на это пойти, что инициатива на этот раз исхо­ дила из среды самого духовенства — от епископа Отенского Та- лейраня П 754—1838). будущего знаменитого дипломата и поли­ тического оборотня, нача’вшего свою карьеру изменой духовен­ ству в пользу могущественной буржуа зи и. Талейран предложил I секвестровать имущество церкви, пояснив при этом, что такая Амера будет «вполне совместима со строгим уважением к правам ^собственности», так как духовенство по своим функциям не м о­ жет быть признано таким же собственником, как другие собст­ венники. Тщетно в озр аж а ли представители духовенства против аргументации своего собрата. Поддержанное Мирабо, это пред­ ложение было принято Собра ние м . Конфискацией церковного имущества Учредительное собрание не только разреш ало финан­ совые затруднения, но и наносило сильнейший удар церкви как одной из важных оп ор феодального строя, ί 2 ноября 1789 г. Учредительное собрание издало декрет. : объявляющий все церковное имущество перешедшим в ра сп ор н· \жение нации. ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ . ',^■ ' '83
84 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Проявив революционную смелость в отношении церковной собственности, буржу а зия решила сломить и политическую с а ­ мостоятельность духовенства. Декретами июня—ноября 1790 г. Учредительное собрание осу- ш.ествило церковную реф орму . Р яд функций, выполнявшихся до сих пор церковью (регистрация рождений, смертей и браков), передавался теперь в ведение государства. Французская католи- ческая церковь выходила из-под влияния рим ского папы и по- падала в з aвиcимQCTL·-Jл:. госуда|1ста. Ь п и ск^ ы и свящеТТники избирались выборщиками, первые — департаментскими, вторые — приходскими. Государство выплачивало жалованье священно* • служителям; все они должны были присягнуть конституции. Эта ^ реф орм а лишала духовенство прежней роли и отдавала его под контроль государства. Земли, конфискованные у церкви, были : объявлены национальным имуществом и должны были быть реализованы для покрытия государственного долга. Н о при решении этого вопроса Учредительное собрание исхо­ дило не только из финансовых соображений, но и в известной степени из задач аграрной политики. Крестьянство на протяжении всего этого времени не п р ек р а­ щало своих выступлений. Постановления 4—11 августа оно вос­ приняло как отмену всех феодальных прав и в целом ряде депар­ таментов прекратило уплату помещикам не только по их личным, но и по так называемым «реальным правам». Но, так как власти пытались принудить крестьян к уплате, дело дошло снова до открытых, часто вооруженных столкновений. В Бретани только в феврале 1790 г. было сожжено 37 помещичьих замков. Не­ смотря на применение военной силы, на суровую расправу и каз­ ни, восстания распространились по всей стране. ,ν Учредительное со бра ние пыталось найти средства ликвидации крестьянских выступлений. Декретом 15 м арта 1790 г. помещики были лишены права триажа (присвоения одной трети общинных земель). Но главное средство буржуазное Собрание видело в по­ литике репрессий. Декретами февраля и июня 1790 г. оно под­ твердило обязательность «реальных платежей» и предоставило местным властям право вводить_Noоенше лоложение» при пер­ вом же скоплении крестьян."Оно возложило на общины обязан­ ность возмещать две трети убытков, причиненных собственникам , В мае 1790 г. С обран ие установило очень сложный, невыгодный для крестьян порядок выкупа повинностей. Су мм а выкупных платежей была столь высока, что сам ая возможность выкупа становилась для крестьян малореальной. Естественно, что эта политика ог раж дения интересов круп­ ных земельных собственников вызвала недовольство крестьянст­ ва и толкала его на новые выступления против помещиков, а кое- где и местных буржуазны х властей. В конце лега и осенью 1790 г. затихшие было ненадолго
чкрестьянские восстания вспыхивают с повой силой. В провинциях ‘ Керси, Перигор, Руэрг, где уже зимой 1790 г. крестьянские вос­ стания' «довели эту часть королевства до состояния отчаяния», :как говорилось в донесении одного правительственного агента, крестьянство снова поднялось на борьбу. В послании местных властей Каг ора Учредительному собра нию в конце сентября 1790 г. с явным страхом сообщалось: «В некоторых местностях народ снова начинает сажать „майские деревья“,,что является общим сигналом к восстаниям... в других местах воздвигаются в1иселицы для тех, кто будет платить ренты, и для тех, кто будет их собирать...». Послание заканчивалось отчаянным призывом о помощи: «Н е оставляйте нас, господа, на произвол судьбы в этих условиях... Вы почувствуете, господа, что нам абсолютно необ­ ходима присылка значительного отряда военной силы...» . В де­ партаментах Сены и Марны, Луары , Соны и других осенью 1790 г. крестьянские восстания разливались широкой волной. Правительство и Учредительное со бра ние направили в «м ятеж­ ные» департаменты войска и к ом иссаро в, но все попытки быстро потушить п о ж ар крестьянских восстаний терпели неудачу. Н а протяжении 1790-1791 гг. из разных углов Франции про­ должали поступать вести о вспыхивавших то здесь, то там в ос­ станиях доведенных до отча^ни.я,^.нр желавщ11х больше ждать крестьян. '■'уг"J I. Пустив церковные земли в распродажу. Собрание, заботясь ] прежде всего о б эффективности этой меры для покрытия госу· 'дарственного долга и об интересах буржуазии, рассчитывало , также заинтересовать церковными землями и крестьянство и тем 1самым ослабить его борьбу против помещиков. П о декрету 15 мая 1790 г. Собрание разрешило продажу национальных иму- ществ с торгов мелкими участками с рассрочкой платежа на срок до 12 лет. В июне того же года Собрание сократило рассрочку ллатежа с 12 до 4 лет и отменило дробление земель на мелкие участки, обязав продавать землю целыми угодьями. Сокращение сроков рассрочки на местах практически не применялось, так как против этого выступили и богатые покупатели, но запрет дробления участков остался в силе и крайне затруднил приобре­ тение земель бедными и средними крестьянами. Крестьянство в первое время действительно проявило боль­ шой интерес к р аспродаж е церковных земель, и число крестьян­ ских волнений заметно сократилось. Однако цены на землю были установлены довольно высокие, п р од аж а с торгов поднимала их еще выше. Сам ую расп родаж у на местах производили муници­ палитеты, в которых преобладали буржу азны е элементы. В этих условиях крестьянам, да же более зажиточным, трудно было кон- кур^ировать с богатой городской буржуазией, ж адно н а бросив ­ шейся на церковные земли. Большая часть пущенных в продажу национальных имуществ была приобретена городской бу рж у а ­ ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ §5
зией. в департаменте Сены и Уазы шесть седьмых проданных зе­ мель было куплено неземледельческим населением — городскими бурж у а. В других департаментах их доля была меньшей, и часть земель — мелкими участками — была приобретена зажиточны е крестьянством. Н о в целом по всем департам.ентам распродавав шиеся национальные имущества в большей части перешли к бур­ жуазии и в меньшей — к зажиточному крестьянству. Самые ш ирокие слои крестьянства по-прежнему остались о б ­ деленными землей и открытыми выступлениями выражали свое недовольство политикой Учредительного со бран ия. В записке, представленной королевским кюре Карионом иу департамента Соны и Луары в мае 1790 г., говорилось: « Со дня на день существование земледельцев становится все тяжелее... почти все они принуждены возделывать земли, им не принадле­ жащие; им навязывают несправедливые условия, соглашаться на которые им приходится вследствие великой нищеты, до кото­ рой они доведены». Приступив к распродаж е национальных имуществ, Учреди­ тельное собра ние выпустило для уплаты за них специальные го­ сударственные денежные обязательства — ассигнаты, первона­ чально на сумму 400 млн. ливров. Эта сумма равнялась цене, предназначенной к продаж е части национальных имуществ. Ассигнаты вначале были выпущены нарицательной стоимостью в тысячу ливров и котировались как ценные бумаги. Однако вскоре им были приданы функции бум ажных денег: их стали выпускать мелкими купюрами, и они приобрели хождение н а­ равне со звонкой монетой. Позднее, по мере увеличения выпуска ассигнатов, они начали падать в цене, что привело к созданию двух разных курсов металлических и бумажных денег. В области торгового и промышленного законодательства i Учредительное собрание, отстаивая экономические интересы бур- Jжуазии, исходило из принципов экономического либерализма школы физиократов. Стремясь к обеспечению наибольшего про- , стора хозяйственной инициативы, оно отменило все прежние ограничения, препятствовавшие свободе промышленной и торго­ вой деятельности. В феврале 1791 г. был издан декрет о б упразд- , нении цехов и их привилегий, еще ранее была отменена прави­ тельственная регламентация в промышленном производстве. Яснее всего своекорыстная классовая политика буржуазного Учредительного собрания обнаружилась в его отношении к ра­ бочим, положение которых оставало сь очень тяжелым: рабочий день длился 13—14 часо в и за годы революции ничто не изме­ нилось в безотрадной, заполненной изнурительным трудом ж и з­ ни рабочих. На той стадии развития рабочие еще не осознавали себя о со ­ бым, противостоящим буржуазии классом и не выступали как самостоятельная политическая сила. Н о, не созрев для борьбы 86 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА iV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ gy за свои коренные классовые интересы, рабочие боролись за улуч­ шение своего положения. Хозяйственное оживление, наступившее в 1790—1791 гг., облегчало рабочим эту деятельность. С весны 1790 г. в П ариж е и других городах начались стачки рабочих ряда профессий, требовавших сокращения рабочего дня и повышения заработной платы. Весной 1791 г. в Париж е о бра ­ зовался Братский сою з, объединивший тысячи рабочи.х илотни- ков. Еще ранее объединились в особую организацию парижские печатники. Буржуазия была встревожена и обеспокоена этим движением; работодатели увидели в нем преграду своему стрем­ лению к безграничной эксплуатации рабочих. ' 14 июня 1791 г. депутат Ле Шапелье — адвокат из Ренна, игравший видную роль в первые годы революции, внес проект декрета против рабочих, принятый почти единоглас1ю Учреди­ тельным собранием ’ . Декрет этот, обычно называемый законом Ле Шапелье, воспрещал^ объединение рабочих в союзы или в иные ассоциации, запрещал стачки и устанавливал суровое на­ казание за его нарушение. Закон Ле Шапелье в такой мере отвечал задачам борьбы буржуазии против рабочих, что он сохранился без изменении в течение 70 с лишним лет. Маркс раскрыл значение закона Ле Шапелье в следующих словах: «...французская буржуазия в самом начале революцион­ ной бури решилась отнять у рабочих только что завоеванное право ассоциаций... Этот закон, втискивающий государственно­ полицейскими мерами конкуренцию между капиталом и трудом в рамки, удобные для капитала, пережил все революции и смены династий»®. КОНСТИТУЦИЯ 1791 г. Разрабатывая по частям и вводя в действие по мере утверж­ дения отдельные статьи конституции. Учредительное со бра ние к сентябрю 1791 г. завершило эту работу. Утвержденная в том же месяце королем, конституция приобрела законную силу. Кон­ ституция устанавливала принцип верховенства нации; «От на ­ ции происходят все власти». > Франция провозглашалась конституционной монархией. Гла­ вой исполнительной власти являлся «божьей милостью и силой ■конституционных законов» король французов, наделенный доста­ точно широкими правами. Король — по конституции — назначал ’ Ле Шапелье в том же 1791 г. эмигрировал в Англию, но, опасаясь, что его имущество будет конфисковано, вернулся во Францию и был гильотиннро- ван в феврале 1794 г. Маркс /(., Энгельс Ф. Соч. 2-е изл., т. 23, с. 751—752.
I министров и Bbicunix военачальников и имел право суспенсивно- ; ίο (задерживающего) вето. , Министры, назначаемые королем, должны были отчитываться 1 перед Законодательным собранием — по его требованию — о со- ’ стоянии бюджета и могли быть преданы суду. Высшая законодательная власть принадлежала Законода­ тельному собранию, состоявшему из одной палаты и избираемому сроком на 2 года. Выборы .в Законодательное собрание были двухстепенные, как у же говорилось выше; право избирать и быть избранным принадлежало только активным гражданам. Адми­ нистрация департаментов и дистриктов и муниципальные органы избирались тоже только активными гражданами. Пассивные граждане, лишенные избирательных прав, отстранялись от вся­ кой законодательной деятельности. Протестанты и евреи уравнивались в правах с другими граж ­ данами, но рабство, существовавшее во французских колониях, сохранялось и узаконивалось конституцией. Hie разрешив аграрного вопроса, конституция 1791 г. не обеспечивала и ликвидацию феодализма. В период господства абсолютизма в большинстве стран Евро­ пы французская буржуазная конституция 1791 г. имела, несом­ ненно, прогрессивное значение. Однако она существенно отличалась от Декларации прав че­ ловека и гражданина и заменяла революционную романтику это­ го манифеста расчетливо и искусно составленными юридически­ ми статьями, обеспечивающими наилучшие условйя для господ­ ства буржуазии. Вм есто провозглаш енного декларацией равенства г раждан |в правах, конституция, у законивая имущественное неравенство ; устанавливала и политическое неравенство между граж данам и, предоставляя имущим всю полноту политических прав и о тк а ­ зывая в них неимущим. ^3 ВРЛИКЛЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗМЕЖЕВАНИЕ ВНУТРИ ТРЕТЬЕГО СОСЛОВИЯ Революция преобразила общественную жизнь Франции. Д о ­ статочно ей было пробить первую брешь в феодальных отноше­ ниях, сковывавших страну, чтобы пробудились и ожили дремав­ шие до сих пор силы наро да . Миллионы новых людей втягива­ лись в общественную жизнь. Не только в столице и больших городах королевства, но ίΤ в глухих «медвежьих углах» возникали народные клубы и о б ­ щества. Д о поздней ночи в ж арких сп орах проходили политиче­ ские собрания, жадно читались и в горячей полемике обсужда­ лись многочисленные газетные статьи, брош ю ры , листовки.
ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ gg издаваемые новыми, рожденными революцией литераторами и политиками. Свежий воздух очистительной революционной грозы рождал надежды. В ту пору еще безвестная Манон Ролан, жена буду­ щего л<ирондистского министра, писала: «Мне нечему больше завидовать в древних республиках: нас о заря ет свет более чистый». Это восторж енное восхии1ение революцией в то время разделяли многие. Празднование годовщины взягия Бастилии 14 июля 1790 г. превратилось в грандиозную демонстрацию могущества револю ­ ционного народа. Из всех департаментов Франции на так назы­ ваемый «праздник федерации» в столицу прибыли делегации, избранные местными организациями национальной гвардии. М а ­ нифестация 14 июля 1790 г. п оказала мощь сил революции. Тогда же, во время народных празднеств 14 июля 1790 г., зародилась народная песенка «ζΙβ ira!» («Попдег!», «Наладит­ ся!»), ставшая одной из самых популярных и знаменитых песен французской революпии: Л, va ira, ς3 ira, ira! Ha фоияри армстократои! Λ, а иа, (.а ifа, уа >га! Их переьетагь всех пора. Мир AfcnoTH3Ma, умирай. А, ς3 ira, ira, ς8 ira! He нужно мам дворян с попами. А, да iiа, <,а iiа, да ira! И равенства наступит рай. Разбий1пж прусский и тиран Падет! И с ним австрийский раб. И вся их дьявольская шайка Прова лится в тартарары. А, ς3 ira, ςα ira, ^a ira! Ha фонари аристократов! A, ς3 ira, ira, ςα iral Их перевешать всех пора! С течением времени к боевому, задорному припеву песни при­ бавлялись все новые и новые куплеты; в этом подлинно на ро д­ ном творчестве менялись содерж ание и политический смысл пе­ сенки; год от году она становилась все радикальнее и полити­ чески острее, а популярность ее все более возрастала. Волонте­ ры, отправлявшиеся на фронт, рабочие в оружейных мастерских, строители, воздвигавшие оборонительные сооружения, санкюло­ ты в труде и бою подбадривали себя этой удалой и воинствен­ ной народной песенкой. Но, чем яснее народ и его передовая часгь сознавали могу­ щество революции и значительность стоящих перед нею задач, тем большее недовольство и раздражение у них вызывало анти­ демократическое законодательство Учредительного собран ия 1790--1791 гг.
В самом Собрании маленькая группа депутатов, примыкав­ ших к демократической левой во главе с Робеспьером, последо­ вательно и твердо боролась против антидемократических за к о ­ нов Ассамблеи. Робесп ьер решительно выступал против цензовой конституции и требовал всеобщего избирательного права. У же прошли времена, когда члены Собра ни я посмеивались над депу­ татом из Арраса ~ Робеспьером. Влияние Робеспьера заметно росло. В апреле 1791 г. он опубликовал непроизнесенную речь в Национальном собрании: «Богатые претендуют на все, они хо ­ тят все захватить и над всем господствовать... Интерес народа есть обший интерес, интерес богатых есть частный интерес» Эта речь имела огромный успех, ее читали в народных клубах, ее переиздавали. С 1790 г. центром демократического движения становятся на­ родные клубы и общества, быстро приобретающие влияние в П а ­ риже и других городах Франции. По-прежнему велика была роль Якобинского клуба, объеди­ нявшего всех крупнейших деятелей бывшего третьего сословия. Якобинский клуб был не только одним из самых авторитетных и мчогочисленных по составу клубов, но он был и единственной политической организацией, располагавшей филиалами на местах. Число филиалов Якобинского клуба быстро росло. В июне 1790 г. их было около 100; в начале 1791 г.— 227, а к июню 1791 г., к моменту Вареннского кризиса, было 406 от­ делений клуба в провинции. Однако внутри Якобинского клуба уже шла борьба между его правой и левой частями, отражавшая противоречия внутри недавно единого третьего сословия. Более демократическим по составу было Общество друзей прав человека и гражданина, или Клуб кордельеров, возникший в апреле 1790 г. Свое наименование он получил по названию церкви, в которой происходили его заседания. Членские взносы в Клубе кордельеров были значительно ниже, чем в Якобинском. Здесь было мало депутатов Собрания, зато с трибуны клуба м ож но было слышать речи молодых, выдвинутых самой револю ­ цией деятелей: мощного народного трибуна, адвоката Дантона, блестящего журналиста Камилла Демулена, бесстрашного з а ­ щитника бедных. Друга народа Марата, журналиста и адвоката Робера, типографа Моморо и др. В переполненном до отказа здании старинной церкви п остоянно кипели страсти, не п ре к ра ­ щалось волнение умов. Клуб кордельеров был одним из главных центров борьбы против политики цензовых ограничений Учреди­ тельного собрания. В его рядах начало оформляться и респуб­ ликанское движение. В 1790—1791 гг. сторонников республики во Франции было еще немного. Республиканцем называл себя Камилл Демулен. ® ^Робеспьер М. И зб р. произведения. М. , 1965, т. 1, с. 128.— Ред.] 90 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
республиканские идеи пропагандировались в салоне молодой писательницы Керальо-Робер. Муж Керальо, адвокат Ф рансуа Робер, осенью 1790 г. писал в издававшейся им и женой газете «Меркюр насиональ»: «Изгладим из нашего понятия и нашей конституции самое слово ,,король“ ». Республиканские идеи постепенно завоевывали все большее число сторонников. Огромное влияние на бедный люд Париж а и на передовые, демократические слои приобрела начавшая выходить с осени 1789 г. газета Марата «Ами дю пёпль» («Друг народа»). Когда началась революция, Ж ан Поль Марат, отказавшись ог ученой карьеры и обеспеченной, спокойной жизни, отдал все свое дарование, и прежде всего свое замечательное перо, служе­ нию революции. Революция застала его политическим мыслите­ лем со сложившимися взглядами, но только с ее началом раскры­ лась подлинная природа М ар а та — его замечательные качества народного вождя, великого революционера-демократа. М ар а т был первым и единственным политическим деятелем того времени, который с начала революции, когда еще господст­ вовали иллюзии «братства» всего третьего сословия и буржуаз­ ные вожди Учредительного со бран ия пользовались популяр­ ностью в народе, посмел открыто и публично выразить им свое недоверие, сумел предугадать измену крупной буржу азии и не­ избежность острой борьбы внутри третьего сословия. Газета «Друг народа» с первых же дней стала боевым орга­ ном революционной демократии. Фран ц у зск ая беднота, плебей­ ство, крестьянство, «мелкий люд» нашли в М ар ате пламенного и верного защитника их интересов. М арат разоблачал происки и тайные планы контрреволюционной партии двора, изобличал бур ­ жуазную аристократию и ее вождей в двоедушии и склонности к измене. Он не боялся вступать в бой с самыми крупными поли­ тическими лидерами буржуазии, тогда еще имевшими успех у народа,— Неккером, Байи, Мирабо, Лафайетом; напротив, с присущей ему страстностью и точностью в фактах он система­ тически, упорно разоблачал их на страницах своей газеты, низвергая авторитеты, многим казавш иеся непререкаемыми. В е р ­ ный революционный инстинкт позволял ему почти безошибочно догадываться о том, чего он не мог знать достоверно. Так, не располагая точными данными, он тем не менее правильно обви­ нял М ирабо в том, что тот предает революцию, продавшись дво­ ру. Позднее он также предугадал попытку короля бежать за границу. Он смело срывал защитные покрывала, которыми бур­ жуазная аристократия маскировала свои враждебные народу замыслы, и представлял народу руководящих политиков бурж у а­ зии в их подлинном виде. Он не щадил при этом и самых «свя­ щенных» произведений творчества буржу азно г о Учредительного собрания. Так, например, он развенчал Декларацию прав чело­ ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ QJ
века и гражданина: «Ва ш а знаменитая декларация прав пред­ ставляет собой, следовательно, лишь временную приманку на п о­ теху дуракам, пока вы страшились их гнева, р аз она сводится в конечном счете лишь к передаче богачам всех преимуществ и всех почестей нового п орядк а» Двор, дворянство, крупная буржуазия, все умеренные питали к Марату самую свирепую ненависть. Ни один из деятелей рево­ люции не подвергался таким яростным нападкам, такой бешеной травле, как Марат. Семь раз за годы революции он официально подвергался преследованию властей и вынужден был либо скры ­ ваться, либо продолжать борьбу в подполье. С ам ая гнусная клевета, которой окружали его имя враги, казалась им недоста­ точной. Его изображ али каким-то кровожадным чудовищем, про­ тив него строили тысячи козней, расставляли ему сети, чтобы запутать его в них и погубить, но никакие силы не могли сломить этого простого и скромного человека, непреклонного в борьбе за дело народа. «Чтобы избежать ударов убийц, я осудил себя на жизнь в подполье. Врем я от времени меня поднимали батальоны альгва­ зилов; вынужденный бежать, странствуя по улицам посреди ночи, не зная иногда, где найти убежище, проповедуя посреди мечей дело свободы, за щ и щ ая угнетенных, готовый сложить голову на плахе, я становился от этого еще более страшным для угнета­ телей и политических мошенников» Простой народ знал, что в лице травимого и преследуемого Марата он имеет самого надежного и верного друга. Марат не гнался за дешевой популярностью; он не боялся говорить народу горькую правду и указывать ему на его ошибки, когда считал это необходимым. Санкюлоты и демократы Франции сумели оценить в нем подлинного Друга народа: они платили ему за его мужест­ венную и бесстрашную борьбу горячей любовью, доверием и уважением. Проникнутые подлинным гуманизмом бесстраш ие и непри­ миримость Марата были глубоко поняты и оценены великим рус­ ским революционным демократом В. Г.'Белинским: «Я понял — писал Белинский,— кровавую любовь Марата к свободе... Я на­ чинаю любить человечество по-маратовски» К 1791 г. возникли многочисленные народные общества в большинстве секций П ар иж а и в ряде других городов. Из того, что известно, видно, что эти общества играли важную роль в р а з ­ витии политической активности и инициативы народных м асс. Среди них особое место занимал «Социальный кружок», о с ­ нованный в январе 1790 г. Клодом Фош е, аббатом, примкнувшим к революции с первых ее дней, и молодым литератором, убежден- 92 ВСЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Марат Ж. П. Указ. соч., т. 2, с. 160— 161.— Там же, т. 3, с. 48.— Ред.] Белинский В. Г. Пол!т. с об р соч. М., 1956, т. 12, с. 52.— Ред.
fibiM учеником и последователем «просветителей», и в особенности Руссо, Никола де Бонвиллем. «Социальный кружок» представ­ лял собой первоначально узкую, замкнутую и немногочисленную организац ию демократически настроенной интеллигенции. Клод ф ош е еще осенью 1789 г. обличал антидемократическую политику большинства Учредительного собрания: « Скоро образуется кас­ та... которая захватит в свои руки все представительные ор г а ­ ны,— говорил он. — Это каста богачей». Однако политическое зна ­ чение и влияние «Социальный круж ок » приобрел лишь с осени 1790 г., KOI да его руководител-ями была основана более широкая организация - « Всемирная федерация друзей истины», в состав которой вошло более 3 тыс. членов. Заседа ния Всемирной федерации друзей истины происходили в помеш.ении цирка Пале-Руаяль и привлекали многочисленную аудиторию, порой в 4 —5 тыс. человек, среди которых было много ремесленников, рабочих и других представителей парижского плебейства. В выступлениях на заседаниях федерации, а также в издаваемой «Социальным кружком» газете «Буш де фер» («Железные уста») Бонвилль и Фош е защищали не только пере­ довые демократические взгляды, но и далеко идущие социальные требования. Так, Клод Фош е писал в ноябре 1790 г. в газете «Буш де фер»: «Каждый человек имеет право на землю и должен обладать собственным участком, обеспечивающим его существо­ вание. Он получает право владеть им благодаря своему труду, и его часть должна быть ограничена правами равных ему. В хорош о устроенном обществе все права общие: верховная об­ щественная власть должна, таким образом , провести линии (между участками), чтобы все имели кое-что и никто бы не имел ничего лин1него». Это было сформулированное еще Руссо одно из первых во время революции требований программы эгалита­ ризма. Бонвилль брал под сомнение самый принцип частной собст­ венности. «До тех пор, — писал он, — пока будут существовать исключительные и наследственные привилегии, предоставляющие одному то, что принадлежит всем, формы тирании смогут ме­ няться в зависимости от обстоятельств, но тирания будет всегда существовать». Несм отря на передовые социальные взгляды руководителей «Социального кружка», он все же не стал боевой, действенной организацией революционной демократии. «Социальный круж о к» оставался по преимуществу лабораторией передовой социальной мысли; в острых политических во п росах того времени и Бон- б и л л ь , и в особенности Фоше занимали далеко не самые левые позиции. Поэтому и влияние «Социального круж ка» на народные массы П ари ж а даже в эту лучшую пору его деятельности не было большим, во всяком случае оно было ниже влияния Клуба кордельеров. ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ 03
9^ ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Развитие демократического движения, рост активности на­ родных масс, непрекращающиеся крестьянские выступления в деревне усилили политическое разм ежевание внутри бывшего третьего сословия. По мере того как народные массы и их политические руко­ водители двигались влево, господствующая крупная буржуазия и объединившееся в ней либеральное дворянство поворачивали вправо. Их политическое представительство в Учредительном собрании (умеренные либералы — конституционалисты, как их часто называли) превратилось в консервативную силу. Лидер конституционалистов М ирабо с начала 1790 г. вступил в тайные связи с королевским двором, получив за это крупное вознаграждение. М ирабо стремился примирить двор с револю­ цией: он рассчитывал, что примирение короля с революцией остановит ее дальнейшее развитие и удержит Францию в рамках либерального конституционно-монархического режим а. Этот по­ литический курс отвечал интересам всей крупной буржуа зии, но Мирабо примешивал к нему и корыстные соображения. Он рас­ считывал, сохраняя свое влияние и на двор, и на Собрание, уси­ лить свою личную власть, а деньги, которыми двор оплачивал его измену революции, позволили ему снова окружить себя р о с ­ кошью. В ^воем падении М ираб о дошел до готовности продаться через посредство ру сск ого посла Симолина правительству Е к а ­ терины И. Марат угадал предательство Мирабо и нападал на него в печати. Но Мирабо умер в 1791 г., оставшись неразобла­ ченным, окруженным всеобщим почетом, и прах его по поста­ новлению С обра ни я был перенесен в Пантеон. Измена М ирабо не была чем-то случайным. Лафайет также искал случая завоевать доверие двора. Сиейес перестал высту­ пать в Собрании, и это намеренное осмотрительное молчание скрывало невысказанное осуждение соверш ающемуся. Партия захватившей господство крупной буржу азии — конституциона­ листы - имела теперь лишь одну, вполне определенную цель — задержать, приостановить дальнейшее развитие революции, о г р а ­ ничить ее только рам кам и достигнутого. Внешним выражением этого отделения умеренных либе­ ралов — конституционалистов — от 'демократической буржуазии было обособление части членов Якобинского клуба в 1790 г. в но­ вую политическую организацию — Общество 1789 года. В О б­ щество вошли М ирабо, Лафайет, Байи, Л е Шапелье и др. Его председателем был избран Сиейес. Общество 1789 года устано­ вило высокие членские взносы, преграждавшие доступ дем окра­ тическим элементам; его заседания были закрытыми. Оставаясь в своем большинстве членами Як обинског о клуба, конституцио- налисты-антидемократы создали в Обществе 1789 года полити­ ческий центр консервативной буржу азии, стремившейся за т о р­ мозить развитие революции. Стары е общественные группы, связанные с феодально-абсолютистским режимом, отнюдь не ж е­
лали мириться со своим поражением и активно боролись против революции. После событий 5—6 о ктября эмиграция придворной аристократии, дворянства, князей церкви приняла г ораздо более широкий характер. Сначала в Турине, затем с 1791 г. в Коблен­ ц е — поблизости от французской границы — сложился возглавляе­ мый графом д’Артуа центр контрреволюционной эмиграции. Кобленц стал осиным гнездом контрреволюции. Здесь пле­ лась паутина заговора против революционной Франции, отсюда расходились тайные нити контрреволюционной конспирации, протягивавшиеся и в П ариж , во дворец короля, и в столицы Европы - Лондон, Вену, Берлин, Мадрид, Петербург. Надменные аристократы, вначале в слепом сам ообольщении рассчитывавшие на быструю реставрацию старых порядков, вскоре должны были убедиться, что революция это не результат козней Некк ера или Мир аб о, как они ранее думали. Они поняли ее силу и, движимые ненавистью, стали на путь национальной измены. Уже с конца 1789 г. граф д’Артуа и его многочисленные эмис­ сары стали обращаться к абсолютистским правительствам Евро­ пы с настойчивым призывом к вооруженной интервенции против «взбунтовавшейся» Франц ии. Европейская интервенция стано­ вится главной ставкой контрреволюциошюй партии и за преде­ лами Франции, и в самой стране. Таковыми же были и тайные расчеты короля и двора. О к а ­ завшись со времени переезда в П ариж под наблюдением рево­ люционного народа , король лицемерно заверял Учредительное собрание и страну в своей верности новым, революционным з а ­ конам, в любви к свободе и решимости ее защищать. Он дал^е укрепил свою популярность в народе, готовом чистосердечно по­ верить его двурушнической маскировке. В то же время королева Мария-Антуанетта через тайных агентов посылала своему брату — австрийскому императору Л е о ­ польду письма, в которых умоляла его поскорее выступить для подавления «м ятеж а» и спасения королевской семьи. С 1790 г. тайно и очень тщательно подготавливался план по­ бега короля и его семьи за границу — в лагерь объединенной эмигрантской и иностранной контрреволюции. С т ар а я партия двора и связанные с нею круги бывших привилегированных сословий превратились в антинациональную силу. rJ^ABA IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ gg БЕГСТВО КОРОЛЯ В ВАРЕНЫ И РАСКОЛ БЫВШЕГО ТРЕТЬЕГО СОСЛОВИЯ ,Утром 21 июня 1791 г. Париж был разбужен гулом набата н тремя пушечными выстрелами. Тревожные сигналы возвещали необычайную весть: Тюильрийский дворец был пуст, король и королева бежали из столицы. Волнение и негодование охватили
95 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ парод. Н а улицах, в общественных зданиях разбивали бюсты короля. Массы стихийно начали вооружаться. Клуб кордельеров единодушно принял составленную Ф ра н су а I Робером петицию к Учредительному собранию, требующую I уничтожения монархии. К этому же призывали популярный ж у р ­ налист Бри ссо (будущий вождь жирондистской партии) и газета «Буш де фер» — орган Социального кружка. Марат звал массы к революционной борьбе. Все чаще в речах ораторов, в полити­ ческих выступлениях встречалось*требование республики. Вол- \нения перебросились в провинциалъные города и в деревню. Между тем 21 июня беглецы были задержаны в местечке Варенн, недалеко от гран:!чы. Карета, быстро подвигавшаяся на восток, показалась подозрительной. В «слугах», сопровождавших карету, сын почтмейстера Друэ узнал короля и королеву. Друэ поднял на ноги окрестное население; весть о поимке беглецов мгноветю разнеслась по стране, и 25 июня сопровождаемая мно­ гочисленной толпой плененная королевская чета была возвраще­ на в Париж. Король был встречен настороженным молчанием парода. На- \род ждал, что будет дальше. Этот во прос вставал теперь и перед I Учредительным собранием, и перед народом. Неудавшееся бег- t ство короля развеяло ореол, окружавший корону, лишило монар- ; хню ее традиционного авторитета. Каждому было ясно, что ко­ роль бежал за границу, чтобы соединиться с иностранцами, i угрожавшими Франции войной. Были очевидны лицемерие и ^двоедушие короля, обманывавшего до сих пор Собрание и страну. Клуб кордельеров на заседании 21 июня составил п роклама­ цию к народу, опубликованную в форме афиши: за перефрази­ рованными стихами из «Брута» Вольтера следовал энергичный призыв к наказанию смертью тиранов. «Свободные французы, составляющие Клуб кордельеров, — говорилось в прокламации, — заявляют своим сограж данам , что^ число тираноубийц в этом клубе равняется числу его членов и что каждый из них дал клятву пронзить кинжалом тиранов, которые осмелятся напасть на наши границы или каким бы то ни было о бразо м посягнут на нашу конституцию». Это было грозное предупреждение не только иностранным организаторам плана интервенции, но и их контрреволюционным сообщникам внутри страны и — косвенно — бежавшему королю. Подобно кругам, расходящимся по воде от брошенного кам­ ня, волнения, вызванные известием о бегстве короля, постепенно распространились по всему государству. Крестьяне нападали на усадьбы реакционных помещиков; в пограничных департаментах создавались добровольческие батальоны; провинциальные муни- нипалигегы, местные отделения Якобинского клуба направляли в Париж пе1 иции, требовавшие отречения короля от власти. В Париже Клуб кордельеров и «Социальный кружок» воз-
главили народное движение за республику. Дантон, Шометт, Кондорсе и другие выступали ее горячими поборниками на мно­ голюдных собраниях секций и клубов. В Якобинском клубе шла острая внутренняя борьба. Консервативное большинство Учредительного собран ия пре­ восходно поняло, в чем заключается внутренний смысл борьбы вокруг судьбы короля. 15 июля Антуан . Барнав, выступая в Собрании, очень точно определил позицию реакционной круп­ ной буржуазии: «Н ам причиняют огромное зло, когда продол­ ж аю т до бесконечности революционное движение... В настоящий момент, господа, все должны чувствовать, что общий интерес заключается в том, чтобы революция остановилась». Чтобы остановить революцию, надо было прежде всего спасти и реабилитировать короля. Еще ранее Учредительное собрание выдвинуло насквозь лживую версию о «похищении короля». 15 июля после длительных прений он о вынесло постановление, хотя и в косвенной форме, реабилитирующее монарха. Это решение вызвало негодование в передовых, дем ократи­ ческих кругах. Клуб кордельеров составил петицию, призывав-| шую не признавать власти короля-изменника, 15 и 16 июля пе­ тиция обсуждалась на многочисленных народных собраниях. 16 июля делегация кордельеров направилась в Якббинский клуб, призывая его поддержать эту петицию. После долгой и острой внутренней борьбы якобинцы решили присоединиться к петиции кордельеров. Н о тогда ж е, 16 июля, при обсуждении этого вопроса Якобинский клуб раскололся. Правая часть яко­ бинцев покинула заседание и официально порвала с Якобинским клубом. Она основала новый клуб, получивший (по занимаемому ими помещению) название Клуба фейянов. Клуб фейянов сделался политическим центром крупной бур· ' ж уазии. Его лидерами стали Лафайет, Байи и так называемый «триумвират» — Барнав, Дюпор, Александр Ламет — три друга, игравшие после смерти Мирабо руководящую роль в рядах пар­ тии крупной буржуазии. В состав Клуба фейянов вошло боль- , шинство членов Общ ества 1789 года. Фейяны установили высокие членские взносы (до 250 фр.) , обеспечивавшие их организации замкнутый характер. Раскол произошел и во всех провинциаль­ ных отделениях Як обинског о клуба. Большинство членов мест- i ных отделений остались верными левой части якобинцев. 17 июля на Марсовом поле собралось несколько тысяч пари­ жан, чтобы обсудить и подписать новый текст петиции, осуждав­ шей монархию. Собрание проходило спокойно. Н о господствую­ щие круги буржуазии решились действовать. П о приказу Учре­ дительного собрания и парижского муниципалитета на Марсово поле явились крупные отряды войск и национальной гвардии под командованием Лафайета. Войска открыли огонь по безоружны м демонстрантам. Ок оло 50 человек были убиты. 4 А. 3 Манфред ГЛАВА IV. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ 97
98 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ■ ■■■■- — j-l·--··. ■1··^ ■ ..... . ■ II. Н а следующий день Учредительное собрание приняло декрет о суровом наказании «мятежников» и постановило начать су­ дебное преследование участников демонстрации 17 июля. Расстрел на М арсовом поле имел большое политическое зна­ чение. Впервые с начала революции одна часть бывшего третьего сословия с оружием в руках выступила против другой. Крупная буржуазия силой оруж ия пыталась подавить своего недавнего союзника — народ. Расстрел 17 июля, как и происшедший нака­ нуне раскол Якобинского клуба, означал конец относительного единства, существовавшего ранее внутри третьего сословия, озн а­ чал открытый раскол третьего сословия. Кровь жертв народной демонстрации 17 июля стала непреодолимым рубеж ом между крупной монархической буржуазией и народом. « Конституциона­ листы» и все монархические слои буржуазии, руководимые фейянами, превращались в контрреволюционную силу. Они с к а ­ тывались в лагерь контрреволюционного двора, дворянства и эмиграции и стоявших за ними сил европейской контрреволю ­ ционной интервенции. Народ, освобож даясь от первоначальныл иллюзий, от слепой веры в «национальных героев» рево лю ц ии- Лафайета, Байи и других, шел дальше по восходящему пути революции. Сброси в с себя защитные маски, встав открыто на путь контр­ революционного вооруженного подавления народного движения, правобуржуазное большинство Учредительного собрания теперь, после 17 июля, перешло в открытое наступление против демократ тии. М ара т, свирепо преследуемый властями, должен был снова укрыться в подполье. Дантон был вынужден бежать в Англию, ряд других демократов тоже должны были скрываться от пре­ следования властей. Стрем ясь использовать достигнутый перевес в б орьб е с р ево­ люционной демократией, крупная контрреволюционная буржу а­ зия попыталась осуществить пересмотр конституции, усилить еще более ее буржуазны е черты, в частности значительно повы­ сить имущественный ценз для избирателей, выборщиков и изби­ раемых. Восп ользовавш ись необходимостью кодифицировать (т. е. привести в систему) статьи конституции, принятые ранее Учредительным собранием , контрреволюционное большинство Собран ия добилось пересмотра статей об избирательном цензе. Несм отря на энергичное сопротивление демократической части Собрания, большинство провело в августе решение о весьма зн а­ чительном повышении имущественного ценза. Впрочем, это едва ли не сам ое реакционное решение Учредительного собрания так и не было проведено в жизнь: оно должно было быть введено в действие через два года; к этому времени революция ушла так далеко, что давно уже смела и законодательство Учредительного собра ния , и многих былых законодателей. Учредительное собрание почти полностью эосстановило власть
ГЛАВА V. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОПА gg Людовика X V I и дало ему 13 сентября подписать конституцию. 30 сентября Учредительное собрание разошлось. Король в мани­ фесте по поводу роспуска Собрания решился заявить, что «на­ ступил конец революции». Н о в одном из последних своих выступ­ лений в Учредительном собрании — 1 сентября — Максимилиан Робеспьер произнес знаменательные слова: «Нам предстоит снова впасть в прежнее рабство или снова браться за оружие». И когда депутаты Учредительного собрания расходились с по­ следнего заседания, народ устроил горячую овацию Робеспьеру и увенчал его лавровыми венками. Н ар о д связывал с именами 'демократов будущность революции. *Глава V* ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОПА Французская революция произвела громадное впечатление в Европ е. Первые известия о начале революции — о народном восстании 14 июля и падении Бастилии — были восприняты в р а з ­ ных странах Европы как событие огромного исторического зн а­ чения. Передовые люди Англии, Р осси и, Испании, Италии, в гер­ манских государствах с величайшим сочувствием, даже с востор­ гом приветствовали революцию во Франц ии. Лидер партий вигов в Англии Ф о к с назвал падение Бастилии «величайшим в мире событием». Известный английский Поэт Кольридж написал оду на взятие Бастилии. Т о м а с Пэн, знаменитый в свое время англий­ ский публицист и участник войны ам ериканских колоний Англии за независимость, поспешил прибыть в 1789 г. в П ариж , где Ла- файет торжественно передал ему ключи от Бастилии для вруче­ ния их Джорджу Вашингтону. Революция, начавшаяся во Франции, оказала непосредствен­ ное влияние на развитие национального движения в Бельгии, на­ ходившейся под властью австрийских Габсбургов; это освободи; тельное движение вскоре переросло в революцию. Буржуазия и крестьянство в Германии, в особенности в сопредельных с Ф ра н ­ цией и экономически наиболее развитых западных землях, при­ шли в движение. Знаменитый в Ту пору немецкий поэт Клопшток славил в стихах Французскую революцию. Сильное движение сочувствия революции вскоре же после падения Бастилии р а з ­ вернулось в Швейцарии, а такж е в пограничных с Францией итальянских землях. Большинство населения Ниццы и Савойи открыто стремилось к присоединению этих областей к Франции, и позднее, в конце 1792 г., Ницца и Савойя добровольно при- л·
соединились к, Французской республике. В России, в Петербурге, известие о взятии Бастилии, как свидетельствовал один из со в ре ­ менников, было встречено с исключительным энтузиазмом «не­ гоциантами, купцами, мещанами и некоторыми молодыми людь­ ми из высших классов». Двое русских — молодые князья Голи­ цыны, находившиеся в П ариж е в июле 1789 г., непосредственно участвовали в штурме ненавистной французскому народу кре­ пости абсолютизма и стали с этого времени горячими защитни­ ками новой, революционной Франц ии. ' Сообщения о революционных событиях, совершавшихся во Франции, стояли в центре внимания всего мирового обществен­ ного мнения. В газетах и других повременных изданиях, выхо­ дивших в ту пору. Французская революция занимала централь­ ное место; газет, не печатавших сообщений о ней, не хотели чи­ тать. Важнейшие документы революции: Декларация прав чело­ века и гражданина, речи виднейших ораторов Учредительного собра ни я — переводились на иностранные языки и издавались и переиздавались не только в разных государствах Европы, но и за океаном — в Северной и Южной Америке. Повсюду: в В а р ­ шаве, Будапеште, Пра ге, Константинополе, Женеве, Мадриде, даже в Буэнос-Айресе и в городах отдаленной Бразилии — пере­ довые общественные круги выражали свои симпатии Француз­ ской революции. Со всех концов мира в Париж приезжали люди, желавшие вблизи увидеть великие исторические события, запечатлеть их или поучиться у п ар иж ан, перенять их революционный опыт. 'Немецкий революционный публицист Георг Ф орст е р, англи­ чане — поэт Вордсворт и радикальный адвокат Эрскин, русские — писатель и историк Карамзин и молодой граф Строганов, пере­ довые политические деятели из Швейцарии, создавшие свой Гельветический клуб в П ар иж е, представители прогрессивных кругов Соединенных Штатов, Бельгии, Италии, Испании и иных государств побывали в Париж е. Одни из них, как, например, Форстер или Строганов, стали горячими почитателями Ф ра н­ цузской революции; другие, как, например, Карамзин, остались бесстрастными ее наблюдателями, третьи превратились в ее в р а ­ гов, но все эти многочисленные паломники в П ар и ж , каковы бы ни были их личные взгляды и воззрения, разносили по свету вести о великих событиях, совершавшихся во Франции. Французская революция оказала большое влияние на ряд стран. Сила этого влияния и результаты его революционизирую­ щего воздействия, естественно, не могли быть в разных странах одинаковыми. Там, где развитие капиталистического уклада в недрах феодального строя уж е сколько-нибудь существенно п о­ двинулось вперед, это влияние было сильнее и приводило к наи­ более ощутимым результатам. Н о даже там, где условия общест­ венного развития еще не создали почвы для революционного 100 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ниспровержения феодализма, Французск ая революция дала тол­ чок к пробуждению и росту сознательности передовых антифео­ дальных сил. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ И ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ Наиболее сильное и непосредственное влияние революция оказала на соседнюю с Францией Бельгию. Национально-осво­ бодительное движение против австрийского гнета с осени 1789 г. переросло здесь в буржуазную революцию. Революция началась успешно: уже к декабрю 1789 г. она одержала существенную победу — австрийские войска, оккупировавш ие Бельгию, были изгнаны почти со всей ее территории. Однако против победонос­ ной бельгийской революции выступили реакционные европейские державы. Австрия при содействии Пруссии и Англии организо­ вала вооруженную интервенцию в Бельгию. Пользуясь своим численным и военным превосходством, интервенты нанесли бель­ гийцам ряд поражений и к ноя брю 1790 г. подавили революцию. Поражение бельгийской революции в значительной мере объяс­ нялось также и тем, что она не стала подлинно народной рево­ люцией. Крестьянство, которое могло и должно было стать ее главной движущей силой, не было надлежащим образом заинте­ ресо ва но в революции и вовлечено в нее и потому не выступило решительно на ее защиту. В дальнейшем, с начала революционных войн, с 1792 г., судь­ ба Бельгии в большей степени определялась ходом борьбы р ев о ­ люционной Франц ии с контрреволюционной коалицией. Французская революция пробудила сильное антифеодальное движение в западных и некоторых других землях Германии и оказала немалое влияние на идейную жизнь всей Германии. Уж е с осени 1789 г. и в последующие годы крестьянское антифеодаль­ ное движение развернуло сь в пограничных с Францией Рейнской области и Майнцском курфюршестве, а также в Саксонии и на некоторых других немецких землях, например на о-ве Рюген, где крестьяне восстали с оружием в руках. В Саарской области крестьяне отказывались от уплаты налогов и несения барщины. В Саарбрюкене местная буржуазия выдвинула широкую про­ грамму политических и социальных требований. В приморском экономически развитом Гамбурге буржуазия 14 июля 1790 г, организовала демонстрацию в ознаменование годовщины взятия ‘ Бастилии. Через год в том же Гамбурге выступила и другая сила: в 1791 г. здесь состоялись забастовки рабочих. Лучшие люди Германии — поэты Фридрих Шиллер, Вил-анд, Клопшток, философ Кант, историк Шлецер и другие славили ГЛАВА V. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОПА jqj
Французскую революцию, в которой они видели величайшее со ­ бытие современности. Некоторые, как Георг Форстер, были го­ товы доказать свою солидарность с Французской революцией на практике — революционными действиями. Н о у большинства передовых людей Германии их симпатии к Французской револю ­ ции оставались платоническими; они отнюдь не намеревались распространять французский опыт у себя в Германии. Позднее, во время якобинской диктатуры, многие из них (в том числе и Шиллер, получивший почетное звание французского гражданина) в страхе отвернулись от революционного творчества французских народных масс и предали поруганию то, что вчера прославляли. Но это пришло позже. В целом же экономическая и политиче­ ская отсталость Германии, ее раздробленность и разобшенность предопределяли слабость немецкой буржу азии, ее неспособность возглавить народные массы, делали невозможным развитие ши­ рокого революционного движения в стране. В империи Габсбургов Французская революция пробудила национально-освободительное движение порабощенных народов. Сильнее всего в 1789—1794 гг. оно было в Венгрии. У ж е первые известия о падении Бастилии вызвали в Венгрии горячие сочув­ ственные отклики. Выдающийся венгерский поэт Япош Бачани опубликовал ставшее знаменитым стихотворение « Н а перемены во Ф ран 1Гии», в котором он обращ ался с грозным предостереже­ нием к угнетателям венгерского народа; И вы, чью кровь давно уж требует природа, Вы, божьей милостью мучители народа. Чтоб знать свою судьбу, осмыслить суть событий,— Вы зоркие глаза к Парижу обратите! В Будапеште выпускались памфлеты против австрийского гнета, призывы к объединению венгерских национальных сил. Однако в первые годы революции это движение возглавлялось по преимуществу либеральным дворянством и буржуазной интелли­ генцией и не шло дальше требований установления конституци­ онного режима и — как самое крайнее — политической независи­ мости. Венгерское либеральное дворянство не решалось поднять аграрный вопрос, боясь втянуть крестьянство в борьбу, и тем самым ослабляло национально-освободительное движение в стране. Участие Австрии в контрреволюционной интервенционистской войне против Франции освободило передовые общественные кру­ ги Венгрии от тех последних иллюзий, которые они еще питали в отношении Габсбургов. Группа радикальных политических дея­ телей во главе с Игнацем Мартиновичем, прозванных «венгер­ скими якобинцами» , повернули на путь активной революционной борьбы. Мартинович, Лацкович, Ференц Казинци и другие участ­ ники этого радикального движения создали тайное общество J02 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА V. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОПА |Q3 ..'' ■■' . ' , g=====s=gae===^Ba~-a=«a-aaa=ss=ggsa « Свобода и равноправие», ставившее своей целью подготовку вооруженного восстания для свержения австрийского абсолю ­ тистского гнета. К революционной группе Мартиновича прямо или косвенно примкнули и крупнейшие писатели Венгрии того времени: Янош Бачани, поэт Ференц Вершеги, переведший на венгерский язык «Марсельезу» , и ряд других. Н о раньше, чем общество «Свобода и равноправие» успело полностью развернуть свою деятельность, оно было раскрыто полицией и разгромлено. Мартинович и шесть его ближайщих единомышленников после длительного судебного проц есса в 1795 г. были казнены. Разг ро м революционно-республиканской группы Мартиновича ослабил боевое демократическое направление в венгерском на­ ционально-освободительном движении. В то же время и либе­ ральное дворянство, напуганное якобинской диктатурой, начало открещиваться от Французской революции. Революционное дви­ жение в Венгрии стало спадать. Н о революционный подъем 1789—1793 гг. не прошел бесследно: он способствовал дальней­ шему росту национально-освободительного движения в стране. В Чехии, находившейся в то время под гнетом австрийских Габсбургов, Французская революция была встречена с огром­ ной симпатией передовыми общественными кругами. Конец X V III столетия был временем первых ростков капитализма в Ч е­ хии, обострения классовых и национальных противоречий, вре­ менем возрождения национальных чувств и национально-освобо­ дительных устремлений. В 70—90-х годах X V I I I в. в Чехии ста­ раниями деятелей национально-просветительного характера воз­ никли Земледельческое общество (1775), Королевское общество наук (1784), кафедра чешского языка в Пражском университете (1792) и т. п. Смелые призывы революционной Франц ии к уничто­ жению деспотизма и тирании во всех ее видах не могли не встре­ тить са м о го горячего сочувствия в среде передовой чешской ин­ теллигенции, не желавшей мириться с порабощ ением чешского народа империей Габсбургов. С началом в 1792 г. войны между революционной Францией и империей Габсбургов все симпатии чехов были, естественно, на стороне французов. Позже, когда выяснилось, что армии, созданные Французской революцией, сп о­ собны бить и побеждать вымуштрованные войска Габсбургов, в среде чешских патриотов окрепли надежды на возможность освобождения от ненавистной им чуженациональной тирании. Французская революция оказала большое влияние на бур­ жуазные и шляхетские круги в ПЬльше. В мае 1791 г. шляхетско- буржуазны е силы добились принятия сеймом новой конституции. Польская конституция 1791 ‘г., направленная своим острием п ро­ тив магнатов, отменявшая выборность короля, была, несомненно, шагом вперед. Однако, создавая ряд преимуществ для шля- хетско-буржуазных элементов, конституция 1791 г. ничего не д а ­ вала народным м а ссам и увековечивала феодальные порядки
104 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И крепостное право. Не поставив даже вопроса о союзе с кре­ стьянством, сохранив крепостное яр м о для крестьян, шляхетско- буржуазные круги лишили себя народной поддержки и в возобно­ вившейся борьбе с магнатами оказались побежденными, а сам а Польша вскоре была разделена между Австрией, Пруссией и цар­ ской Россией. В подвластных Турции Дунайских княжествах под влиянием Французской революции стали ра здава ться первые, еще немно­ гочисленные и робкие голоса протеста против турецкого гнета и требования хотя бы некоторых политических прав. В Греции революционные идеи и воодушевляющий пример победоносной Французской революции произвели громадное впе­ чатление на деятелей национально-освободительного движения. Выдающийся греческий поэт Ригас, пользовавшийся большим влиянием на своих соотечественников, славя Французскую рево­ люцию, призывал греков последовать примеру французо в и под­ нять знам я восстания против ненавистного турецкого гнета. Р и ­ гас создал греческую марсельезу — гимн греческого освободи­ тельного движения. Французская революция ускорила процесс форм ирования революционных сил в Греции, создания нацио­ нально-революционной партии «Гетерия» и подготовки нацио- нально-одвободительного восстания. Да ж е в далеких странах Южной и Центральной Америки вести о революции, разразившейся во Франции, о ее победах не только вызывали большой интерес и внимание, но и оказывали могучее революционизирующее воздействие на порабощенные испанскими и португальскими колонизаторами народы. Креолы, метисы, индейцы, негры испытывали, хотя и в разной степени, чужеземный гнет. Национально-освободительное движение в Л а ­ тинской Америке в конце X V U I в., в особенности после успешного завершения революционной войны в Северной Америке, привед­ шей к образованию республики Североамериканских Соединен­ ных Штатов, достигло у же значительной силы. Передовые идеи французских просветителей с жадностью впитывались молодым поколением уроженцев латиноамериканских стран, мечтавших об освобождении своей родины от испанского и португальского владычества. Произведения Вольтера, Монтескье, Р уссо тщатель­ но изучались в передовых кругах молодежи; Симон Боливар, Франсиско де Миранда — крупнейшие деятели будущей револю­ ции в Латинской Америке — были в молодости горячими почита­ телями Р уссо и энциклопедистов. Когда же началась Французская буржуазная революция, она была встречена деятел-ями латиноам ериканского освободитель­ ного движения с восторгом и породила в их среде самые пылкие надежды. Венесуэлец Себастиан Франсиско де Миранда, назван­ ный «предтечей революции» за свои многократные и большей частью рискованные попытки приблизить час освобождения южно-
американского континента, с началом революционных войн всту­ пил во французскую армию, сражался в ее рядах и получил зва­ ние генерала. Миранде удалось сговориться с жирондистскими лидерами, когда они фактически возглавляли правительство, об организации военной экспедиции во главе с самим Мирандой для освобождения Южной Америки. Практически из этого ничего не вышло. Н о общее значение Французской революции для уско­ ренного со зревания национально-освободительного движения в страна х Латинской Америки было очень велико: ее семена пали на благодатную почву и дали обильные всходы несколько позже — в революционной войне за независимость первых десятилетий XIX в. Единственной страной Но вог о Света, откликнувшейся рев о­ люцией на великие события, соверш авшиеся во Франции, была Гаити, с конца X V II в. являвшаяся французской колонией. Учре­ дительное собрание, от которого угнетенный народ Гаити ждал раскрепощения, медлило с принятием каких-либо освободитель­ ных мер. В 1790 г. свободные негры подняли вооруженное восста­ ние, но безуспешно — оно было подавлено. Тем не менее Учреди­ тельное собрание учло уроки этого грозного предупреждения и в мае 1791 г. дало права гражданства мулатам и свободным неграм. О днако значительная часть населения Гаити — негры — и после революции продолжала оставаться в рабстве. В середине августа 1791 г. на Гаити вспыхнуло восстание негров-рабов. Освободительная борьба негров Гаити прошла че­ рез ряд этапов; она знала и крупные поражения, и выдающиеся победы. Гаитянская революция вскоре обрела замечательного руководителя — негра Туссен-Лувертюра, обнаруживш его яркий талант полководца и ставшего подлинным народным вождем. Под руководством Туссен-Лувертюра восставшее население Гаи­ ти в течение более десяти лет с успехом сраж алось против мно­ гочисленных врагов — испанцев, англичан, французов. В 1798 г. после упорной борьбы Туссен-Лувертюр принудил Мейтленда, командующего английским экспедиционным корпусом в Гаити, к сдаче; Англия должна была признать независимость Гаити. Солдаты свободного Гаити нанесли поражение и армии францу­ зов под руководством генерала Леклерка, посланной в 1801 г. Бонапартом на о-ов Сан-Доминго. Лишь путем гнусного обм ана и вероломства, заманив Туссен-Лувертюра на мирные перегово­ ры, Леклерк схватил его, заковал в кандалы и отправил в Париж. Революция на Гаити вскоре была подавлена. В буржуазно-аристократической Англии, уж е прошедшей в X V II в. через буржуазную революцию, влияние Французской революции привело к усилению буржуазно-радикального и демократического движения. Радикальные буржу азны е и мелко­ буржуазные круги, передовые рабочие выражали свое сочувствие и симпатии Французской революции, посылали в П а р и ж привет­ ГЛАВА V. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОПА jQg
ственные адре са и стремились в самой Британии поднять дви­ жение за демократизацию ее политического строя. 4 ноября 1789 г. в Лондоне состоялось многолюдное собрание различных прогрессивных обществ и сою зов, на котором с речью, славящей Французскую революцию, ее «пламя» обращающее в пепел деспотизм, согревающее и освещающее Европу» , высту­ пил доктор Ричард Прайс. Собравш иеся приняли приветствен­ ный адрес Учредительному собранию; речь Прайса за короткий срок была переиздана 12 раз. В 1790 г. английские прогрессив­ ные, демократические организации торжественно отпраздновали годовщину взятия Бастилии. Горячими сторонниками Француз­ ской революции выступили известный писатель и политический деятель Шеридан, поэты Вордсворт и Кольридж, позднее отвер­ нувшиеся от нее, писательница и одна из первых поборниц жен­ ского равноправия Мэри Уолстонкрафт, уже упоминавшийся То­ м а с Пэн, выпустивший в 1791 —1792 гг. двухтомное сочинение «Права человека», защищавшее Французскую революцию*, зна­ менитый английский писатель и социальный мыслитель Уильям Годвин, знаменитый шотландский поэт Р об ерт Б ерн с и др. I Среди многих организаций демократически-прогрессивного характера, возникших в то время в Англии, наибольшее значение имело JlojiflOHCKoe корреспондентское общество, возглавляемое радикальным публицистом, ремесленником по проф ессии ( с а ­ пожным подмастерьем) Томасом Гарди. Корреспондентское о б ­ щество возникло по инициативе Гарди (сам он до ареста в 1794 г. был секретарем Общества) весной 1792 г. и в короткий срок объединило в своих ряд ах более 20 тыс. членов. В большинстве это были рабочие, ремесленники, люди физического труда. Н а ­ ряду с центральным Лондонским корреспондентским обществом был создан ряд его филиалов в провинции: в Эдинбурге, Ш еф ­ филде, Ноттингеме, Лидсе, Ковентри, Норвиче и других городах; все они поддерживали между собой деятельную связь (отсюда и название организации — Корреспондентское общество). Эта са- мая демократическая и сам ая действенная из всех прогрессив­ ных организаций, возникших в Англии в эти годы, развернула весьма энергичную пропаганду в пользу Французской революции и за демократические преобразования в Англии. В приветствии французскому национальному Конвенту, принятом Лондонским корреспондентским обществом 27 сентября -1792 г., говорилось: « Ф ранцузы! Вы уже свободны, а мы вооружаемся теперь, чтобы ‘ Преданный суду за 2-й том «Прав человека», Томас Пэн успел своевремен­ но уехать из Англии во Францию, где был выдвинут в ряде избирательных округов кандидатом в депутаты Конвента. Как депутат Конвента Томас Пэн играл значительную роль; он входил в констн^ционную комиссию Конвен­ та, голосовал за казнь Людовика X VI и т. п. Близость Томаса Пэна к жи­ рондистам повлекла за собой позднее, в период якобинской диктатуры, его арест. Он пробыл около года в заключении и был освобожден по пред­ ставлению посла США. J06 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
доставить свободе победу в Британии... Когда вы окончательно одержите победу - чего мы горячо желаем, — тогда тройственный сою з народов (а не государей) Америки, Франции и Британии принесет свободу народам Европы и мир всему миру!» Этот адрес Коцвенту показал, какие благородные чувства и надежды про­ будила среди английских трудя;цихся Французская революция. Главной политической задачей английского народа «К орр ес­ пондентское общество считало парламентскую реф орму — введе­ ние всеобщего прямого избирательного права — и широко пропа­ гандировало это требование в массах. Наряду с Лондонским кор­ респондентским обществом энергичную и мужественную борьбу в защиту всеобщего избирательного права вела шотландская организация «Друзья народа», на.ходившаяся в тесной связи с лондонским Обществом. Эдинбургский сою з «Друзей народа» первым подвергся репрессиям со стороны правительства. В 1793 г. i был предан суду популярный среди шотландских рабочих руко­ водитель этого союза Томас Мюр. Лорд-судья ставил Мюру i в вину то, что он «осмелился держать ‘речь перед толпой неве- . жественных ткачей по поводу их обид». Т ом ас М юр был приго- i ворен к 14 годам каторги. Осуждение М ю р а вызвало возм ущение всех передовых людей 1 в Англии. П о инициативе шотландских организаций в Эдинбурге 1 был созван общебританский конвент (съезд) всех демократиче­ ских организаций, борющихся за всеобщее избирательное право. . Созы ву конвента предшествовали крупные митинги в ряде г о ро ­ дов; на митинге, организованном Корреспондентским обществом в Лондоне, присутствовало более 30 тыс. человек. Конвент собрался в Эдинбурге в ноябре 1793 г., но уже в декабре он был разо гнан вооруженной силой, а его руководители были приго­ ворены к 14 годам каторги и отправлены в Австралию . Разгон конвента в Эдинбурге и репрессии против его руково­ дителей вызвали негодование английского народа. Лондонское корреспондентское общество 20 января 1794 г. обратилось к бри­ танскому народу с манифестом, гневно клеймившим беззаконие властей в Эдинбурге и преступную войну, которую английское правительство вело против революционной Франц ии. Маниф ест призывал алгличан сделать выбор между свободой и рабством. В феврале—марте 1794 г. в ряде городов Англии состоялись мно­ голюдные митинги, организованные Корреспондентским общест­ вом и другими прогрессивными организациям и, на которых простые люди Англии единодушно осуж дали реакционную поли­ тику правительства Питта и выражали свою солидарность и с эдинбургскими узниками ^ и с народом революционной Фран- ции. В апреле и в начале мая волна народного возмущения под- * Английский народ сохранил благодарную память об этих мужественных жертвах реакции. Через 50 лет после осуждения эдинбургских узников, в 1843 г., в Эдинбурге им был воздаигнут памятник. ГЛАВА V. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОПА jQy
нялась еще выше: в Лондоне состоялся ряд митингов, устроенных Корреспондентским обществом, собравш их многолюдные ауди­ тории и прошедших с большим подъемом. Правительство Питта, уж е ранее вставшее на путь свирепой расправы с народным движением, в мае арестовало Гарди, Тел- волла, Горн Тука и других деятелей демократических обществ и внесло в парламент билль (законопроект) о приостановке дей­ ствия Habeas Corpus Act*. Несмотря на решительные возраже­ ния Ш еридана, Ф ок са и других членов палаты общин, обвиняв- щич Питта в стремлении к восстановлению в Англии абсолютист­ ского режима, билль получил большинство голосов в обеих палатах и 22 мая 1794 г. стал законом. Однако даж е эти чрезвычайные меры, предоставившие п р а­ вительству Питта почти неограниченные полномочия, оказались недостаточными, чтобы сломить демократическое движение. В ноябре 1794 г. Томас Гарди, обвиненный в государственной измене, под давлением широкого народного сочувствия был оправдан судом и выпущен на свободу. Корреспондентское о б ­ щество не только не прекратило своей борьбы, но, напротив, усилило ее; в 1795 г. его численность достигла 80 тыс. членов, а его влияние на массы стало еще большим. Н а одном из ми­ тингов, созванном им в октябре 1795 г. в Лондоне, собралось около 150 тыс. человек. Правительство Питта провело через п а р­ ламент новый чрезвычайный закон против «мятежной агитации», означавший фактическое запрещение митингов и собраний и еще более расширявший режим полицейской диктатуры. Л иш ь встав на этот путь насилия и полицейского произвола, правительство Питта сумело подавить народное движение, возглавленное К ор ­ респондентским обществом; однако потребовалось еще три года правительственных преследований и репрессий, прежде чем дея­ тельность Общества была полностью прекращена. IQg ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ПЕРЕДОВЫЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ КРУГИ РОССИИ В России передовые общественные круги горячо приветство­ вали Французскую революцию. Понятно, что на том уровне со* циально-экономического развития России, в условиях сам одер­ жавно-крепостнического строя, это движение сочувствия Фран* цузской буржуазной революции не могло быть ни массовым, ни д аж е сколько-нибудь широким. Н о и тогда лучшие, передовые люди России ясно определили свое отношение к революции со ­ вершавшейся во Франции, и выступили со смелыми, революцион. • Habeas Corpus Act — закон о неприкосновенности личности, принятый анг­ лийским парламентом в 1689 г.
ными идеями, оказавшими большое влияние на дальнейшее р а з ­ витие русской передовой общественной мысли. Французская революция вызвала живой интерес разных об­ щественных групп России. Две выходившие в те годы газеты — «Санкт-Петербургские ведомости» и «Московские ведомости» — первое время (до правительственных репрессий 1791 —1792 гг.) помещали на своих страницах самые подробные сведения о про­ исходивших во Франции революционных событиях. В газетах был напечатан полный перевод Декларации прав человека и гражданина, и читатели в самодержавно-крепостнической Р о с ­ сийской империи, еще не забывшие грозной крестьянской войны под руководством Пугачева, с волнением знакомились с докумен­ том, возвещавшим, что «все люди рождаются вольными и в совершенном в рассуждении прав равенстве». В газетах публико­ вались в отрывках или в переложении речи ораторов Учредитель­ ного собрания —Мирабо, Барнава и др. У московских и петер­ бургских книгопродавцов раскупались получаемые ими из П ари ­ ж а демократические левые газеты; «Парижские революции» Прюдома, «Револкщии Франции и Брабанта» Камилла Демулена и другие, а такж е многочисленные книги, брош ю ры , политические плакаты и эстампы, ярко отражавшие бурную политическую жизнь Франции тех дней. Московский губернатор Лопухин писал, что «никогда столько ввозимо иностранных к книгопродавцам книг не было, как ныне». Общественная почва в России в конце XVHI в. была нака­ лена. Стихийные крестьянские восстания, вспыхивавшие на п р о ­ тяжении ряда десятилетий в разны х концах необозримой импе­ рии, вылились в 1773—1775 гг. в крестьянскую войну под предво­ дительством Емельяна Пугачева, поколебавшую казавшийся незыблемым самодержавно-крепостнический строй. Восстание Пугачева было подавлено,, но отзвуки этого мощного народного движения слышались еще в течение десятилетий, ок азы вая влия­ ние на развитие передовой русской общественной мысли. Р ук о ­ водимое смелым революционным публицистом Ф . В . Кречетовым Общество вольное к благоденствию, редакция журнала «Утрен­ ние часы», объединявшая передовых писателей и журналистов во главе с И. Г. Рахманиновым и И. А. Крыловым, Московская публичная библиотека и другие культурно-просветительные учреждения, созданные неутомимым Н . И . Новиковым, представ­ ляли новое поколение русских людей, озабоченных судьбами своего народа и своей страны, осуждавших и клеймивших кре­ постнический строй, господствовавший в Р оссии. В 1790 г. вышла ставш ая знаменитой книга замечательного русского революционера Александра Николаевича Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» . С беспримерной еще в царской России резкостью и силой Радищев обличал в этой книге строй крепостничества и самодержавия, обрекающий на ГЛАВА V. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОПА JQQ
страдания и муки бесправный, закованный в цепи народ. С вдох­ новенной прозорливостью Радищев предсказывал время, когда «рабы, тяжелыми узами отягченные, ярясь в отчаянии своем», подымутся на великую револю ционную борьбу. В знаменитой оде «Вольность», включенной в текст книги, Радищев открыто призывал к свержению и покаранию тиранов-царей: Меч остр, я зрю, везде сверкает. В различных видах смерть летает. Над гордою главой паря. Ликуйте, склепанны народы. Се право мщенное природы На плаху возвело царя. Смелое, глубоко революционное мировоззрение Радищева скла­ дывалось прежде всего под воздействием окружавшей действи­ тельности, и в частности крестьянской войны 1773—1775 гг. Р а ­ дищев, конечно, испытал и влияние передовых мыслителей З а ­ пада, в частности французских просветителей. Н о он во многом шел дальше тех деятелей французского Просвещения, произве­ дения которых он с жадностью читал. Книга Радищева, вышедшая через год после падения ]Басти- лии, перекликалась с Французской революцией, которой бес­ страшный русский револю ционер, естественно, г орячо сочувство­ вал. Екатерина И назвала Радищева «бунтовщиком» еще более опасным, чем Пугачев: он «царям грозитс$Г плахою». П о ее при­ казу Радищев был арестован и приговорен к смертной казни, к о­ торая была заменена ему ссылкой в глухой Илимский острог в далекой Восточной Сибири. Радищев не был одинок. Он имел немало единомышленников и последователей, открытых, имевших смелость гласно высказы­ вать мысли, которые правительство жестоко карало; и еще боль­ ше тайных, не решавшихся рисковать своей головой и выступать публично, но Переписывавших тайком от руки знаменитое «Путе­ шествие из Петербурга в Москву» и в узком кругу восхищавших­ ся великим русским революционным мыслителем. Ф . В . Кречетов призывал к свержению самодержавия и установлению либо республиканского, либо другого общественного строя, обеспечи­ вающего, «чтобы всем быть равными». Он призывал «к великому бунту, такому, которого еще не бывало». П. А. Строганов, при­ ехавший в начале революции в П ар иж и вступивший вскоре там в Якобинский клуб, публично высказывал надежду на то, что он увидит Р осси ю обновленной посредством такой ж е революции, как Французская. П о свидетельству современников, не только представители образованного дворянства, но и люди, вышедшие из низов — из мещанства и крестьянства, выступали в то время с вольнолюбивыми идеями. IJO ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА V. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕВРОГГА Щ ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЕНЦИИ Чем больше симпатий вызывала Французская революция у передовой общественности Европы, тем враждебнее станови­ лось отношение к ней правительств и правящих кругов феодаль­ но-абсолютистских государств Европы и буржуазно-аристокра­ тической Англии. Именно Англия — старый вековой соперник Франции в борь­ бе за торговое первенство и политическое преобладание в З а ­ падной Европе — стала главным очагом злобной и непримиримой борьбы против Французской революции. Правящие круги Анг­ лии — дворянство и значительная часть буржуазии — питали к Французской революции самую жгучую ненависть. Еще в 1789 г. глава английского правительства Питт младший составил мемо­ рандум о политике Англии в европейских делах, основной смысл которого заключался в том, что война с революционной Фран­ цией неизбежна и необходима. Исходя из перспективы предстояв­ шей борьбы с Францией, английское правительство пошло на сближение с Австрией. Не случайно также самое злобное про­ изведение против Французской революции появилось раньше всего на английском языке: в 1790 г. в Англии вышел яростный памфлет Эдмунда Берка «Размышление о Французской револю­ ции», восторженно принятый всей европейской контрреволюцией. Н о Англия поставляла не только идейное оружие контрреволю­ ции, но и собственно оружие, и деньги, и флот, и шпионов, и р аз­ ведчиков. Буржуазно-аристократическая Англия стала застрель­ щиком, ор га низа тором и вдохновителем европейской интервенции против революционной Франции, хотя и оставалась, выполняя эту роль, большей частью в тени. К 1790—1791 гг. реакционные правительства Европы уже утвердились в мысли о необходимости военной интервенции п р о ­ тив Французской революции. Н а д сколачиванием контрреволю­ ционной коалиции усердно трудились Питт, Екатерина II, прус­ ский, австрийский, шведский м онархи и их дипломаты. Мотивы, побуждавш ие правительства европейских монархий спешить с интервенцией против революционной Франции, были отчетливо определены Екатериной П. «Мы не должны,— говорила русская императрица,— предать добродетельного короля в жертву в ар­ варам, ослабление монархической власти во Франции подвергает опасности все другие монархии». Страх перед этой опасностью и толкал Екатерину И, как и других монархов, на путь контрре­ волюционной интервенции. « С моей стороны, — продолжала Е к а­ терина I I, — я готова воспротивиться всеми моими силами. П ор а действовать и приняться за оружие для устрашения сих бесную­ щихся». К осени 1791 г. в заговор против Французской революции были уж е втянуты правительства важнейших европейских госу­
дарств. В сентябре 1791 г. русский канцлер Безбород ко писал; « С прекращением наших хлопот с Пруссией и Англией и заклю­ чением прелиминарий с Портой идет дело между нами, венским, берлинским, стокгольмским, туринским, неаполитанским и мад­ ридским дворами о принятии мер прекратить зло во Франции и зак онное правление монархии восстановить». Речь шла, таким образом , о создании единого общеевропейского фронта против Французской революции. Однак о противоречия и соперничество между самими европейскими державами препятствовали одно­ временному выступлению всех сил или большинства европейских государств против революционной Франции. Тем не менее, провоцируя столкновение с Францией, в част ности р а зж и г а я конфликт между Францией и немецкими владе тельными князьями в Эльзасе, сопротивлявшимися революцион ному законодательству Учредительного со бран ия, контрреволю ционная дипломатия европейских правительств добилась в 1791 г резкого ухудшения отношений Австрии и Пруссии с Францией Н о необходимой предпосылкой для создания контрреволю ционной коалиции было устранение противоречий между самими европейскими держ авам и; долголетняя волчья грызня между ними крайне затрудняла сколачивание антифранцузского блока. Усилия английской дипломатии, игравшей незаметную, но значи­ тельную роль в подготовке интервенции, были направлены п реж ­ де всего на то, чтобы примирить Австрию и Пруссию , соперни­ чавших между собой, и толкнуть их сообща против Франции. 27 июля 1790 г. по соглашениям в Рейхенбахе, заключенным Австрией и Пруссией, были разрешены основные спорные вопро­ сы, разделявшие оба государства (Австрия обязалась прекратить войну с Турцией и др.), и был предрешен вопрос о восстановле­ нии силой ору ж и я власти Австрии над Бельгией. Подавление бельгийской революции было первым опытом вооруженной интервенции европейских держав против порожден­ ных Великой французской революцией народно-освободительных движений. Эта первая п роба сил принесла реакционно-феодаль­ ному лагерю быстрый и легкий успех. Окрыленный удачей австрийский император Леопольд II об ­ ратился к европейским державам с предложением о созыве о б ­ щеевропейского конгресса в Аахене или Спа для организации Совместной интервенции против Французской революции. Кон­ гресс созвать не удалось: по разным причинам Англия и Россия предпочли от него уклониться. Н о уже установившееся на почве подавления бельгийской революции сближение между двумя реакционными монархиями — Австрией и Пруссией — прогресси­ ровало, становилось более тесным. Их все более сближали страх и ненависть к соседней революционной Франц ии. Питт из Лон- дона, Екатерина 11 из Петербурга подталкивали Австрию и Прус­ сию, раздували огонь контрреволюционной войны. JJ2 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
27 августа 1791 г. в замке Пильниц в Саксонии император Леопольд II и прусский король Фридрих Вильгельм II подписали декларацию о совместных действиях помощи французскому мо­ нарху. Пильницкая декларация означала фактически создание первой коалиции феодально-абсолютистских монархий Европы против революционной Франции. ( В развитие Пильницкой декларации 7 февраля 1792 г. между Австрией и Пруссией был заключен договор о сою зе против Ф ра н ­ ции. Каждая из держав должна была выставить против рево- ' люционной Франц ии армию численностью в 40—50 тыс. солдат. Отныне над Францией нависла у же прям ая, непосредственная угроза вооруженного вторжения сил европейской феодальной контрреволюции. Австрия и Пруссия, заключившие военный контрреволюционный сою з против Франции, представляли лишь первые ударные отряды интервенции; за ними стояла вся осталь­ ная контрреволюционная Европа с ее, казалось, необозримыми силами» ГЛАВА VI. ОТ ВАРЕННСКОГО КРИЗИСА ДО СВЕРЖЕНИЯ МОНАРХИИ JJ3 * Глава VI* ОТ ВАРЕННСКОГО КРИЗИСА д о СВЕРЖЕНИЯ МОНАРХИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ 1 октября 1791 г. в Париж е начало свои работы Законодательное собрание, избранное на основе цензовой избирательной системы активными гражданами. Оно состояло в своем подавляющем большинстве из представителей буржуа зи и и буржуазной интел­ лигенции. Поскольку Учредительное со бра ние постановило, что члены его не могут быть избраны в Законодательное собрание, в новом Собрании не оказалось ни одного из выдающихся деяте­ лей предыдущего Собрания. Члены Законодательного собрания в значительной части вышли из рядов муниципалитетов и выборной администрации, созданных за годы революции. В отличие от Учредительного собрания, где известное место занимали представители дворян­ ства и духовенства, Законодательное собрание являлось одно­ родно буржуазным. Он о было настроено более непримиримо к силам абсолютизма, чем Учредительное собрание; но зато еще
яснее обнаруж ивались священный трепет и благоговение, которые испытывали буржуазные депутаты Законодательного собрания перед институтом частной собственности. Отношение буржуазны х депутатов к собственности ясно вы­ разил один из них — Прувер в своем выступлении в Собрании. «Слово „собственность", скажу более: мнение, связанное с этим словом,— говорил Прувер,— является сводом того великого зда­ ния, которое объединяет 24 млн. людей в национальное целое; стоит поколебать этот свод — и здание рушится. Нации уже не будет, останутся лишь индивиду-умы». Партийный состав Собрания отражал происшедшие за годы революции сдвиги в общественном развитии страны. Пра ву ю Законодательного собрания составляли уже не представители бывших привилегированных сословий — сторонники абсолютиз­ ма, а фейяны. Они шли на выборы в Законодательное собрание под лозунгом: «Конституция, вся конституция, и только одна кон­ ституция!» Этот лозунг означал, что крупная буржуазия и ее политическое руководство — фейяны — стремились удержать ре­ волюцию в ра м к ах антидемократической цензовой конституции 1791 г. Они взяли на себя задачу защиты и охраны конститу­ ционной монархии. З а пределами Собрания вожди фейянов — Барнав, Дюпор, Ламет, как ранее Мирабо, вступили в тайную связь с двором и конспирировали с ним вместе против сил ре­ волюции. Фейяны получили в Собрании более 250 мест. Но они опира­ лись, в особенности в первое время, на поддержку центра — с а ­ мой многочисленной (окол о 350), но неустойчивой группировки депутатов, формально не примыкавших ни к одной из борющихся фракций. Большинству фейянов и центра противостояла левая, насчитывавшая 136 депутатов. Левая в большей части состояла из якобинцев. После раскола 16 июля Якобинского клуба и ухода фейянов якобинцы остава­ лись едины в борьб е против фейянов и контрреволюционной п а р ­ тии двора. Н о уже в это время наметились разногласия, воз­ раставш ие с каждым днем, между двумя направлениями внутри Якобинского клуба и среди якобинцев — депутатов Собрания: между сторонниками Бриссо и сторонниками Робеспьера. Первые составляли большинство среди депутатов-якобинцев. По имени их лидера — журналиста Бриссо, редактора газеты «Патриот Франсе», их называли бриссотинцами или (позже) жи­ рондистами '. Среди депутатов-жирондистов был ряд выдающих­ ся ораторов: сам Бриссо, блестящий импровизатор, но неспособ­ ный к упорной борьбе, Верньо, Инар, Гаде и др. Жирондисты были связаны с богатой буржуазией юга и юго-запада Франции ‘ По названию департамента Жиронды, откуда был избран ряд видных де­ путатов этой группы. Распространение термина «жирондисты» на всю груп­ пу единомышленников Бриссо произошло уже после революции. J14 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
И представляли интересы провинциальной торговой, промышлен­ ной и отчасти земледельческой буржу азии. Крайнюю левую Собрания составляла совсем небольшая группа депутатов, политически близких к Робеспьеру. Среди них выделялись Ш аб о , Ба зир, позднее — проницательный, умный, насмешливый Кутон. Крайняя левая помещалась на самых верх­ них скамьях в зале заседаний и отсюда получила название Горы, или «монтаньяров» (по-французски гора —M ontagne). Самый состав Собрания, избранного частично до вареннского кризиса, отражал уже в известной степени вчерашний день рево­ люции. Характерно, что в муниципальных и других выборных ор г ан ах якобинцы были представлены значительно сильнее, чем в Собрании. Байи должен был уступить свое место мэра П ариж а , жирондисту Петиону. Р обеспь ер значительным большинством ' голосов был избран прокурором уголовного суда. Влияние Яко­ бинского клуба становилось все более и более значительным. При том преобладании, которое получили в Законодательном собра нии фейяны вместе с поддерживавшим их центром, было очевидно, что Собрание окажется не на высоте стоявших перед революцией задач. Между тем уже к осени 1791 г. становилось заметно, что революция после некоторого затишья 1790—1791 гг. снова вступает в полосу подъема. Экономическое состояние Франции к концу 1791—началу 1792 гг. ухудшилось. Эмиграц ия придворной знати и высшего ду­ ховенства весьма существенно понизила сп р о с на производство предметов роскоши, занимавшее значительное место во француз­ ской промышленности. Сотни мелких предприятий, занятых этим производством, закрылись, рабочие оказались выброшенными на улицу. Сократились также строительные работы, в хозяйственных делах наступила заминка. Распродажа национальных имуществ проходила успешно. Н о при принятой системе продажи земли преимущественно крупными участками больш ая часть земель попадала в руки буржуазии, а не крестьянства. Крестьянство, вынужденное к тому ж е выполнять неотмененные феодальные по­ винности, открыто в ы р аж а ло свое недовольство. Увеличившийся выпуск ассигнатов привел к начавшемуся обесценению бум аж­ ных денег. Ближайшим последствием обесценения денег был рост дороговизны, прежде всего — на предметы потребления. В связи с восстанием мулатов и негров во французских вест- индских колониях (Сан-Доминго) к началу 1792 г. почти исчезли из продажи колониальные товары, вошедшие в массовое потреб­ ление;— сахар, кофе, чай. Сахар, стоивший 25 су за фунт, под­ нялся в цене до 3 ливров. Резко возросли цены и на другие п ро­ дукты, в том числе на хлеб. Р о ст дороговизны и продовольствен­ ные затруднения прежде всего били по беднейшим слоям насе­ ления-рабочим, ремесленникам, мелкому люду, сельской бедноте. ГЛАВА VI. ОТ ВАРЕННСКОГО КРИЗИСА ДО СВЕРЖЕНИЯ МОНАРХИИ jjg
Уже в январе 1792 г. в Париже возникли волнения рабочих и ремесленников, вызванные ростом дороговизны и отсутствием сахара. В ряде кварталов Парижа, в особенности в предместьях Сен- М а р с о и Сент-Антуанском, рабочие, ремесленники и женщины били окна в лавках и торговых складах, врывались в них и заставляли торговцев продавать продукты по прежним, а не по спекулятивным ценам. В Законодательное собрание поступали многочисленные петиции, требовавш ие установления твердых цен на продукты и обуздания произвола крупных оптовых торговцев и спекулянтов. Н о Законодательное собрание осталось равно­ душным к справедливым требованиям бедноты. Зато оно прояви­ ло большое внимание к жалобам фабрикантов по поводу вздо­ рожания сырья. В соответствии с их требованиями Собрание в феврале 1792 г. запретило вывоз из Франции разного вида сырья. Якобинцы пытались успокоить общественное недовольство горжественной клятвой не потреблять с а х а р а , пока он не поде­ шевеет. Но одновременно и в Париже и в провинции городская и сельская беднота начала властно требовать установления го­ сударственной таксации цен на хлеб, зерно и другие продукты. В ряде департаментов возникли серьезные беспорядки. В феврале 1792 г. в районе Нуайона вооруженные отряды крестьянской бедноты задержали барж и с зерном на реке Уазе и частью распределили зерно между собой, частью пустили в продажу по твердым, установленным ими ценам. Это движе­ ние поддержал Бабеф, будущий руководитель заговора «во имя равенства» . Сходные с этим случаи имели место и в других райо­ нах Франции. Священник Ж ак Ру, будущий вождь «бешеных», священник-якобинец Доливье ул<е в начале 1792 г. требуют уста­ новления твердых цен на продукты и защиты бедняков от п ро из­ вола богачей и спекулянтов. Н а другом полюсе усиливалась деятельность контрреволю­ ционных элементов. Не присягнувшие конституции священники вели контрреволюционную агитацию, увлекая темные, отсталые слои населения. Аристократы, родственники эмигрантов, тайные агенты короля и иностранных правительств плели паутину з а ­ говоров. С ними устанавливали сотрудничество фейяны. Главным центром, цитаделью контрреволюции во Франции оставался королевский двор. После неудачного бегства король возлагал надежды исключительно на иностранную интервенцию. Лицемерно осуждая эмигрантов и иностранные правительства, король и королева поддерживали через секретных эмиссаров связь с ними и торопили их с выступлением. Эмигранты за гра­ ницей обивали пороги европейских м она рхов и государственных деятелей, убеждая их как можно скорее выступить против «взбун­ товавшейся черни». Принц Конде создал в Кобленце 15-тысяч- 116 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ную армию из эмигрантов, открыто хваставшуюся своим наме­ рением вторгнуться во Францию. Общественное раздражение пробив контрреволюционной и антинациональной деятельности эмигрантов и неприсягнувших священников настолько усилшю^ь , что Законодательное собрание было вынуждено при]1яяг-т1ротив них репрессивные декреты. 9 ноя бря 1791 г. был принят декрет против эмигрантов, объявлявший всех не вернувшихся во Францию до 1 января 1791 г. изменниками родины, а 29 ноября был принят декрет против неприсягнувших конституции священников, установивший для них меры наказания. Однако король по совету фейянов нало­ жил на эти декреты вето, и у Собрания не хватило решимости отстоять их. Грозные тучи обволакивали горизонт Франции. Контрреволю­ ция готовила удар извне и поднимала голову в самой стране. После июльского расстрела на М арсовом поле в стране господ­ ствовала реакция. Боевые руководители французской дем окра­ тии — Марат, Дантон — подвергались преследованию и были вы­ нуждены скрываться. Н арод волновался. Слабое, неавторитетное Законодательное собрание колебалось, не находя решения. 20 октября 1791 г. Бриссо произнес взволновавшую Собрание речь. О н призывал Франц ию дать отпор европейскому деспотиз­ му, подготовлявшему интервенцию против революционной Франции. В обстановке грубых провокаций со стороны эмигрантов и поддерживавших их правительств европейских государств было понятно желание патриотов революционной Франц ии дать отпор вызовам, которые ей бросали в лицо. Вот почему призыв ж ирон­ дистов ответить на провокации контрреволюционных прави­ тельств революционной, освободительной войной встретил ш и ро ­ кий отклик в народных м ассах. Однако в условиях, когда внутри страны не была сломлена контрреволюция, когда глава англий­ ского кабинета Питт и действовавшие с ним заодно провокаторы из лагеря феодально-абсолютистских монархий Европы всячески стремились развязать и ускорить интервенцию против револю­ ционной Франции, жирондистская пропаганда войны была не­ своевременна и ошибочна. Интересы революции требовали оттяж­ ки, отсрочки войны. Жирондисты, на словах заботясь о спасении нации, на деле рассчитывали отвлечь массы от внутренних социальных воп ро сов, установить свое политическое господство. К тому же, как представители торгово-промышленной бур­ жуазии, они стремились путем войн передвинуть на север и восток границы Франции и добиться усиления ее экономических позиций в Европе. Король стремился к «малой» войне, рассчитывая, что если она будет победоносной, то укрепит его положение и позволит ГЛАВА VI. ОТ ВАРЕННСКОГО КРИЗИСА ДО СВЕРЖЕНИЯ МОНАРХИИ j
118 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ подавить революцию, а если будет неудачной, то опять ж е ре во ­ люция будет задушена интервентами. Недооценивая патриотизм и революционную решимость французского народа, король наив­ но полагал, что война в обоих случаях принесет ему только выигрыш. Короля в его планах развязывания войны поддержи­ вали военный министр Нарбон н , близкий к фейянам, и Лафайет. Жирондистская пропаганда войны значительно облегчала королю выполнение задуманного плана. Робеспьер и другие представители революционной демокра­ тии поняли, какие опасности таятся за внешней революцион­ ностью и показным патриотизмом жирондистской пропаганды войны. Робеспьер ясно видел угрозу интервенции, но он утвер­ ждал, что нельзя успешно бороться с внешними врагами рево­ люции, пока не сломлена внутренняя контрреволюция. Он при- . зывал к борьб е против контрреволюционных сил внутри страны: « Н а Кобленц, говорите вы, на Кобленц!.. Разве опасность в Коб­ ленце? Нет, Кобленц отнюдь не второй Карфаген, очаг зла не в Кобленце, он среди нас, он в нашем лоне»^ Н о жирондистская пропаганда войны, поддерживаемая искус­ ным красноречием Верньо, встречала тогда сочувственный отклик у масс; они не могли еще разгадать подлинных намерений жи- рондистовт и в какой-то мере призывы жирондистов отвечали патриотическим революционным чувствам наро да , его стремле­ нию дать отпор контрреволюционным интервентам. В марте 1792 г. король сф орм ировал министерство из жирон- ^ дистов. Министром внутренних дел был назначен Р олан — неда­ лекий политик, руководимый своей умной и энергичной женой; министром иностранных дел — ловкий авантюрист — генерал Д ю ­ мурье, один из самых рфяных сторонников войны; остальные в аж ­ нейшие посты были также замещены жирондистами. Фактиче­ скими руководителями министерства были Дюмурье и Бриссо, не вошедший в его состав. Политическим центром жирондистов стал салон госпожи Ролан, умевшей за вечерним чаем в непри­ нужденной беседе ставить на обсуждение важнейшие вопросы ' политики жирондистской партии. Политическая атм осфера в Европе сгущалась. Явственно чувствовалось приближение военной грозы. Реакционно-абсолю­ тистские правительства Европы усваивали по отношению к Ф р а н ­ ции открыто угрожающий тон. Как уже говорилось, в феврале ( 1792 г. Австрия и Пруссия заключили военный сою з против рево- 1люционной Франции. Ни в Берлине, ни в Вене не скрывали, что подготавливаемая интервенция имеет главной целью удушение революции. Однако помыслы организаторов контрреволюцион­ ного похода против Франции отнюдь не были бескорыстными. Пруссия намеревалась отторгнуть от Франции Эльзас. В Австрии * [Робеспьер М. Избр. произведения. М., 1965, т. 1, с. 182.— Ред.]
ГЛАВА VI. ОТ ВАРЁННСКОГО КРИЗИСА ДО СВЕРЖЕНИЯ МОНАРХИИ jjQ . ■=ssssssss^sss.'.f. _'····ΐ·· = =ί=υ·------ - ■-■тг?==^ = = а===дд · думали о том, как бы расширить за счет Франции границы Бель- I ГИИ, которую Габсбурги теперь считали прочно своим владением. I Алчные аппетиты пробуждались и у тех, кто еще выжидал время, i чтобы позже вступить в борьбу, — у Англии, Испании и других 1 соседей Франции. ' В марте 1792 г. умер император Леопольд II, не слишком торопившийся с началом войны против Франции, так как он мало доверял своим союзникам, подозревая их в вероломных кознях. Новый австрийский император Ф ра н ц I был, напротив, полон воинственного за д о ра и не считал нужным скрывать, что спешит поднять меч против Французской революции. Австрия стала цент­ ром подготовлявшейся реакционно-монархическими правитель­ ствами Европы контрреволюционной интервенции против Франции. 20 апреля 1792 г. Франция объявила войну королю Богемии ! и Венгрии — австрийскому императору. Объявляя войну королю, ! Законодательное собрание хотело подчеркнуть этим, что Фран- 1ция воюет не с народом Австрии, а с монархом. Н о так или иначе война началась. С этого дня война на протяжении почти четверти века почти непрерывно потрясала Европу. Франц ия первой объявила войну, но это решительно ничего не меняло в характере этой войны, справедливой и оборонитель­ ной со стороны Франции. Ленин писал; «Весь народ и в особен­ ности массы, т. е. угнетенные классы, были охвачены безгранич­ ным революционным энтузиазмом; войну все считали сп равед­ ливой, оборонительной, и она была на деле таковой. Р ево лю ­ ционная Франция оборонялась от реакционно-монархической Европы »’ . Войну эту подготовили против Франции и спровоци­ ровали при закулисном руководящем участии буржуазно-аристо­ кратической Англии феодально-абсолютистские государства Европы, преследовавшие контрреволюционные и завоеватель­ ные цели. ВОЙНА Французский народ принял декрет о войне с восторгом и воодушевлением. В сознании французского патриота любовь к родине была неотделима от преданности революции. Не слу­ чайно сам о слово «патриот» на языке Французской революции в равной мере означало и «верный сын родины» и «искренний, подлинный револю ционер» . Французские патриоты ждали быстрой и успешной револю­ ционной войны. Вместо этого на фронте с первых же дней нача­ лись неудачи. Французская армия, не вступая в некоторых слу- * Ленин В. И. Поли. собр. соч. , т. 34, с. I9G.
J20 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ чаях да же в соприкосновение с неприятелем, начала отступать. Основная причина военных неудач заключалась в том, что внутренняя контрреволюция, «внутренний Кобленц», как и пред­ видел Робеспь ер, помогал внешней контрреволюции. Командующие армиями Лафайет, Рошамбо, Люкнер не хо­ тели победы и сознательно, преднамеренно облегчали ведение военных действий противнику. Офицерство, в большинстве своем дворянское, было настроено контрреволюционно. Измена про­ ложила себе дорогу раньше, чем войска двинулись в поход. Еще до объявления войны королева Мария-Антуанетта передала австрийцам план военной кампании. Генерал Р ош ам бо вскоре после начала военных действий подал в отставку. Лафайет под­ готовлял удар против С обра ни я и революционных организаций. Французские войска, предаваемые своими генералами и офице­ рами, отступали перед австрийцами, открывая врагу дороги внутрь страны. ' Величайшее негодование охватило французский народ. П р е ­ достерегающие голоса Робеспьера и М арата, к которым плохо прислушивались в марте—апреле, теперь, после поражений на фронте, стали доходить до самых широких масс. Марат, возобно­ вивший издание своей газеты, открыто говорил о б измене. Жи- рондисты,,как ранее фейяны и партия двора, возбудили против него преследование. М арат ушел в подполье, но не прекращал борьбы. Р об есп ьер обвинял, генералов-изменников и жирондистов в предательстве Фр^анцииЛЖирондисты, в свою очередь, утвер­ ждали, что Робеспьер служит Австрии. Разры в между двумя фракциями Якобинского клуба все более углублялся. Н о Р о ­ беспьер, Марат, Дантон не только обличали изменников — они звали народ к самостоятельной, беспощадной революционной войне. Р аз война началась, она должна быть выиграна. Народ отвечал на эти призывы сбором средств и пожертвований, ф ор ­ мированием добровольческих отрядов, массовым вступлением в армию. ! Законодательное собрание под влиянием широкого общест­ венного негодования приняло в конце м а я —начале июня 3 декре­ та: о высылке неприсягнувших священников, о роспуске королев­ ской гвардии и о создании под Парижем лагеря федератов из 20 тыс. человек. Н о король, уверенный в близком успехе интер­ вентов, согласился только на роспуск своей гвардии и отказался утвердить остальные декреты; 13 июня король уволил в отставку жирондистских министров и призвал к власти фейянов. Возбужденный неудачами на фронте, возмущенный вызываю­ щим поведением двора, парижский народ, тайно поощряемый ж и ­ рондистами, предпринял 20 июня демонстрацию против короля. Свыше 20 тыс. парижан, вооруженных пиками, топорами, пал­ ками, ворвались в Тюильрийский дворец, заставили короля на­ деть красный колпак и выслушать угрожающие требования;
«Выбирайте между Кобленцем и Парижем ». Робеспьер и другие демократы-якобинцы не поддержали демонстрацию 20 июня, так как не хотели играть на руку жирондистам. Демонстрация не дала каких-либо реальных результатов. Ее значение было в том, что она ясно показала рост антимонархических настроений народа. Между тем положение на фронтах становилось все более 'угрожающим. Французская армия в Бельгии, находившаяся под командованием маршала Люкнера, располагавшая большими силами, чем австрийцы, и опиравш аяся на поддержку местного населения, без каких-либо видимых причин начала отступать. Люкнер отступил из Бельгии и сосредоточил свои войска у Лил­ ля. Поведение Л ю к н е ра граничило с открытой изменой. Лафайет вместо того чтобы драться с врагом, оставив арм ию , приехал в Париж и потребовал в Законодательном собрании разгона революционных клубов. Тогда как генералы конспирировали против революции, австрийцы продолжали продвигаться вперед, а к берегам Рейна стягивались прусские войска. Генералы и офицеры предавали родину и изменяли своему _ воинскому долгу, двор и королевская партия тайно помога­ ли внешнему врагу; Законодательное собрание, слабое, дряб­ лое, трусливое, бездействовало, тратя время в пустых сл ово­ прениях. В этот ответственный час истории Франции ее интересы и честь, сам ое ее существование были вновь спасены народными массами. Народ понял, что ни на генералов, ни на правительство, ни на Законодательное собрание полагаться нельзя. Н ар од сам поднялся на защиту революционной Франции. Секция (район) Кенз-Вен в П ар и ж е , населенная ремесленни­ ками и рабочими, обратилась с гневной петицией в Законода­ тельное со брание, в которой изобличала внутреннюю измену и грозно предупреждала, что только кровью народа можно смыть преступления тирании и ошибки Собрания. Н о народ понимал, что судьба Франции решается не петициями. По собственной инициативе — и в Париже и в провинции — народные массы под- ’ нялись на борьбу против интервентов. По всей стране прокати­ лось массовое движение добровольного вступления в армию. Н а местах формировались отряды добровольцев-волонтеров. Вся страна была охвачена патриотическим порывом. В П ари ж и на фронт отряд за отрядом следовали волонтеры — федераты, как их стали называть. Проявив такую энергию и инициативу в мобилизации средств для спасения родины, народные ^ а ссы стали требовать и от З а ­ конодательного со бра ни я действенных мер. Под влиянием растущего народного возбуждения За кон од а­ тельное собрание 11 июля приняло декрет, объявлявший оте­ чество в опасности. Все мужчины, способные носить оружие, под- ГЛАВА VI. ОТ ВАРЕННСКОГО КРИЗИСА ДО СВЕРЖЕНИЯ МОНАРХИИ 121
122 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ' ■■ ■■■' ' ■■■ .... — .■ ^==··.· ■ '■ sssaat /лежали призыву. Департаментские и муниципальные органы 'должны были непрерывно выполнять свои функции. Огромный патриотический подъем охватил всю страну. В кратчайшие сроки формировались все новые и новые батальоны добровольцев и с задорной песенкой «Q a ira!» , с воинственной «Карманьолой» на устах по всем дорогам Франции маршировали к восточным границам. В П ар и ж вступали отряды федератов из провинции. Марсельцы пришли с новой «Песней Рейнской а р ­ мии» — гениальным воплощением народного гнева и отваги. Созданная в часы народного воодушевления Руж е де Лиллем в Страсбурге, она была занесена на юг, прошла с марсельскими батальонами через страну в Париж и через несколько месяцев под названием «Марсельезы» стала боевой песнью всего рево­ люционного народа, поднявшегося на защиту своей Родины. НАРОДНОЕ ВОССТАНИЕ 10 АВГУСТА Наро дн о е негодование было не только против иностранных завоевателей, вступивших в пределы Франц ии. Н ар од обрушивал свой гнев и против внутренней контрреволюции и измены, п р о ­ кладывавших врагу дорогу в Париж . Народные собрания, поме­ щения заседаний секций были переполнены; здесь кипели ст р а ­ сти. Народ, понявший, что от него зависит спасение страны, хо­ тел прежде всего обезоп асить тыл. Революционным инстинктом он чувствовал измену и угадывал ее в Тюильрийском дворце. Якобинцы — вожди революционной демократии М арат, Р о ­ беспьер, Дантон организовывали и направляли это могучее на­ родное движение. М ара т, давно уж е разоблачивший контррево- ' люционную и антинациональную роль двора, в начале июня I потребовал, чтобы король и королева были взяты в качестве за- ■ложников. Робеспьер в это же время в своей газете «Дефансер де ла конститюсьон» («Защитник конституции») и в Якобинском клубе бросает и другой лозунг — созыв Конвента. Робеспьер разоблачает Законодательное собрание, он нападает на него за то, что оно «не боролось против опасности, угрожающей оте­ честву», он требует, чтобы Собра н ие уступило свое место демо­ кратически избранном у Конвенту, который изменит и исправит конституцию. Д антон, проявивший в эти дни огром ную энергию, проводит в конце июня в одной из секций П а р и ж а отмену деле­ ния г раждан на активных и пассивных. Это решение секции Французского театра, послужившее примером для других сек­ ций, было подписано, наряду с Дантоном, Шометтом и Мо- моро. Призывы якобинских вождей восторж енно подхватывались массами. Не только в Париже, но и в провинции росло и шири­ лось движение против изменника-короля. Из Марсел я и других
городов В Законодательное собрание направлялись петиции с требованием отречения короля. Крестьяне, почувствовавшие опасность восстановления власти феодалов-помещиков, шли добровольцам и в отряды, поддерживали демократические дви­ жения городов. ] В П ар и ж е в середине июня начали возникать и складываться |Н0 вые революционные органы. Прибывшие в П ар и ж федераты (создали свой центральный комитет, заседавший в харчевнях /«Золотое солнце» и «Синий циферблат». Еще более важную роль ■играло собрание комиссаров секций Парижа. С 23 июня оно стало регулярно собирать ся в здании муниципалитета, явочным по­ рядком присвоив себе права нового революционного органа П а ­ рижа — революционной Коммуны. Руководящая роль в этих ре­ волюционных органах принадлежала якобинцам и кордельерам. «Сколько величия было в этом Собрании! - писал Шометт о Ком­ муне в записках о восстании 10 августа. — Какие высокие порывы патриотизма видел я, когда обсуждали вопрос о низложении короля! Что такое было Национальное собрание с его мелкими страстями... мелкими мерами, с его декретами, задержанными на полдороге... в сравнении с этим собранием парижских секций». Жирондисты были напуганы размахом движения, но, боясь потерять всякое влияние в м ассах, пытались примкнуть к нему, чтобы сохранить контроль над событиями. В то же время ж и­ рондистские вожди — Верньо, Жансонне, Гаде — в эти решающие дни антим онархического движения тайком давали советы к о р о ­ леве, все еще надеясь спасти монархию. В 20-х числах июня требования свержения Людовика X V I становятся все более настойчивыми. Парижские секции, депута­ ции из провинций требуют от Законодательного собрания дейст­ вий. 25 июня на трибуну Законодательного собрания поднялась Клэр Лакомб, провинциальная актриса, одна из будущих руко­ водителей движения «бешеных». Она потребовала отрешения от власти Людовика X VI, отставки Лафайета и заявила о своем желании вступить добровольцем в ряды армии. Такие же или сходные требования исходили от многих патриотов и целых о р г а ­ низаций. Напуганное и растерянное Собрание, утратившее вся­ кий авторитет и реальную власть, все еще пыталось оттянуть неизбежную развязку. В этот момент нарастания революции, 25 июля, был опубли- ' кован и 3 августа стал известен в Париж е манифест командую­ щего армией интервентов генерала прусской службы герцога Брауншвейгского. Герцог Брауншвейгский раскрывал до конца цель иностранного вторжения. От имени австрийского им перато­ ра и прусского короля манифест возвещал, что «соединенные армии намерены положить конец анархии во Франции: восстано­ вить законную власть короля» и покарать бунтовщиков. Мани­ фест предупреждал, что, если король и его семья будут подверг­ ГЛАВА VI. ОТ ВАРЕННСКОГО КРИЗИСА ДО СВЕРЖЕНИЯ МОНАРХИИ J20
нуты малейшему оскорблению , П ар и ж будет предан военной экзекуции и полному уничтожению. Король и интервенты рассчитывали этим манифестом запу­ гать французский народ. Н о они жестоко ошиблись. Манифест лишь вызвал взрыв народного гнева и ускорил и без того неиз-' бежное восстание. В адресе Законодательному собранию комиссары 48 секций Париж а потребовали немедленного низложения Людовика XVI и созыва национального Конвента. Но, уже не возлагая больше надежд на Собрание, трусливо пытавшееся защитить короля, парижские секции с 5 августа стали открыто готовиться к вос­ станию. В ночь с 9 на 10 августа над Парижем загудели колокола, раздались пушечные выстрелы. С полуночи народ начал соби­ раться в секциях, а утром вооруженны е отряды двинулись к Тюильрийскому дворцу. Комиссары секций, провозгласившие себя революционной Коммуной и взявшие всю полноту власти в городе, возглавили движение. Н а подступах к дворцу завязался жаркий бой между восставшим народом и отрядами наемников- швейцарцев. В рядах восставших было убито и ранено около 500 человек, но дворец был взят штурмом. Король отдал себя под защиту Законодательного собрания. Хозяином положения стала революционная Коммуна. Она возглавила восстание народа и привела его к победе. Члены Ком­ муны явились в Законодательное собрание и здесь от имени победившего народа продиктовали Собранию его волю. Людовик XVI лишался трона. Собрание назначило ему рези­ денцией Люксембургский дворец, но Коммуна своей властью арестовала его и заключила в замок Тампль. Был декретирован созыв национального Конвента, избираем ого двухстепенными выборами всеми мужчинами, достигшими 25 лет. Через два дня возрастной ценз был понижен до 21 года. Старые министры к о­ роля были уволены, и С обра н ие назначило новое министерство (Временный исполнительный совет). В своем большинстве совет состоял из жирондистов (Ролан, Серван, Клавьер и др.), но ми­ нистром юстиции был назначен монтаньяр Дантон. Камилл Д е ­ мулен в эти дни писал: «Мой друг Дантон, милостью пушек, стал министром юстиции; этот кровавый день должен был для нас обоих кончиться нашим возвышением к власти или к виселице». 10 августа победило народное восстание. Его важнейшим не­ посредственным результатом было свержение тысячелетней м о­ нархии и ликвидация цензовой антидемократической системы, установленной конституцией 1791 г. Это значило, что народные массы, накладывая отпечаток на развитие революции, способст­ вовали ее углублению. Сила революции состояла в том, что она была движением широчайших м асс, революционной буржу азии, крестьян, плебей­ j24 великая французская буржуазная революция
ства; в том, что она слила воедино демократические и националь­ ные задачи. Развиваясь по восходящей линии, революция всту­ пала в новый этап и все более выявляла свой характер — бур­ жуазно-демократической революции. ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ и ЖИРОНДЫ J25 * Глава VII' БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ БОРЬБА КОММУНЫ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ Ленин учил, что «с прогрессом революции изменяется соотноше­ ние классов в революции» Народное восстание 10 августа изменило соотношение клас­ сов во Французской революции. 10 августа были фактически свергнуты, не только м онархия, но и политическое господство реакционно-монархической фейян- ской крупной буржуа зи и. Фейяны после 10 августа окончательно перешли в лагерь контрреволюции и иностранной интервенции. Лафайет, узнав о происшедшем 10 августа, пытался поднять армию и повести ее на Париж. Потерпев неудачу, он бежал из Франции. Дюпор, Ламет, Талейран и другие вожди фейянов так­ же бежали за границу. Сестра короля Елизавета говорила о Ла- файете накануне его измены: « Он с нами, и теперь мы должны простить ему все». Фейяны превратились в партию контррево­ люции и национальной измены. Руководящ ая роль в Законодательном собрании перешла к жирондистам. Центр, поддерживавший раньш е фейянов, те­ перь отдавал свои голоса жирондистской партии. Но восстание 10 августа,'позволившее жирондистам занять командные позиции, было совершено вопреки жирондистам. Непосредственное руководство народным восстанием 10 августа принадлежало Коммуне и ее политическим организаторам и вдохновителям — якобинцам-монтаньярам. И наряду с двумя о р ­ ганами власти — Законодательным собра нием и Исполнительным советом, после 10 августа возник третий орган власти — револю­ ционная Коммуна, созданная народным восстанием и опирав­ ш аяся на революционный народ. Коммуна, продиктовав Собранию важнейшие решения 10— ‘ Ленин В. И. Полн. собр. соч. , т. 15, с. ?77.
12 августа, сохранила за собой и в дальнейшем роль органа на­ родной власти. Она расширила свой состав, включив по 6 пред­ ставителей от каждой из 48 секций Париж а, создала Наблюда- гельный комитет, ввела в свои органы видных якобинских в о ж ­ дей: Робеспьера, Марата, Шометта, Паша. Коммуна властно вмешивалась в политическое руководство страной. О н а закры ла роялистские газеты, произвела аресты контрреволюционеров и подозрительных лиц. П од ее прямым давлением Собрани е 17 августа было вынуждено издать декрет о создании Чрезвы ­ чайного трибунала для борьбы с контрреволюцией. Сохра нив 10 августа Законодательное собрание и признав его права до со ­ зыва Конвента, Коммуна, однако, не скрывала своего недоверия и враждебности к этому Собранию, уже представлявшему собой политический пережиток. М ар а т открыто называл это Собрани е контрреволюционным. Роб есп ьер в Коммуне и у якобинцев разоб^1.ачал жирондистских вождей. Готовы ли были мириться Законодательное собрание и И с­ полнительный совет с этой новой, сам очинно возникшей властью революционного Париж а? Верньо еще 10 августа произнес зловещие слова: « П ар иж — это только секция государства». Бриссо через несколько дней после восстания народа уже обвинял Коммуну в там, что она узурпирует права и власть, не принадлежащие ей. С тех пор началась ожесточенная борьба между Законодательным собра­ нием и Коммуной. Депутаты С обра н и я обвиняли Коммуну в дезорганизации страны, в злоупотреблениях. Через 20 дней после свержения монархии Собрание обсуждало декрет о ро с­ пуске Коммуны, но побоялось настоять на этой мере. Жирондистское министерство так же пыталось ограничить . Коммуну. Н о оно было бессильно, так как самым влиятельным его членом был Дантон. Жирондисты включили Дантона в состав кабинета, учитывая его популярность в народе и не без осн ова­ ния считая его наиболее приемлемым из монтаньяров. Д антон не участвовал непосредственно в событиях 10 августа, но он понял силу и значение Коммуны и установил с ней сотрудничество. Коммуна в конце августа постановила производить обыски у подозрительных лиц. Д антон ее полностью поддержал. Жирон- ' диеты увидели в этом прямую угрозу себе. Борьба Коммуны и Законодательного собрания скрывала за i собой нечто большее: это была борьба Горы и Жиронды и стоя- I щих за ними классовых сил. i Го ра , или, иначе говоря, якобинцы-монтань,яры, представляла ! те классы и классовые группы, которые не получили еще удовле­ творения всех своих требований в революции и поэтому готовы развивать ее дальше. Это был разнородный блок демократической средней б у рж у а ­ зии, мелкой буржуазии, крестьянства и рабочих. У этих разных 126 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
классовых групп были разные стремления и цели, но их объеди­ няла решимость защищать завоевания революции и двигать ее вперед в борьб е с внутренними и внешними врагами. Не случайно восстание 10 августа было встречено одобрением большинства французского народа и послужило толчком к новому революци­ онному подъему. Жирондисты, как уже говорилось, выражали интересы про­ мышленной, торговой и связанной с земледелием буржуа зии, выигравшей от революции и готовой защищать ее основные приобретения. Н о , представляя собой крупнособственнические элементы, они боялись все более возраставшего влияния дем окра­ тических сил и дальнейшего развития революции, угрож авш его их интересам и положению. Заместив фейянов в качестве руко­ водящей политической партии, достигнув всего, к чему они стре­ мились, жирондисты п ревращ ались в консервативную силу. Мень­ ше чем через месяц после 10 августа Бриссо писал: «...эта рево­ люция должна остановиться, так как иначе ею будет порождено опасение, ниспровергнула ли она все». Жирондист Бриссо, собст­ венно, повторял то же самое, что на более ранних этапах рево­ люции говорили представители иных, уж е побывавших у власти фракций буржуазии: сначала Мирабо, затем Барнав; Бриссо шел вслед за ними. При поступательном ходе революции консерва­ тивная политика торможения революции неизбежно должна была сбросить жирондистов в пропасть контрреволюции. В этом и заключалось существо борьбы Горы и Жиронды Гор а шла с революцией вперед. Ж ир он да пыталась остановить революцию. Развязка была неизбежна. Однако жирондисты все еще сохраняли значительное влияние, особ енно в провинции, политически отстававшей от столицы Жирондисты понимали, что они могут сохранить это влияние и удержать за собой руководящую роль, лишь идя на серьезные уступки требованиям народа. Политическая требовательность народа после событий 10 ав­ густа резко повысилась. Н арод воспринимал свержение м онар­ хии как первый акт ш ироких политических и социальных реф орм . Теперь, когда король-изменник был заточен в тюрьму, народ ож и­ дал практического и быстрого осуществления программных ло­ зунгов революции: «Свобода, Равенство, Братство». Крестьянство по-прежнему оставалось важнейшей силой р е­ волюции, аграрный вопрос — ее главным вопросом. Прошло 3 года революции, а феодальные права в деревне все еще не были уничтожены, крестьянство — в подавляющем большинстве — не получило земли, к которой оно стремилось. Он о давно уже сти­ хийными выступлениями, прекращением уплаты п оборов и ренты выражало свое нетерпение. С начала 1791 г. крестьянское дви­ жение вновь стало усиливаться. Крестьянские общины на п ра в­ ляли в столицу сотни петиций с требованием отмены всех ф е о ­ ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ J27
дальных повинностей, раздела общинных земель. Все чаще в р а з ­ ных частях Франции крестьяне, потерявшие веру в законодате­ лей, сам очинно захватывали и делили между собой общинные земли, прекращали выплату налогов. Нередко дело доходило до столкновений. В одной из петиций в конце августа 1792 г. гово­ рилось: «Если в национальном Конвенте мы не обеспечим себе законом раздела и сдачи в наем этих земель, лесов и лугов, мы навсегда останемся в неволе и в последней нищете. Подумай о себе, о бедной красе сел и деревень. Настал момент твоего благополучия или неволи». Жирондисты знали это и превосходно учитывали, как велика будет роль крестьянских голосов на пред­ стоящих выборах в Конвент, избираемый всеобщим голосова­ нием. Этим и объясняется то, что Законодательное собрание, почти ничего не сделавшее для крестьянства в первый период своей деятельности, теперь энергично занялось аграрным вопросом. 14 августа Собрание по предложению жирондиста Франсуа де Невшато приняло декрет о.разделе общинных земель между крестьянами и о сдаче земель эмигрантов мелкими участками — от 2 до 4 ^ п ^ а « о в — &бессрочное владение крестьад_ам_за. годовую ренту, выплачиваемую в длительный cp o κ ^ Декретом 15 августа Собра н ие отменило все судебные дела, связанньГе с претензиями -феодалов к крестьянам. Декретом 25 августа оно отменило (без выкупа) все феодальные права, о б ­ ладатели которых не могли подтвердить их документами. Августовское а г рар ное законодательство далеко не удовлетво­ рило требований крестьянства, но все ж е дало ему некоторые реальные выгоды. Независимо от расчетов жирондистов оно явля­ лось результатом и следствием народного восстания 10 августа. Жирондисты, проводя эти реф орм ы, надеялись успокоить ими крестьянство и до некоторой степени стабилизировать внутрен­ нее состояние страны. У грожающ ее развитие событий на фронте опрокинуло все эти планы. ВТОРЖЕНИЕ ИНТЕРВЕНТОВ 19 августа прусско-австрийская армия под командованием герцога Брауншвейгского перешла границу и вторглась на тер­ риторию Франции. Н а первой линии она имела около 80 тыс. и в Бельгии, в резерве, еще 40 тыс. бойцов. Французы противо­ поставили интервентам 3 армии под командованием генералов 2 в ноябре 1792 г., когда ситуация уже изменилась, Конвент, в котором еще главенствовали жирондисты, отменил под предлогом недостаточной выяс- ненности декрет о разделе эмигрантских земель. В равной мере остался нереализованным и декрет о разделе общинных земель между крестьяна­ ми; Законодательное собрание даже не определило порядка раздела об­ щинных земель. 128 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Дюмурье, Келлермана и Бирона общей численностью в 82 тыс. человек. Однако среди генералов и офицеров было мною монар­ хистов и тайных друзей эмигрантов, готовых изменить родине и солдатскому долгу. 20 августа герцог Брауншвейгский осадил крепость Лонгви, а 23 августа комендант крепости, расп ола1авшнн семью десятка­ ми пушек и достаточным гарнизоном, сдал Лонгви без боя врагу. Пруссаки двинулись к Вердену — последней крепости, преграж­ давшей подступ к Парижу. 2 сентября Верден пал—дорога на Париж была открыта. Смертельная опасность нависла над Францией. Упоенные успехами интервенты готовились к вступлению в революционную столицу. Англия отозвала своего посла из Парижа и в угрожаю­ щей ноте дала понять, что она готова присоединиться к коали­ ции. Еще ранее Испания заявила Австрии о своем решении на­ чать военные действия на южной французской границе. Против революционной Франции объединилась вся контрреволюционная Европа. В П ариж е и других городах роялисты и контрреволюцио­ неры всех мастей поднимали голову и открыто предрекали близ­ кое падение ненавистного им революционного режим а. В эти решающие дни революционная Коммуна стала душой национальной обороны . О н а подняла на ноги все население П а ­ рижа. Мужчины спешно вооружались и формировались в добро­ вольческие батальоны, женщины шили одежду для бойцов, р а ­ бочие и ремесленники переплавляли церковные изваяния, решет­ ки, свинцовые гробы в пики и другое оружие. Жирондистские вожди в эти часы опасности обнаружили малодушие и колебания. Р олан 28 августа предложил, чтобы Собран ие и Временный исполнительный совет покинули спешно Париж и перенесли свою резиденцию в Блуа. Дантон пылко отверг этот трусливый план бегства и противопоставил ему го­ рячий призыв к борьбе. « Настало время сказать народу, что он всей массой должен броситься на врага» . В эти дни опасности Дантон проявил отвагу, энергию и непреклонную решимость к победе. Он установил тесное сотрудничество с революционной Коммуной и вместе с Робеспьером, Маратом, Шометтом вооду­ шевлял народ на борьбу за спасение отечества. 2 сентября в Париж пришло известие о сдаче Вердена. Рево­ люционная Коммуна обратилась с энергичным врззванием к на­ роду: «К оружию, граждане, к оружию! Враг у порога!» Ком­ муна декретировала набор армии в 60 тыс. бойцов, поголовную мобилизацию всех мужчин. П о приказу Коммуны все заставы города были закрыты; над Парижем снова загудел набат, вы­ бивали дробь барабаны . ДанТон произнес в Собрании горячую речь. Он призывал к борьб е и предлагал наказывать смертной казнью каждого уклоняющегося от защиты родины. Он закончил свою речь словами, ставшими знаменитыми: «Н абат гудит, но это 5 А. 3. Манфред ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ ]29
13Q ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ не сигнал тревоги, это угроза врагам отечества. Чтобы победить их, нужна смелость, смелость и еще раз смелость — и Франция будет спасена». С застав П арижа наспех вооруженные добровольцы — отряд за отрядом — уходили на фронт. Женщины и старики напутство­ вали их призывами к победе над врагом. Н о уже с утра 2 сен­ тября по Парижу шли волновавшие всех слухи о заговоре контр­ революционеров, заключенных в тюрьмы, об ударе, который они нанесут, когда вооруженные мужчины уйдут на фронт. Ночью встревоженные этими слухами на род и добровольцы в порыве негодования направились в п ариж ск ие тюрьмы и приступили к казни заключенных контрреволюционеров. С 2 по 5 сентября в тюрьмах были казнены многие из заключенных врагов народа. Позднее жирондисты создали легенду о сентябрьских убийствах, обвиняя в них якобинцев и многократно преувеличивая число казненных народом контрреволюционеров. Н о в .дни сентября не только якобинцы, но и жирондисты не посмели обвинять народ. Они понимали, что в часы страшной опасности для П ар иж а, для Франции этот стихийный народный террор был актом защиты ре­ волюции против подготовлявшегося мятежа контрреволю цио­ неров. Отряды волонтеров вливались в регулярную армию, преграж ­ давшую путь пруссакам. Волонтеры шли навстречу врагу, огла­ шая дороги боевой «Карманьолой». Уверенный в победе, придерживавшийся рутинной тактики, герцог Брауншвейгский медлил. Он дал возм ожность соединиться 19 сентября армиям Келлермана, Бернонвиля и Дюмурье. 20 сен­ тября у возвышенности Вальми французская и прусская армии стали лицом к лицу. Силы были почти равны, но прусские ко ­ мандиры были уверены, что у же первые выстрелы разгонят весь «революционный сброд». Прусский король дал приказ начать атаку. Развернутым строем пруссаки бросились на позиции французов. С возгласами: «Д а здравствует нация!» — француз­ ские патриоты ринулись навстречу врагу. Атака была отбита. Была отражена вторая атака, в бой вступили пушки. Хлынувший к вечеру ливень прекратил сражение. Пруссаки отступили. 20 сентября при Вальми революционная Франция одержала пер­ вую победу над контрреволюционной европейской коалицией. Победа при Вальми окрылила французов. Через несколько дней французские войска, перейдя в наступление, вступили на территорию Бельгии. 6 ноября в битве при Жемаппе французы зазбили австрийцев и заняли средний Рейн, овладели Аахеном, Зормсом, Франкфуртом . Н а юго-востоке французы вступили в Савойю. Франция была спасена. Более того, в справедливой револю­ ционной войне она о д ерж а л а блистательные победы над контр­ революционной Европой,
ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ J3J ** ............... — ''. — "_— = ==== КОНВЕНТ 21 сентября, на другой день после победы при Вальми, от­ крылось первое заседание Конвента. П о предложению Колло д’Э рбуа Конвент под гром аплодисментов декретировал отмену королевской власти во Франции. «Дворы — это мастерские пре­ ступления, очаги разврата, логовища тиранов. История королей - это м артиролог наций!» — воскликнул конституционный спископ- якобинец Грегуар. В тот же день народу было объявлено п ро­ возглашение республики. О зар ен на я славой Вальми, республика была восторженно принята страной. День 21 сентября по реше­ нию Конвента стал начальной датой «новой эры» — IV года св о ­ боды, первого года Республики. В Конвент было избрано 750 депутатов. Правую Конвента со ­ ставляли теперь уже не фейяны, а жирондисты. Жирбндисты имели около 200 мест; за них голосовала главным образом про­ винция. Левую Конвента составляли депутаты Горы — якобинцы; их было избрано около 100 человек. Н о знаменательно было то, что Париж отдал свои голоса якобинцам; от Парижа были избраны Робеспьер, М арат, Дантон, Камилл Демулен, Колло д’Эрбуа, Бийо-Варенн и др. Большинство Конвента составляли депутаты, форм ал ьно не примыкавшие ни к Горе, ни к Жиронде и получившие иронЛе- ское название Болота, или Равнины. Болото шло за TeMii, кто был сильнее; на первом этапе оно составляло опору Жиронды. П о своему положению депутаты Конвента в большинстве при­ надлежали к буржуазии и буржуазной интеллигенции. Незави­ симо от своего положения они защищали частную собственность. Не случайно, что уже на первом заседании Конвента Дантон предложил в качестве формулы примирения декрет, объявляв­ ший, что «всякая земельная, личная и промышленная собствен­ ность будет вечно поддерживаться». В обстановке большого национального подъема, вызванного победой революционного оруж ия и провозглашением республики, якобинцы стремились к созданию национального единства и го­ товы были идти на перемирие с жирондистами. Вожди якобин­ цев — Робеспьер, Дантон, Марат понимали, что жестокая война с реакционной Европой только начинается и без единства всех сил народа невозможно достижение победы. Жирондисты, упоенные своими успехами на выборах, главен­ ствуя при поддержке Болота в Конвенте и Исполнительном с о ­ вете, напротив, стремились к сокруш ению своих противников. Они первыми возобновили борьбу, бросив якобинцам лживое обви­ нение в организации сентябрьской «расп равы » с контрреволю­ ционерами, стараясь представить их как дезорганизаторов, об­ виняя Робеспьера, Дантона и Марата в стремлении к уста­ новлению диктатуры «триумвирата». Жирондисты настояли на
упразднении Чрезвычайного трибунала; создали комиссию для расследования сентябрьских событий, с помощью которой р а с ­ считывали расправиться со своими противниками; вынудили Дантона уйти из министерства. Жирондисты открыто выражали свое недоверие и враждеб­ ность революционной столице. По совету Манон Ролан они пы­ тались создать департаментскую страж у — вооруженную силу из провинции, противостоящую революционному Парижу. «Париж должен пользоваться одной восемьдесят третьей влияния, так ж е как и всякий другой департамент», — заявил в Конвенте жирон­ дист Л асурс. Назначив перевыборы Коммуны, жирондисты р а с­ считывали на успех, но потерпели поражение. Новый состав Ком­ муны, собравшийся в декабре 1792 г., был еще более революцион­ ным; прокурором Коммуны был избран Шометт — мужественный и умный защитник интересов плебейства, его заместителем — Эбер, редактор газеты «Пер Дюшен» («Отец Дюшен»), повер­ нувший с конца Ι79Ι г. к монтаньярам. Монтаньяры не остались в долгу и сам и перешли в наступле­ ние. 10 октября Бриссо был исключен из Якобинского клуба. Это привело к выходу из него всех жирондистов как в Париже, так и в провинции. Жирондисты, уже ранее ослабившие свои связи с клубом, .после выхода из него не создали новой организации; их лидеры продолжали собираться в салонах у Манон Ролан, сохранившей негласно большое влияние на жирондистское ру ко­ водство, и у госпожи Доден — жены администратора Индийской компании. Якобинский клуб после второго ра ско л а, после очищения от фейянов и жирондистов, окончательно определился как полити­ ческая орг анизация революционной демократии. Сила якобинцев в их борьбе против Жиронды заключалась в их тесной связи с народом и в защите его интересов, в предан­ ности революции и готовности идти до конца в осуществлении ее задач. Ленин писал: «Историческое величие настоящих яко­ бинцев, якобинцев 1793 года, состояло в том, что они были „як о­ бинцы с народом**, с революционным большинством народа, с ре­ волюционными передовыми классами своего времени»^ Марат неизменно защищ ал интересы беднейшего населения и привле­ кал внимание к его социальным нуждам: «Прежде чем думать о свободе, надо думать о том, чтобы остаться живым»,— писал он. Робеспьер разоблачал стремления жирондистов устранить народ от влияния на ход революции. «Граждане, неужели вы хотите революцию без революции?» — спраш ивал он депутатов Конвента в ноябре 1792 г., раскры вая намерение жирондистов ограничить определенными рамками могучее движение народа \ 3 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 32, с. 216. 4 [Робеспьер М. Избр. произведения. М. , 1965, т. 2, с. 95.— Ред.] J32 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Из многочисленных вопросов, служивших предметом полеми­ ки между Горой и Жирондой, к концу 1792 г. наибольшую остро­ ту приобрел вопрос о судьбе короля. Как поступить с королем? Со времени заключения Людовика XVI в Тампль этот вопрос ждал своего разрешения. Измена короля была очевидна. Но в ноябре 1792 г. в тайном ш кафу в стене Тюильри были найдены и документальные доказательства его сообщничества с врагами Франции: секретная переписка с иностранными дворами и эмигрантами, различные контрреволюционные и интервенцио­ нистские планы и т. п. Еще ранее этого — в сентябре и октябре - различные народные общества в Париже и провинции, и в осо­ бенности П ар иж ска я коммуна, стали требовать от Конвента суда над королем. Якобинцы горячо поддержали эту инициативу народа й при­ дали ей характер главного политического требования. Ж иро н­ дисты, напротив, всячески старались обойти этот вопрос или от­ срочить его решение на неопределенное время. Подобно тому как фейяны пытались в июне — августе поддержать и спасти падаю ­ щую м онархию , так теперь жирондисты стремились спасти жизнь Людовику Капету. Для обеих сторон было ясно, что дело не в личной судьбе бывшего короля, а в политическом смысле п ро­ цесса над ним. Покарать короля значило двинуть революцию дальше; освободить его от наказания значило остановить рево­ люцию в определенных пределах. К этому-то и стремились ж и ­ рондисты. Н о, после того как были найдены секретные материа­ лы, они не могли оттягивать дальнейшее обсуждение вопроса. В ноябре судьба Людовика X V I стала главной темой дебатов в Конвенте. ’ Якобинцы требовали казни короля, подчеркивая прежде всего политический смысл этого акта. Пылкий и непреклонный Сен- Жюст, твердостью, умом, безграничной преданностью революции завоевавший любовь и уважение якобинцев, говорил в Конвенте; «Король должен быть судим как враг; его надо не столько судить, сколько поразить... Процесс должен вестись против короля не за преступления, совершенные им во время управления, но за то, что он — король...» . Робеспьер требовал казни Людовика XVI как изменника нации и вр ага человечества. В декабре Людовик X V I был предан суду Конвента. Король избрал как метод защиты грубое отрицание непреложных ф а к ­ тов; процесс показал их полную неопровержимость. Жирондисты, понимая невозможность хоть сколько-нибудь реабилитировать бывшего м онарха, предложили передать приговор на решение народа, т. е. первичных собраний. Якобинцы поняли этот маневр и настояли на отклонении Конвентом жирондистского предложе­ ния. С целью заставить ка жд ого депутата определить свое лицо М арат добился, чтобы решение Конвента о короле было постав- л'-*но на поименное голосование. П о последнему (третьему) ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ Ι33
вопросу, О мере наказания королю, из 721 голосовавшего депу­ тата 387 депутатов подали голос за безоговорочную смертную казнь. После голосования группа жирондистов во главе с Бриссо предложила отсрочить приведение в исполнение п риговора ввиду опасных международных последствий этого акта. И з Англии И Испании действительно раздавались угрожающие предостере­ жения. Н о Конвент отверг этот новый маневр жирондистов. 21 января 1793 г. Людовик X V I был гильотинирован. Револю­ ционная Франц ия швырнула к подножиям европейских тронов голову казненного короля. 134 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ' ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ_ В КОНЦЕ 1792— НАЧАЛЕ 1793 г. Война резко ухудшила экономическое положение Ф р а нций. Оккупац ия неприятелем пограничных департаментов в н ачале войны, создание больших армий, требовавц|.и_х_снабжения и пи- тания, непрерывно растущие расходы на войну, нарушение.обыч- ных хозяйственных'Твяз~еи.. породили се р ьезные экономические затруднения. Некоторые отрасли промышленности, как, напри­ мер, лионсйая’ шелковая промышленность, производство предме­ тов роскоши, лишившиеся своих обычных потребителей, прекра­ тили или сократили производство. Тысячи рабочих и ремеслен­ ников остались без заработка. Нарушились и сократились торговые об ороты. Чтобы покрыть растущие расходы на войну, жирондистское правительство, не желая облагать налогом круп­ ных собственников и затрагивать их интересы, стало на путь не­ прерывных эмиссий. Количество пущенных в обращение ассигнатов уже не обеспе­ чивалось национальным имуществом; ассигнаты резк о падали в цене. С осени 1792 г. они пали более чем на 40% стоимости. Следствием этого был быстрый рост дороговизны на предметы потребления, в особенности на хлеб, и исчезновение их с рынков. Хлеба в стране было еще достаточно, но крупные землевладель­ цы и крестьяне, располагавшие хлебом, не хотели продавать его за ассигнаты. Спекулянты, скупавшие зер но оптом и по низким ценам, задерживали его, не выпускали на рынок, рассчитывая нажиться на изменениях денежного курса. Чтобы обеспечить армию . Временный исполнительный совет еще 4 сентября 1792 г. по инициативе Парижской коммуны издал декрет, разрешавший проводить реквизицию сельскохозяйственных продуктов. О п а ­ саясь реквизиций, зажиточные крестьяне стали вообще скрывать свой хлеб или держ ать его необмолоченным. Вызванные всем этим дороговизна и исчезновение хлеба и других продуктов с рынков били прежде всего по рабочим, ремесленникам, город­
ской и сельской бедноте. Н е имея средств покупать хлеб и п ро ­ дукты по взвинченным ценам, они были обречены на голод. У ж е с осени 1792 г. в Конвент поступало множество жалоб и сообще­ ний о том, что народ голодает. По-прежнему неразрешенным оставался один из коренных BonTTOCQg рсткшрдии — аграрный вопрос. К рерь янское движение. усилившись с 1791 г.. нарастало в 1792 и 1793 г. В департаментах Нор, Эр , Мерта, Гар и других раздел общинных земель принял весьма широкие размеры. В департаментах Сена и У аза крестьян­ ские выступления по своему разм аху стали приближаться к вос­ станию. Острь!^ формы .принимала также борьба вокруг продажи национальных имуществ. В самой деревне усиливались противо- речш пг’борьба'мёжду верхним, зажиточным· слоем и остальным крестьянством. В петиции жителей Брей (департамент Э р ) в октябре 1792 г. говорилось; «Отмена десятины пошла на пользу одним лишь зажиточным земледельцам, которые в настоящее время прибирают к рукам все зерно и все корма». Среднее крестьянство и беднота все еще оставались неудовлетворенными в своих требованиях. Они требовали полного уничтожения всех феодальных повинностей, они требовали земли. Неразрешенность аграрш)го вопроса, рост дороговизньт про­ довольственная нужда об о стрили классовую борьбу. С сентября 1792 г. в ТТариже и в ряде департаментов начались народные волнения. В ряде мест батраки и сельская беднота соверщали нападенйяТ1а склады зерна, останавливали и захватывали транс­ порты с хлебом. Рабочие оргянизовывяли стачки, добиваясь по­ вышения зара_ботной платы и установления твердых цен на про- _ дукты. Это требование таксации цен становилось все б олее популярным среди плебейства. В Туре уж е в сентябре 1792 г. беднота добилась установления таксы на хлеб. В Лионе женщи­ ны врывались в лавки и платили за продукты по ценам, которые они сам и определяли. Требуя установления максимума (предель­ ных твердых цен) и государственной защиты интересов бедняков, плебейство в то ж е время выступало с обвинениями против спе­ кулянтов, скупщиков, богачей, наживающихся на страданиях народа. Парижская коммуна еще в августе требовала смертной . казни для «людей, спекутаруготцтгнатгяроДйых белствия'х»- Обострение классо во й борьбы, продовольственная нуж;^я и общественный подъем, рожденный_свержением м онархии и сп р а ­ ведливой- обордн ^ л ь 1Гой^вЬйной, способствоваЛи~Т1робу^дению~ особых, отличных ог'буржуазвдх, классовых стремлений п лебе!^ ства. Социальные стремления этих беднейших общественных групп протлш гись еще в весьма неотчетливой форме, но в них уж е'слы ш ал ся протест против имущественного неравенства и ясно выражалась тяга к созданию не юридического, а подлинного равенства. Так, видный кордельер Моморо, посланный комисса­ ром в Нормандию, распространил там написанную им новую ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ
Декларацию прав, в которой он, признавая неприкосновенность промышленной собственности,· брал под сомнение земельную собственность. Священник Птижан в Ш ере призывал прихожан добровольно отказаться от своего имущества и разделить все земли. Никола Бонвилль, один из руководителей «Социального круж ­ ка», в книге « О духе религии» излагал способ подготовки всеоб­ щего передела земель. «Единственно возм ож ное средство прий­ ти к великому социальному согласию» заключается в разделе земельных наследий на равные и определенные части между детьми покойного и в призыве к, разделу остального между всеми другими родственниками. Материалист и безбожник Сильвен Мареш аль, будущий участ­ ник «заговора равных» Бабефа, требовал во время войны «обла­ гать только богатых пропорционально нуждам отечества». Он считал, что по окончании войны необходимо «произвести уравне­ ние имуществ, которое уничтожило бы порочный принцип пре­ имуществ богатых над бедными». Лионец Л а н ж в выпущенной в конце 1792 г. бро ш ю ре предлагал систему государственного распределения всех хлебных фондов. эти^выступления, облеченные в фод^му мирных мечтаний, или требования «аграрш го закона», декретирующего передел земел^, о т р ж к а Ж 1 :трём'ле1Гия"обшественных низов к созданию общества социального равенства. При всей их утопичности эти проеетй' и планы, выходящие за рамки задач буржуазной рево­ люции, являлись выражением могучего неосознанного стремле­ ния городских и сельских низов к высшему, лучшему обществен­ ному строю . Интересы плебейства о т2а ж ал а и группа народных агитато- ров: Ж ак Ру, Варле,"Теофйль Леклер, Клэр Лаком б и другие,— получившая от жирондистов прозвище «бешеных». Все буржуаз­ ные историки — не только открытые реакционеры типа Тэна, но и либералы, как О лар , — относились враждебно к «бешеным», искажали их образ и их роль в революции. _ « Б е шеные» были одной из самых левых групп демократиче- ск^г(Глагёря во время Французстой б^ф жу ^ н о и ^революции. Свя­ щенник'ЖаТГФу7*сын~пехотног0 лейтенанта, окончил духойную семинарию в маленьком провинциальном городке. Некоторое время он был в этой ж е семинарии преподавателем физики и философ ии, а затем стал приходским священником в своей р о д ­ ной области Ангумуа. В проповеди своим прихожанам «Триумф храбрых парижан над врагами общественного блага», напеча­ танной им вскоре после событий 14 июля 1789 г., он восторженно славил начавшуюся революцию. В январе 1791 г. Ж ак Ру пе­ реехал в П ар и ж , принес установленную для духовенства присягу и получил должность священника в церкви святого Николая на Полях, в секции Гравилье, 136 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
В ЭТОМ районе, населенном рабочим и ленточного производ­ ства, бедными ремесленниками, мастеровыми и подмастерьями, особенно страдавшими в эти годы как от внедрения машин, так и от сокращения спроса, Ж ак Ру близко познакомился с жизнью, нуждой и горестями городской бедноты. Тяж ел ая, беспросветная жизнь тружеников, измученных изнурительной работой и веч­ ной нуждой, произвела на него огромное впечатление. Священник делился своими скромными достатками с беднейшими из своих прихожан. Н о Ж ак Ру понимал, что благотворительностью не­ во зм о ж но улучшить положение всех обездоленных, что должны быть найдены другие пути и средства для уничтожения нужды, давящей честных рабочих. Он вступил в члены Клуба корделье­ ров, сблизился с Маратом, которого некоторое время скрывал у себя на квартире. Весной 1792 г. Ж а к Ру читал в своей церкви, а затем и в других церквах «Речь о средствах спасения Франции и свободы» . В этой речи он выдвинул идеи, подхваченные затем и другими представителями бедноты и плебейства. « Нет боль­ шего преступления, чем наживать ся з а счет народных бедствий и производить ростовщические сделки, вызывая слезы и р а зор е ­ ние народа. Нация, сбросившая с себя иго тирана, должна обру­ шиться на жестокие происки аристократии богатства». И Ж ак Ру требовал введения смертной казни за спекуляцию предметами потребления и звонкой монетой, покарания барышников и спе­ кулянтов, «строгих законов в отношении хлебной торговли». С этого времени Ж а к Ру стал весьма популярным руководи­ телем бедноты П ари ж а . Его влияние выходило за пределы сек­ ции Гравилье; к его голосу прислушивались в других плебейских кварталах столицы. В декабре 1792 г. от секции Гравилье он был избран членом Парижской коммуны. Теперь он часто про­ износил речи, составлял петиции, выступал перед Конвентом. Его смелые и справедливые, но резко сформулированные тре­ бования, в которых звучало нетерпение измученных голодом р а ­ бочих и вообще бедного люда, вызывали раздражение, а позже — и ненависть жирондистов и всех собственнических элементов. Н о «бешеные» упорно продолжали борьбу. Ру, Леклер, Вар- ле, Л а к о м б в своих выступлениях настаивали на удовлетворении социальных требований беднейших общественных групп. П о мере обострения продовольственного кризиса и роста народной нуж­ ды они все настойчивее добивались введения максимума и обуз­ дания скупщиков и спекулянтов террором. «Бешеные» неприми­ римо выступали против «аристократии имущих», против засилия богачей. Однако и «бешеные» в своей критике буржуазного строя оставались на почве частной собственности; все их социальные требования относились к области распределения, не затрагивая сферы производства. Агитация « бешеных» весной. 1793 г. имрля большой успех среди плебейства П ариж а и отчасти Лиона. Требования максиму- ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ jgy
ма все чаще повторялись, в петициях и решениях секций^ на собраниях народных обществ, на улице — в очередях у хлебных лавок. В феврале и марте _1793 г. из-аа. _др-одоводь€твенной нужды в П ар и ж е пррисх5дили _на_р0дные-В0лнения. .Женщины, рабочие, ремесленники требовали обуздания спекулянтов и установления твердых цен на продукты питания. Ж и р о ндисты относились к «бешеным» с ненавистью и трави­ ли их. Они безоговороадо отвергали их требования максимума: малейшее о г р а ничение ~^^яйствеяной~~свЬ5одь1 и инициативы собственника'казалось им чуть ли_ не преступлением,. Они хотели переложить все издержки войны на Ълечй народа, не поступаясь интересами буржуазии. В социальных лозунгах бедноты они ви­ дели прежде всего угрозу неприкосновенности собственности. Не случайно в это время жирондисты часто заменяли старую ф ор ­ мулу революции: «Свобода, Равенство, Братство» — новой: «Сво­ бода, Равенство, Собственность». _ Яшбинцы_то^ относились отрицательно и к «бешеным», и к пропагандируемому ими т[^бпвянию мякгимумя БупучиТто^ ронниками широкои^^уржуазншГ демократии, "они Лст^емидись- осуществлять ее^во'всех обл^тях , в том числе и в. сФере эконо-· мических ^)тношений. В максимуме они видели нечто «староре­ жимное» — возврапг·дореволюционной государственной регла­ ментации, противоречившей принципам политической и эк ономи­ ческой свободы. Н о , в отличие от жирондистов, якобинцы, связанные с народными массами, были восприимчивы к голосу народной нужды, В особенности это относилось к той группе левых яко^^ниев (Шометт^^ мэр П ар иж ско й коммуны, бывший военный министр Паш, мэр Японской коммуны Ш алье'и др.), которые были близко связаны с санкюлотами и 'защищали их интересы. Шометт под­ черкивал, что «бедняки, так же как и богатые, и в большей сте' пени, чем богатые, совершали революцию»; И он указывал на'то, что «не существует больше справедливого отношения между по­ денной заработной платой и ценой предметов первой необходи­ мости». Л евые якобинцы уже приближались к поддержке тре- бования максимума. , . Н о и\вояда_якобинцев Робеспьер, М арат, Сен-Жюст' не могли оставаться равнодушными к требованиям масс. Они убеждались, что нужны срочные меры, чтобы ослабить нужду санкюлотов. Они не могли также игнорировать того, что острие критики «бе­ шеных» было направлено против жирондистов, с которыми они вели ожесточенную войну. У же.в марте 1793 г. якобинцы изме­ нили открыто враждебное отношениеЛГтребованию максимума и заняли выжидательную,, ор'зицию. Дальнеиш^ее обострение внешнеполитической й классовой борьбы до^ привести^ якобинцев к изменё^нию их политики. 138 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА VII. БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ J39 ВОССТАНИЕ 31 МАЯ — 2ИЮНЯ 1793 г. В марте 1793 г. внешнее положение республики резко ухуд­ ш илось'.' Англия,"И'спания.' ~Толландия использовали казнь Л ю- ^ довика Х УТ'~как повод для открытого присоединения к контр- ' революционной коалици!^ Для правящих кругов Англии окку- п т 1ия'. ф ^нцузам и Бельгии й~уста~новление контроля над~устьем Ш ельды были неизмеримо важнее гибели французского короля. Ан'глия' видела в этом опасность уШ1¥ни101Мйтй'ческог эко­ номического влияния^ф£^^ Правительственные к ру­ ги Англии и других’ государств были весьма встревожены и_угро-..' ЗОЙ распространения революцииΈ Европе! ........... “В ТТШ г. в Бельгии, во Франкфурт'е-на-Майне и в прирейн- ,ских провинциях французских солдат встречали восторженно как освободителей. Савойя и Ницца добровольно присоедини­ лись к Франции. Революционная армия республики вступала на •землю Европы с лозунгом: «Мир — хижинам, война — дворцам». /Рейнская армия Кюстина расп ространяла «Призыв к угнетенной . Германии» . 19 н оября Конвент принял декрет, предлагавший братскую помощь «всем нациям, которые пожелают добиться свободы». В конце ноя бря при приеме делегации ирландцев - в Конвенте председательствовавший Грегуар произнес знамена­ тельные слова; «Жребий брошен! Мы кинулись в борьбу! Все правительства — наши враги, все народы — наши союзники; или мы будем уничтожены, или человечество станет свободным» . Англия. Пруссия, Голландия, Испания, Неаполь, Сардиния, •вся Священная Римская империя германской нации,"множество мелкйХ'тотгударс1'в~объедйНйлт1 свои силы дляГборьбы п^ротив -рё'волюционной Франции. З а ними“стояла могущественнан Р о с ­ сийская империя, еще ранее разорвавш ая все связи с Францией. Ф ранцузская республика была блокирована и изолирована. Вес- ноиТ793 г. 'она вступила в единоборство почти со всей реакцион- ной Европой. Жирондисты, с легким сердцем шедшие навстречу войне, ока- з^ал!^" бднак07 неспособными организовать национальную'2обо- ' ^ н у . В место того~^о5ыГ поднять весь народ на борьбу с при­ умножившим ' сво и силы врагом, они продолжали р ^ з ^ ш г ^ фракционную борьбу с якобинцами и отстаивали свою прежнюю антидемократическую политику, игнорируя нужды и требования ■народа. Декретированный Конвентом наб ор в apMHio_JQQ_ тыс. солдат про5одТ1ЛБя ТЩостаточно'энергичн~0' и в' западных депар- тамен'тах встречал сопрОтиуеТШЕ Β·1ϊ1ρτΓ·1Τ93·ϊ\ вспыхнул контрреволюционный мятеж в В а н ­ дее, Ьыстро~Т1дгектгаУвшийсЯ· в~с енери^западныё'области —Нор- мандию, БретаньГ^то были экономически наиболее отстаЛИбГ чТ1сто“ "аграрные обМстй~Франции, где
шее еще во многом патриархальные пережитки, было восприим- . 41180 к контрреволюционной агитации дворянства и духовенства. Ж иро ндистское п^вительство не приняло быстрых мер для по- давлёния мятежа в зародйиге,*1Г"<тн-1ггя^ли р асп г. В марте стало угрожающим положение и на фронтах. Поль­ зовавшийся поддержкой жирондйсто¥'Д1о¥>ф~ьё~упуста время для наступательных действий; вторгшись с опозданием в Гол­ ландию, он потерпел ряд серБёзных^Яёудач 'И Тв м арта при Н'еер- тй1ёрь1кё~он"окончательно раскры л свои карты; он а р е стовал комиссаров Конвента, вступил в переговоры с австрмцами, обе­ щ ая им“ очищение занятой территории итисстаттовлши'е м о н а р ­ хии, и пытался повести армию на П ар иж . Потерпев :йеудачу, он бежал в лагерь врага. Измена Дю мурье не была только его личным предательством. Как в свое время измена Лафайета символизировала п ревра­ щение фейянов в партию контрреволюции и национальной изме­ ны, так в 1793 г. измена Дюмурье свидетельствовала о скаты­ вании жирондистов к контрреволюции. Монтаньяры с большим основанием возлагали ответственность за измену Дю мурье на жирондистов и их правительство. . французам пришлось оставить Брюссель и очистить Бельгию. Одновременно ар'йия~Кюстина под натиском врага начала от­ ступать из ГёрмаШш. Вс~ё завоеванное было потеряно; войска интервентов вновь подходили к границам Ф р а н ции. Перед лицом опасности, еще более грозной, чем в 1792 г., якобинцы снова взяли на себя организацию обороны республики. 10 мартГ по предложеникГДантона был организован Чрезв'ы- чайный трибунал для борьбы с контрреволюцией 6 апреля, после измены Дюмурье, Конвент декретировал организацию Ко­ митета общественного спасения из 9 членов, получившего право контроля над Исполнительным советом и ш ирокие полномочия. Большинство Комитета состояло из жирондистов, но самым влия­ тельным его членом был Дантон — единственный из видных мон­ таньяров, умевший находить общий язык с жирондистам и. Лкобинпы снова выступили застрельшиками мобилизации всех_£ил народа на борьбу за спасение^отёчёетиа. Якобинские комиссары на ф"ронте И В Департаментах властно вмешивались в дело организации обороны , воодушевляли солдат, призывали народ к жертвам во имя спасения родины. Вопреки сопротивле­ нию жирондистов якобинцы провели в КонвёйЛСе решение о р еор ­ ганизации армии. П о проекту якобинца Дюбуа-Крансе, поддер­ жанного Оен-Жюстом, Конвент постановил провести в армии_так называемую «амальгаму» — объединение батальонов волонтеров и линейных чягтрй в ~единпе ноинское соединение — полубригаду. • Вскоре он был переименован в Революционный трибунал. 140 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Эта мера должна была одновременно укрепить и революцион­ ный дух, и дисциплину в армии. Н о для якобинцев становилось день ото дня все яснее, что сплочение народа для победы над врагом невозможно без удовлетворения главных требований санкюлотов. Якобинский комиссар Жанбон-Сеит-Андре в конце марта 1793 г. писал из провинции: «Настоятельно необходимо дать возможность жить беднякам, если вы хотите, чтобы они помогали нам закончить революцию. В экстренных случаях надо считаться только с ве­ ликим законом общественного спасения». Жанбон-Сент-Андре выраж ал мнение, господствовавшее среди якобинцев. Беднота требовала максимума, и якобинцы, недавно еще отвергавшие его, теперь поняли, что нельзя дольше противиться требованиям санкюлотов. В начале апреля Коммуна, возглавляемая Шомет- том, решительно поддержала требование максимума. При о б ­ суждении в Конвенте вопроса о максимуме якобинские депутаты оказали ему самую горячую поддержку. Несмотря на ожесточенное сопротивление жирондистов. 4 мая 1793 г. Ко нвент декретировал введение по всей Франц ии твёрдых цен на зер но. Установление максимума было необходимо и для завершения борьбы с жирондистами, ставшими силой, препят­ ствовавшей победе над врагом, и для доведения революции до конца. Невзирая на опасность, нависшую над республикой, ж ирон­ дисты упорно отстаивали свою антинародную политику и усй^ лили раскольническую деятельность. Они оказали яростное со- прптнипрннр но τηπκι^η максимуму. НО И предлбжению о прину­ дительном займе в 1 млрд. ф м н к о в у богатых для покрытия расходов на войну. ~В~апреле жирондисты добились предания М арата суду Рево­ люционного трибуня пя нп лДярят, оправданный судом, был с три- умфом возвращен в Конвент: его принесли в Конвент на~]^ках, увенчанного лавровыми венками; свыше 100 тыс. санкюлотов сопровождали Друга народа от здания суда к Конвенту. Некий сапер Рош, с отрядом национальных гвардейцев сопровождав­ ший Марата, потребовал в Конвенте слова. «Гражданин предсе­ датель,— заявил он,— мы приводим к вам честного Марата; мы заклеймим всех его врагов; я защищал уже его в Лионе, я буду защищать его и здесь, и тот, кто захочет получить голову Марата, получит также и голову сапера». Устами этого простого сапера говорило плебейство Франции. • Н о понесенное унрг»ндигтя|У1и поражение не заставило их быть осмотрительнее. Они объ явили о ткрытую войну ревшшжи- рнаому Парижу. Они внесли предложение о созыве в Бурже но­ ГЛАВА ν Π . БОРЬБА ГОРЫ И ЖИРОНДЫ j^j вого Конвента из заместителей депутатов и, противопоставл яя Парижу департаменты, грозили суровой расправой с революцион· ной столицей.
18 мая жирондисты создали комиссию двенадцати для о а с- следования деятельности Коммуны. S-^a комиссия готовила удар по революционным организациям П ариж аГ В_про~виниии ж ирон- ДИС1Ы, вступив в сою з с роялистами, подготавливали контррево­ люционные мятежиТВ'ТШЯ'це мая жирондистско-роялистский блок сов~ершил контрреволюционный переворот в Л и ^ е , где оы~ло уби­ то несколько сот якобинцев, поднял мятеж в Тулоне и~Марселе. В дни.ТГОгда инистранные"армии снова вступили на французскую землю и угрожали Парижу, жирондисты развязывали граждан­ скую войну, пом огая тем самым внешней контрреволюции. Еще в ма рте был выдвинут лозунг изгнания из Конвента де­ путатов· из_мен1ш ш в 1_Л1 1 £-—ЖЩН1МИ£1 ^ Якдбинцы вначале не 'решались посягнуть на их депутатскую неприкосновенность. Н о oTnrObuiH не дикчринерЫГ'а революционеры, и, когда преступ- ность и гибельность для революции политики жирондистов стала очевидной, якобинцы высказались з а восстание. ^ конце мая в П ар и ж е был гоял-ан-но ветан<1е&1аш. _комитет. о бъ единившийся с Коммуной. 31 мая над столицей вновь заг удел _наВат. п'ризыаавт и и народ к восстанию. Повстанческий комитет на зна чил начальником национальной "гвардии левог.о, .-ЯКобинца Анрио, сумевшего бы стро организовать вооруженные силы вос- "СТЖШТЯ. Конвент был окружен. В прнянширгя в ргп япянир прпу- тации Коммуны, секции и других парижских организацийстали^^ излалагь свои требования. Народны е депутации требовали а р еста* 22 жирондистских депутатов, ликвидации контрреволюционной мятеж а на юге, установления цены в 3 су з а фунт хлеба по всей Ф ^ и и и и . Дантон и~Барёр в своих речаттгатались снова внести' дух примирения, найти почву для компромиссного решения. Вориьо призвал Конвент в полном составе покинуть зал заседа­ ния, но его попытка увлечь за собой депутатов осталась без­ успешной. Он должен был, униженный, вернуться на свое место; на трибуне Роб есп ьер ул<е читал обвинительную речь против Жиронды. «Делайте же ваш вывод!» — прервал Верньо в запаль­ чивости и раздражении Робеспьера. «Я его сделаю сейчас,— от­ ветил Робеспьер, — и он будег против вас!» Он потребовал ареста жирондистских депутатов. Н о Конвент отказался выполнить это 1ребоваиие; он лишь распустил комиссию двенадцати, но со х р а ­ нил жирондистских депутатов в своем составе. вос;стание остановилось на полпути. Ж иронде был нанесен удар, но она не оыла сломлена. Марат и другие руко­ водители восстания призывали народ оставаться в боевой готов- аости. Борьба должна была быть доведена до конца. 1 июня в П ар иж стали проникать слухи о контрреволюцион­ ном перевороте и уоийствах якобинцев в Л ионе и вполне досто- •^eiTnbie сведения ο ό ухудшении положения на фронте и о круп- нЬм успехе мятежников в Вандее. i же вечером 1 июня народ снова вышел на улицу^ а с утра 142 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
2 июня окружил здание Конвента. Сюда же привел националь­ ных” гвардёш1ёв~ТГарт1й1л ё р ^ Жерла пушек были наве- дены на здание Конвента. " ПОсЛе‘~бесплсдных дебатов и неудачных маневров ж и р о н ­ дистов и их сторонников Конвент по предложению Кутона декре-^ тировал арест 29 дeπyf]ίτoв жирондистов. Н ародное врсстаниё" •восторжествовало.. .. ..... ' Восстание 31 мая—2 июня завершило борьбу Горы и Ж и- рондь!.Политическое господство жирондистской крупной торгово- промышленной буржуазии, превратившейся в контрреволюцион­ ную и антинациональную силу, было сломлено, ^ л а сть перешла в руки якобинского блока. К. М ар к с писал: «В первой французской революции за гос­ подством конституционалистов следует господство жирондистов^ за господством жирондистов следует господство якобинцев. К а ж ­ дая из этих партий опирается на более передовую. Как только данная партия продвинула революцию настолько далеко, что уж е не в состоянии следовать за ней, ни тем более возглавлять ее,— эту партию отстраняет и отправляет на гильотину стоящий за ней, более смелый союзник. Революция двигается, таким о б ­ разо м , по восходящей линии»*. Развитие Французской буржуазной революции совершалось по восходящей линии до тех пор, пока выдвинутые ею задачи не были разрешены. Сталкивая одну фракцию буржуазии за другой по мере превращения их в контрреволюционную силу, революция двигалась вперед, становясь все более дeмiЭκpaτичecκoй по сйоему характеру. Падение Жиронды и установление господства Горы знам еновал о переход Ф ранцузской буржуазной революции к ее высшему этапу — к якобинской диктатуре. ГЛАВА v m . ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА 143 * Глава VIII* ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА ЯКОБИНЦЫ У ВЛАСТИ Во££х^ и е 31 мая—2 июня сбросило власть жирпндигтпп Ж и­ ронAH^ij^xajnic^^ й, тапвывал'и силы народа в его борьбе против внешних врагов и их контрреволюционных пособников внутри страны. Ликвида^^ия политического господства жирондистов была не- о б хо д има для с'пасёния*ТУевилюции, для^спасш!!!·?! Франции. — ® Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 8, с. 141.
^^^^кобинцы пришли к власти в самый критический момент в жизии республики. С севера, востока, юго-востока, юга Францию двигались вбискХ'за1в0¥]в^гёлеи. 11ять^^н'остранных^ар- мйТГтес¥йл1Густа^ё; плохо ЬООРУЖСТные. дезорганизованные 1ШТенои Дюмурье Французские части. Цсажденный B_JVLaHHu.e гарнизон голодал» бbIЛi^-€ъeд:eньr^шΐIШи. мыши, крысы. В июне пруссаки начали бомбардировку крепости, но руководимые бес- страш1нь1м'Клё^ёр1Тм";^^ держались до коЩа и^бля. Армия герцога Йоркского осадила Валансьен. Испанцы иаjpге_прадв1Г- гались кП ерпиньяну и Байт^Нн^Мятеж, в^Т1ы"хнувший„^^ Вандее, бь1Стро распространился по всему за1Г1аЖу7'АнгЙ1Йсккй^лот-ока- й"блшШ^вал французские порты. Корсика отдели^~^"0г^ёспу15ли]ш ^ ь- ство а иглича 1 0 Жи ронд йстские. депутаты^ бежавш ие-^из-дод до­ машнего ареста, Тюдняли в Бордо и в департаментах Эр, Каль­ вадос, Фйнй"стёр1юнтрреволюционньш1^ лесной пож ар, перебрасывался из одного департамента в другой, посте­ пенно, охватывая весь запад, юг и.жо-лосток Народ­ ные представители в' армии ларош ельского побе^рёжья доносили 9 июля Конвенту: .«Это состояние кризиса не может тянуться 'долго; гром гремит со всех сторон». V К середине июня_60 департаментов из 83 были о хв ачены шя- тежШ. Вл^асть Конвента njoc^^^ лишь над го^ м ТТарижем_и^1небольшим npocTpancfBOM земли, опоясанным со всех gjopoH огнем'1с0¥Трревшгюции;“ Республика была, казалось, на краю гибели. * ' Возглавлявшийся Дантоном Кожит^ о ^ществе^ спасения не обнаружил ни воли^-ни спосабносхи-дреододеть неисчислимые опаслости, угрож авш ие стране. В предыдущий период борьбы Горы и Жиронды Дантон уже склонялся к соглашению с жирон­ дистами; он оставался якобинцем среди жирондистов и ж ирон­ дистом среди якобинцев. После восстания 31 м а я—2 июня он и беспринципный Ба р ер искали выхода из кризиса путем прими­ рения с жирондистам и. Они предложили распустить револю цион­ ные комитеты, уволить командовавшего парижской националь­ ной гвардией левого якобинца Анрио, восстановить свободу печати. Слабость, проявленная Комитетом общественного сп а се щ я, способствовала тому, что 75 депутатов выступили 6 июня с п ро­ тестом против ареста жирондистов. М ^ а т гневно называл. Ко­ митет общественного, спасения «комитетом Гх^бщёственной по­ гибели». В эти дни смертельной опасности для республики якобинцы снова проявили иеистоШнмую энергию и волю к борьб е и победе. Они подвергли жестокой критике Дантона, заставив его отка­ заться от тгзй]штоТЬ им пути примирения с Жирондой. К о ­ леблющейся политике Д антона была противопоставлена непре- J44 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА VIII. ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА |^5 . , - ■.' . ...... ...... ...... ...... ... " yjjУ■■.^^■■^^^^——в ~ -—-----^ -sa=saдgя клонная решимость Робеспьера, обнаружившего в этот час испы- ; таний революционное бесстрашие и большую государственную мудрость. В своих заметках 31 мая—2 июня Робеспьер так фор­ мулировал задачи революции: « Н уж н а единая воля... Внутренние опасности исходят от буржуазии; чтобы победить буржуазию , надо объединить народ... Надо, чтобы народ объединился с Кон­ вентом, а Конвент соединился с народом...» . Робеспьер..а idapaT Н о как остановить, а затем погасить федералистский мятеж? Как вырвать почву из-под ног жирондистской контрреволюции? Как привлечь на свою сторону народ, трудящееся большинство страны? Револю ционная стойкость, преданность родине и революции п о д а в а л и якобинцам быстрые и энергичные решения. о сно ву~в~виде новой демократической конституции, опровергнуть фактами клевету жирондистов об узурпаторской диктатуре П а ­ риж а над Францией. Учредительное собрание два года выраба ­ тывало и утверждало текст конституции: якобинс^й Конвент разрешил эту задачу в две недели: 10 июня началось обсуждение проекта конституции, а ^24 июня^был торжественно утвержден ее о к о нчательный текст. I Я1собинская конституция 1793 г. была одной из са м ых I демократических буржуазных конституттий н г т о т и|^мрни. Про- никнутая идеями Р у ссо и искренним стремлением к. широкой по- I литической свободе, как она рисовалась тогда буржуазным ' демократам , конституции <70.'^ г др.=»пр-гяппапя rnfinfi <^г.пк111/^й шаг вперед по сравнению с цензовой конституцией 1791 г. "Ноняя Л екляряпия пряв человека и гражданина, написанная Р обеспьером, провозглашала «целью общества всеаОжееллзсТЬе». Она объявляла «естественными и нрптърмлрмыми правами чр. лов~ека» свободу, равенство, безопасность и собственность. Св о­ бода личности, свобода вероисповеданий, свобода законодатёЛБ^ ной~инициативы, свобода печати, свобода подачи петиций, право на труд и общественную помощь немощным, право на о бразо- вание, право на сопротивление угнетению, право на восстание, «когда правительство нарушает права народа» , — таковы Оыли Ш 1\ р о к и е пемокрятические права, провозглашенные декларацией и конституцией 1793 г. Ко нститупия устанавливала в ы с ш у ю зак онрдателйяукпстастд в лице Законодательн^о соорания. избираемого 1 мая каждого года прямыми выборами, в которых должны были участвовать вбе французы, ппгтиппие 21 года. З а конопроекты, принятые Собранием, подлежали утверждению народа на первичных со бра ниях; они приооретали законную' силу, если в течение ^уГдней'*одна Десятая часть первичных собраний в половине всех
департаментов и еще одном департаменте не выскаж^я про- тив них. ------------------- -------- - Исполнительный совет назначался, согласно конституции. За- конодательЯБГМ-еебрапнем р-ееставс 24·членив из qncjia канди­ датов, ТтреДСтабленных департаментскими соораниЯМи: половина членов Совета ежегодно обновлялась. ~й~~все-же,-как ни ημοΓρεΓΟΗΒΉΗ' была конституция 1793 г., в сопоставлении с Конституцией С С С Р она обнаруживает свою классовую ограниченность. Оп ираясь на общество, уничтожив- щее эксплуатацию человека человеком. Советская конституция обеспечивает не формальное, а действительное равенство всех граждан и гарантирует реальное осуществление декларирован­ ных в ней прав. Конституция же 1793 г. могла лишь провозгла­ сить демократические права граждан, но не была в состоянии обеспечить их реально. Увековечивая институт частной собствен­ ности, буржуазно-демократическая конституция 1793 г. превра­ щала р авенство гря ж л ян r чисто юридическое, формальное, ибо сохранение имущественного неравенства неизбежно влекло, за собой угнетение бедных богатыми, эксплуатируемых — эксп луа­ таторами. Однако для того времени, когда буржуазный общественный строй толу<о еще складывался в ожесточенной войне с могу­ щественными феодально-абсолютистскими силами, якоб инская конституция 1793 г ^ м е л а большое революционное и прогрессив­ ное значение^ Это хброш о сознавали ее творцы и современники. «Такие статьи пишутся или вычеркиваются острием шпаги»,— воскликнул при обсуждении конституции депутат Конвента Мерсье. И когда тот ж е Мерсье, отвергая проект одной из статей, обращаясь к Собранию, спросил; «Разве вы заключили договор с победой?»,— то ему ответили (по одной версии — Робеспьер, по другой — Б а зи р); «Нет, но мы заключили договор со смертью!» Вся Г ор а громким одобрением поддержала эти исполненные ре· волюционной решимости слова. Якобинцы спешили с принятием и опубликованием конститу- j ции прежде всего потому, что они рассчитывали сплотить вокруг нее большинство народа, примирить на ее основе сражавшиеся между собой департаменты. С этой целью в тексте конституции определение п рава со бст· венности было дано не в редакции Робеспьера, ограничивавшей это право, а в более широком толковании, приемлемом для всех собственнических элементов. Конституция была встречена большинством н ар од а с полным одобрёнйШг-Нвегавленная на плебисцит, она была одобрена подавляющим большинством голосов (за нее "ΤΙηλΙο" подано 1 8Ш~918 голосов~прц1ив 11 0^0)т~'3я7танституцию г олосовали и в департаментах, где хозяйничали жирондистские мятежники. Н о я к о Ш ш ц ы понимали, что одной лишь конституции недо­ 146 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
статочно, чтобы сплотить вокруг Конвента нар од и поднять его на борьбу с внешней и внутренней контрреволюцией. Н а д о было немедленно показать народу практические, реальные результаты восстания 31 м ая —2 июня, удовлетворить его социальные тре­ бования. Прежде всего надо было удовлетворить крестьянство и свя­ зать с революцией эту са м ую многочисленную часть нации. 3 июня Конвент п р и н я л лекпет η разделе и порядке прод,ажи эмигрантских земель. Чтобы дать возможность приобрести зем­ лю бедниNo крестьянам, декрет 3 июня предусматривал дробле- ние угодий на мелкие участки, р а ссрочку платежа за них на 10 лет, выделение неимущим й малоимущим крестьянам по од- tioMy арпану~з~ёмл1гиз~эмйгр~а1тских владении т а м ,Т дё ”нё~5ыло обш^инных земель. ~ 10 июня Конвент принял второй земельный зак он, окончатель­ но передававш ий общинные земли крестьянам и устанавлйв~ав- ш ппрятток рязпела этих земель рявными полями .ня кяжлуш душу населения. ' Н ак о нец , декрет от 17 июля провозглашал полную-И._пкпнча- тельную ликвидацию"^'^:^ феодальных прав прррннр По этому декрету крестьянские повинности феодалам ун ичтожались без- ш)ямряпнг> и окончательно. В се, судебные дела, связанные с Ф ео- да1льными' п равами, прекращалисьГ^СаЪи__феодадьNoые а*ты-и другиетшкумёнты подлежали сожж ению, хр а нение их объадля- л ось преступлением, наказуемым каторгой. " Т о , чего не смогли сделать в течение четырех лет революции Учредительное и Законодательное собрания и жирондистский Конвент, то, за что крестьяне боролись веками, якобинцы о су ­ ществили в первые два месяца своего прихода к власти. С рево­ люционной смелостью и твердостью они выкорчевывали корни феодализм а в сельском хозяйстве и расчистили почву для капи­ талистического развития. И хотя крестьянство не получило земли в той мере, в какойлжо-к-цей. стремилось, все ж е оно впервые полностью освободилось от феодальной зависимости и угнетения Ленин писал: «Ссылаются постоянно на героический патрио тизм и чудеса военной доблести французо в в 1792—1793 годах Н о забываю т о материальных, историко-экономических уело виях, которые только и сделали эти чудеса возможными. Дейст вительно революционная расп рава с отжившим феодализмом, переход всей страны, и притом с быстротой, решительностью, энергией, беззаветностью поистине революционно-демократиче­ скими, к более высокому способу производства, к свободному крестьянскому землевладению — вот те материальные, эконом и­ ческие условия, которые с „чудесной" быстротой спасли Ф р а н ­ цию, переродив, обновив ее хозяйственную основу» ГЛАВА У1П.'1ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА J ‘ Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 34, с. 195.
Якобинцы разрешили в кр атчайший срок главный вопрос ре- волЮ1Л « Г ^ ~gr|yapggfi~R0npnc. “ -- - - EcfecfBeHHO, что крестьянство, вчера еще колебавшееся меж­ ду Жирондой и Горой, видя смелость и энергию якобинцев в р а з ­ рушении и уничтожении феодализм а, решительно встало в своей м ассе на сторону якобинцев. Крестьянство стало OTHjjne мощной опорной якобинской республики в ее борьбе с армиями йнтёрвен- тов. Крестьянин-солдат знал теперь, 4to, с р а ж а я с Б за республи- _ к^ ,ош..сражается и за свои личные, кровные интересы. В июле—августе положение республики все еще оставалось чрезвычайно тяжелым. Н а W ^ fffix'^poHTax французские войска пр6д0лжМд.х>хступатахдо'д натиУком ~преВогуот1Ш1гих сил тштер- вентоБ. В а ндейские мятежники одерживали победы. Сопротив:; ■летга^жироЗднетов ста нов ил0 сГТ 10~Щте~тгаден ш г τιτ падитиче- скоЕйвлияния всё~ё^олее я~ростным и ожесточенным. Углублялся экономический и продовольственный кризис. Дсси?^ты стремительно падали в цене. З а кон о максимуме 4 мая н ^ выполнялся достаточно последовательно. Санкюлоты г о ^ - дали. С позднего вечера перед закрытыми булочными-и лавками выстраивались длинные очереди. Д ер ж ась рукой за веревочку, чтобы· не потерять своего места, женщины и старики простаива­ ли здесь до утра; последним в очереди часто не доставалась та жалкая порция хлеба, ради которой они стояли всю ночь. . ^ роговизна. голод, издержки войны ложились всейтяжестью ня плечи плебейства. Санкюлоты были самой активной fcилoй восстания 31 м ая—2 июня. Они ждали теперь удовлетворения своих нужд, ждали социальных перемен, лучшей жизни. Н о время шло и не приносило им избавления от нужды; с ростом дороговизны она становилась еще мучительнее. Дантонистский Комитет общественного спасения ничего не де­ лал, да и не хотел делать для смягчения нужды санкюлотов. Он искал опоры в рядах крупнособственнических элементов бур­ жуазии и зажиточного крестьянства, боясь революционными «крайностями» оттолкнуть имущие буржуа зны е круги. Выразители интересов плебейства выступили с р езкой крити­ кой” политики Комитета и его равнодушного отношения к стра- даниям и треоованиянГбедного люда. Ж а к Ру, Леклерк и другие « бешеные» выдвигали свою программу требовании: обуздание а ж иотажа, смертная казнь скупщикам и спекулянтам, введение максимума на все продукты потребления, запрещение спекуля- цйи Эвонкой~мттктой. Развитие спекуляции, говорил Ж а к Ру, 'привелоТГтому, что «трудящийся класс общества лишен возм ож ­ ности существовать на почве, политой его слезами, а богатый получил над бедным право жизни и смерти». Устами Ж ак а Ру говорил голос народной нужды. В июне агитация «бешеных» име­ ла большой успех в ряде секций, в Клубе кордельеров и непо- средственно в народных м ассах. J48 великая французская буржуазная революция
Когда Конвент начал обсуждать, а затем принял новую _кйН:^ ституцию, « бешецьь&ж-вы€ту»иди· 414ютиа-иее-<и р р г>кпй_кди1ик0й.- Они требовали· дополнить конституцию cTatbHMH. к а оа ю ш и м и смертью за ажиотаж и спекуляцию. Конституция без этих статей не имела в их глазах никакой общественной ценности и служила только интересам богатых. «Бешеные», тесно связанные с пле­ бейством, лучше, чем кто-либо другой, понимали, что все поли­ тические перемены, вплоть до самых радикальных, не смягчают - той беспросветной нужды, мук голода и непосильного труда, к о­ торые изнуряют самых верных и ревностных бойцов революции. Н о трагедия «бешеных» была в том, что, защищ ая социальные инт е ^ сы оедноты', стремясь спасти ее от растущих голода и нуж- они облекли свои программные требования в форму критики к онституции и р еволюционного правительства. В с е якобинские руководители“5ез'различия оттенков — Дантон, Робеспьер, М а ­ рат, Шометт, — выступили против «бешеных». Их поражение было предрешено. ■ ..... Выступая против «бешеных», якобинцы понимали, однако, что сою з революционной буржуазии с плебейством, равно как и с крестьянством, был необходимым условием для победы ре во ­ люции над контрреволюцией. Робеспьер считал, что нужно опе­ реться на санкюлотов: «Продовольствие и демократические з а ­ коны», — заносил он в свою записную книжку. Но, стремясь улуч­ шить положение санкю лотов и смягчить продовольственный кризис, якобинцы противились еще в ту пору требованию все­ общего максимума и политике репрессивных мер. Они и раньше, при проведении первого максимума, пошли на эту уступку с боль­ шой неохотой, лишь под напором масс. Теперь же, в июне—июле, утверждая новую конституцию, якобинцы были против центра­ лизованного государственного регулирования потребления и ка­ рательной политики в этой области. Они не хотели понять, что за критикой конституции «бешеными» скрывается справедливое требование бедноты положить конец ее нужде и мучениям. Од нак о ход дальнейшей борьбы заставил якобинцев изменить во многом свои позиции. 1 ~Колебания и слабость, проявленные дантонистским Комите­ том общественного спасения, побудили якобинцев обновить его I состав. J 0 июля Комитет был переизбран Конвентом. Д ан тон / б^ал устранен, в состав Комитета вошли несколько—-быв- ших~ёго членов — б а р е р , Жанбон-Сеит-Андре и другие — и близ- кие политш£СКие друзья Робеспьера — С ен-Жюст и Кутон, а также шедший с ними Приер (из Марны)7 :^/' июля в Комитет вошел Робеспьер в августе~^Карно, 6 сентябряТЖзтетёГбыли ^ включены Бийо-Варенн'л. Колло д’Э р бу а / Энергия, революциоН' ная твердость и мужество, проявленные этим составом Комитета, заслужили ему наименование «Великого комитета общественно­ го спасения». -- --- --- --- --- --- --- --- --- --- --- --- -- ГЛАВА V III. ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА
150 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ц---==^да-аи·—я— I ■.- уд·——дв-=~-= =- —да-·— >"..'i -t'. ...... ι Руководителем Комитета общественного спасения, вождем якоби11ского революционного -правительства -етал-'Макшдаилмн Робеспьер. ...... "-ЧЭ-рОРинпияльный ялвпкат. писавший в юности сентименталь­ ные стихи, восторженный у ченик Р у ссо . Р о беспьер за несколько лет борьбы вырос в великого револю ционера, крупнейшего го- СУд¥рственного деятеля. Г1опул~яржзст|ГР0беспьеря в наропе^тдла велика еще до вступления в революционное правительство. З а последние два года его жизни она выросла неизмеримо. Авто­ ритет его у якобинцев был непререкаемым. К о г д а этот невысо- кого роста. · .XDmKHft. тщательно, почти изящно одетый молодой человек в напудренном парике появлялся в Якобинском" клубе, _ с обраниё, ’ как бтмёча^от' протокольГ клуШ^ГвстрёчаЖ ёгб” 'гром- кими аплодисментами. Он не занимал никаких особых должно­ стей,'не'Обладал'большей юридической властью, чем его, тов а­ рищи. Но он приобрел силу, заставлявшую Конвент, всю Фран­ цию и Европу внимательно прислушиваться к каждому его сЛову. Робеспьер целиком, без остатка отдал себя служению революции. « Д л я отечества сделано недостаточно, если не. сделано все»;— говорил он, соединяя, как это было тогда принято, понятия р ев о ­ люции и отечества. У него не было другой, частной жизни. Он не уходил, как М ирабо или Дантон, в мир личных интересов. К врагам революции Робеспьер был беспощаден. Его влдяние на современников шло от огромной убежденности в Правоте своёго~а€Лаг~Эта"уб'та<денность порождала его подлинную не­ устрашимость, презрение к опасности и смерти; она придавала гро м ад ный моральный вес его словам и действиям. Поднявшись на вершйТ1у властй;~РобёШьёр'ТоГранЖ^Гже скромный образ жизни, который вел, когда был в безвестности. П р о с т о й народ, любивший Робеспьера, ценивший его бескорыстие и кристальную честность, дал ему почетное прозвище — Неподкупный^ Однако при всёТ своих качествах выдающегося вождя яко­ бинской” диктатуры, замечательного революционного дем ократа Робеспьеру была присуща ограниченность, двойственность, ти­ пичная для буржуазного политического деятеля. Сильный в борь­ бе против врагов революции, о н не находил реш ений, обёспечи- вавших в 3!^Лбвиях того времени развитие или даж е сохранение демократических' з а в оёв¥нй1Г'^ёволюЩГй7Т>¥1не._знаДт-4}а--как6 класс, на'какие социальные силы должна опираться якобинская диктатура, и колёбался в этрм’ р'еТЩ'ющём'дл'я революции врпро- «е. gQ6e c n ^ j понимал опасность, идущую.со „стороцы крупной бт ож ^зи и , стрёмивШ^'СЯ ликвиоттрШать демократические завое­ вания рё'В0Л{бций7' но на нося ударыJ^yp^yasHrij^oiL^^^^^ в полной мере опереться на демократические низы, на городскую и сельскую бедноту, явл”я~вшуюся надёжнейшей опорой якоб ин­ ской' диктатуры. Бдле.е_.1 ого, . он. проявлял равнодушие^-непони­ мание и нередко враждебность~к требованиям низов, в особен-
ГЛАВА viit. якобинская диктатура 151 ности к нуждам рабочих,. )«Весьма характерно для Робеспьера, — писал М ар к с , — что в^-Гб^время, когда „конституционность" в духе Собра ни я 1789 г. считалась преступлением, достойным гильоти­ ны, все законы этого собрания против рабочих продолжали сохранять свою силу» ^ Ьк1вый Комитет общественного спасения должен был любой ueHojTоо^спечить перелом в ходе войны. ...... К6нтррёволюц¥я'1Г ^1Щжала наступать. Войска коалиции продвигались впёред. 'Пал Майнц, был оставлен Валансьен', вновь во зникла~Тг'р0за П ар и жу. Н а юге в_конн£.авхустэ.ф .оялисты пе­ редали Тулон англичанам. Вандейские мятежники наносили удары республиканским'войскам. Жирондистская контрреволюция, терявшая почву в департа- ментах, перешла "к 'новым средствам борьбыГ 13 июля У себя дома б0льн0и'~М¥рат был з аколот кинжалом пришедшеи~к нему под видом прос¥тельнйцы |Шарлоттой К 6 ^ ' , инспйриров^аннон жирондистами на этот акт террора. Горе и ярость объяви насе­ ление Парижа. «Над нами занесен убийцами кинжал! Укрепим, насколько возможно, нашу политическую деятельность!» — воскликнул в Конвенте якобинец Левассер. Десятки тысяч сан­ кюлотов, весь' Конвент в полном составе провожали Друга на­ рода к месту его погребения. Позднее его п рах_был- .д£р£н£сен в Пантеон. В Лувре была выставлена картина знаменитого ху­ дож ника Д авида <<имёрть~1У[арата». « Я писал ее сердцем», — говорил о ней художник. Ьойцы, уходившие на фронт, приходили смот-реть картину Давида. Он а звала к возмездию. 1,6 июля в Лионе жирондистами и роялистами был казнен Щалье. Перед смертью он сказал: «Я доволен, что умираю, ибо ТибнУ"за свободу». Жирондистская контрреволюция встала на путь террора. Яко- бинск ое правительство ответило на контрреволюционный тетгршг революционным террором. ~ -^п июл^ Конвент предоставил Комитету общественного спа­ сения право, ай ст а подозрительных лиц. "27“ шоля, устуггазгттрёЬованиям сатаюлотов и стремясь еще прочнее опереться на них. Конвент декретировал смертную казнь з а спекуляцик>. скупку и сокрытие предметов потребления, ^ а ме'ра была переходом к политике-всеобщеге-^1^а1{статГ5: Г я'вгугтя по доТсладуПКомитета общественного спасения Кон­ вент пр инял ряд репрессивных революционных декретов. Коро- лТва Жария-Антуанетта предавалась суду Революционногд’тгшг- бунала. Имущество врагов- . ]ЖДУбд.ики подлежало конфискации. Конвент требовал, чтобы контрреволюция в~Ва ндее'~была ~еЛоН- лена W~4to~бы то ни стало. «Леса должны быть вырублены, * Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд:-, т. 31. с. 41.
притоны бунтовщиков разрушены, жатва собрана отрядами р а ­ бочих и увезена вслед за армией, а скот отобран»,— начертал программу действий в Вандее Конвент. К^жвент разослал по департаментам комиссаров надбив их почти неограниченными полномочиями, поручив им“ произвести чистку местных орг анов власти и устанШ1ть революционный порядок. ------ Революционное творчество народных м асс подсказывало яко­ бинскому правительству новые, наиболее действенные пути и ме­ тоды борьбы с превосходящими силами контрреволюции. Так, сни­ зу, по инициативе первичных народных с о б р аний, возникла йдёя^ 0~^сеобшй~ погаловной~Шбшшзации всего французского народа , всей нации для защиты-отечества. Делегаты первичнщГ'^обра- ний, прибывшие с разных' концов страны Т Т 1ари ж в августе 1793-г.^-ВЫДВИНУЛИ~тргёб5вяние гпзп^ния всенародного ополчения для борьбы с врагом. Эта инициатива народных масс была под- 'хвачеТиа ΐίκΟβτ^ΐΗΗπ и р3^в0дймы'м“¥м'и комитетом обществен- нбгоспасения. ^23 августа по предложению Комитета общественного спасения Конвент принял декрет о м ассовом наборе. Статья 1 этого декре­ та” гласила: « С настоящего момента и до тех пор, пока враги не будут изгнаны за пределы территории республики, все ф ра н ­ цузы объявляю тся в состоянии постоянной реквизиции». Это значило, что вся Франция мобилизовывалась на войну. Декрет ^ н о определял обязанность всех французов — хо- лостьГх и женатых; мужчин, женщин, даж е детей, которые долж­ ны были «щипать корпию из старого белья», стариков, которые «заставят выводить себя наТтлоЩади’,' чтобы возбуждать в воинах храбрость, ненависть к королям и мысль о единстве республики». Так ая беспримерная поголовная мобилизация всего народа была в озм о ж на только в справедливой освободительной войне, р о ж ­ дающей патриотизм большинства населения. Французский народ, отстаивавший на своей земле завоевания революции, проявил этот героический патриотизм. Н а р о д приветствовал декрет 23 августа. В кратчайший ср о к был проведен первый набор, давший республике "а рм и ю в 420 τΊί^^οΉϊΓόΒ. О ставшиеся дома работали в оружейных мастер- ских, ко’валй'оружие, добывали селитру для п ороха. Н а дверя;^ домов появлялйсь~й01гастгг«ЖивуЩие в этом доме граж дане поставили свою долю селитры для уничтожения тиранов». К аж ­ дый старался внести вклад в дело обороны . Стуана, была Ьхва- чёна "гёроич'ёскйм пбръГвШ'дббиться’Тю л1отйй ценой. Когда к одному старику, бедному торговцу уксусом в Анжере, его един­ ственный сын пришел на побывку с фронта, старик отказался открыть ему дверь. «Мой сын на границе, перед неприятелем... Не отворю»,— ответил на голос сына старик. 152 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА V III. ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА ]53 УСТАНОВЛЕНИЕ ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ Чтобы поднять французский народ на войну, организовать и вооруж ить армии, снабдить их продовольствием, наладить воен­ ное производство, чтобы сломить сопротивление внутренних врагов, искоренить измену, пресечь контрреволюционные козни,— для всего этого нужна была железная рука, единая воля, твер­ дое JUim^MbilOBaHHoe уЪравление. Конституция 1793 г^лйио_не соответствовала-Э1 им1 аа дачам , не обеспечивала их выполнения. Установление якобинской революционно-демократической диктатуры предст1вляло сооои'п ^й ёсс. начавшийся с народного восстания 31 мая"^^^^^ПГюня и завершившийся в главных чертах к осени того ж е 1У93 г. Якобинцы, придя к власти, не имели ни идеи, ни тем более какого-либо плана организации диктатуры. Но решающая роль народных масс в восстании 31 мая—2 июня, в революционном процессе, созданное этим активнейшим уча­ стием народных масс соотношение классовых сил в революции уж е означали складывание революционно-демократической дик­ татуры. Испытывая давление народных масс и считаясь с огром ­ ными требованиями, предъявляемыми задачам и борьбы против превосходящих сил внешней и внутренней контрреволюции, я ко ­ бинцы с революционной решительностью и быстротой перестрои- лн-систему организации государственной власти. У же с июля Конвент и Комитет общественного спасения ок а- 3 а ли<^ вынужденными выполнять ф ункции, дал е^ко выходившие за·' fTaмки7.конституции. Они П0СТ£Д£НД0 превращались в авто- р итарные органы революционной диктатуры. Проведение к а ра - тельной политики против врагов революции, организация сил нации для борьбы1Г победы над врагами н е только-нё д о п У С К а л и перехода к к о нституционному р е жим у,■н«»-11а п р оуNo&:-повелитель- но требова;ш~^альн6ЙШего~уст централизованной рево ­ люционной диктатуры, опиравшейся на широкии демократиче­ ский Й з и с массовых организаций народа, революционных клу­ бов, народных обществ, секций и пр. Я_кобинцы, . независимо, от их взглядов и планов, са м им ходом борьбы были вынуждены перейти к революционно-демократической диктатуре. Это хо р о ш о понимали самиучгастяики революционной борьбы. 11 августа Як обинский клуб постановил, что Конвент декре- Т1ш о ва л «меры общественного с п а сч^НИ я» и сохранил свою власть д о окончания войны. Т2 й'густа делегаты первичных со бра ний, прибывшие в ТГариж Η Ϊ празднование дня 10 августа, явились в Конвент и предложили отсрочить вступление в силу конститу- ции: 28 ав гу ста^а рер от имени Комитета общественного cnlce- ния заявил в Конвенте: « Просто е выполнение конституционных законов, предназначенных для мирного времени, было бы недо­ статочным среди окружающих н а с заговоров».
154 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ »ДД=^=····!· """■ ■■■' ------- ■' .1. L, , — L1 I ■a^ggggi '■■■--=а=адда Этим самым официально признавался сложившийся факти- I—Ч££ки режим революционной диктатуры. Подчиняясь задачам организации обороны , якобинцы усили- вали и государственное вмешательство в экономическую жизнь. В~авгу'сте были" приНятьг~эат<оны' о создании "государственных зе'рнохранилищ, о введёнйй“'твёрдБ1Х цен наГ“овес и топливо, 0'^1ёквизиции продовольствия для" сна^жен"йя П ариж а. Однако эт1Гмёры“были недостато^ы^~что6ы улучшить тяжелое положе­ ние плё^бёиства, в особенности'ёГО беднейших слоев, страдавш их от дор'оговизны_ и недостатка продуктов. Нападки «бешеных» на_политику яκόб’riнцe■B'ycπлΉЛ^ICF.~5гБeшeньIe>>'требовали орга- низаций тёр'ро'раГдекрётйУования всеобщего ма1^'ймум1.^· беспп- щадного’искоренения спекуляции.’ Наряду с этимй7преадё¥сего сЩ иалы шм и по своёму смыслу требованиями, поддерживаемы­ ми плебейством, в ож ди «бешеных» (в августе Леклерк, в сентябре Ж а к Ру) выступил~и с требованием немедленного ваедения.в.дей- ствие конституции 17.93 г. '"Тпёрвы’е Ж ак Ру был арестован в августе; 5 сентября он был арестован вторично, несколько позже были арестованы другие вожди «бешеных». Жак Ру в тюрьме покончил жизнь само­ убийством. Но требования террора и всеобщего максимума остались по­ пулярными среди санкюлотоеГ~й "й oclfe'Tlоражени бешеных». Эти требования находили большую поддержку в парижских сек- . аиях. И х стали поддерживать ~И'Ж!ВБге'як^об~инца'^~рукРводтггели коммуны: ее прокурор'ГЕГомётт, мэр Париж а П Ш и др"."Ос0бенно горячо защищал интересы бедноты и рабочих Шометт, много сделавший в качестве одного из руководителей Коммуны для смягчения нужды санкюлотов. В конце августа—начале сентября в П ариж е еще более ухуд­ шилось продовольственнбе положение. С ф ро н тов~~прrixo^JTH ■дурные' вести. Ст ало' известноТ что англичане вступили в Тулон. 4^—5 се¥тября в П ар и ж е пр'ойзо'шлиТрупные волнТния'санкю- лотой. Р аб очие, ремесЗгенники Сент-Атггуатпжого-тгредмеетья. го- родская б'ёдно^вышл'й~н¥'7ЛИЦУ с тгружием^~ р'уках.~и'гтяав- ными требованияЖй-'были всеобщий максищгмтгтерр^ , помощь ■бедноте. ------- - ----------- Руководство движением взяли в свои руки Шометт и другие секционные руководители, у оер н ы т ал сн наирави’1Ъ"и:атгсБГк4(он- вёнту~и бКружить его, как это было l O '^iBiycia и 31 Noая-.--Но- Шометт, выступив в защиту требований санкюлотов, призывал их довериться «священной Горе» . ^ сентября Шометт во главе делегации санкюлотов предоста­ вил 'Конвенту требования народа. Конвент принял главные 'из ' них] Он постановШГи съо'1'ве'1'ствии с волей парижского народа - ~ггтт^таКить тер£ор в порядок дня». Эт^ -зиаыило..обрушить всю СЙлу реп рсссиипротй в врагов 'революции, «внушить уж'ас вСем
/ заговорщикам» , как этого требовали делегаты парижских сек· ций. Конвент декретировал создание революционной армии — вооруженной силы санкюлотов, призваннои подавлять контр- Р § в ОЛ Ю п:й ю и обеспечивать снабжение Парижа продовольствием. . Он принял постановление о предании суду Ре во люционного три- бун а л П ^ ^р ондистских министров Лебрена и Клавье~р^'й~ и¥дал зак0н“ против иностранцев, не доказавш их своей политической благбнадеж ноетиП о гда ж ё в принципе'бьОГрешён вопрос о'вве­ дении всеобщего максимума. Ведя борьбу против «бешеных» и отвергая их программу, яко­ бинцы в требованиях максимума и террора сумели услышать голос н арода . Отбросив предубеждение, они пошли навстречу I желаниям санкюлотов. Переход якобинцев к системе государст- \венного регулирования распределения стал вообще возможен ' лишь благодаря сложившемуся к этому времени режиму рево- 1 люционной диктатуры. ^Движение 4—5 грнт^бря н проведенные по требованию народ­ ных масс мероприятия снова на время х д 1лили я волюцйо'нню-дёмо1<^та диктатуру. ТВ"р‘йвитие решений 5 сентября 1К^в^ент реорганизова л Рево- люционный трибунал, упростив и ускорив судопроизводство, и1!здал 17 сентя5рТдекрет о подозрительных. По этому декрету объявлялись подозрительными и подлежащими арестутги1ЩГ«СТО· им поведением или связями, речами или со та нениягЖ11р_0Явив- пГие "себя 1сак сторонники тирании», дворяне, находившиеся в родстве или связях с эмигрантами ii~~He доказавшие своей прёданности республике, смещенные со своих постов г~ос>^~рст^ венные служащие и т. п. Этот декрет дал в руки революционных орга но в сильное о р у жие против ко>1трреволюционных элементов. "^28 сентября Конвент издал декрет об установлении твердбзГ ценТ1^ г л авные продукты потребления на ΰΟΈΡΐ территории Фран^· цииТвсеобщий максим ум). 1вердые~"5ены были установлены к а к на продукты питания, так и на промышленные товары и сырье (жёле.^_ртялЬз^ олово, птёртъ. КОЖУ, нилогно И Т.'пТГ. Устанавливая твердые цены на продукты и другие товары, Конвент распространил максимум и на заработную плату р^а- бочйх. Д ля предметов потребления максимум был установлен в размереЗыночной цены 1790 г.~с надбавкой одной трети этой ценыТПредальные ставки заработной плать! оп'ре^лялись у р о в­ нем" яяряботной платы~1/ь^и г. с надувкой в w % . Однако это различие не могло иметь значения, т^1<М1прод>Гктами_по твер- дым ценам (при частной торговле) {рабочие ойли плохо обеспе- чёны. а спекулятивные цены были несоп оставимо выше государ- стЕешшл. Я к обинцы сохранили"" в действии“У ак ж е антираб о ч ий закон Л е ШаГГёлье. Это ясно обнаружило их классовуюТтрироду. β этих решениях рабочего вопроса резко обнаруживалась бур­ жуазно-ограниченная природа даже таких смелых революционе­ ГЛАВА VIII. ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА j55
ров, как якобинцы. Рабочие в буржуазном обществе во всем мире всегда боролись за обязательный минимум заработной платы. Буржуазны е демократы Французской революции, наоборот, во вред,и ущерб рабочим установили максимум зарплаты. К1августу—сентябрю 1793 г. система революционно-демокра­ тической диктатуръг уж е сложилась в основных чертах. Полное ю ридичес кое о ф ор мление' р е ж им якобинской диктатуры получил 10 октября 1793 г. в декрете К^онвента о "сбзда нй¥' В ремённого р еволюционного правительства. ................ ...... Политическую природу революционного правительства и исто­ рическую необходимость революционной диктатуры превосходно раскрыл Сен-Жюст в докладе Конвенту 10 октября 1793 г. «Если бы заговоры не вносили смут в нащу державу, если бы родина не становилась тысячу р а з жертвой снисходительности зако нов, было бы приятно управлять на основании принципов мира и естественной справедливости, но эти принципы приложимы лишь по отнощению к друзьям свободы: у народа и его врагов не мо­ жет быть ничего общего, кроме меча. Там, где нельзя управлять на основе справедливости, надо применять железо: нужно по­ давить тиранов...» ,!Кысщим органом якобинской диктатуры ‘ Конвентт^О н объединял одновременно и-аа « в н0дате-л11ную,"и--иг- 1 полнителвную власть. Конвент декретировал законы, а созданные I из его cocraiBr KWHT^Tbi~F ~Haj^^ полномочиями'депутаты б^Щёстйл^и.исполнБтельнуй власть. ilinyiaTJbi^KoHBeHTa, об ­ ладавшие в качестве его комиссаров широчайшими полномочия­ ми и правами, направлялись в армию й.ледартаменть!. Около половины членов Конвента большей частью отсутствовали, на ­ ходясь в командировках в качестве его комиссаров или выполняя другие поручения; бывали случаи, когда число депутатов Кон­ вента не достигало и 200 человек, т. е. трети его состава. Собственно революционное правительство Франции составлял , Комитет общественного спа_седия.ДЕ1>Гу подчинялись~исе· гоеудар- ственные органы. 1Чомитет отчитывался еженедельно перёд Кон- вентом7Т15“ ёгО доклады и предложения большей часть10'прини- мались Конвентом как директивные. Н а Ком итете леж а л о не- посредственное р уководство всеми сторонами государственной ^ ‘зни республики. В зап иснЖ ”книжке Робеспьера была харак- тёрная'"за пись: «4 существенных для правительства пункта: 1) продовольствие и снабжение; 2) война; 3) общественное мне- ние"И заговоры; 4) дипломатия. Нужно каждый дёнь проверять, в каком положении находятся эти четыре вещи». Между членами Комитета было язвестное разделение функций. К^РДО~и отчасти Ceif-Жюст pyKOBOfiH^ji^ военными делами, Жанбон-Сент-Андре — военно-морские, Робер Ленде — продовольственными, Приер из Кот-д’Ор занймалсяТнабжени^м и вооружением армии, Барер — дипломатией, народным образова нием , изящными искусстватяи. J56 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Робеспьеру принадлежало обшее руководство^ Его ближайшими псшрщникамн в этом были Сен-Жюст'и Кутон' Комитет общественного спасения реорганизовал созданный еще ранее Комитет~пбт?гтвеннои безопасности. В его состав были избраньГ^обинцы: друг Робеспьера Леба, знаменитый ху­ дожник Д авид, ' непримиримый враг церквиПВадье и другие — всего 12 человек. " ПЙа Комитед_лбщес1 в.енной безопасности было возложено ру ­ ководство полицией и в качестве основной'и главной~задачи — б о р ьба с внутренн£й.донгрреволюцией. ~ Конвент и комитеты осуществляли власть через посредство комиссаров и народных представителей^ кома'нДир7ШШГ~на места, и через народные общества и революционные комитеты, йзбТТраёмые местными коммунами. Строго цёЩралйЗОВ'ЯИиатг ГЛАВА V III. ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА J57 ByiacTbТсверху сочеталась с широкои народной инициативой снизу. Руководимый якобинцами Конвент и его комитеты находи­ лись в постоянном контакте с народом и прислушивались к его голосу. Революционные комитеты гркттии обращ ались часто не­ посредственно к Конвенту или к его комит^ам. Так, например, когда в июне 1793 г. в 1Гариже резко вздорожало мыло, что вызвало недовольство женщин, особенно прачек, Конвент по . предложению якобинцев пригласил на свое заседание делегацию прачек и передал их петицию на рассмотрение комитета тор­ говли.^ Связи якобинского Конвента с народом и поддержка на­ родом революционного правительства были главным источником силы революционно-демократической диктатуры якобинцев. В. И . Ленин в немногих словах замечательно определил су­ щество якобинской диктатуры и руководим ого якобинцами Кон­ вента; «...чтобы быть конвентом, для этого надо сметь, уметь, иметь силу наносить беспощадные удары контрреволюции, а не соглашаться с нею. Для этого надо, чтобы власть была в руках сам ого передового, сам ого решительного, сам ого революционного для данной эпохи класса. Для этого надо, чтобы он был поддер- _ ж а н всей массой городской и деревенской бедноты (полупроле­ тариев)»’ . Огром ную роль в организации р еволюционной власти и реали­ зации политической линии'^е'волюцио^ноГоТГравительства играл Якобинский клуб с его сотнями филиалов по всей стране. Я к ^ бинский'клуб был полигащсукиет стержнем р еволюционно<Гдик- т^туры. ‘ l iaectТгщгьысикими свидаии стари1Ш)го"з*ОаГобстав- лениого простой деревянной мебелью, украшенного бюстами М а ­ рата и Шалье, каждый вечер обсуждались._важнейшие вопросы жизни республики. Законопроекты, вносимые на р а ссмотрение Конвента, политическйе мерогГр^^ти'ягстоявшие на очереди дня, пбдвергались предва^итм ьном у. обсужденшо-й^-собрании якобин- ’ Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 34, с. 37.
158 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ цев. в все были равны между собой: здесь He_6jw^(^HH минист^юв^^^^ ни комиссаров — все были только" членами общества. Н о sa^O клуУ“создавал политические репутации. Центральный парижский клуб и местные якобинские клубы провоХйлйГ:сЖопроЕерк~^^ состава~св0их членов. Из среды якобинцев выдвигались руководители местных и' выс- ших о р ганов власти. ВажнуЮ-ВРль в системе революционно-демократической дик- татуры играли_ местные выборные муниципальные органы, на- родные о бщества и в особенности революционные комитеты. Революционные комитеты были формои~11Шр^1КОТо~у^аотйя“м а сс в государственном строительстве и революционной политике. Революционные комитеты избирались в составе 12 членов из чис"л а1 тол1Ггичгеггки~наБ^ раз витых и надежные граГЩан мёст- н о О о MMyHbiJли секц1^То£оЛ иё' злоу потр еблений или чрезмерного усиления личного влияния было постановлено, что председатели и секретари комитетов должны переизбираться каждые дВ^~неаелй~. Сеть революционныхпшжитвтдв'пиктшла всю Ф р а ^ и юТ~они‘~во3никали и“ деиство вали даже в самых глухих, медвежьих уголках страны. Просты е люди, еще три года назад ломавшие ш апку перед помещиком или судебным писарем, те­ перь в качестве представителей политики центрального револю ­ ционного правительства контролировали власти, активно вмеши­ вались во все сф еры общественной жизни. Комитет обществен­ ного спасения в специальном циркуляре, обращенном к местным революционным комитетам, так определял их роль в системе орг анов революционной власти: «...импульс, исходящий из недр Конвента, заканчивается вами; вы как бы руки политического тела, головою которого служит он, а глазами мы; через ваше посредство национальная воля немедленно ж е настигает того, на кого она направлена. Вы рычаги, приводимые ею в движение, чтобы разрушить всякое сопротивление». Революцию творили народные массы. Сотни тысяч простых людей, еще совсем недавно прозябавш их в политической дре­ моте, стоявших в стороне от больших социальных вопросов своего времени, живших ограниченными, узкими интересами своего м а ­ ленького мирка — затерявшейся среди лесов и полей деревеньки или узенькой улочки плебейского предместья, теперь, в годы революции, разбуженные громом ее сражений, поднялись во весь рост, оглянулись по сторонам и, впервые осознав свою мощь и силу, смело ввязались в развернувшуюся по всей стране гран­ диозную социальную битву. Ре^люиия создавала, выковывала_ндвых людей. Е е ^ о ^ и , ееj[ip5i5iHec|ai^yj^^ ее генера^Ге^ nyCjnnxHCTS'^^ce они за .немногими исключениями были нй1Гому_не.жв^^^ До революции. Д а ж е с чисто внешней сТоро'ны бросалось в глаза, что это была Щ)ежАе„.зсего революция молодых. И з вождей и
ГЛАВА νίΠ. ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА jgy ■^· ■ . .. .. .... .. . .. ..... .. .. .. ..... ....... ..... ... .. ..... .. ..... политических деятелей якобинской диктатуры один лишь М ар а т встретил революцию в зрелом возрасте-ему было 46 лет. О с­ тальные были много моложе. В 1789 г., когда началась револю­ ция, Робеспьеру был 31 год, Дантону — 30, Камиллу Демулену — 29, Бабефу —29, Шометту —26, Сен-Жюсту —22, Гошу—21 год. Все эти люди были новым поколением не только по возрасту: они представляли новые силы, зародивш иеся в общественных слоях, столетиями находивш ихся в полном политическом б есп р а­ вии и угнетении. Революция шла вперед и одерживала победы над своими мно­ гочисленными врагами главным о бразо м потому, что ее двигали, защищали и отстаивали ею же созданные новые люди, вышедшие из народа. Они были представлены не только знаменитыми, п ро ­ славившимися на весь мир именами вождей Французской респ уб­ лики, но и сотнями менее громких и известных, а порою и вовсе затерявш ихся в истории имен. Н о именно эти малоизвестные или оставш иеся вовсе безвестными люди, твердо и мужественно вы­ полнявшие свой революционный долг, обеспечивали победы республики. Таков был, например, Ж ан Антуан Россиньоль, парижский рабочий-серебряник, талантливый сам о учка, всем сердцем от­ давшийся революции с первых ее дней и оставшийся ей верным до конца своей жизни. Имя Россиньоля встречается уже среди участников народного восстания 14 июля 1789 г.— ш турма Басти­ лии. С этого времени он остается непременным и видным участ­ ником всех народных революционных выступлений: республи­ канских демонстраций в июле 1791 г., народного выступления в Париже 20 июня 1792 г., народного восстания 10 августа 1792 г., свергнувшего монархию. В о время восстания 10 августа Россиньоль стал одним из влиятельнейших членов повстанческой Коммуны. В период острой борьбы между Горой и Жирондой он, естественно, на стороне монтаньяров; он якобинец и примыкает к левому крылу якобинцев. В 1793 г. Россиньоль производится якобинским правительством в генералы и ему поручается коман­ дование армией, действующей в Вандее против мятежников. Р а ­ бочий генерал Россиньоль с честью справляется с возложенной на него ответственной военно-политической операцией. Н о о стр а я борьба внутри якобинского блока вынуждает к отозванию его с фронта; его заключают в тюрьму. Получив свободу, Россиньоль п родолжает революционную борьбу: в дни термидорианской контрреволюции он вступает в знаменитый «заш в^р ^ралних», руководимый Гракхом Бабефом. В годБгДп'реТсТории и консуль­ ства, когда многие из бывших деятелей революции уже давно перешли на сторону торжествующей буржуазной контрреволю­ ции, Россиньоль остается верен старым идеалам; этот бывший якобинский генерал к ажется опасным первому консулу — идуще­ му к цезаристской диктатуре генералу Бонапарту, и в 1800 г.
160 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — вдза=дм=в=ваа= ......... .. = = . . .'..Jiig=sgss==sa=g-gsg-g -Bas=aggsgBg==^^—а Россиньоль привлекается к ответственности по известному делу «адской машины» (к которому он был непричастен) для того, чтобы быть сосланным навсегда на далекие Сейшельские острова \ Таков был Клод Менессье, садовник по профессии, завоевав­ ший в годы революции доверие п арижского плебейства и избран­ ный в 1792 г. членом совета Парижской коммуны. Менессье в годы якобинской диктатуры бЁ>1ли доверены ответственные о б я ­ занности одного из руководителей полиции столицы. При всех превратностях судьбы он оставался всегда тем же убежденным защитником интересов народа. При Директории он примкнул к движению, возглавляемому Бабефом, и даже позже продолжал казаться опасным победившей буржуазной контрреволюции В 1801 г. он был сослан правительством Наполеона Бонапарта Плотник М орис Дюпле, якобинец, член Революционного три бунала, друг Робесп ьера, который жил у него на квартире позднее участник бабувистского движения; типограф М ом оро , видный деятель Клуба кордельеров, настойчиво боровшийся за углубление социального содержания революции; слесарь Дидье присяжный заседатель Революционного трибунала в период яко бинской диктатуры, затем неустрашимый участник многих тай ных революционных организаций в годы Директории и даже Им перии; скромный сын провинц^льного почтмейстера Друэ вп^вые ставший известным благодаря его роли при задержании королевской четы в Варение и с тех пор ушедший с головой в революционную борьбу; поэт, драматург и публицист Сильвен Марешаль, материалист и безбожник, сторонник аграрного за ­ кона, редактор одной из самых левых газет — «Парижские рево­ люции», позднее участник бабувистского движения; сколько еще других, таких ж е славных имен м ог'чо было бы назвать! Эти люди — плоть от плоти и кровь от крови народу — состав­ ляли, так сказать, среднее звено руководителей и организаторов революционного процесса; их имена были вписаны в историю французской революции петитом. А сколько было сотен и тысяч еще менее заметных революционных бойцов — боевых ру ко води­ телей провинциальных муниципалитетов, местных народных о б ­ ществ, революционных комитетов, дистриктов, коммун, секций в городах и селах 83 департаментов — низовых вож аков народных м асс, чьи имена так и остались затерянными в истории, но роль которых в повседневном революционном творчестве была воисти­ ну громадной. ' Огромные_килия народа, поднятого на борьбу энергией яко- /бинцев, кЪсени 1793 гУуже принесли свои первые плоды. Контр- 4 [Об ЭТОМ см.: Дилин В. М . Напо леон и бабувисты.— В кн.: Люди и идеи. М. , 1970.-
революционный мятеж был подавлен. В начале октября был взят рЪвой каре. Власть Конвента была восстановлена в большинстве департаментов. В Вандее войска республики перешли в наступ· ление,. сжи-мая-кодУ>11о1ж я тёж нйко в. Опиравшаяся на поддержку народных масс якобинская Аик- татура слом ила, хотя и не искоренила, контрреволюцию, выну- див ее уйти в подполье. ГЛАВА ν ίΠ ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА J0j Исход борьбы R КПНРЧНПМ ГЧРТР рртялся на полях сраж ений с европейской ко алицией. П о призыву Конвента словно из-под земли выступали все новые и новые батальоны. В кр атчяйншй с р о к было создано 14 армий. В начале 1794 г. республика вы- ст'авила против врагов bUU тыс . бойцов. В тылу создавались но ­ вые резервы'Г'Сён-Жюст говорил, что армия республики насчи­ тывает Т млн 200 тыс. человек. Это были невиданные до сих пор по размерам силы. С олдаты были плохо одеты и обут^ы. Но воинский дух и моральное состояние армии были превосходными. Немалая заслуга в этом принадлежала“ комиссар¥м“1С0нвента, особенно Сен-Жюсту, Л еба, Робеспьеру младшему. Они вооду­ шевляли солдат личным примером храбрости и отваги, руководи­ ли политическим воспитанием армии, способствовали укреплению дисциплины. Комитет обшественного спасения проявил большую энергию также на поприще мобилизации и приспособления промышлен- HDYtH к нуждам обороны. Решающая роль здесь принадлежала энергии и творческой инициативе н а р о д а . ^ ы л и созданы десятки предприятий, м ануфактур, мастерских по-Тгроизводству^^ушек, ружей, холодного оружия. В Париже под открытым небом ра- бОтали 258 кузниц. Производство ружей В"5 ряз~щтевБГсил0 Дово­ енную выраоотку. "Крупные ученые: химики, физлки, математи- ки — Бертолле, Монж, Перрье, Лагранж, Гитон-Морво η другие 1были привлечены Комитетом к решению задач обороны. Физик Л аг ран ж работал над расчетами по теории баллистики. Ьертолле руководил изысканиями по производству взрывчатых веществ, Монж выпустил «Описание техники литья пушек». Д ля улучше­ ния и убыстрения производства гюроха^ пушек и о р у ж ия в~ТТа- риже 1^Шй~Ту>чтт7пта--рёвп л^ на котор'ыУяОО че­ ловек, присланные из провинции, главным о бразо м канониры, дражны были слушать лекции крупнейших ученых того времени: Бертолле, М онж а, Перрье и др. Курсы с большой торжеСТВеи- ностью были открыты 19 февраля Г794т. Революционная энергия и инициатива11арода, соз’йдатёЛЕНЕГйтруд ученых и патриотиче­ ское воодушевление рабочих вооружили французскую ар м и ю / лучше, чем была вооруж ена армия ее противников. '—> В а ж ная роль в организации всей системы о бороны республи- ки принадлежала Л а за ру Карно. Крупный математик-теоретик, инженер по своей прежней практической деятельности, К ар но, 6 А. 3. Манфред
призванный революцией к руководству делом обороны , обн ару­ жил замечательные организаторские дарования. Стремительный, пылкий. Сен-Жюст вшсил в руководство о б о ­ роной тот дух революционного горения, которого недоставало Карно. Когда на фронте нужно было добиться перелома, вдох­ нуть новый наступательный порыв в арм ию , обеспечить успех, тогда эта задача поручалась Сен-Жюсту. Сен-Жюст в короткий срок преобразил до неузнаваемости Рейнскую армию, сделав ее одной из лучших армий республики. Большую работу по повседневному руководству сложным военным механизм ом выполнял военный министр, левый якоби- нец Душотт, скромный труженик, целиком отдававшийся своим многообразным обязанностям. Вопросам обороны уделял преимущественное внимание весь Комитет обшественного спасения в целом и особенно Робеспьер. Комитет по-революционному разрешил сложную задачу созда- ни^кОМандных кадров армии. Он открыл доступ к высшим воин- ским должностям каждому, кто мог п~рактически доказать с вое военное искусство и преданность революции. Военачальникам ^ г л о предъявлено .одно требование — умение побеждать. Ηέ“ϋΤ- вечавшие этому требованию несли~кару. У старТПГТёйё^лЬв. оставш ихся верными револю ции, ' часто йеГхцахада.революцйон- прй смелости и инициативы, и Комитет замещал их новыми, р о ж ­ денными революцией полководцами, в од ин-дв¥ 'г о д а ' с мейивШи- ми форму сержанта на генераЖский мундир. Гош был произве­ ден в дивизионные генералы и назначен комаВДУющ1тагарт!Шей, W rg a ему было всего 25 лет. Бывший мелкийТорговёц'Шур^ан. начавший свою с"луж"бу”унтер-офицером, в возр асте 31 год¥^был назначен командующим Северной армией. * Революция в' ко'роткий сро к дала французской арм ии целую плеяду блестящих полководцев й военачальников, вышедших, из народа, часто не имёвиГих воённогЬ образования,IfTo своими та- ' лантами, смелостью, инициативой оставивших далекоНозади ста- I рых генера;|ов кастовой дворянской армии. У ж е упоминавшийся / Лазар_Гош ^ рано умерший, полководец блестящего дарования, коТброго справедливо ставили в военном искусстве в ряд с Б о ­ напартом, был сыном смотрителя королевской псарни и воспиты­ вался у своей тетки — мелкой торговки овощами; он начал свой короткий жизненный путь со службы конюха. Р ан о погибший (в возрасте 27 лет)1г£Нер_ал_Марсо] которого считали олицетво­ рением отваги и храброст и французской революционной армии, был до начала своей военной., карьеры простым писцом у про­ винциального п рок урора^ КлеберГ— один из самых выдающихся полководцев революционнойг-армии - был сыном каменщик». В армии революции выдвинулись, выросли и сложились как военачальники будущие)знаменитые маршалы наполеоновской армии: крестьянин Лани, сын трактирщика Мюраг,'бывший юнга 162 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА M i l . ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА Jg3 ^^es========^===^======================5====s5^=======!5B==sa>===i=s—eB==a======-=--— II контрабандист Массена, ,сын ремесленника Бессь ер'и многие другйё'."Н этой армий впервые прославил себя TrtS'eaB'ecrHbifi оф и ­ цер из бедной корсиканский" дворянской семьи Наполеон Β ο ­ ήща£тГ .................. " Солдатам был рткрыт доступ к высшим командным долж- Аостям. в ^воих командирах'они видели своих товарищей. Но эта товарищеская~связь1Г¥релТнн0сть'общему делу — служению революции и родине — скреплялась и твердой дисциплиной; все усилия ко м исса ров Конвентя й кпм'андйров"были направлетяы на укрепление дисциплины. Эта зад ач а в армии, в значительной части состоявшей из волонтеров, была не из легких. Л иш ь после того как принцип «амальгамы» был последовательно проведен в армии якобинским правительством, дисциплину удалось укре­ пить и поставить па должную высоту. К 1794 г, эта задача была в основном разрешена. Результаты созидательного процесса рождения новой армии сказывались постепенно; их действие сохранилось еще и тогда, когда творцы этой армии давно уже сложили свои головы; из наследия революционной армии создавал свою славу Наполеон. Н о в ходе ожесточенной войны якобинской Франции с наступаю­ щей коалицией эти усилия уже к сентябрю—октябрю 1793 г. при· несли первые победы рёспу^икТ. ' 6—7 сентября в кровопролитной битве при Гондсхооте ф р а н ­ цузы p a зJ ^л и неприятельскии корпус генерала Фрейтага и з а ста- вили спешно отступить ганноверскую , гессенскую и английскую а р м и . Битва бьт’ла”выиграна благодаря инициативе и решимости комиссаров Дельбреля и Левассера. Генерал Ушар проявил в ходе сражения нерешительность и не сумел воспользоваться плодами победы — не отрезал англичанам путь к отступлению. Н о все-таки это была первая победа якобинской армии, она окрылила солдат и народ и вернула французам уверенность в своих силах. Битва ПРИ Гондсхооте была началом перелома в ходе воен.- ных действий. Успех переходил на сторону французов. ' 15-16 октября в ожесточенном с р а ж едди..У-Ваттиньи-4ГУК0В0- димая Карно и Журданом французская армия разбила герцога Коб^^ргского и овладела крепостью" М ' ^ ё ж . “'' Исход кампании был еще далеко не решен, силы врага еще не были сломлены, но после Гондсхоота и Ваттиньи стало оче- видным, что самые опасные дни остались позади, что Ф ранция начТТнает преодолевать острый военный кризис. Зимой 17 9 3 ^ 7 Э ’4~гг. французы взяли инициативу в свои руки. В де ка бре'1бь1л о с вобсгжден от англитан Тулон. Пртгвзятии Ту- л о н У Ътдйчился друживший с РобёсНьёрстг младштаг~ярл1цшй артилле|3н11ский офицер Наполеон Бонапарт. Ш г нЪ 1ие англи­ чан из Тулона было большой победой, воодушевившей всю Францию. 6*
Н а восточном ф ронте Гощ_Л ^Пишегрю тесшш^.австр44йцев-и n£^^jKOB"'B 'Эл ьзасе. Гош вселил в армию дух наступательного порываГ<<Тс^и меч~корпто»^,— гш^орип г>н,— нужно только сделать лишний ш^т»Г^ 6 де1^ р я Гош, назначенный накануне главно­ командующим о^^еиЗГармий, Мозельской и Рейнской, бросил свои войска на штурм позиций австр ийцев под В ейссенбургом. Сраже- н1йе“^л~йча'лось крайним ожесточением, но φpдндyJз.ьl_яJ)ocτнJЬI^^ шты]швыми атакам завоевали п_об^ду. Австрийды "ты. Ландау был освоббждел, Под нашском франц-узоа отступили" и npyccaKti. Бостачня я грянипя б ыла ппггтянпрленя, территория Франции очищена от врага. Революционная французская армия до^тигла превосходства над^р аг ом й~Оскуестве в самих основах военной тактики. Н о в а я, революционнаТЪойна создала новую тактику. Состоявшие и^подне^ольных ^срестьян или н армии коалиции, р)^Ъводотву_ясь_ст^^ правилами, дей- ствов¥лй~"медленно и обладали низкой^ маневрбс'пбсббностью. Они вели настУпл.ени_е,..располага^ войска “пр' Ш Ш Т 5Г^Тгастяну- тьГе линии. В ходе войны французы вы работали иной принадп построМйя своих войск, пополнявшихся в основном за счет осво- бол?Дганых~от-феодотБиого гнета крестьян. Выставляя впереди с т р о к о в у ю цепь,, гибкую и прдвижную,_рни сводили следующие за ней батальоны в сомкнутую колонну, обитадавшую^ болБШОП ударной мощью. был}1.улразднень1 л'4юмоздкие_обозы^^ мым значительно повышена мобильность войск. Энгельс писал: «.^..фр'а¥цузы достигли такой подвижнострГ и способности легко построить боевой порядок, такой, которые были совершенно не­ известны их противникам. В случае поражения они через не­ сколько часов оказывались вне досягаемости для преследующего их противника; при наступлении же они могли появляться в неожиданных пунктах, на флангах противника прежде, чем'тот мог их заметить» Большая подвижность и маневроспособность, концентриро­ ван на я ~гила'-удатга;пстремлен^ к до ст аж количеств ен иого 1тревосходств;^15адпротивником на решающем участке^^аков^ ^бьци важнеиш'йё'элем^ созданной в ходе ре­ волюционной войны и усовершёнствЬ'вашюи позднее Нап олеоном. Д о первых успехов в осенне-зимней кампании 1793—1794 гг. Франция оставалась изолированной и могла действовать, по вы­ ражению Бар ера, лишь «дипломатией пушек». Пушки должны были быть главным аргументом дипломатии и в дальнейшем. Н о по сл ел ердых.побед своевременно было декларировать принципы внешнейпол ^ и к и республики. ПВГ докладах“Ро6ёспьера в ноябре и декабре 1793 г. принципы эти были выражены со всей определенностью. Франц ия не на- ]64 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ® Маркс К., Энгельс Ф, Соч. 2-е изд., т. 14, с. 375.
мерена навязывать другим народам революционные начала си- лой ^^ужия. Н о она не потерпит ни малейшего нарушения суве­ ренных прав ее народа 'самостоятельно решать свою судьбу. «фр^тщузскнй^ТГарод н^ заключает мира с врагами, занявшими- ! его j r e ^H TQjijbQ:i^..r=-.^a--K-aTero7)^^^^Формула 121-й статьи ^ ,и-.-1СЙдаТит^ оставалась определяю1дей всю внешнюю политику ! диктатуры. 1^еспьер .отме^ и от программы рево­ люционной войны за создание всемирного со ю за республик, к чему призывали А на ха рси с Клоотс и его единомышленники, и от стремления к заключению компромиссного мира с врагам, к чему склонялись Дантон и его” друзья. Программа Клоотса была прежде всего оп асна тем, что увеличивала число врагов республики и могла затянуть войну до бесконечности; програ мм а Дантона вела к капитуляции революционной Франции в борьбе с реакционной Европой. Призывая французов к выполнению их патриотического долга, к р азг ром у контрреволюционной коали­ ции и изгнанию врагов из пределов родины, Робеспьер подчерки­ вал, что эта национальная задача французского народа отвечает интересам всего человечества. «Если свобода во Франции погиб­ нет,— говорил он, — вся природа оденется в траур, а человеческий разум отступит назад и погрузится в пропасть невежества и в ар­ варства... Деспотизм, как безбрежное море, зальет поверхность земного ш ара... Мы боремся... не только за людей, живущих те­ перь, но за всех тех, кто будет жить» ®. Сила патриотизма Робеспьера и якобинцев в том и состояла, что их патриотизм соединял национальные интересы со стрем ­ лениями к гуманизму. Н о этот повышенный патриотизм был лишь преходящей ил­ люзией самых передовых буржуазны х револю ционеров своего времени — якобинцев, отождествлявших задачи творимой ими ре- I волюции с задачам и человечества. Хищной, алчной, жадной до наживы, беспощадной в эксплуатации буржуазии был чужд и далек такой патриотизм. Интересы чистогана, классовые расчеты стояли для нее выше не только принципов гуманизма, йо часто и национальных интересов страны. Войны, которые ф ранц у зск ая ^ буржу а зия вела после падения якобинской диктатуры, во време­ на Директории и Наполеона, из справедливых, оборонительных превратились постепенно в завоевательные, захватнические. В о имя корыстных интересов французской буржуазии Наполеон порабощал и угнетал народы завоеванных стран; патриотизм вырождался в заносчивый высокомерный национализм, в агрес­ сивный, попирающий все принципы гуманизма буржуазный ш о­ винизм. Реакционлая империалистическая буржуазия в наше время ® [Робеспьер М. Избр. произведения. М ., 1965, т. 3, с. 67.— Ред.], ГЛАВА V III. ЯКОБИНСКАЯ ДИКТАТУРА j0g
не только отреклась от патриотических традиций своих далеких предков, но и встала на путь предательства национальных инте­ ресов страны, на путь национальной измены. Достаточно напом­ нить гибельную для Франц ии политику последних правительств Третьей республики накануне второй мировой войны и подлую измену Ла ва л я, Петена и других вишистских преступников во время оккупации Франции немецко-фашистскими захватчиками. Н о живы благородные патриотические традиции Великой французской революции. И х продолжает свободолюбивый му­ жественный французский народ во главе с его авангардом — слав­ ным рабочим классом Франции. Однако вернемся к истории якобинской диктатуры и внеш­ ней политике ее правительства. В соответствии с провозглашенными принципами внешней политики Комитет общественного спасения р а з вертывал и свою д и п л о м а т и ^ ск 'ш ! деятёльнбсТБ: ОТОтЁГёйидся--к- установлению д р ^ е ст в енных отношений с. Соединенными Штатами Америки, Щ вейцарирй, Лянирй, к о х р анению нейтралитета со' Шдшией и гянзейг.кими гпрппями. Ч ер ез тайных дипломатических агентов ^он "пытался, правда безуспешно, направить Швецию и Турцию *Ъротив сил кодлдцайУ Внйм'атёЛЪни следя“за-внутренней борьбой в лагере коалиции, якобинская дипломатия стремилась к углуб­ лению и обострению этой 6ор^ьГ,“дёржа курс на раскол коали­ ции. Последующие события показали правильность этой линии. Ужр и пркябре '17ДЯ г .Пруггия-И-Авг.трия через посредство датских представителей прощупывали почву для начала мирных переговоров. Но тогда врШ я для выгодного республике мира еще не настало. Только победы армии санкюлотов и поражения коалиции могли сделать Прусси ю сговорчивой. К тому яГе Англия' Питта·,"~^ Вля ясь душой коалиции, отнюдь п р еклонна бьиш., вопреки ошибочным расчетам ДантбВат прекращать борь- бу. Напротив, она старалась р асширить и активизироаахь-4шти- французскую коалицию. Исход борьбы оставался все еше лере- щенным, По”-ЩёЗкнему все-тгланы республшйГдолжны были строиться на силе оружия, на «дипломатии пушек». J00 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
♦Глава IX* ГЛАВА IX..ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ ВЛс5кЕ |βγ ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОКЕ ОРОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ Между тем достаточно было уже первых побед, чтобы внутрен­ ние противоречия в ла ге ре'~як6бинс кой диктатуры всплыли н’аружу. ' Революц ионная война, социальная политика якобинской дик­ татуры и созданный ею режим резк о изменили весь общественно­ экономический облик Франции. Я^^бинская диктатура в короткий срок выполнила то, чего не смог'лТ~сдгла гь б урж уазтгая~тгевояк>цня-на-всех-птгедыдущих этапах своего раз1итияГ Революционно-демократическая дикта­ тура якобинцев железной рукой сломила и выкорчевала ф еода­ лизм и вымела средневековый хлам феодальных пережитков, ме­ шавший развитию производительных сил страны. Тем са м ы м она очистила почву для свободного, беспрепятственного развития буржуазных отношений. ........... Н о социальна^экономическая политика революционного пра- вителътггна, продиктованная з адачами войны и в известной мере HHTfp“^?MH κί^τ*~»ρΗ~Μ <^ьГп ΗΡ0(^χ*~»ΠΗΜ яко б и н­ цам для победы революции, создала для буржуазии ряд новых 'ограничений. Я т о бинское п равительство, расчистив путь разви- тиго“6урЖуазных отношений, в то же время установило с«{стему максимум^ТГТ?етсвизиции,~вЛ'астао 'вмешивал0Ть в~сфёру~эк^^^ м ич^ких интересов буржуазий и ограничивало стремление*· ее хйщнйческй'х элёмёнтов к капиталистической наживе. В этом и было основное противоречие якобинской диктатуры, из которого Bbrpactali и ряд производных. Посколыу^ государственное вмешательство ограничивалось сферой распределени-яГнё затрагивая сферы производства (о с­ вобождённого,' напомним еще раз, от связывавших его ранее феодальных пут), репрессивная и ограничительная политика яко­ бинцев не могла ослабить экоиомЕчёской’ мощи буржуазиТ!. '' У гр о з а “ ^Ст'а'вр¥цйй· фЖдаЖГио-Жсолютистского строя , кото­ рую 1неС7га~»а -t^Btyifx-nrraKax~eKiTOiigftCKgg~ ко али'ция','~з а ста вл яла буржуазию7вклю¥а'я~зажйТ0чйы'^е деревни, мириться в усло­ виях критического положения страны с режимом револад диктатуры. Спасти Францию от иностранного порабощения и основные завоевания буржуазной революции от феодальной
108 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ реставрации могли в то время только якобинцы — решительные и твердые буржуазны е революционеры-демократы, вставшие на путь плебейских методов борьбы. Н о созданный якобинцами революционный режим буржуазиям и зажиточные слои деревни терпели только кжтатгужжшгыи ίΓвременный. По мере улучше­ ния положения на''фрш1Т'ахЪ"н все б6лёё“решительно выступали против него. Уж е вскоре после победы при Гондсхооте против Комитета общественного.cnaqeHH^ выступила о п п о з и ц и я :'^ сентября на заседании^ Конвента rj>yjina депутатов, близких к Д антону — Гупийо, Делоне и другие, подвергла резким нанадкам Комитет общественного, спасед^ В тот же день Эбер на заседШШ^ бинского клуба потребовал установления*- конституционной^ ис· полнительной власти. «Этот день стоит Питту трех побед», — го­ ворил Р обесп ьер, считавший единство якобинцев и единство на ­ рода необходимым условием для достижения победы. Комитет^ у.сллил ^_свою__.власть. После принятия Конвентом 10 о ктября декрета о Временном революционном правительстве полномочия Комитета были значительно расширены, а его п ре­ стиж и авторитет поднялись еще/въцие “У сту па ть с Комитетом в открытую борьбу станов^илось _^ искованно. Д^а й опвсности, угрожавшее стране, были еще так велики, что сама буржуазия нуждалась в яростной энергии якобинцев, понимая, что без их железной руки не отразить натиска коалиции. Открытая о ппо­ зиция Комитету cмoлκлa.J ^OLαбнapyжившиecя 25 сентября в р а ж ­ дебные якобинскому правительству силы не прекратили борьбу; она во^с^бновила^ьзераахамо£.ко^хкое_ве^ В т о 'ж е 'время политика^якобинского^ хотя оно^1Г ^Грал0сь^да^ш)Адержку»41леб£Йсхва^и1е.^ овлетворяла и не могла удовлетворить всех требований плебейства. ~ . Гор од ск ая йсельская'|беднота по-прежнещ1о^ставя^^ угнетенноТГ, обездоленной частью общества. Хотя закон о м ак­ симуме и карательные 'мфьГ'против спекуляции давали санкю­ лотам какую-то заш,иту от произвола спекулянтов и тем самым сохраняли возможности поддержания минимального жизненного уровня, но сами эти законы, как и вся социально-экономическая политика якобинцев, мало что меняли в общем положении пле­ бейства. По-прежнему эти беднейшие слои общества подверга­ лись жестокой эксплуатации со стороны богатых. Более того, хотя представители народных <<HH30B»\^a^cjBm^iHVH притом весьма активно; в различных “ор га нах революционной власти, плебейство, в первую очередь р"^бс)Чй£^.^ыло.сковано в самой возм ожности вести борьбу за улучшение^и изменение своего по­ ложения. ■— ^ Законы о максиму1у^ на за£айо1 ную_пл_ату, поддерживаемые всей мощью аппарата якобинской диктатуры, лишали работах возможности в рамках легальности добиваться улучшения рпла-
ТЫ труда и условий жизни. В то же время в силе оставался закон /л £ Т 1 Гапелье;'3^^ рабочим--об:ьё5аняться --для-защиты '^'cbWX интересов. Этими1аконами якобинское,прявительстао свя- зывало р а ^ ч и х по рукам и ногам, Они^логли теперь подвергаться и на самом деле подаёргались с а м о ^ жестокой эксплуатации со стороны предпринимателей, не имея ни права, ни практической возможности бороться против нее. Деревенская беднота, надеявшаяся, что с установлением ре­ волюционной диктатуры якобинцев ее положение изменится к лучшему, должна была вскоре разочароваться, в своих ожида­ ниях. Я ко б1Шское правительство и его агенты на местах не счи­ тались с нуждами и интересами деревенских ВедняШв,^^“ж ^ тр'ебуярхяих. выполнения^^сехобязй и в то же время отказывая им в помЪщй. В"1^о*н'фл~иктах между беднотой и зажиточной верхушкой деревни правйТелБСтвенные агён"ты нередко становились на сторону 'послёдних“. Б ы р о с ш а я и окрепшая за годы революции деревенская зажитотнвя верхуш­ ка, сумевш ая приобрести крупные земельные владения, хищни­ чески эксплуатировала бедноту. В петициях и жалобах сельской бедноты того, времени звучат голоса протеста против засилья богачей. Так, например, в « Рап содии наблюдений», представлен­ ной Конвенту одним из граждан коммуны Каппельбрук (депар­ тамент Н ор) в декабре 1793 г., говорилось: «...я с прискорбием замечаю, что все захвачено крупными земледельцами в ущерб поденщикам и малосостоятельным лицам...» . Санкюлоты комму­ ны О ссэ в феврале 1794 г. писали в петиции: «Вы установили равенство состояний и положений. Дайте нам также возможность обойтись без богачей, которые по сие время пьют наш пот и кровь...». В обращении Народного общества коммун Мейналь и Ож еа в июле 1794 г. выражалось негодование: «Богатые себя­ любцы, прирожденные враги равенства, хотят воспользоваться преимуществами новой конституции, не делясь ими с неимущим и трудолюбивым классом. Они... захватили в свои руки имения; они поснимали в аренду все земли... Н ад о бн о уничтожить эти чудовища, торгующие нашим потом. Постановите, чтобы никто не мог арендовать земли больше того, что может сам обраб о­ тать». Д а ж е , из этих отрывочных документов видно, какие острые формы принимала л^лассовая борьба в деревне во время якобин­ ской ликтятуры. Н о якобинское правительство не сумело найти..г1равильной /И последоватёльн0й"";шнии до^отношению к разным классовым rpvnnaju н горояе и^д ё ] ^ рёвЬлюцШннбгоТёрр^^ пресдедования спекуляции, р^визиций, государственного вме­ шательства в часТную инициатаву якобинское п ^ ~витёль_ство вос- ста навливаяо против себя крупнособственнические, спекулятив­ еные^ Xшдничес кие элементы гор одсkoj^ _и _сельскои 5ур^а^ии . В то же время оно нтего не‘делало лмя того, чтобы прочно ГЛАВА IX. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОКЕ jgQ
привлечь к себе бедноту города и деревни, о беспечить себе устой- чивую п0Ддё{5жку этих обхцёственных групп, что было в о зм о жн о лишь при твердой и последовательной защите их интересов. У-^ кобинского правительства не было вообще и не могло быть единой и последовательной линии. Представляя собой разнород- ,ный в~ классовом отношении блок. якобинское_правительство и в'своей·политике отражвтго "против^ечие интересов разных об­ щественных груШГ.'Эт’а политика была противоречива по сам ом у св0ёму“сущ¥ству. Щ т - ф о ^ мировании политической линии, а за- тем при осуществлении ее н а пра к тике сталкивались стремления 1Гйнтересы разны х о бшествённых групп, входивших в якобинский -~|^ок,_Слёдствиём этЪго нередко были колебания и отклонения в проведении намеченного политического к урса, а иногда и мно­ жественность политических линий, идущих от руководящих о р г а ­ нов революционного правительства. Руководящая робеспьеристская группа в обостряющейся классовой бо,рьб.е внутри якобинского блока~гГыталась сох^£Нить среднюю линию. Якобинская «'партия'»' не была ни в классовом, ■ни'в идейном отношении монолитной, и на деле получалось, что руководящая группа — робеспьеристы — не стала самым револю­ ционным, самым левым направлением в рядах якобинского бло­ ка. И ранее «бешеные», а затем левые якобинцы были левее робеспьериетов. Они представляли, как уж е говорило сь' "самые революционные .сл.ои вч<л^1сс о в о 1 шзнородно^г1 гк£бинском^ б и евотш'давлением на руководящие (робеспьеристскйё) круги·^ якобинского правительства способствовали развитию революции. 170 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ —ЛЕВЫЕ ЯКОБИНЦЫ ^ Активное участие плебейства в революционной борьбе накла­ дывало отпечаток на весь революционный процесс. После р а зг р о ­ ма, «бешеных», непосредственных представителей плебейства го­ родов и сельской бедноты, защита интересов этих групп, общест­ венное выражение их стремлений перешли к левым якобинцам. Левы£1якобинцы - Шометт. Паш . Гужон. Бушотт и другие, ранее тесно связанные с н”ар0йь1мТГнизами, искренне стремились см яг­ чить нужду бедноты, улучшить ее положение. Шометт и П аш как руководители К о м м у н ы П ариж а энергично изыскивали сред-' ? тва п^одоления продовольственного кризиса. КоммунаТподхва- тив инициативу секций, ввела в П а р и ж е кГрточки на хлеб. Шо- метт требовал посадки oBtnueff в~Ш>оМ" ■ с~ад^ и парках. Левые якобинцы настаивали на точном выполне­ нии закона_ о _максимуме, ня суровых ррпресгиях против его на- рушитёдейи в особенности н а беспощадной борьб е против спе- кЧ'ЛянтовТТЦометт шел еще дальшеТ он предлагал, чтобы ману­ фактуры и .мастерские, оставленные CB'0HMH~~1^3fleB aSm 7 -6ttaH -
ВЗЯТЫ В руки государства и чтобы республика экспроприировала ToproBfiie фирмы, не подчинявшиеся за конам о максимуме. Пьер Гаспар Шометт б ыл самым выдающимся представите­ лем левых'якЬбинцёв. К началу революции ему было“всёго~2б'лет, но 'зТТго плечами уже л<ил корабельным юнгой^, фельдшерам, .утхелем_в _ .школе'. Сам бедняк, человек совершенно чуждый всякого корыстолюбия, гор­ дящийся своей бедностью, своим спартанским о бразо м жизни, Шометт прекрасно знал тяжелую жизнь плебейских низов, знал страдания и нужды бедноты и твердо, настойчиво и упорно з а ­ щищал ее интересы. С первых ж е дней революции он с головой ушел в революционную работу. В демократическом Клубе кор­ дельеров Шометт вскоре стал одним из самых активных и влия­ тельных руководителей. В дни бегства короля в Варенн и после­ дующего кризиса Шометт был одним из главных з а стрельщиков движения за о тстранение ко'ро'ля'от~ власти. E m j принадл^ежала значительная роль в событиях 10 августа 1792 г. и в особенности в развернувшейся затем борьбеТ о No и Жтгоонды. Когда в ноябре 1792 г. состоялись перевыборы Π^Έ5κδ1ωίΓ Коммуны, проходийг^ шие в обстановке острой борьбы между жирондистами и мон» тань ярам и, Шометт^ в немалой степени способствовавший успеху последних, Ёыл -избрян прг>куропом Коммуны и , с этого времеш! до самой своей гибели остава лся ее бессменным авторитетнейши'м руководителем. Горячий поклонник Р у ссо и античных писателей (на имя гре­ ческого философа Анаксагора он сменил во время революции свое подлинное имя Пьер Гасп а р), Шометт был врагом церкви и религии: в качестве р,уководителя Коммуны он р евностно про- вогдил в П ар и ж е политику дехристианизации, противопоставляя CTapoli религии «культ Р а зу м а и Йстины». Н о посл~ё ~декрётаТГон- вента-хг-сво(5бде культов он беспрекословно подчинился его р е­ шению. Шометт выделялся д аж е среди левых якобинцев не только своей последовательной защитой интересов плебейства, но и преимущественным вниманием к социальным вопросам револю­ ции. Он понимал, что крупные 1 ю ли1ичеикие перемены, произве- "Д^нкые революцией, при всем их прогрессивном значении, кото­ рое он полностью признавал, очень мало изменили положение неимущих классов. Одним из первых среди якобинцев он увидел и понял, что на смену феодальному угнетению и кабале приходят ^ р ж у а зн а я кабала и гнет. «Новые господа,— говорил Шометт в речй~5 сентября,*-■не менее ужасны е, не менее жадные, под­ нялись на развалинах феодализма. Они захватили собственность, принадлежащую их старым господам, и продолжают двигаться по пути, проложенному преступлениями». Понимая все значение сохранения единства в ряда'х якобинцев и укрепления револю­ ционного правительства, Шометг пытался направить якобинскую Г Л А В А IX. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОКЕ |у|
J72 · ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ г.^ w.,|,r,„Y против спекулятивных, хищнических эле- ментов бурнГуазии. на поиски средств дли улу»ЯЬ^нйя социального положения обездоленных и угнетенных общественных групп. ' Влияние левых якобинцев в о р г а нах революционной дикта- турб _б ш о велико. В то же время объективный ход вещей — р1Стущие’ потребности войны, сопротивление контрреволюцион­ ных и спекулятивных элементов — толкал революционное прави­ тельство на дальнейшее расширение государственного вмеша­ тельства во все сферы общественной и экономической жизни. Конвент усилил налоговое обложение богатых. Он взял на учет золот0~и сер ебро, принал.п1^жятгте^-дя-стным; ^шп октябре он“учредил Центральную комиссию продовольствия и снабжения во главе с Г у ж о н о м, получ1{вшую~вёсьма 1цирокйГё права· ретули- ^рованйя.1экЬш жизни. ПродовоЖстЪ'ён'йой комиссии тр'ыдо предоставлено п раво реквизиций ТГ'рас1Шряжстий· у р о ^ е м . Трудности в удовлетворении потребностей армии, количественно значительно выросшей, побудили Конвент принять 15 ноя бря (25 брюмера) декрет об отмене «семейного запаса» при рекви- зиттиях прплпводьгтвия в перевне. ^ Ю 1 лекрет предоставлял ор г а­ нам власти _право реквизиции всех продовольственных, фондов крё^тьянства. Как объявляла продовольственная комиссия, декрет «превращает в общую собственность продовольственные запасы республики». Д екрет этот был встречен враждебно иму­ щими и отчасти средни1У<и слоями деревни, они стали оказывать сопротивление проведению его в'жизнь. Сам и руководители якобинского правительства, противившие­ ся раньше максимуму, теперь, после того как он стал законом, требовали его безусловного выполнения и суровой кары саб от а ж ­ никам. Сен-Жюст и ЛебаТ ^Дучи командированы в Эльзас, изда­ ли характерное постановление: «Уголовному трибуналу департа­ мента Нижнего Рейна приказывается сносить с лица земли дома всех лиц, уличенных в ажиотаже или в продаже по ценам выше максимума». В Париже Революционный трибунал отправлял {п е197лянтов на гильотину. \ У Як о6йЖы" стремились .изменить и общественную жизнь .стра- ны. её быт и нравы в соответствии с их республиканско-демокра­ тическими идеалами.' Буржуазная революция представлялась им нааалом-ловойэр^11.<1еловечества, великим с р а ж ением, открываю- mntj. луть к счастливому будущему. Заимствуя оВраТцы 'и при­ меры из античного прошлого, они рисовали себе мир будущего и себя самих — предшественников и зачинателей этого нового мира — в покровах строгой античной простоты. Они о бращ алась к образам героев Спарты. Афин, республиканской Р има и напо- миналй об их граж данских добЛодетёляЕ'Этйх ж е добродетелей 0Н1Г требовали στ своих совремённиковГ ....... ........ . Конвент ,афйцнально дстфетировал з амену обращ ения на «вы » обращ ением на «ты». Й з театра,, литерату^ы^'жйабншти,: му-
зыки были изгнаны легкомысленные, фривольные мотивы; их за- менйЛа суревая-Т€^хражд-а44скйх-дебтп^хп^'и долТа. Был введен новШГ рё^ва;г|ационный делился на 12 мес^ще» по 30' дней_в и ж д о м Г п я т ь дoπoлниτeльньIX“дΊΐёи"н~aзblвaJlиcв санкю лоти^^ . Дёнь~пров0згл^а1цен^^ республики, 2^сентя5р^, считался первым ^нем первого месяца — вандемьера, за ним д 22 ор^ября шел брюмер, затем последовательно ^фримерГттр- в^озГпдювтаз, вантоз, жерм иналь, фло^^^^^ прериаль, мессидор;' термидор, ф р юктидор. Каждый месяц делился н^ три д е к ^ ы ; дни^ декады_ обозначались названидки1. ^стёниС 1эво1дей" й вотных. Новый революционный календарь приобрел обязатель­ ную силу. ' В ходе борьбы против к о нтрреволюционных элементов духо­ венства осенью 1793 rjio_B ^ '^ ^ истйанизаторское» движение, напра1^л4нное против религий ~й цермд, Έ городах и сельских местностях закрывались церк1ви (например, Собор_парижской бΌfШ~at^‘pиΰыл"яpiвpaщeн к «Храм . Свободы»), в зданиях церквей ycτpaiIвaлиcь π^^^ та Разу ма»; мтогйе священники, ^ том числе и высшие, о'трёкл'ись от сана. Застрельщиками и ' исполнителями политики «декртт-" ~ " стйанизации>^'5ылХ нёкото левые якобинцы (Шометт) и эбер- тисты (Эбер, Фуш е). Я кобинское правительство официально не санкционировало этого движения,; но_в_тё^^^ нтеоторого вре- менй/не" чинило ему никаких’ пр^^^ как бы молча согла­ шаясь с ним. Однако и в городах, и в особенности среди крестьян­ ства, подавляющее большинство которого было неграмотным и сохраняло религиозные верования, эта политика вызывала резкое недовольство. В конце ноября Робеспьер подверг в Якобинском клубе по- лит1ику~<<ДеТрйсТи^йз^ рез к 0Г критике~прёжде^сего с точки зрения политических и государственных интересоОТод~влйянием .выступления Робесп ьера ее осудил один из ее авторов —Щометт, а вслед за ним от нее отказалисъ Эбе^ и др. Осудил ее и БабефГ 5—8 дека бря Конвент по докладу Ро^беспьера п р и н я л декретоТво- ^ о д е культо¥! Секретный осведомитель доносил, что" декрет появился весьма своевременно: «Огонь уже тлел под пеплом и в ближайшее время привел бы ю-ужасному взрыву». Конвент, однак^^ . прекржйл ..и .не_ ослабил^^ тех элементов^ здховенства, ко^^ против^.Е^волю- цион ной„дикта-туры. Проц есс углубления революции, отпечаток плебейских ф орм борьбы вызывали резкое, хотя вначале и скрытое недоволь­ ство. буржуазии и зажиточных слоев крестьянства. Ни эко­ номическая политика якобинского правительства, ни создан­ ная им политическая система, ни общественные идеалы якобин­ ских вождей, ни их строгая мораль не отвечали хищническим расчетам и жадном у с'^р.емлению оперившихся собственников- буржуа к обогащению. Г Л А В А IXt ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОКЕ |уд
J74 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ДАНТОН И ДАНТОНИСТЫ Война и порожденные ею условия создавали вопреки огра- ничитёльным мёропртгатиям -якобтгнцев Злагоприятную питатель­ ную среду для обогащения ловких, предприимчивых дельцов и 5ыстр0'го"7>бст;а^[1ёкулятим 'Буржуазия и’ зажиточные слои деревни оказывали сопротив- ленйё^вутршшей ттшштикё'революционного п р а вительства. Т ор· гонцы~йПп'[юмышлённикй с1<р^^ товары и продавши'их из-под п оЖ Г К у л а к и 'прятал¥~зёрно и продукты^Хпекуляцйя; ~приняв нёлегал1эныи ' ха'рЖтёрГ продолжалась S' широких размерах. Собственнические элементы обходили закон о максимумёГИзвра- щая его, и вели против него борьбу. Скупка и перепродажа звонкой монеты, перепродажа нацио­ нальных имуществ, спекуляция дефицитными товарами, поставки в арм ию глужиди источником быстрого накоп-лениД богатств. К а ­ рательная политика революционного правительства не могла приостановить спекулятивного обогащения за счет бедствий на­ рода. Новая буржуазия вырастала из всех пор освобожденного от феодальных пут буржуазного общества. Некоторые элементы в рядах якобинской партии занима­ лись — под ^ флагом политики «решительных революционных мер» — хищениями и личным обогащением. Так, Фрерон и Баррас использовали эту политику для сколачивания личных состояний и присвоили себе 800 тыс. ливров казенных денег. Неудивитель­ но, что эти «крайние террористы » стали позднее главными деяте­ лями контрреволюционного термидорианского переворота. Сопротивление хищнических буржуазных элементов револю­ ционной политике якобинского правительства возрастало.. Оно находило свое отражение и в рядах якобинского блокаТстановясь ' все упорнрр и р.мепрр по-морр упуч»1рния положения на фронтах. Притягательной силой для оппозиционно настроенных эле- ментов яко^йтпжого-блока с laJl Дантон. После гибели'Марата он оставалсяПнаряду с Робеспьером самой крупной фигурой рево­ люции. Роль Дантойа в критические дни 1792 г., его деятельное участие в руководящих органах республики и талант народного трибуна обеспечивали ему, даже после его устранения из револю­ ционного правительства, большое влияние на народ и положение одного из вождей якобинской «партии». Но, как писал Маркс, Дантон «несмотря на то, что он находился на вершине Горы... до известной степени был вождем Болота» *. Пламенный патриот, готовый яростно драться с врагами, напавшими на его родину, Дантон отнюдь не обнаруживал такой же решительности в ост­ рых вопросах внутргнней политики революции. Иjlo и после вос- стания 31 м ая—2 июня он искал компромиссного соглашения ’ Маркс К , Энгельс Ф. Соч. 1-е шд., т. 3, с. 609.
ГЛАВА IX. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОКЕ ■■■■■■яддма.!.—~·ί·ι --------- », a^g^aga,-' ~saaggg^· ■*"■■■ ,— i с жиронд истми. в социальных вопросах он противился поли- гике «револю ц ионных крайностей», и если иногда ему случалось их поддерживать, то только по тактическим соображениям или для со хранения своей популярности. Время революционных дерзаний Дантона осталось позади. Всеми своими_^я_зями. образом мыслей и поведением, личными склонностями, алчной жадностькГк жизни“ не только к борьбе но тг'н 'аслаждениям и материальным благам —он был св^з^ с быстро растущей, молодой, хищной буржуазией^ Он сам _^ а з- достижении личных целей большой разб орчиво сти в средствах. Осенью 1793 г. Дантон ушел на время в частную жизнь, но, оста­ ваясь в тени, зортоПслед^ и продолжал влиять на борьбу, развертывавшуюся в яко5инс1рм~блоке. Вокруг него сгруппировался ряд видных членов Конвента и Якобинского клу­ ба, объединившихся не только на почве связей с бывшим вождем, но и на почве общности политических взглядов. Камилл Демулен, Ф абр д’Эглантин, Филиппо, Л е ж андр, Делоне и другие составля-^ ли ближш1шее окружение Дантона. С'^осёнй'Т793 г. дантонисты в ы с т у п и л и как сторонники поли­ тики умеренности. В замаскированной, а иногда и достаточно открытой фор м е дни требовали ослабления революционной дик- _ татуры и возврата к конституционному порядку, отказа от поли- тики тер р о р а , смягчения всей репрессивной политики прЖителв- ства, создания Комитета милосердия, свободы печати и т. п. В вопросаГ^неТДне^й нпл итикн ;Д-ят1тон^ п ёр т иен ия я я достиг­ нутые на фронтах успехи и ошибочно рассчитывая на приход к власти английской парламентскрй оппозиции во главе с Ф о к ­ сом, стремился к достижению мирного соглашения с Англией. С течением времени « снисходительные», как стали называть дантонистов, становилис все смелее. Не реш аясь еще открыто нападать на Робесп ьера и комитеты, они сосредоточили огонь против «ультрареволюционеров», как они именовали левых яко­ бинцев и эбертистов, и з о б ра ж а я революционные «крайности» главной опасностью для революции. Н о уже в No 3 своей газеты «Старый кордельер» Камилл Демулен с присущим ему литера­ турным блеском, в форме экскурса в историю римских импера­ торов подверг осуждению и осмеянию всю систему революцион­ ной дио<татуры. Камилл Демулен, в прошлом друг Робеспьера, а затем ближайший сподвижник Дантона, стал как бы официаль­ ным публицистом «снисходительных». Его «Старый кордельер» превратился i πvбли^чJίУ.ю__трибуну дантонистов, в оргаи-ттропа- ганды политики торм ожения революции. В ряд ах «снисходительных» было много людей, в своей част­ ной практической деятельности порвавш их с якобинскими прин­ ципами, с верностью революционному долгу. Различного рода спекуляции, использование служебного положения в корыотных
V, 176 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ИГ·-.·!- .......... ш.. ■ I. I ■ — — — — ,1 I...·.I — — целях, хищения, взяточничество, казнокрадство были достаточ­ но широко распространены среди депутатов и политических дея­ телен, составлявших окружение Дантона, тяготевших к нему и поддерживавших его требование «модерантизма» (умеренности). Дантонист Ш аб о , видный депутат Конвента, член Комитета о б ­ щественной безопасности, за крупные взятки (б 200 тыс. ливров и более) оказывал за счет государства незаконные «услуги» всяким темным дельцам, вроде английского ба нкира Бойда. Ф а б р д’Эглантин, весьма близкий к Дантону, проявлял разносторон­ нюю изобретательность в приумножении своего богатства, не брезгуя никакими средствами — от спекуляции и взяточничества до казнокрадства и фальшивых доносов. Ш або, Базир, Делоне, Ф а б р д’Эглантин, Жюльен (из Тулузы) при ликвидации Ост- Индской компании получили за незаконную махинацию, при­ несшую ущерб государству, взятку от компании в разм ере 500 тыс. ливров. Темные связи этих хищнических дельцов шли дальше подпольного спекулятивного м ира; они смыкались с р а з ­ личными авантюристами, вроде барона Батца. Новая хищническая спекулятивная буржуазия нашла в лице дантонистов свое политическое представительство. ЭБЕР νί ЭБЕРТИСТЫ С лругой стороны, зимой 1793—1794 гг. против руководящей революционным правительством р обеспьеровской группы усили­ лось и давление слева, со стороны эбертистов. ФТа1ц.ШГ'э6ер- fifcTOB выступала внешне как непримиримБ^противник данто­ нистов и как прямая их гГротивоположность. Эта фракциТне была однородной. - Дидер_ее —талантливый журналист Ж. Р . Эбер с конца 1791 г. был.связан-« -"л«»шш^жйбшщаШ1' йусвоил в об ­ щей форм е их в'згляды и аргументацию. Выступая-‘пршЧNo,«бе- шенщ,»^ _о_н _в .тр_ж е в^емя_, заимствовал те их лозу нги и тре^&- вания. которые были популярны с реди санкюлотов. О^Гучаство- вал в во5ытйях'“Г0~августа” й“3 1 'м а я и в 1793 гг был избран заместителем Шометта в Коммуне. Своей газете «П ер Дюшен» он придал характер боевого простонародного листка. Призывая к расп раве с врагами революции, эта газета на своих страницах громила священников и аристократов, спекулянтов и скупщиков. С 1юября—дек абря 1793 т. Эбер стал отделяться от якобин- цевГр^ходясь с ними по кардинальному вопросу —об отношё^ НИИ к революционному правительству, а затем и по другим вопро- сам — и постепенно образуя свою собственную группу. Все затруднения революции Эбер предлагал разреш ать с по­ мощью «святой гильотины». Он требовал коренной реформы си­ стемы революционного правосудия: отказа от постоянного и определенного соста ва Революциднно^го трибунала^ упразднения
обычного судопроизводства и замены его импровизированными нар^йДНБгаи-еуяам1г. -(>&рупгаваясь"на спекултштов, с к у п Щ 1 Т к о в и торговцёв"во0бще, Эбер не делал различий между крупным опто­ виком и уличным πρηττ3·^'ι?5ΤνΓ~3Έ)ϊ6ΗΉΓ настаивая на реп рессиях против .Т£х-илругих. Он яростно т р е О о в а л преследования ц е р к в и и священников и был одним из наиболее горячих приверженцев «культа Разума». Одновременно — в противоречии с этими ультрарадикальны­ ми взглядами — Эбер нылнигял требование возврата к консти­ туционной исполнительной власти, т. е. к отказу от революцион- нок диктатуры. ^ осени_. 1793 г. Эбер , манёврируя-и-коотеблясь, повел атаки против революционного правительства. В печати и в Як обинском клубе он выступал против «снисходительных», но, ударяя по Демулену иДантону, меттгл в-Робеспьера и Комитет общественного спасения. К Эберу были близки и в той или иной степени разделяли его взгляды командующий революционной армией Ронсен, тесно связанный с ним работник военного министерства Венсан, член Комитета общественного спасения Колло д’Эрбуа, Фуше, буду­ щий министр полиции Наполеона. При всем различии между этими людьми общими для всех них были пррпаганда и практи­ ка крайнехо.тер р ор изм а, политика «дехристианизаций», кр~агйннй радик ализм взглядов при отсутствии определенной ишгожитёль- ной программы! ' .................................- - - -............................ В'течение некоторого времени по ряду вопросов, и в особен­ ности в области политики «дехристианизации», была известная близость между Эбером и Шометтом (кстати, они оба возглав­ ляли Парижскую коммуну). Но с конца 1793 г. Эбер и его груп­ па, с одной стороны, Шометт и шедшие за ним левые якобинцы, с другой стороны, резко разош лись в вопросе об отношении к ре­ волюционному правительству. Тогда как g 6 e p логикой борьбы пришел к открытому конфликту с революционным правитель- ством~и BCT^iiHa путь борьбы против него. Шометт и шедшие за ним левые якобинцы считали необходимым и главным ттод- держиват'ь я кобинскую диктатуру й осуждалй выступления τιρο- тив нее эбе]ртистовГ Эбертисты осуществляли свои взгляды и на практике: Колло д’Эрбуа, Фуше и Ронсен, командированные в Лион для выпол­ нения революционного правосудия над мятежным городом, не ограничиваясь разумными репрессиями, встали на путь огуль­ ного террора и бессмысленных, политически вредных жестоко­ стей. Комитет общественного спасения, о су ж д а я их деятельность, отозвал их. .Такими же жестокостями и злоупотреблениями з а ­ пятнал себя и Каррье в Нанте. Он был тоже досрочно отозван Комитетом. В защитные цвета «крайнего терроризма» маскировались в то время и некоторые представители разбогатевшей новой б у рж у а ­ ГЛАВА IX. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОКЕ χηη
зии. Так, например, в Орлеане некто Биго, бывший др.революции простым мельником и ставший в 1793 г. миллионером, составил и распространял петицию, требовавшую казни «маленького Ка- пета» (сына Людовика X V I). Петицию в тех же целях маскиров­ ки подписывали местные богачи; беднота оставалась к ней ра в­ нодушной. По распоряжению Робеспьера Биго был арестован. К эбертистам примыкали и люди, стоявшие далеко от их практической дея 1ьности и полностью чуждые тем честолю­ бивым замыслам, которые в разной степени и форме были при­ сущи Эберу или Ронсену. Таков был, например, Мом оро, искрен­ ний и честный защитник плебейства. М ом оро, шедший с начала революции в ряд ах левых якобинцев, примкнул к эбертистской группе, поддержал предпринятую ею попытку поднять мятеж против революционного правительства. Боевой тон и воинственная программа газеты Эбера «Пер Дюшен» привлекали внимание и имели успех у многих санкю­ лотов в Париже и в армии. Еще неспособные осознать свои стремления, свой протест против классового угнетения, свои не­ ясные мечтания о б ином, лучшем социальном строе, эти люди готовы были видеть в выступлениях «Пер Дюшена» выражение своих надежд и чаяний. Эбертисты опирались и на реальную вооруженную силу. Р е­ волюционная армия состояла из плебейских элв^лентов и перво­ начально выполняла полезную роль в борьб е с контрреволюцией. Однако, когда Ронсен и другие руководители армии стали доби­ ваться расширения ее полномочий, Комитет общественного спа­ сения, обеспокоенный растущей независимостью командования этой вооруженной силы, отклонил требования Ронсена об уве­ личении состава армии и усилил над нею контроль. В ноябре Ронсен и Венсан были арестованы, но вскоре освобождены. 178 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ КРИЗИС ЯКОБИНСКОГО БЛОКА Обе фракции — эбертисты^ и дантонисты — вели между соб ой ожесточенную борьбу. Н о и те и другие стдемил.и^ к изменению установившегося' режим а |5ев6люцйонной диктатурыГвозглавляв- ш е'^ся Нобейьером,-€€»-Ж10сгомгКутШГО1я г ^ ^ б ёи х фракциях были лица, связанные одновременно с дантонистскими и эбер- тистскими кругами. Робеспьер и Сен-Жюст выступили с угрожающими предосте- >ежениями·, обращенными как к дантонистам, так и к эбертистам. ί ο револ|^и^онн.о£.др^влтельство^ представлявшее собой разно- родный^лок буржуазных, крестьянсйпс'и плёРбАскю1~~элёмен- товГнё^Могло' проводиТь"ёдтау|о и линию. Подожеаиеир.е^ублики все еще было чрезвычайно тяжедым. Продовольствен^й крй'зтигостггеался столь же" острымЛИиро-
кие круги буржуазии оказывали сопротивление максимуму, на­ рушали и (517ХОДИЛИ его. « С нисходительны^е» в правительственном япп арату;старались ослябить з'якон о_ максиму\Ге7Г против спекулянтов и скупщиков. В дек_айр£-1Ш, удалось добить- с я т1риог1^аЖй'ТаК?^нТ~‘^ ~''‘^ Г '^ ” ‘^й ^jtvrnTiHKAM Санкю­ лоты снова испытывали острую нужду, а плебейство П ар иж а го­ лодало. Эбертисты требовали усиления репрессий. 8 вантоза'Т2б февраля) Сен-Жюст от имени Комитета общест­ венного спасения выступил ^ программной речью в Конвенте. Он обрушился на людей7 Т1ытавшихся «принудить к отступлению или подчинить своему влиянию». / В речи Сен-Жюста была выдвинута программа дальнейшего ^крепления революционной диктатуры и сокрушения всех её противников. «Укрепить республику может только полное уничто­ жение всего, что ей враждебно... Народная свобода может быть основана только при помощи меча». Сен-Ж^юст не оставлял п ро­ тивникам якобинской диктатуры никаких иллюзий относительно возмож ности ее отк аза от революционно-плебейских методов борьбы. Более того, он утверждал, что революция должна дви­ гаться дальше. «Те, кто совершаю т революцию только наполо­ вину, роют сами собственную могилу». И тут же Сен-Жюст предлагал конкретную программ у этого дальнейшего развития революции: «Собственность патриотов священна, но имущество заговорщиков может быть роздано всем несчастным». П о предложению Сен-Жюста Квйвенх_8 .иДЗ_вантоза_(26 фев- раля и 3 марта) постановил, что собственность лиц, признанных ррягрми ρ<^Βη,/ΐ^*Γ,ΜΗ, подлежит к онф искации и безвозмездной передаче неимущим па триотам. Комитетам общественной .безшгат5ности и общественного"'спасения предлагалось р а ссм о т­ реть дела всех арестованных после 1 мая 1789 г. по политическим обвинениям и определить, кто из них должен быть освобожден, а кто признан врагом революции, что влекло за собой конфиска­ цию собственности. Комитет общественного сп а сения д1а-оащва- нии сведений, полученных от коммун, должён'бы л со ставить спи- с о 1^-наимущих^аа1 риотов, которым должна быть б ^ платно пере- дана^0бстае4шостьГ2овф«NoОванная у ^ ^ а т о у р ^ ^ ю ц Ванто зск ие декреты имели’ 'большое пМиГтичёское и принци- пиальйоб Эначение. о вантозских декретах нашли свое вы раж е­ ние эгалитаристские устремления народных «низов» в буржуаз­ ной революции. ВаЕтозские.декреты. будь они проведены-в-жизнь, означала. _ бы увеличение числа созданны х революцией мелких c0HoBeH««KQB_ji3 рядов неимущих, в первую очередь изиртаов- крестьянскойёеднЬТБггОни должТШ" были расширить демокра­ тическую базу революции, в особенности в деревне. В то же время вантозские де1ф.е1 Ы-хаздавади ддямщ угрозу экономиче­ ского^ политического разоруж ения контрреволюционньи ^ле- ментов бурж уа зи и и оста тк овTiB5piHCTBaT~0HH не йогЛй'Н'Гбыть ГЛАВА IX. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОКЕ jyg
встречены враждебно широкими слоями буржуазии и имущими, кругами вообще. Стяжательские элементы буржуазии и за ж и ­ точного крестьянства, занимавш иеся спекуляцией, хищениями, укрытием товаров и всякими незаконными махинациями и на ­ рушением правительственных постановлений, постоянно р иск о ­ вали оказаться в категории «врагов революции» и, следовательно, лишенными всей собственности. Неудивительно, ;^то проведение вантозских декретов в жизнь натолкнулось на глухое сопротивление и са б о т а ж и в Конвента, и в самом правительственном аппарате. Практическ!^декреты -эNo-4^а1е_и остались неосуществленными. Ь-' этав.- т^кже. ярко пбнаружиня.пягь~~буркуазная ог раД и ^нн.0£1Ь- якобинДёв,'"ТЯе проявивших ни решимости, ни'последова^тельности в защите ин­ тересов бедноты. Тем не менее сам факт принятия вантозских декретов Конвентом усилил контрреволюционные стремления старой и новой буржу азии к скорейшему избавлению от дикта­ туры якобинцев. В народе принятие лант-озских—декретов было встречено с болыиим сочувстрием. Один из секретных агентов доносил 4 марта: «Этот популярный закон возбудил всеобщую радость, граждане поздравляют и обнимают друг друга». Шометт назы­ вал эти декреты «благодетельными», «одними из самы х демокра- тических,'какие существуют» . f Принятие вантозских декретов должно было вырвать почву / из-под ног эбертистов в их критике революционного правитель- ' ства. Тем не менее на второй день после принятия Конвентом декрета о конфискации собственности у врагов революции и о передаче ее неимущим— 4^_марта (14 вантоза) — абертлсты предприняли попытку выступления против ревщишщщшрго п р а ­ вительства. Еще в речи 22 февраля в Клубе кордельеров Эбер впервые открыто заговорил о б опасности, исходящей от партии «усыпи- телей», под которой он подразумевал Робеспьера и его сторон­ ников. Тогда же он предлагал направить в деревню для преодо­ ления продовольственной нужды револю ционную арм ию « с гильо­ тиной впер!еди». Этим путем он рекомендовал пресечь «жадность сельских жителей», которых он называл «испорченными детьми революции» . В день своего аы еншления эбертисты в Клубе корделье'ров Завесйлли-Декларацию прав ч ^н ы д ^ покд^ _ а д о м . В^ертистские вожди, как это'видно' из материалов судебного процесса, подго­ товляли переворот. Они рассчитывали использовать вооруженную силу революционной армии во главе с Ронсеном. По показаниям свидетелей, намер£вались_переда1 ь_власть_в -. р уки диктато- ра.- /Noеликого судьи», ... Эбертисты р а ссчитывали на поддержку Коммуны и парижских секций. ее^^уководитель" Шометт^ к которы м^обра­ |gQ ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
тились эбертисты, не только отказались примкнут^лс-выетупле- нию^JШ-ILOcyдили эту nonbijky. Ш~л^та:?пСкЪ'б'инцёв в эбертист- ское^вь1ступЖгнЖ'тгказжГись втянутыми лишь единицы, вроде Моморо. Секции также высказались против эбертистов. Париж не поддержал их. Убеяцвшйсь7~что призыв к выступлению повис в воздухе, эбертисты забили отбой. 14. м ар1 а...Эбер, Ронсен, Венсан и другие были арестованы. ' /2 4 марта все обвиняемые, кроме одного, были казнены. Рево- люционная а р мия была_ распущена и ликвидирована. Выст.упление эбертистов независимо от субъективных наме- '\ленйй отдельных его участников означало раскол якобинского 'блока, на который опиралась революционная диктатура. Уже в речи Сен-Жюста 13 марта, накануне ареста эбертистов, «снисходительные» услышали грозные намеки по их адресу. Речь Робеспьера 21 марта, т. е. до казни эбертистов, звучала как зловещая угроза партии Дантона, хотя по имени он не был назван. В день ареста эбертистов был арестован и издатель га­ зеты Демулена, у него был задержан No 7 «Старого кордельера», содержавший беспримерно резкие нападки на революционный режим . Дзнтонисты переходили к открыто контрреволюционной пропаг-а«йеГ ........... ' — - - - Через 6 дней после казни эбертистов, 30 марта (9 жермина­ ля), _кр^лщ:е1Ы_постан0вйли арестовать Дантона, Демулена, Де- лакру:а_и Филиппо. — ................ Дантон до последней минуты был убежден, что Робеспьер и Сен-Жюст «не посмеют» его тронуть. Когда накануне ареста ему предложили бежать, он ответил словами, ставшими зн а ­ менитыми: «Разве можно унести отечество на подошве баш­ маков?» Уничтожение дантонистской группы пптребпняло пт прявц- телутва преодоления возрастающего сопротивления. В Конвенте предложение комитетов о предании суду Р ев о ­ люционного трибунала Д антона и других обвиняемых вызвало некоторое замешательство. Л ежандр, друг Дантона, накануне избранный председателем Якобинского клуба, потребовал, чтобы Конвент, прежде чем решать, выслушал обвиняемых. П о скамьям депутатов Болота прошла волна приглушенного ропота. Было мгновение, когда казалось, что большинство собрания сейчас по­ вернется против революционного правительства. Н о выступил Робеспь ер, спокойный, почти надменный в своей решимости, выступил Сен-Жюст — и Конвент единогласно одобрил предло­ жение комитетов. Испуганный, растерявшийся Л еж ан д р унижен­ но просил извинения у собрания и Робеспьера. Проц есс дантонистов открылся 2 апреля (13 жерминаля). Как1Г~Иакануне, при обсуждении в Конвенте; процесс показал, как должны возрастать усилия правительства для сокрушения дантонистской фракции. Кром е арестованные? 30 марта данто- ГЛАВА IX. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ В ЯКОБИНСКОМ БЛОК». |gl
нистоБ И Присоединенных к ним Эро де Сешеля и Вестермана, обвинявшихся в заговоре «в целях восстановления монархии», . к суду были привлечены арестованные ранее по делу Ост-Инд­ ской компании Фаб^д ^Эт^таБТин. Ш абб: Базири^-другие —всего человек.ПГлавные обвйняемые'Д5ржЖПГее6я-вызывающе. Они рассчитывали дать бой на процессе. Дантон на вопрос о месте жительства и имени ответил; «Местом моего жительства вскоре будет Нирвана, а мое имя вы найдете в Пантеоне истории». Камилл Демулен на вопрос о возрасте отвечал: «Я в том воз­ расте, в каком умер санкюлот Иисус: мне 33 года». Дантон построил св ою защитительную речь как обвинительный акт п р о ­ тив комитетов Конвента: «Пусть покажутся мои обвинители, и я ввергну их в ничтожество! — гремел он. — Люди моего закала неоценимы: у них на лбу неизгладимыми знакам и отмечена пе­ чать свободы, республиканский гений». Он апеллировал к П а ­ рижу, ко всей Франции. Его могучий голос заглушал звонок председателя и со бира л на площади, перед зданием суда, толпу. Яростная атака Дантона вызвала волнение в публике и порожда­ ла многочисленные отголоски в столице. Подсудимые, стрёмясь поднять общественное движение, требовали вызова ряда свиде­ телей — членов Конвента. Н а третий день проц есса исход его все еще оста?.ался неясным. Вм ешательство Комитета общественного спасения ускорило оазвязку: 15 ж ерминаля (4 апреля) трибунал вынес смертный п р и г о в о р обвиняемым. П о дороге из тюрьмы к эщафоту Камилл Демулен плакал, а Дантон ругался площадными словами. 16 жерминаля (5 апре­ ля) они были казнены. Через пять дней после казни пан.тонистов— 10 апреля — в Ре- волюционно^л трибунале начался проц есс Шом'етта и некоторых ;фугих лищ иаГусСтвенно' к нё]к?ут1рисоединенных. Хотя Шометт решительно осудил выступление эбертистов, он был вскоре арестован. Шометту предъявлялосьjadsHiieHjie в_долы1 ках пре- вратить Коммуну в зак,0Н0Да1 £ДЬ-Ный орган, противопоставляе- Мый Кон"вёнту. "и ряд других, еще 1лёнёе обоснованных обвине­ ний. 13 апреля "Шометт был казнен. Казнь Шометта и арест некот^ы х других лёвыГ'якобинцев очень ярко показали всю двойственность и непоследовател ьнпгтт^ Рпбргп1.рра и его това- рйщей как буржуазны х революционеров. Н ано ся одной рухой удар по врагам революции, они карали другою — ее друзей я защитников. Удар по Шометту ослаблял силы революции, отсе­ кал от якобинской диктатуры известную часть поддерживавших ее плебейских слоев. Б то же время Pojgecnbep и его сдоршшики оказались не в сосхоящи_довести ^ к о Ш г а ^ о рьб)Гсобеими разбитыми Труп- пир£В1^ м н — эбёр-ш^стая и и дан1 ^ й Ё с ^ 4И· Виднейшие эбертисты; Колло д^Эрбуа, Фуш е йЗбежгпППиры и сохранили свое полити­ ческое влияние. Ближайшие друзья и единомышленники Дан- 182 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА X. КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА Jg3 “■ -- тона и Демулена - Лежандр, Тальен, Фрерон, Тюрио и другие- продолжали играть крупную политическую роль. Военное положение республики, остававш ееся весной 1794 г. еще крайне напряженным, облегчило руководимой Роб есп ьером группе якобинцев ра зг ром эбертистской и дантонистской группи­ ровок. Кризис якобинской диктатуры в вантозе—жерминаче вто­ рого года внешне был преодолен. Однако борьба в лагере яко­ бинцев не была завершена; ее продолжение и развязка были лишь отсрочены. ♦Глава X* КРУШЕНИЕ ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ. ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ВЕСНОЙ И ЛЕТОМ 1794 г. Весной-1794 г. лоложение як обинской диктатуры могло казаться Г>п.прр прпчным. чем когда-либо. Территория Франций" была очи- щена„ох-лрзга. Армии республики, превосходившие иротиник а бревым. - духо^Т сознательностью, боевстйг'техникойг'^инским Искусством, стояли_вдоль необозримых фронтов, готовые к р е­ шающим боям. " ■ ' ....... Весе11шнь*ал1.п;у1ия 1794 г. после кратковременных местных неудач^^^^тч&о^ сь чрезвьГда^Ж) успешно. В И 1 ащ?1ь 4 ^Р^^«^УЗСкие войска вступи}»ГнГтерриторя11б~ Гён у э з с^ республпжи.' В во¥не с йспан*(вми-дела шли настолько удач'ноГ что в правительстве уже обсуждался вопрос о будущей судьбе Каталонии. Нд,_север- ном и северо-восточном ф р онтах^^ где взятие а встрийцами в ^ je .jcpenocTH Ландреси, казалось, снова создало"угрозу Па’рижу, очень-ек€^57<?нл-достигнут перелом. 29 флореаля П 8. м ая) Се- верная--фра«щ 5 с к а я ~арм1ГЯ~тга5била "австрийцев при Туркуэне, з а хйятии fiO пушрк и ТтШГТГп^1 т м 1сг'С^1Н-ЖТОТ-и~Л е б п· р егфгя- низоваш1цйё~АрДЕВнеку^-арж1ТК^ в нее волю к побе­ де, добились перехода инициативы в ее руки: шесхь-^лз-Арденн- скаГ^^миЯ-Пыхалась форсировать р£ку .Самбру и наконец до- cTHFj^^jcnexa. В это ж€~ время Северная арш[я,' сломив сопро­ тивление врага, 29 прериаля (17^июн^ . _ - o aлaдалa_JJD^ трофеями были 80 пушек и 5800 пленнш..
7 мессидора (25 июня), успешно форсировав Самбру, Арденн­ ская армия овладела Ш арлеруа. На следующий день, 8,мёссидо- ра (26 июня)7 в сражении при_ ^ д ерюсе фрд^нцузы под командо­ ванием Журд^нОшголову разбили главные силы противника. Битва'пр'Ф 'лёрюсе отличалась крайнгей жестокостью и на­ пряжением сил обеих сторон. Противники понимали, что исход сражения определит всю кампанию. Несмотря на все усилия французов, непреклонную волю к победе их талантливого коман­ дующего Журдана, его выдающихся помощников (Марсо, Кле­ бера, Нея, Л еф евра), к...середине сражения военный успех стал п-ереходить на сторону с оюзных войск:"Теенямые превосходящи- ми'силвтатгттртивни'ка, французы на важнейщих участках своих позиций начали отступать. В этот критический момент, когда враг был уж е готов торжествовать победу, революционный энтузиазм и мужество французов спасли казавшееся безнадеж­ ным положение. М ар с о , когда его дивизия начала отступать, с горсточкой людей продолжал непоколебимо стоять на своих позициях; под ним были убиты две лошади, но он выдержал натиск, а затем бросил дивизию в контратаку. Комитет общест­ венного спасения назвал его в своем приказе «львом француз­ ской армии». Нал евом фланге солдаты Клебера, выбиваясь из сил, неся большие потери, выдержали "й ~ о т р а зи л 1ГБСе Чфостные атаки вра- га. Q i рОТйное“ вооДуПГевленйё“ (5Хватял©--болдат;- « Фран ц узы не ''отступят!»,— этот боевой клич, подхваченный тысячами солдат, прошел по всей линии французских войск. Наступил перелом. Сохраненная Журданом в резерве дивизия Лефенра была бро­ шена в атаку; ее удар был 'ст{ге1йителен и неож идан: он смял ряд^ТШриятельских войск. 'Н атшпГ'Яёфевра был поддержан Марсо~н 'Кл«бером„Ф41анцузская армия, только что гнувшаяся под ударами врага, ринулась в. сокрушающую атаку. Союзные армии были разбиты наголову. Республика торжей^вала блестящую, ошёлойЛнющую победу над врагом. Победа при Ф дер.тр<^ пткрмпя в^>р<-»тя в Бельгцю. -В ближай­ шие двГ~Вёделибыли з аняты БJ2iQ££eлC^Tьёж;~й:нτвepπeн,, Война передвинулась к.л^1Янйцам'~Т5лдаидии· ' ' Решающая победа при Флерюсе не только устранила опас­ ность вторжения во Францию , но и открыла широкие перспек­ тивы наступательных операций французских армий на террито­ рии противника. Кдалиция находидасБ-нйкануне ра<шада. Всяк ие надежды на сокруш^ш е респуб;и^ и CTaHOBHjTHCb базюаветатга. Восстание поляков~тю*-^укогвбдством Костюш ко увеличивало внутренние противоречия и затруднения в лагере коалиции. Пруссия, Авст­ рия, Голландия, каждая в отдельности, через посредников из нейтральных стран стремились выяснить практические условия сепаратного соглашения с победоносной республикой. 184 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Продовольственное положение страны также ^лучшиад^ь . Нуж д а и голод в городах н^гкпль1ш-ал1я р<ж-лнсь· И з Соединенных Штатов Америки прибыла В-Брест первая крупная партия про­ довольствия, Правительство ра сш и рял о закупки в нейтральных CTpanaxrBi&ceHHnfl сев 1794 г. прошел успешно, и на полях поспе- ват1— хороший урожай. Д ля πpoвeдeJия сева прави1 едьству пришлось прибегнуть к чрезвычяйным мерам. Нехватка рабочих р у к ' в деревне . побудила .Конвент, -декретировать _«р£квизиц,ию» сельскохозяйственных рябочих лля участия в полевых работах. Эта мера вызвала недовольство деревенских «низов» . Комитеты руководствовались в первую очередь задачами обороны, но при этом они грубо ущемляли интересы бедноты; они возлагали на нее новые тяготы, ничего не делая для улучшения ее бедствен­ ного положения, оставаясь равнодушными к ее страданиям и нужде. Сохраняя в основном старое направление экономической по­ литики, реврлющг.о.нное правительство в связи с изменившимся военным положением й перспективами окончания войны начи- налоосторожно нащупывать новые пути. / Б~целях обеспечения экономического подъема и повышения ^ бopoнocπocoбнocτи страны якобинское правительство стало на путь п оощрения ря.звития ffpnMbttit.np|tfHricTH7~np a W fe j fbCTBgBHHe органы предоставили прпмьимленникам кредиты и субсидии, о к а ­ зывали им' поддёрг Промышленное производство, и в особен­ ности военная промышленность, значительно увеличило свою продукцию в 1794Т 7 ' ------- — ' Б поискга^'средств подъема хозяйственной жизни страны и ее материального благосостояния Комитет общественного спасения несколько ослабил ограничен^ия, налагаемые' на мелкую тор- говлю. Мёдким торговцам *|5ь1л предоставлен”'относительный Т фос т о р для проявления инициативы в целях увелйчё1щ я колй- чёства Т1ро д у кто8~~ЕТ0Т>гщах"Н0~праайтельство по-прслишму дер- жалЬ в своих руТ^аЗПсю внешнюю торговлю и сохраняло жест­ кий контроль за крупными торговцами. Твердые, аены на-неко- Togbie лроду-КТЫ- бьцщ-^ ло гка подняты, (Томаксимум, несмотря на все требования буржуазно-спекулятивных круТЬв, сохранялся в полной мере. В а преле в Париже. _ бндя-введены -картечш! на мясо; это гарантировало бедноте получение мяса по фиксирован­ ным ценам. Но, решительно отстаивая политику максимума на предметы потребления, правительственные комитеты с такой ж е настойчивостью проводили ее в отношении заработной платы. В некоторых отраслях производства, например в военном, ставки заработной платы были несколько повышены. Н о это не удовлетворяло, да и не могло удовлетворить рабочих. Нехватка рабочих ρν κ в стране^ более-высок-ая оплат^хф и добр55йдьных соглашениях, пДрптр^рнир дрнег. высокие 1ТРНЫ на продукты на вольном~рынке -= ~все^о-л:одка ла _ д абочиГ на путь борь~бы за ГЛАВА X. КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА |gg
повышение з а р а ботной платы. Правительственные комитеты зап рещали р а б о ч ймГобъёДкняться д ^ - а а в оева^ппгбо~Лёё~§ы'сЖб!Й зарплаты и принуждали 1ГГк"1)аботе на основе существовавшего зЖ0нТ5дательства. По-видимому, и п о_ д о п ро са м рабочей поли- тики внутри, самих лфавительственных комитё^^ шла борьба. Так, в воззвании Коммуны, составленном β ночь с 9 на ТО тер­ мидора, говорилось, что «это Барер заставил фиксировать за р а ­ ботную плату рабочим так, чтобы уморить их с голоду»_У После разгром а обеих «фракций» была усилена дальнейшая ue H Tpa^ jisji^fl государст^венной власти в стране. Институт ми­ нистров и министе^!^^ заменен 12 ·κοΗΗσοΐΓΗΜΗ, всецело" подчинявшимися Комитету общественного; спатешгяг; Парижская-Коммуна была' «б'чйщёна» и обновлена. Н а место Шометта национальным агентом^ был назначен Пейян, позднее Паша на посту мэра Парижа заместил Флерио-Леско. Однако в Коммуне изменился лишь ее персональный состав: лиц, подозреваемых в близости к Эберу или Шометту, заменили сто­ ронники Робеспьера. Социальный облик Коммуны остался без изменений; ее большинство по-прежнему составляли представи­ тели плебейства П ариж а. Оп асаясь проникновения антиякобин- ских элементов в народные общества и секции, правительство сократило,их число и ограничило количество их заседаний. Н о Якобинский клуб и его филиалы в провинции по-прежнему о ст а ­ вались политической трибуной революционно-демократической диктатуры. Правительство стремилось укрепить революционный^пораарк и рёволюцйонΗγκ5 ·3·3КбннЬсть в CTpaHeTimnn упразднены рев о­ люционные трибуналы в п ров ин Щ п си все серБезные~ДёЖ~подле- жалNo pac-eMOTpetmie-;Ta^p. Революционного трибунала в~Пари- _ ^ е '. Комитёты обрушили р^прёс'^ий-ттртотт-тазтокрадовгвасхи- титёлей национальных имуществ. Они Λ6ρ»Τ3Λΐί··ί ·Έ0ϋίΌ^Η0Μ етрахе бы вш их'ΛΒόρΜ,'ΗΤΓόετρβΗπεΒ, высланных из Париж а и прифронтовой полосы, и продолжали сурово карать всех подозре­ ваемых в контрреволюционной деятельности. Н а ответственные должности выдвигалась молодежь, проявившая себя в годы рево­ люции. Близким доверенным лицом Р об есп ь ера стал двадцати­ летний Марк Антуан Жюльен, которому поручались ответствен­ нейшие миссии — проверка деятельности комиссаров Конвента на местах. Правительство придавало важное значение вопросам народного просвещения; оно старалось провести в жизнь приня­ тый еще ранее декрет об обязательном всеобщем начальном обучении. Но большая программасоциальных реформ, возвещенная 180 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ * [Яийё G., Soboul А. Le maximum des salaires parisiens et le 9 thermidor. — Annales historiques de la Revolution franiaise, 1954.— Ред.]. (Далее: AHRF). * Так была названа должность руководителя Коммуны.
вантозскими декретами, п ра|<тиче_ски все еще не осуществлялась. Составление списков неимущих и рассмотрение дел арестсй^ - ных подвнгал^осн'медл^^ В^нтозское законодательство встре­ чало сопротивление и в центре (в правительственном аппарате) и на местах. 22 флореаля (И мая) Конвент по докладу Барера принял декрет о создании «ΚΙϊηγη н а ц и ^ а л ь ной благотворительности» — списков инвалидов, си{ю т^нетр^доспособных, неооеспеченных стариков? пШучающй^ на по^ющь^о-СторшШгтрсударствв. В концёмая было установлено пособие для нищих Парижа в раз­ м ере 15—25~су~в~ХеБЪ. Это майское законодательство ясно вы ра­ ж а л о стремление революционного правительства защитить ин­ тересы плебейства и сохранить за собой его поддержку. Н о в то же время сопротивляющаяся вантозским декретам часть прави­ тельственных кругов пыталась подменить законами о государст­ венной благотворительности проект наделения собственностью неимущих! В безуспешной попытке вантозского законодательства ясно обнаруживались те черты якобинской диктатуры, о которых говорил Ленин: «...Конвент размахивался широкими мероприя­ тиями, а для проведения их не имел должной опоры, не знал даже, на какой класс надо опираться для проведения той или инрй меры»^ Якобинские вожди чувствовали, что нужно было новое боль- ию.е полититгргтггг^'т!ичикя'ргие. СюльтптпПгГрЪгряммя, к оторая могла б'^сплотить и объединить нароД'ъокруг революционного прави­ тельства. Н о они оставались буржуазными революционерами со всей присущей им ограниченностью. Они не понимали и не ж е ­ лали понять стремлений и требований городской и сельской бедноты; они не видели и не знали, куда и как дальше направ­ лять политику в решении больших социальных вопросов. Неуда­ ча в проведении вантозских декретов служила тому наглядным доказательством. Яко^ш щ ы стали искать путей на почве рели- гиозных вопросов. 18 флореаля Г7~1лая) Робд^таер^вьтстутги^ в Конвенте с большим докладом о культе «верховного сущест­ ва^». Отвергая йатеизм и 1католЩ изм715н пр£дла4=^ , b 'cjhluWcth, гОсумДСХвйаиЩ^еЖгию — культ ^«верховного существа», природы. Культ «верховного существа» неПбыТГ личным 'ГШбре- тением Робеспьера. Эта идея была достаточно распространенной. Еще в апреле 1793 г. чуждый Робеспьеру депутат Конвента Андре Помм предлагал внести в Декларацию прав мысль о «вер­ ховном существе». Н о Робесп^ьер хотел сделать культ «верховного существа» идейной и м0)ральной 6снов0У"н^в0ш~рёс~п ^ скога^^бщ^ва.'·^^^^^ достойным ‘ верховного существа, является испо!янение человеком его г ражданск их обязанностей»,— говорилось в д ерете Конвента, принятом по докладу Робеспьера. ГЛАВА X. КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА Jgy S Ленин в. и, Поли. сЪбр. соч., т. 38, с. 195.
Робеспьер призывал всех французов сплотиться-на-оочве нового культа; ~0н~~р'ассчитывал, глубоко ош ибаясь в своих расчетах, что новая республиканская религия восстановит политическое един­ ство нации^ Речь Робеспьера в Конвенте была встречена громовыми аплодисментами. 20 прериаля (8 июня) в П ариже состоялось гра.нди-озное празднество .з. .яес1ь2,«лерховного суще'ства»· Р о ­ беспьер с букетом цветов и колосьями ржи в руках, возглавляя правительственную делегацию, держал речь. Тысячи восторжен­ ных возгласов приветствовали его появление. Накануне на самом многолюдном заседании Конвента он был единогласно избран его председателем. Популярность и слава Робеспьера достигли своего зенита. Престиж революционного правительства и за гра­ ницей и внутри страны, казалось, был неизмеримо высок. П р а ­ вительство представлялось прочней и могущественней, чем когда бы то ни было. Н о сам Робеспьер и его друзья понимали дей­ ствительное положение вещей. «Революция закоченела», — песси­ мистически признавался Сен-Жюст. «Пусть вас не усыпляет к а р­ тина внешнего благополучия, истинные патриоты,— предостере­ гал в прериале якобинцев Робеспьер, — ...против вас ведут смертельную борьбу; спасите себя, спасите вместе с собой всех друзей свободы» . Что порождало эти горестные признания? Что вызывало та­ кую тревогу у вождей якобинской партии? 188 , ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НОВЫЙ АНТИРОБЕСПЬЕРИСТСКИЙ БЛОК В апреле был закончен ра згр ом дантонистской и эбертистской групп, а уже в конце этого месяца и в начале мая протдв. Р о­ беспьера и его единомышленников стал складываться новый з а ­ говор. Этот заговор был неизмеримо опаснее предыдущих, так как~1)н охваты вал-Значительно большее число участников, и его щупальца проникали не тОлысо в срёд>Пдёпутатог КонвёнтаГно и в са м у ю ,сердцев'Пну якобинской диктатуры — в органБГрёвояю- циЬЯнипГ правительства. Сохранившиеся после разгром а враж- дебных~груПпйровок бывшие эбертисты: Фуш е, Колло д’Э рбуа и другие,- бывшие дантонисты или близкие к ним люди: Л е ­ жандр, Мерлен (из Тионвилля), Тальен, Фреро н и другие — были хотя и скрытыми, но непримиримыми противниками Р обесп ь ера; он не заблуждался на их счет. Н о к враждебным якобинскому правительству силам теперь постепенно и тайно присоединялись все новые и новые союзники, в том числе и из членов прави­ тельственных комитетов. Уж е 1 флореаля (20 апреля) член J^QMHTeTa общественного спасения..JBHTO-BapeHH выступил..д -Конвентр г_41£.чью^'полной злобных на1<ек5в-на-ФогбеСгГьера; не называя_е£й, по имени, он
Сравнивал его с «лукавым Периклрм»· В том же флореале другой влиятельныи~члён Комитета общественного спасения, К арно, во время спора по деловому вопросу с Сен-Жюстом и Робеспье­ ро м бросил им обвинение в стремлении к диктатуре. Комитет в вопросе, вызвавшем спор, встал на сторону Карно. Член Коми­ тета общественного спасения Р об ер Ленде, отказавшийся в свое время подписать постановление об аресте Дантона, не поддержал проводимую Робеспьером политику. В Комитете общественной безопасности Вадье, Амар, Булан и другие не скрывали своей J враждебности к Робеспьеру. В этом Комитете сторонниками Робеспьера оставались только Леба и Давид, i В узком. К Р УГУ влиятельных членов Конвента и виднейших гпсуларственных деятелей вполголоса шли разго^воры о «ти р а - НИИ» Робеспьера и о способах борьбы против него. Уже к концу флорё'аля заговор, ви ^м о, настолько созрел, что даже осто­ рожный й’ скрытный 'Фукье-Тенвиль'— знаменитый обвинитель Революционного трибунала — на обеде у депутата Л оран а Ле- куантра вел с ним и Мерленом (из Тионвилля) разговоры о «деспотизме» Робеспьера. Тот же Лекуантр в начале прериаля подписал вместе с девятью своими единомышленниками обвини­ тельный акт против Р обесп ьера , полный злобных и клеветниче­ ских измышлений, заканчивавшийся призывом к его убийству; 3^ прериадя--дек1<й Амираль пытался совершить покушение на Робеспьера. На следующий день т а к яя ж р попыткя пы.пя прТп- ; пртняуаиСесиль РёнЬ, ^ вщейся-Х -НОжом на-«вартиру к Ро- бёспьеру. Кто направлял руку убийц? Это осталось неизвестным современникам и потомству, но есть основания думать, что эти покушения были связаны с разраставшимся заговором. К концу прериаля эта скрытая борьба против Робеспьера и , его товарищей начала прорываться наружу. В о время праздно- , вания дня «ве'рх^внсГго существа» в ходе приветствий Робеспьер I расслышал прямые угрозы и оскорбления, брошенные ему Ло- 1 раном Лекуантром и Бурдоном (из У азы ). Робеспьер имел уже 1 достаточно точное представление η рдчмяхр ппя~рногти7 ~угрп^1гав. 1 шей р еволюционной диктатуре. 22 прериаля Кутон представил ' в Конвент составленный им~и Р о б еспьером ррпргяннчр. ции РёволШйонного трибунала.ТТоЗ т о м у декрету,.пв.едваритель- н&й до п р о с обвиняемых отменялся, институт защитников подле- жал упразднению’ а с а мое понятие <<в{Ш^Народа»Тюдвёр?алось весьма рягш иритёльному толкованию Л'ркррт С.тпт ,nr.irwPH~7iKi,n дать в руки революционного правительства мощное оружие для подавления во зросш их сил контрреволюции. Не доверяя К'оми- тету общественнои^езопасности, Кутон и Робеспьер представили проект декрета Конвенту, не согл асо вав его с этим Комитетом. В Конвенте и в сам ом Комитете общественного спасения проект децрёта встретил1еильное с о прптин.прдир. I фптии раз­ дались открытые обвинения. Депутаты, выступавшие против ]ГЛАВА X. КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА jgg
декрета 22 прериаля, отвергали декрет не потому, что они были противниками тер р ор а вообще, а потому, что они боялись, что оруж ие террора будет повернуто против них, против антиро- беспьеристского заговора. Все же д£кр£х^2 прериаля был при- _нлт. Н о отныне борьба в правительстъеиных к^йтётах пр^юбре- ла открытый характер. ^^ ^ '^ раги'Ро6еспь-ер:а старались жо_всячески„ском1фоже^^ и оч ер нить. Комитет общественной безоп асности представил "доклад о деле Екатерины Тео — полусумасшедшей старухи, мнившей себя Богородицей и ожидавшей прихода нового М е с­ сии. С ней хотели связать Р обесп ьера. Робеспьер добился изъятия этого дела из Революционного трибунала. Н о между членами Комитета общественной безопасности и антиробеспьеристскими членами Комитета общественного спасения установилась прям ая связь: они вели сообща и согласованно борьбу против Р о ­ беспьера. В ^ам ом Комщ:ет„е.^)йЦ1ественного спасения происхо­ дили бурные сцёныГКолло^лЗрбуа^]Мйо - ^ р ённ ^ а ^ но, Приер (из Марны), позднее Барер.встали н^п ^ть открытой врйны про­ тив Роб^п _ьера. " " Т Г HQ4j> с 10 на 11 мессидора между участниками антиро- беспьеристскогб"блока в^п'раБнт^ельста^'^ОДн о ^ Q^ беспь ёро%. Сен^Жюсто'^мГК^^ с другой — произошло реши­ тельное и 6ypHoej)6T^ ’cEeme^ - Po^cnbep ушел из Комитета оЬ' ществен*н0г0 спасения; с 15 м ессидорГин ни на заседаниях. “Б р а г и Р о беспьера получили преобладание вЛ1|)ащтельственн^ь1х..к<^ в них оставалйсГ Сен- Жюст и Кутон, пока Робеспьер сохранял свое влияние в Яко­ бинском клубе, они должны были маскировать свои намерения ^ломыслы. Они готовили удар. За г о в о р раЩ)1[СтаЛся. “Его нити протянулись и в правитель- ственны1ГкОТйтеты, и'Б кулуары Конвента, опутывая все новых и новых депутатов, вели в контрреволюционное подполье.' У м ­ ный, лживый и вероломный Фуш е за вязал узлы этих нитей. Дрожавший за свои преступления, совершенные в Лионе вместе с Колло дЭрбуа и казненным Ронсеном, отвергнутый Ро­ беспьером, к отором у он лицемерно предлагал свое смиренное сотрудничество, Ф у ш ^ угадывавший чутьем, в какую сторону дует ветер в стране, ^\л одним_из^ главных вдохновителей- и opraHj_3.aTQ.pQB JsaroBopa против руководителей революционной диктатуры. Фушё, на Тлаз'ах у ’всех' ме¥явш цвет\ стал сочиняю щ им звеном между левой и правой частью антиро- беспьеристского блока. Л евы е— Колло д’Эрбуа, Бийо-Варенн, Вадье, Вулан и другие — объединялись с правыми — Тальецом, Бдррасом, Фрероном, Бурдоном (из Уазы). Их ближайшая так­ тическая задача состояла в том, чтобы привлечь на свою сторону депутатов «Болота» и тем обеспечить заговору поддержку боль­ шинства Конвента. К середине лета 1794 г. эта зад а ча была ре- 190 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАВА X. КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА jgj =ss=g ·ι·ί'!—= — = ■■■■ —. ......... ■■■■■-■= ■ =iasgg=!:^===^sg=s===s—-~ дя=ад шена: одна часть депутатов Болота п р я м о примкнула к заговору, другая — молчаливо давала понять, что в решаю1цйи~ ^с она г'уяжетт^етгпёр жку уляру против нооесп ьера! Так, разветвляясь и расширяясь, контрреволюционный заговор против революцион­ но-демократической диктатуры приобретал все большую силу. Но почему росло и множилось число противников Робеспьера, когда сами его враги признавали огромную популярность Н е ­ подкупного в народе? Почему противники революционной дикта­ туры, имевшие в своих рядах Дантона и Демулена, известных всей стране, потерпели в марте—апреле поражение, а в июне всякий сброд, вроде Тальенов и Баррасов, приобретал поддерж­ ку, хотя и тайную, большинства Конвента? Что вызвало раскол в комитетах и заставило Робеспьера уйти из правительства? Короче, что вело якобинскую диктатуру к. крушению и гибели? Маркс писал: «1осподство террора во Франции могло... послу­ жить лишь к тому, чтобы ударами своего страшного молота стереть ср а зу , как по волшебству, все феодальные руины с лица Франции. Буржуазия, с ее трусливой осмотрительностью, не справилась бы с такой работой в течение десятилетий. Кровавые действия на ро да, следовательно, лишь расчистили ей путь» ‘ . Б этих словах М ар к са дана оценка объективной роли, сыгранной якобинской диктатурой. Независим о от субъективных намерений якобинских вождей, от чувств, воодушевлявших народ, с р а ­ жавшихся под якобинскими знаменами, все их героические уси­ лия оказались направленными на сокрушение врагов буржуазии. ^ Весь французский терроризм был не чем иным, как плебейским способом разделаться с врагами буржуазии, с абсолютизмом, феодализмом и мещанством»®. ' Якобинская революционно-демократическая диктатура в те-1 чение одного года выполнила главные задачи буржуазной р ево ­ люции и сокрушила всех врагов буржуазии. Она могла достиг­ нуть этого, лишь объединив и подняв на борьбу большинство народа и действуя плебейскими методами. Н о какие бы о г ра ­ ничения ни налагала революционно-демократическая диктатура на буржуазию, она не могла остановить непрерывного, ежеднев- ного, ежечасного ^ т а буржуазии и буржуазных отношений освобождегаад^^ До тех пор пока продолжалась война насмерть с европейской коалицией, пока оставалась реальной угроза монархической реставрации, бур­ жуазия и имущее крестьянство, дрожавшие за свою собствен­ ность, приобретенную в годы революции и благодаря ей, поддер­ живали якобинскую диктатуру. Только «люди... не отступавшие ни перед чем,— люди железной энергии»®, как определял я ко ­ бинцев Энгельс, могли обеспечить победу. Н о как только ослаб- ‘ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4, с. 299. • Тамже,т.6,с.il4. ‘ Тамже,т.и,с.589.
ла, а затем победами лета 1794 г. была устранена опасность, буржуазия, и городская, и деревенская, не хотела уже больше мириться с ограничительным режим ом революционно-демокра­ тической диктатуры и подчиняться тяжелой руке ее политиче­ ских руководителей. Болщиндтво буржуазии не хотело идти так_далеко в демо­ кратическом развитня~~рёв'оЛЮЦии, какТыли ее самые передовые ТП^ЖблюцйбнныёТгредставители —*яко5йнцы-робеспьериеты. Бур ­ ж у азия стремилась воспользоааи^сС-Плодами- приобретенного немедленно и в полной м ере. О н а не хотела ни ненавистного ей м аксимума, ни политики coτpvдни~чёШTcΠcFнκюЖtaш^,~нй Ъгра- Яичёний частной инипиатины и стремлении к 'cfS>katejfbCTBy и накоплению, н £ социально-репрессирной политики револю цион­ ного пращтельства. Она нё“1{0те'ла большё’ терпеть" революцион­ но-демократическую 'диктатур^ ,, подавлявшую ее стремления и препятствовавш зш_ей стать полновластным'и монопольным х о ­ зяином в стране. Это бь1ла законченно контрреволюционная ^ ^ грамм^ ,''но так как самим представителям буржуазии была ясна ее политическая одиозность, а плебейство, поддерживавшее революционную диктатуру, оставалось серьезной силой, то реаль­ ное содержание этой программы было скрыто заговорщиками за маскирующим внешне революционным лозунгом: «Долой ти­ ранию!»" Среднее крестьянство, представлявшее значительное боль­ шинство населенйяТ^ШГд^ржй вавцГёе в’~перйо'д'"0стрЬй борьбы якобинское п^>авительство, со времешГйздания ?атготга 25-брю- мер’а б’б" отмене «семейного также'ттЕ::скрьтаядп-больДе своеГ0‘11едовольства реквизициями: О н о шло в основном за де­ ревенской буржуазией и по мере превращения последней в котггр- рёБШИОцИОНную Силу, поворачивалось против революционного режима. Оно было протйЕПяаТкШЩ/’Жа;'против политики государ­ ственной регламентации и ограничений и, иидобнсгбур«(уазии, стремилось беспрепЖственно и полновластно пользоваться при­ обретен ия мй71юлучённым23а11одь11д§волюцЖ дора ^Зб'июня) б^еквизицип всего урожая Г/94 г., совпавший по времени с решающими победами на фронтах, резко усилил эти контрреволюционные настроения. Кр естьянская беднота не п о л у ч и л я пт якпРин^^к'^го нр явитель- ства' той поддержки, в которой она нуждалась, β деревне обострилась борьба между з1^жйточно15~вёрхушкой,' разбогатев­ шей'за годы "революции и овладёвшёй 'в больших р аз м ер ах зем- лёЙ7~и~дертвет1ской"бедтютой, остававшейся, как и раньше, без- зшельной. в петиции одного народного общества, поданной 2 термидора второго года (20 июля 1794 г.), за несколько дней до контрреволюционного переворбта, говорилось: «Эгоистичные и алчные ф ^м еры дерзко захватывают земли... Вы должны по­ разить мечом закона всех фермеров, которые возьмут и затем J92 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
станут удерживать за собой земли, которые не в состоянии во з­ делывать лично». Революционное правительство оставалось глухо к подобного рода обращениям деревенской бедноты. Я к о ­ бинцы не поняли необходимости активной помощью привлечь на свою сторону бедноту. Напротив, мобилизацией сельскохозяй­ ственных рабочих, равнодушием к нуждам бедноты они лишали себя союзника в деревне. Противоречивой была и политика революционного правитель­ ства 110 оч'нишению к р а б о ч 1ш " и другим группам плебейства. Якобинскоет1]р‘вйТёльсТво сохраняло и поддерживало всей силой довольственные и иные товары ,'‘чтоГ конечно, в первую очеред'Б з'йщищало интересыfnre6’gficTBa, о г р Т Щ а я ’ ёго'от пройзволаТпе- к^ля'нтов, и ооеспечивало ему' в'известной мере приобретение необходимого продовольствия по доступным ценам. ^ Но в то же время, как ра з летом 1794 г.. оно стало гораздо жестчеТ~четг· раньше, осуществлять политику максимума в отношении зара- ^тггнди~платы рабо чим . Им еются сведения, что непосредствёнИо ответственным за этот жесткий курс был Барер. Как бы то ни было, но остается фактом, что в июле (5 термидора) Париж- ск ая ком му»^* п р а няля ппгтановлениёГ устанавливавш ее jroSee низкие, чем раньше, тарифные ст^ки рабочим. Так, например, зяря'бптпТ плотников г.нижя.пгя г ь ливров до 3 ливров 15 су в день. Более низкие ставки ycτaнaвливaлиcьΊй'длFдpyπ^jΓpϊбo- чих.'Естественно, что это постановление вызывало недовольство рабочих. Победы, одержанные в прериале и мессидоре, особенно ре­ шающее ср а ж ение при Флёрюсе. устранили у колебавшихся до сих лор широких" слоев буржуазии опасения возможности успеха к01алйТЩй и монархической реставрации. Отныне ничто не сдер­ живало ее больше в стремлении как можно скорее избавиться от навязанного ей силой обстоятельств революционного режима. Этот поворот основных сил буржуазии и крестьянства против революционно-демократической якобинской диктатуры и при­ дал такую силу антиробеспьеристским элементам, объединив­ ш ие ся в единый контрреволюционный блок. Со" времени ухода Робеспьера из Комитета общественного сп а^ нй ^ с середины мес~сидора — о'бе стороны почти~~0ткрыто готовились к решающему бою. Робеспьер, опираясь на поддерж­ ку Якобинского клуба, подготовлял в сотрудничестве с Сен- Жюстом и Кутоном решительный удар. Заг оворщики, со св(^ей стороны, вырабатывали детали плана переворота. Они__устано- вили свя5Ь~с~шГр5ндист.ами. на?Щившимися в'парижаш^тГОрь- мах. И з столицы выводились воинские ч а с т : верные ре'волю- цвт)НИому7!£ежиму, чтобы разъединить силы робеспьеристов, T<OMnTeT обтег.твенногп спасения дважды предлагая Кутону вы­ ехать в командировку, но тот не подчинился этим распоряже- 7 А. 3. Манфред ГЛАВА X. КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА jgg
ниям. Т еррор свирепствовал сильнее, чем когда-либо, и за г о во р­ щики из правительственных комитетов ловко перекладывали от­ ветственность за жертвы на устранившегося от государственного руководства Робеспьера. Слухи о разногласиях в революционном правительстве начали распространяться в стране, проникать в иностранную печать. 104 ВЕЛИКЛЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТЕРМИДОРА 8 термидора Робеспьер поднялся на .трибуну Конвента; он начинал"рёшающёё'сражение: «Я должен высказать здесь правду и указать на действительные раны республики. Государственные дела снова принимают дурной оборот; двойной заговор Эберов и Ф а бр о в д’Эглантинов проводится теперь с неслыханной дер зостью; контрреволюционеры встречают поддержку...» . В гнев­ ных и горестных словах разоблачал Робеспьер предательство и вероломство новых заговорщиков, их двурушничество и двоеду­ шие, их коварную попытку представить борьбу против респ уб­ лики и свободы как борьбу против мнимой тирании «диктаторах Робеспьера. «Они называют меня тираном... Если бы я был им, они ползали бы у моих ног, а я бы осыпал их золотом, я бы обеспечил" им п раво соверш ать всяческие преступления, и они были бы благодарны ыне>>1[ Робеспьер указал, где скрываются гнездовья 'контрреволюционного заговора: в Комитете общест­ венной безопасности и его канцеляриях, среди части членов К о ­ митета общественного спасения, среди части членов Конвента. Почти не называя имен, он требовал покарания предателей. Еще так велики были престиж и авторитет Робеспьера, так сильно было впечатление этой грозной обвинительной речи, что в(^ь KoHB^HT,apnB£TiiTBo&a^-ee г-ромом аплодисм^тов. Заговор- Щ1^ и “были в растерянности. Лоран Лекуантр; еще два месяца' тому назад прйзывав1±мй к убийству «тирана» , угодливо предло­ жил напечатать речь Робеспьера. В ответ на возражения Бур- дона (из У азы) Кутонлтотребовал. чтобы эта речь-Лыла не толь- ко напечатана, но й ра ^ сл а н а ло^всем коммунам республики. ПрБвьГкш^её 'п'овйноватьгся « Бол ото» единодушно гоЛиспЕЯТю·^ предложение Кутона. Казалось, что заговорщики потерпели по- раженде. OдJ^aκo отчаял^щ ,придало им решимостьГКамбон, 0Дитг из немногих найанных Робес1[1ьером в его pe4ifr рискнул открыто выступить против него. К Камбону присоединился Бийо-Варенн, затем Амар и другие участники заговора. Еще не смея требовать большего, они настояли на отмене только принятого постановле­ ния о напечатании и рассылке речи Робеспьера. «Болото» сноэа качнулось, на этот раз в сторону заговорщиков. 7 Робеспьер М. Избр. произведения. М., 1965, т. 3, с. 21?,
ГЛАВА X. КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 9 ТРРМ1ТЛОРА jgg “ =яваяввяг^«?=я=гав=5й=г ppLajM^PHMo n npmu^p п ^ ι:ηήΐίΗΡΐ<Ήΐι кЛУб. седания был πepeπoлJ^н . _[^)беспьер прочитал свою vTpeimioio речь. Он назвал ее, 'п о существующей версии, своим предсмерт­ ным завещанием. Якобинцы неистово аплодировали 11ёподкуп- ному.\ «На гильотину заю ворщиков!» - раздавались многочис­ ленные возгласы. Тщетно Ьийо-Варени и Колло д Э р б у а пыта­ лись пробиться к трибуне и взягь слово. « Н а гильотину!» — к ри­ чали им со всем сторон. Их исключили единодуипю из клуба и вытолкали на улицу. Якобинскии к.1 уб — демократический центр революции — без колебаний встал на сторону Робеспьера. До~сих пор мней1Ϊё'Я ко б иhF ko го клуба предопределяло реш е­ ния Конвента. Н о заговорщики, лицемерно заверявшие в cnoeii преданности Горе, подняли руку на якобинскую диктатуру. « Удар должен быть нанесен завтра ж е» , — сказал своим сообщникам Тальен, узнав о происшедшем в Якобинском клубе. Всю ночь с 8 на 9 термидора заговорщики проводили конспиративные со ­ вещания, распределяли роли, подбирая нужных людей. С утра 9 терм идора (27 июля) галереи зала Конвента были ужедадолнены народом^ В ( ^ ^ 1епутатъГ^ыл1 ^ Был жар­ кий, душный день; чувствовал"Ш'ГГ1ри'ближение грозы. В 12 часов на трибуну поднялс^Сен-Жюс^^ Он начал свой доклаД~увё'рённо,'^пркойно. Пусть для нёго~трибуна Конвента станет Тарпейской скалой, но ничто не помешает ему ^высказать свое мнение о причинах, вызвавших разногласия. Н о здесь его прервал Тальен. З aгoвopJJUUДJШ-4xeшялJL о б1зинительную речь Сен-Жюста. Среддлш1зш.бр_азимого„щу.ма^^ поднятого в зале, Бийо-Ва'реннГ“Вадье, Т а льен выступили с открытыми обвинения­ ми Po6ecjibepa в тиранй^|^ Робеспьеру^щяха.щемуся прорваться к трй15уне1Гобратиться к со брянтш , председательствующий Кол­ ло'дЗрВуа не давал с^ва. «В последний раз, председатель убийц, прошу ^у 'тёб^я слова», — крикнул ему Робеспьер. Среди невероятного смятения и хаоса, царившего в зале, один из участ­ ников заговора, почти никому неизвестный Луш е бросил пред­ ложение об аресте Р_обеспьер_а. За л на минуту оцепенел. Н о з а ­ говорщики поддержали Луш е аплодисментами и выкриками. Робеспьер младший потребовал, чтобы и его предали суду: «Я разделяю его (брата. — Л. Λί.) доблести и хочу разделить и его судьбу»,— сказал он. Леба заявил: «Я не хочу позора — остаться в стороне, я прошу, чтобы меня также арестовали». По требованию Фрерона было принято решение и об аресте .С .е.Н:__^ Жюш:а-И. .Кутона. Арестованные спустились к решет'ке*“Конвента. «Республика погибла! Настало царство разбойников»,— сказал Робеспьер, спускаясь к решетке. Но контрреволюция рано торжествовала победу. Еще не ска­ за лiTcBoem^ слова 1сЯ!кШ оты Парйж'аг^^бействтз столицы. Вечером,^ огда грозные вести_разнеслисьяз ,Конве»та по го­ роду, Коммуна и Якобинский-лслуб без колебаний стали на сто-
/рону Робеспьера. Якобтгский клуб объявил свои заседания I цдЩвШТШмЛГТ^оммуна обратилась к народу~ТГа{Зйжа с призы­ вом к восстаняюГ:Д"нр^о,'1Та~чТл1ьнпк на'цио^^альной rBapflHiuJ3po ' с ился в Комитет ^обществе1Тн^~безоПЯаТ5ст^^^ чтобы Ьсвободит ι [ вождей революции, но Оыл сам арестован. ! Но уже санкюлоты, вооружаясь на ходу, спешили в свои сек I ции и здание Коммуны. Н ар од но е восстание против контррево- люционных_ ^ тежников, гГобёдивших Б'^КшТвепТе, "ширилось и ч^ррсло.ТЧГасть плебейских секций присоединилась 1Г“Движепик) против контрреволюционеров. К вечеру канониры и санкюлоты окружили Конвент и освободили Анрио. Был момент, когл^ κoн^φpeвoлюциoнныe..J^ЯI£ЖШJLκя-_yJ^ш--стш'ίiл^^ про­ игранным. Н о Коффингаль, руководивший оТрядама--кяаопироп ‘-irtraTTIaojiofo ^ занял Конвента, и ,повфнул обратно к.-Коммун(‘. ГТёрёд зданием Коммуны собиралась всевозраставшая толпа р а ­ бочих, ремесленников, бедняков. Анрио привел своих националь­ ных гвардейцев. В Коммуне изб4)aнмяJИ£ШЛΰЯτeл.ыj^a^я-κ0 Mиccnя соста влgjia_o6p_aJLii:£MejLHa.poAy.^K-. apmu^ ^Между тем пр ивр атшж__х1£ф^ ыл Аосхавлен Р о беспь(ф,_жказался--пр-И4«$т^ь-44<?додд<удтго^Его перевезли в по­ лицию, где он был освобржден Анрио. К вечер\рбБпто-б€Бобаж- I Д^ы и вх:е О'СГ^лъиыё арест6ваи'^1е^^^ Коммувъгг ~ Ή ο "в^емя шло. Ревшшди.олные. вржд44-п-ре5^вляли колебания и мед;штельность. Кутон не хотел выходить из тюрьмы и п ^ 11^был в~ратушу после полуночи. ,^йэАи-«-а-улите ж-д^адаь-прцказа.'при- _зыва к действию. Поздно ве'чером хлынул проливной дождь. Пло Ъ.а*дь'начала'пустеть. Тогда как в Коммуне еще совещались, контрреволющющМ' мятежники действовали решительно. Они о ^ явил ^Р ^еспьер;1 и ero.i:rQpmjHHKOB вне зак она. Б а рр а с , которому~7ыло передан(> руководство. Тал ьен,“ Бурдик поды мал и,_5зф жу ааные—с^кц ии и вооружали их, сос,В1^точивали~-- аер11ьш_им воинские части. ’& т р стьо м ча су ночи они решились действовать. Вследствие пре­ дательства, открывшего пароль солдат Анрио, о дной из колонн конт^ре^люционных вошж—.улялпг.ь-^проникнуть на длошадь^ а затем ворваться в здание^Коммуны. Все бы ж1„колчено. Ро- беспьер пытался себе ниж^шк> челюсть®. Его млaдшltЙJбLβяτ_.выбpocилcя из о к н а . Л еб а застре* jm ^ca .С£Н^Жюст_ споко^о, неподвижно >^л ^ ^'когда~ его ^jpecTyют. ^ На следующий день— 10 терм идора— Ррбеспь_ер^_-Сен--Жюс7 JI^TOHj. Леба, Робеспьер-млащ^иЗ_ц ^иу сдодвижники без суда б^1ли гилБОтТШНров^нъп^Тё^ми^р^а J<oн;φpeвoлюциoнньlй пере- воцрт низверг^^якабШскую" диктатуру.. С гибелью Робеспьера окончился героич^егкNo1тергтт0 д господства Горы и народа^^__ J * По другой версии — был ранен жандармом (Ред.). |jgg 6ЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЙ
♦Глава XI* ТЕРМИДОРИАНСКАЯ РЕАКЦИЯ ГЛАВА XI ТЕРМИДОРИАНСКАЯ РЕАКЦИЯ jgy в дни 8—9 термидора участники заговора, низвергшие револю­ ционную диктатуру, всячески скрывали контрреволюционны!! смысл происшедшего. Отправляя Робеспьера, Сен-Жюста и и,\ товарищей на эш афот, термидорианцы заверяли общественное мнение, что они спасают «революцию и свободу от тирании». Однако прошло немного времени, и подлинный смысл пере­ ворота 9 термидора раскрылся в его действительном значении ЛИКВИДАЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ И ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ЗАВОЕВАНИЙ ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ Термидорианцы прежде всего разрушили аппарат револю­ ционно-демократической диктатуры. Структура правительствен­ ной власти была существенно изменена. Комитет общественного спасения - этот могучий орган революционного правительсТВТ==- был лишен своих прежних функций, полномочий и прав. Он был низведен до роли ведомственного комитета, занимающегося вопросами внешней политики и р4/конпп(*тп»м ·πρτ3·Η~6Η~~Η3ρΗΑν с ним ^ыло созда но 15 других правительственных комитетов, обладавш их равными с Комитетом общественного спасения пра­ вами. В состав кпмитртпи яшплн главные участники контррево­ люционного прррвпрптя Оплот революционной демократии сто­ лицы - Ш р ижская коммуна была разгромлена и упразднена. Больш инство членов t^^^M yHH б ы.по отправлено на гильотину. Термидорианцы отменили вознаграждение в 40 су для неимущих гра жда н, уиягтипияршну и чягрпянии секции: тем самым плебеГ- ство фактически устранялось от участия в секциях. Несколько позднее были ликвидированы и запрещены революционные., ко­ митеты и народные общества, сыгравшие крупную роль в рево- люции. неволюционный трибунал был реорганизован: был об- ^10влен егб^сосТавГотменен закон 22 прериаля и другие репрес­ сивные законы против контрреволюционных элементов. Трибунал превратился в орудие контрреволюционного террора. Так былч сломлены и разруш ены органы революционно-демократической диктатуры. И правые и так называемые левые' термидорианцы, напав ‘ Эти термины — правые и левые термидорианцы — не были известны совре­ менникам; они были введены позднее историками.
198 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ на Робеспьера н затем заверш ая контрреволюционный переворот, действовали со о б щ а . Они проявляли также единодушие и в CBii- репой расправе со своими жертвами, и в преследовании стойких революционеров-якобинцев. Н о о^ень скоро внутри термидориан­ ского блока развернулась снача'^Га скрБ1\ая, а я^н11я и острая ОорьХГа. Колли д 'Эрбуа,\ Бийи-Варентгг l ^ e p , игравшие"бЬльшую роль в^ контрреволюционом заговоре и собы ­ тиях 9 термидора, должны б_ь1ли вскоре убедиться, что их влия­ ние в 'Конвенте падает, что их оттирают на задние местаГШбе- дивша“Т~контрреволюционная буржуазия не нуждалась более в кам уфляж е революционной фразеологии. ДeйcτвIIτeлJщыш^ хоз яе вами пол^же ния ст ^л_и п равые repMHAopHgjj^j^iLenyTaT ы- дель^цы: “спекулянты, мздоимцы — Хальен, Фрерон, Баррас, Л е- ^'жандр и др. Эти монтаньяры, спустившиеся с Горы на Равнину, захватив наконец государственный руль, дали движению задний хо д._Об- щественное развитие пошло теперь вспягь. Тальены и Фрероны , сбросив с себя защитные маски якобинцев, которые они носили некоторое время из предосторожности, быстро„_11Ш л и общий . язык не только с представителями Болота, но и с жирондисг а к и, фейянами и другими конгрреволюционпыми "группами, выпол­ завшими после термидора из всех щелей. Жирондистские депу­ таты, избежавш ие гильотины, были возврТ1ШптБгиз -14в^ем-в Κό~η-' '^ ёнтГОжили и зашевелились феТГяТГы. РоялисУьГсноЪа окрыли- "тптхгь надеждой. Амнистия распахнула двери тюрем для контрре* волюпионеров и «презрительны х»: счсглзтаоболпгпг врагов революции шел с н а ^ л а на десятжи, затем на сотни и тысячи. Однако террор, который термидорианцы лицемерно осу жд а­ ли, не только не ослаб, но стал еще сильнее; он был обращен те­ перь против революционеров-якобинцев, преследуемых как « о х ­ востье» Робеспьера. Улица перешла__в _руки _<шюскадено_в»_г:_ « з олотой молодеж и» — сынков спекулянтов и контрреволюцпоне- ровТ^анды ^Тшоскаденов», . вооруженные дубинками, избивали санкюлотов, терроризировали население плебейских кварталов Париж а. Фрерон оказывал им открытое покровительство и поощрял их погромы и разбой. Термидорианцы, в дни переворота подчеркивавшие свою вер­ ность Горе, теперь раскрывали свои «карты»: их борьба против Робеспьера в действительности оказывалась борьбой против якобинизма. У же вскоре после переворота Мерлен (из Тионвил- ля) посмел публнчно_наз_^ТЬ Я кобинс1^ий Kjry^j^npnTOHOM-pas- бойников». З а словами последовали действия. ' В н ^ б ре Якобинский клуб был ряяг^пмлрн бандой ^«зо^той молоТГежи» и вслед за тем осЬициальто закрыт” постановлением тщаВ'йтЕЯЪства. Контрреволюция разруш'тгла'-этотттолитинеский о ^ г револТОционной демократии. Так называемые левые терми­ дорианцы либо приспосабливались к новым хозяевам и «новому
курсу», либо трусливо мирились С разгулом контрреволюции. Разрушая революционную диктатуру, термидорианская контр­ революция уничтожала и созданный якобинцами ограничитель­ ный режим для буржуазии и некоторые вал<ные результаты со­ циально-экономического законодательства революционной де- мократии. 7^ Уж е в первые дни после падения Ро§"еспьера|были фактически упразднены j<0 MHCCHH п о ^ адиздции^антозских декретов. ^д^[ле~иёяб^ 'б ^ л снят имущество врагов ф ево- лjpJffiCc'eKBCCTp. bopi>.^ a^Ip.^ ^ фактиче^и прекра- Т^^г^гьЛЧярушЬния мя1^симум^^ 1ШГ.ЬМЯ бпльтпир, ря.чмеры и фактически не подвергались больше преследованию. Г о су ­ дарственная тд]ьха1шя^реврашалась в фикцию. Наконец, 3 нТ?^ воза (2^^ле кабря 1794 г.) был официаль^ю отменен максимум и полностью восст.а]ш:)Вле.в^г1^вободаТюртвл1 Г~Са1^ бед-·” но'та отдавались на произвол спекулянтов и наживал: и были обречены на голод. Торжествующего буржуа это мало заботило; цены на продукты с р а ^ у взлетели; торговцы, скупщики, спеку- ‘лянты приумножили свои доходы. Освобожденная от сковывавших ее пут буржуазия безудержно предалась своей страсти к наживе. Сп_екуляция .и .аж иохаж лря- ня.^и гряндитнмр, 1тркилянпыр еще размеры. О ^сценение денег, шедшее с катастрофической быстротой, использовалось ловкими дельцами для сказочного обогащения. Б ж ерм и няле третьего года республики за один ливр звонкой монетой давали от 6 до Г^двров ассигнациями, а з 11рериале за него платили уже 50 лйвров~^ мажными деньгой. На изменениях курса денег, на спекуляциях. Твонкой монетой и дефицитными предметами по­ требления, на жульнических поставках армии, наконец, просто на воровстве государственного имущества наживались огромные состояния. Так, например, один из хищных дельцов той поры, Г. Уврар, связанный с Тальеном и Баррасом , настолько нажился в эти годы, что в 1798 г. смог предоставить правительству заем в 10 млн. франков золотом. Он не был единственным «удачли­ вым» дельцом. Термидорианские вожди, руководители контрре­ волюционного правительства: Баррас, Тальен, Фрерон, Ровер и другие, первыми показывали пример хищнического стяжатель­ ства. Вся буржуазия была охвачена этой j^eγτoлимoй жаждой о^бхи:ащвния. Отбросив сентименты, цинично издеваясвттядпгр^ж- данскими доблестями, она отдалась целиком погоне за богат­ ством, роскошью, наслаждениями жизни. В ц-прптк-пгп RpPMPHH чравы И быт из­ менились до неузнаваемости. Строгую простоту нравов револю­ ционной столицы заменили ' выставленная напоказ р о ^ о ш ь . блео< ж еллюпх{1х похвастать своим оогатством но^ых ^ ю зя еь страны^ Рззбогэтевшие ^ю кочки, «нувориши» из спекул^цгоь i: ГЛАВА Χί ТЕРМИДОРИАНСКАЯ РЕАКЦИЯ JQQ
воров, старательно подраж али старой, дворянской аристократии. ( ^Термидорианские вожди ж ^ишисъ на освобожденных из тюрем 1 вдовах__ и __ дон£рях^.. _гильотинированных -эмлг.р.ировавших \аристократов; они^^оропилис^ поЩ старой знатью, \заимствовать у нее «им}1»^,_маяерм и богатстзо. Тальен женился \на красавице Терёзё Каб аррю с, бывшей жене маркиза Фонтене, миллионера. Р овер, женившийся на м аркизе Агу, получил в при­ даное замки и поместья, оценивавшиеся не ниже миллиона. Οι него не отставали и другие. В новь воскресали салоны : Терезы 5 м ьен , которую в ее кругу называли «божьей матерью терми-^ дора », знаменитой красавицы Р екам ье и др. Большие политиче­ ские вопросы теперь разрешались не на трибуне Якобинского клуба, а в дамских будуарах — в узком кругу термидорианских вождей и их подруг. После вынужденного воздержания революционных лет новая «аристократия богатства» с торопливой и грубой жадностью стремилась «насладиться жизнью». В салодыл, о со бняки терми- дориа«€4а 1х_.бог-ацей-...были^ внесены^ _л„еЕКие..jipjaabi. _ « п о л у су х а ». Баррас афишировал свой разврат. Балы сменяли кутежи и оргии. Все танцевали. Н о это не были народные танцы вроде задорной «Карманьолы» героических лет революции; зловещая тень тер­ мидора ложилась да же на развлечения и удовольствия победив­ шей буржуазии: во все проникал, ко всему примешивался не-^ истребимый привкус контрреволюции. Танцев.али_.новь1е танцы с кивком головы, соответствующйм -последнему- жест^пр^игово- ренного на эшафот. Устраивал'и^ъ~«балы жертв», куда допуска- лись-толькб члешя-сем^й, в -которь1^с--^<-то-^ш6 о^был гиль0тиТ1иро- ван. Плясали ночью на кладбище святого Сул^ и ц и я , стуч*а“ каб- луками по могильным плитам^ " · Тогда как на верхних Этажах социального здания термидо­ рианской Франц ии шли оргии и кутежи, с кичливым бахвальст­ вом выставлялись напоказ богатство и роскошь, внизу, в сырых подвалах рабочих и в лачугах бедноты, царили голод и нищета, каких давно уж е не помнили санкюлоты. С о времени термидора положение р абочих, ремесленников, бедного люда быстро ухуд­ шалось. Отмена максимума, обесценение бумажных денег, р а з ­ гул спекуляции, приносившие огромные барыши буржуазны м дельцам, обернулись для бедноты страданиями беспросветной нужды. Зимой 1794/95 г. плебейский П ар и ж испытывал муки голода, ^ 1еред которыми бледнели лишения суровог о 1793 г. С^ е Ч е р а перед закрытыми дверями булочных и лавок выстраи­ вались длинные очереди; измученные люди ждали до утра своей мизерной порции — полфунта хлеба на день. Н о теперь о голо­ дающем народе мало заботились. Обнаглевшие торговцы, не боявшиеся больше репрессий, предпочитали п рода ж у хлеба из-под полы раздаче его голодающим женщинам, которые часто, простояв в сю ночь, уходили с пустыми руками. Были случаи^ 200 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ГЛАбА Χί. ttpmjX0PUAnCKA9l РЁАКПШ ^ 201 когда, доведенные до отчаяния, они кричали булочникам и к о­ миссарам: «Возьмите ружья и лучше убейте нас, чем заставлять нас страдать от голода!» В народе все чаще вспоминали время Робеспьера, когда было кому заступиться за бедных людей. ПОСЛЕДНИЕ ВОССТАНИЯ ПАРИЖСКИХ ПРЕДМЕСТИЙ Весной^.1795_г., когда лишения и бедствия стали нестерпимы, плебейские массы П ариж а подняли восстание: 12 жерминаля (1,-^ед£Дя 1795 г ) большдя_ходпа рабочих, ре^сленникевт'^^ед^ няков ворвалась'в ^5дание кон- стйтуцпй-' 17S3,^r. _тгпогсвойожд'енйя патриотов>>.^'Оя1Г''3^гст^^ Конвент выслушать их тр?бПвяшгягйо"’У''восставших не было ни на^лежащ их руководителей, ни ясного плана дейсхвхшГТгГелев- шая в Конвенте небольшая группа монтаньяров, сохранивш ая верность якобинизму, Верш ина, как ее называли, не рискнула примкнуть к восставшим и возглавить движение. Хермидориан- ψΛ jKe приняли энергичные меры. Они назначили главнокоман­ дующим генерала Пишегрю, стянули войска^ мобилизовали бур- жуазнь1е кварталы П ариж ^л уже-на следующие день, tS жер­ миналя,ггодавилй восстание. Раб15ЧТ!е'й~7фугие участники выступления были р а з ору ж е н ы ; ' 17 денухаховт-л^ участвовавших в восстании, но каза^щц ахся акшв^и участник пере­ ворота, как Л ор ан Лекуантр, начавший критиковать, политику термидорианцев, были а р е с т о в ^ ы . Колло д!Зp.б^La^-БJiйo;^BaβeI^ и Вадье, арестованные раньше, были высланы из Ф ра н ­ ции. Белый~7е^Т5р усшгшгся, “в~особенн0стй вг Бровинции. Н о, опасаясь армии, которую власти ложно информировали о будто бы происшедшем восстании роялистов, а не н арода, Конвент должен был быть сдержанным в репрессиях против санкюлотов и последних монтаньяров. Однако санкюлоты не считали еще себя окончательно побеж­ денными. Продо£Ш1ЬСтвенное положение в Па£иже^^флор.еале рноаа_ката^трофически ухудшилось. Хлеба по карточкам в не- которые дни~вьГда^аСТ~тго:адной^^ де^нь. Па.1воль- ным_ценам_орГ~ст0шГ1Г^ ливров зТ~фунт,^ в -на^ле.. пр^4)йал^ зaJ^ίπ^xлeбл-πpocш^И '''УЖё^τ 'No ^o “22 лйВров. Голод, еще более нестерпимый, чем в жерминале, снова толкнул рабочих и бедноту П а р и ж а на вторичное восстание. Исследователи этих событий (акад. Е. В. Тарле) полагают, что в подготовке восста­ ния сыграла роль какая-то организация, состав и характер ко­ торой точно установить нельзя.
1 прериаля рабочие и беднота^, в том числе множество жен­ щин .Анту а некого и Марсельского^предместий, под гул набата двинулись к центру: На шапкаГ, на“"ру1Савах повстанцев мелом былотгап^сано: «Хлеба и констйтуцин-1793 г.». Повстанцам уда­ лось, оттеснив етраздание Конвента и занять его, Один_депутат был при этом убитГГДо позднего вечера тер­ мидор на н сЙ1ё‘'*“деггутатьь— Конвента оставались фактическими пленниками овладевшего зданием народа. Однако восставшие, не имея ни вождей, ни определенного плана действий, не сумели * воспользоваться первоначальным успехом. Они не .арестовали термидорианских лидеров, не заняли других центров столицы Несколько депутатов Вершины — Ромм, Гужон и другие — потре бовали восстановления конс^^^^ г., роспуска термидо рианских комитет^ новой правительх^твенной комис сии из~монтаньяров. Н о их предложения,'против которых терми дорианские депутаты в этот критический момент не смели во зра жать, не были практически реализованы; депутаты Вершины не умели или не решались воплотить свои предложения в действие. Между тем термидорй^щжие комитеты, оставленные восставш и­ ми на свободе, собрав верные им воинские части, к полуночи снова заняли здание Конвент.а,-выгнав оттуда народ. Борь&а, однако, еще не закончилась. В течение ,2 и 3 пре- риаля вооруженный народ, поддержанный примкнувшими к в о с­ станию ^еекмькими'^атаЛыЬнами национальной гвардии, про­ должал оса ж да ть Конвент, вступая в столкновения с правитель­ ственными войсками и вооруженными отрядами буржуазии, единодушно сплотившейся против рабочих и бедняков. Только 4 прериаля, когда термидорианским властям удалось стянуть круп1ш е воинские силы, вoccτ^И-e-Jбылo-подавлено.. Наступила кровагва^-^ГГсправа с побежденными. С о свирепой яростью термидорианская буржуазия мстила плебейству Пари­ ж а за часы испытанного ею страха. , Гильотина^ работала_ .,без отказа. Специально созданная «военная комиссия» выносила без­ жалостные приговоры; 6 депутатов <Шершины» — Ромм, Гужон, Субрани, Бурботт, Д юру а, Дюкенуа, выступавшие в Конвенте Г.прериаяя, за одни лишь~речи^^лй'при7шорены судом к смерт- . йой казни.^ т и люди обнаружили монтаньярскую закалку перед лицом смерти: они закололи себя в тюрьме одним кинжалом, передаваемым из рук в руки. Разгром термидорианцами плебейских выступлений в жерм и­ нале и прериале чрезвычайно ободрил роялистов. В поражении санкюлотов, составлявших боевую силу республики, они видели устранение серьезной преграды для реставрации монархии. Контрреволюционная политика термидорианцев расчищала им дорогу к власти: 17 прердаля, в разг ар белого террора, KoHBejtiT принял декрет о выдачГденелаюй^мпенса]^_ з _а J<Qцφиcκoвaн" ное имущество осужденных революииоТшыми органам и с марта 202 ВЕЛИКАЯ французска51буржуазная революция
ГЛАВА XI. ТЕРМИДОРИАНСКАЯ РЕАКЦИЯ 203 ■■-■и .--· ■■I . ^ ■■■ ■■■■ III 1■■ η—— —— — — 1793 Этот декрет имел большое принципиальное значение, '^faiTKaK он официально, хотя и косвенно, признавал неправомер­ ность действий революции и, как следствие этого, обязательность возмещения за причиненные ею убытки. Д среде сам их термидо­ рианцев было много людей, готовых пойти на. -восстадавление монархии ~ не абсолютисткой, а kohjcthtvuhohhoh^ буржуазной. Термидорианцы, как и поддерживавшая их новая буржуазия и часть старой буржуазии, разбогатевшие за годы революции, отнюдь не соб ирались отдавать кому-либо своих приобретений. Они были кровно заинтересованы « сохранении происшедших за революционные годы изменений в распределении собственности. Тальены, Баррасы не для того залили свои руки кровью и совер­ шили чудовищные преступления, чтобы затем возвращать свои особняки и поместья каким-нибудь эмигрантам из Лондона. - ^ I^riia летом 1795 г. умер дофин, еда-казненногд^.-короля, и претендс1Ттом тга'-прёстол объявил~себя брат Л юдо вика X V I — граф~ТГровансдгиГТ?ёпрпм^ф1Ш^^й--^^ j ^cggjOTg^^cKOro режй1та7“ тё^идорианцы поняли, что н«к ^0го "компромисса с роялистами быть не ^^ж ет. Для них, «цареубийц» ^ овладев­ ших богатством гильотинированных или эмигрировавших аристо­ кратов, восстановление монархии с Людовиком X V III (как стал именовать себя граф Прованский) во главе означало не только потерю власти, положения и богатств, но и наверняка путь к эшафоту. Н о роялисты считали, что термидорианцы за год контррево­ люционной работы уже достаточно подготовили почву Франции для восстановления старого здания монархии. ВЯадщее^оял.ист- . сцие м д :£жники — шуаны ^ вновь обрели^силу—и -сшдали здесь KpenKYi0j 6a ^ y - ibL j^0HapxHCTCKHX прбисков и заговоров, опуты­ вавших своими сетями всю страну.*- -- -- - Л е то м__1Х95 г.__ щуаны помогли англичанам и_poя^лJяcjraм- эмигрантам выcaдиτь'l<pгylπшй-'дecaTπΠв~■iCи^ (Бретань). Одна]Ш11!цЩу~эп^ргтш«^ -деЙ€тш1ям44^-уд^^ англо- . ^ 1^рантские силы раньше, чем они успели развернуть активные ^ер^адшг. ОколоГТЗО Шигрантов, взятых в плен, было рас- стрелшю. Восстания в жерминале и прериале показали, какая пропасть отделяет термидорианцев от плебейских м асс. События в Ки- бероне доказали, что термидорианскому Конвенту угрожает не­ посредственная опасность и со стороны роялистов. Термидориан- 2 Действие этого декрета не распространялось на Бурбонов, семью Дюбарри и робеспьеристов. ^ То есть депутатов, голосовавших в январе 1793 г. в Конвенте за казнь Л ю ­ довика XVI. ^ Это 11азвание произошло от французского слова «сова», как прозвали одно­ го из руководителей мятежных отрядов; в ночном дозоре мятежники пере­ кликались между собой, подражая крику совы.
204 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ское правительство, вынужденное в течение короткого срока трижды подавлять оружием выступления справа и слева, об н а­ руживало свою непрочность и неустойчивость. Н о внутренняя слабость термидорианского правительства восполнялась крупными успехами на фронтах и во внешнеполи­ тической борьбе с коалицией. Выкованная якобинцами респуб­ ликанская армия с осени 1794 г. возобновила победоносное ^мс'Ц'пление. ~Армия~'ТТишёгрю, преследуя герцога Й орк ск о го , за'няла~~вао Голландию. Ж урдан и Клебер били австрийцев, пруссаR u n r гессенцев на Рейне. К началу 1795 г. весь берег ^ ей на —от моря до швейцарских Альп — был в руках французов. На ТТйренейско'м"^онте французская армия,_ аторглась в Ката­ лонию, а на западе овладела Бильбао. Повсеместно победа со- ~ п ^твовала войскам республики. Под ударами французского оружия коалиция, разъедаемая внутренними противоречиями, распадалась. ,Цр1уссия. о п а са я сь , что et» пбпйлуд^-дри-^^аетьем разделе П оль- ши, первой из больших государств яошд.а _на сепаратное согла- 'шетие с Францией. ' ~ ' 5 апреля ,1795. г. в Б а зе л£-4ыл-доатгиса«~~мирный договор с Пруссией- П руссия признавала левый берег Рейна'‘восточной границей ^Франдии. Тем самым теория «Естественных гранйц> (Атлантический океан, Пиренеи, Альпы, Рейн) получила о ф и ­ циальное юридическое признание. Пдусскид-король обязывался хзк же обеспечить нейтралитет северндйЛ^ермании. 16 мая в Гааге был подписан договор с ВаТавской республикой, возникшей досле вступления фра нцу зских войск в Голландйкэ.'Франция присоеди­ нила часть голландской территории и получила большую контри­ буцию. · Багавская республика, обязанная помочь' Франции в войне с Англией морскими и сухопытными военными силами, фактически превращалась в вассала Франции. «422-ЛЮля 1795 г. в Базеле был подписан мир с Испанией. Франция отказывалась от своих з авоеваддй в Испании обмен за это получ_ала_ . исп£нскую часть ост ро ва Сан^Домйнго. Еще ранее (в феврале) был заключен мир с великим герцогом Тос- к а н с к 1Ш . Другие мелкие государства, участаики коалиции, заискивая перед могущественной республикой, спешили достиг­ нуть с ней соглашения. И з ожесточенной трехлетней войны с Европой республиканская Франция выходила триумфатором. Победоносные мирные трактаты 1795 г. фактически р а зру ­ шили первую коалицию. Французская республика становилась самым MorymeQrB^HHM государством Европы. Якобинский посев 1793 г. принес свои плоды 3.L795 г. В о с ­ пользовались ими термидорианцы. Блестящая победа лета 1795 г. · облегчила им закрепление за собой позиций. Осенью 1795 г. тер­ мидорианский Конвент выработал и принял новую конституцию.' Терм идорианская конституция (конституция третьего года)
ГЛАВА XI. ТЕРМИДОРИАНСКАЯ РЕАКЦИЯ 205 подтверадала сохранение республиканского режима. Этим новая, ра^живишяся за годы' революции хищническая буржуазия отго­ раживалась от роялистских стремлений к реставрации старой монархии. Н о острием своим конституция третьего года была направлена против народа. Всеобщее избирательное право отме­ нялось: вводил^ BbicoKHji ^збир^хельЕььй.^^ «Страна, кото­ рой упр1!вля1от“ с0'б^^^^ находится в состоянии социаль­ ного порядка», — откровенно заявил один из термидорианских лидеров, Буасси д'Англа. Устанавливались двустепенные выборы. Законодательная власть принадлежала двум палатам: Совету пятисот, обладавшему правом законодательной инициативы, и Совету старейшш! (в его состав входилсГ 250 членов старш е 40 лет), утверждавшему законы. Исполнительная власть вруча­ лась Директории из 5 .членов, ежег-одно-обновлявшейся на одну пятую. Полномочия Директории были весьма велики. Чтобы полностью сохранить свое положение, термидорианцы провели о со б ое постановление о том, что две трети Конвента должны войти в состав будущих палат. Глубоко антидемократичная конституция третьего года дол ж­ на была увековечить господство хищнической термидорианской буржуазии. Рояли^тъ!, которые вначале рассчитывали с помощью новой конституции получить преобладание в палатах, после решения Конвента о сохранении двух третей его членов в будущих за к о ­ нодательных органах решили силой добиться близкого уже, как им казалось, успеха: 13 вандемьу^а _Л5 октября) они подняли в П ариж е восстание. Роялисты располагали значительными си- лам1т. Б а рр а с , назначенный правительством главнокомандую ­ щим^, поручил руководство военными операциями генералу Бо ­ напарту. Бонапарт^ находившийся к под подозрением за свою близость к "Робесп ьеру младше_му в дни Тулона, нетерпе­ ливо' ожйГда^'кшда сутП^бТ^ткроет снода луть замыслам его о гром"ноТ'о~ч^естояюбиз!: В в а ндемье р е ему наконец представился такой долгожданный случай. С энергией и решимостью, о к а з а в ­ шимися неожиданными для его противников, он в несколько часов разгромил и уничтожил ррялистскик жятеж. Термидориан­ ское правительство был5''спасено. Бонапа рт продвинулся на не- сколько«шагов по дороге к власти. 26 о к т я б р я , 1795 г. термидорианский КонвеNoт--р.ааощелся^. Его м^^гто^з^апяли созданные термидорианской конституцией Д ир е к ­ тория и Советы пятисот и CTIjD^lulHiL В Д1Й1Уермйдорианскои реакции раскрылось реальное содер­ жание результатов буржуазной революции. Героический период революции остался позади: бурж уа зно е общество предстало без п рикрас в его подлинном, отталкивающем виде. Равенство, св о ­ бода, братство — лозунги, гордсг. украшавшие фронтон буржуаз­ ной революции, оказались химерой, пустыми лживыми словами.
Вместо обещанного «золотого века» человечества наехало ц ар ­ ство «золотого тельца». Новый хозяин — буржуазия, хищниче­ ская, жадная, грубая, беспощадная, попирала и давила простой парод, свирепо эксплуатировала его труд, заковывала его в но­ вые цепи — цепи капиталистического рабства. Люди труда, шедшие во время революции з а буржуазией, теперь на опыте собственных страданий убеждались, что путь их борьбы неотвратимо ведет к ожесточенной войне против б у р­ жуазии за ее полное ниспровержение. Начиналась новая глава в истории борьбы классов. 206 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ *Глава XII* ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧПНИЕ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ Из всех буржуазных революций, разрушавш их изживший себя феодальный строй, Французская революция конца X V III в, с наибольннш правом мол<ет именоваться Великой. Ленин писал: «Возьмите великую французскую революцию. Она недаром называется великой. Для своего класса, для кото­ рого она работала, для буржуазии, она сделала так много, что весь X IX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру все­ му человечеству, прошел под знаком французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, о с у ­ ществлял по частям, доделывал то, что создали великие ф р а н ­ цузские революционеры буржуазии...» Французская революция сокрушила феодально-абсолютист­ ский строй, до конца добила феодализм, «исполинской Метлой» вымела из Франц ии хлам средневековья"* и расчистила почву для к^пигалистического развития: Французская революция разру ­ шила феодальные производственные отношения и установила ~ на определенное время — соответствие_ ^ежду производственны­ ми отнои1ениями и характером ■производительнь12Г1сйл. Эта ог­ ромная разрушительн^^'ТТа^отатаела'кр^ п рогрессивное значение не только для Франции, но и для судеб всей Евро­ пы. Французская буржуазная революция открыла новый исто- * Ленин В, И, Поли. собр. соч„ т. 38, с. 367.
ГЛАВА ХП. ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ РЕВОЛЮЦИИ 207 - --- - ----- - ....- ----- ----- ■—■ - рический период — период победы и утверждения капитализма в передовых странах. В исторических условиях своего времени французская бур­ жуазия X V I11 выступала как молодой, смель1Й революцион­ ный класс: «буржуазия была тем классом, который действитель­ но стоял' во главе движения» ^ Н о только народные массы при­ дали революции силу и разм ах, без которых была бы невозможна ее победа. Великая французская революция была «бушую­ щим морем», «народным океаном», как справедливо ее назвал Ромен Роллан. Н арод был главным действующим лицом рево­ люции, ее главной движущей силой, он выносил на своих плечах всю тяжесть борьбы с феодальной контрреволюцией, он двигал революцию вперед. Творческое участие народных масс в рево­ люции налагало отпечаток на весь революционный процесс, на все революционные институты. Сила Французской революции состояла в том, что она была народной- революцией. Лишь активное участие народных масс в революции обеспе­ чило ее развитие по восходящей линии. Французская буржуаз­ ная революция X V IИ в. была революцией буржуазно-демокра­ тической. Развиваясь все дальше йдальше в сторону разверну­ той буржуазной демократии, поднимаясь все выше и выше, революция дошла до наивысшей своей ступени, до своего апогея — якобинской диктатуры. В якобинской диктатуре демократиче­ ские задачи буржуазной революции получили свое завершение. «Историки буржуазии видят в якобинстве падение... Историки пролетариата видят в якобинстве один из высших подъемов уг­ нетенного класса в борьбе за освобождение» писал Л енин. Якобинская революционно-демократическая диктатура в крат­ чайшие срок и р азреш ила плебейскими методами все главные задачи буржуазной революции, которые неспособна была и не хотела до этого разрешить фейянская и жирондистская буржуа ­ зия. Якобинская диктатура дала яркие примеры революционно­ го бесстрашия, смелости, энергии и героизма народных масс и их руководителей. Р еволюционная смелость якобинских вождей и героизм народных м асс обеспечили доведение до конца бур- жуавно-демократической революции в той мере, в какой это в о­ обще возм ожно в рам*ках буржуазной революции. Благодаря якобинской диктатуре Французская буржуази?ая революция конца X V III в. осталась в истории классическим при­ мером завершенной буржуазно-демократической революции. Очищение национальной почвы от хлама феодальных пере­ житков со здал о условия для быстрого развитие передового по сравнению с феодализмом строя капитализма. Тем самым был ускорен процесс ф ормирования и роста пролетариата, которому 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд, т. 6, с. 114. Ленин В. И . Поли. собр. соч., т. 32, с. 374.
суж дено было вступить в борьбу с буржуазией за уничтожение капиталистического строя и всякой эксплуатации вообще. Т в ор ­ ческое и длительное участие народных масс в революции о к а­ зало огромное влияние на развитие во Франции прочных рево­ люционно-демократических традиций, на ф орм ирование нацио­ нального характера, на сохранение относительно ярко выражен­ ного демократизма в последующей истории общественной жизни / Франции. французская революция, оказала огромное прогрессивное влияние и на разаитие. передовой идеологии, на литературу, искусство, науку многих других стран. Воодушевляющий пример Великой французской революции X V I I I в. еще в течение длйтель^ ного времени оказы вал могучее воздействие на ф илософску ю мысль X IX в., на творчество великих писателей — Гёте в Г ер ­ мании, Байрона в AнглΉи; героика великих революционных лет наложила отпечаток на формирование таланта и на самые мо­ гучие творения величайшего композитора Нового времени — Людвига ван Бетховена. Подчеркивая исторически прогрессивное влияние Француз­ ской буржуазной революции конца X V II I в. на общественное развитие Франции, В. И . Ленин указывал, что отсутствие в исто­ рии Германии победоносной буржуазной революции обусловило «немецкии, сиречь, гнилой путь» развития буржуазно-демокра­ тических задач. Этот «немецкий гнилой путь» оказался одним из факторов, способствовавших на определенном историческом этапе сохранению за реакционным прусским милитаризмом его ведущей роли и форм ированию германского разбойничьего им­ периализма. Как ни велико было, однако, для своего времени историческое значение Французской революции конца X V III в., ее, как бур­ жуазную революцию, характеризуют глубочайшие отличия от Великой Октябрьской социалистической революции. Эти революции противоположны и глубоко различны по с а ­ мому своему-характеру, по путям развития, по целям, по масштабу и историческому значению. Реальное содержание этой революции — установление господ­ ства буржуазии, создание строя капиталистической эксплуата­ ции— очень ск оро взяло верх над героическими порывами рево­ люционных лет. Вм есто золотого века свободы и всеобихего счастья, о чем мечтали буржуазны е революционеры, наступило ц арство всесилия чистогана, погони за наживой, мелких, низ­ менных страстей и чудовищной эксплуатации трудящихся масс. Великая же Октябрьская социалистическая революция воз­ вестила миру и открыла своей борьбой начало новой эры в исто­ рии человечества — уничтожение эксплуатации человека чело^ веком. 208 ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ Р Е В О Л Ю Ц И ^ ^
Октябрьская социалистическая революция доказала, что она непобедима. Великая программа Октября выполнена: уничтоже­ на эксплуатация человека человеком, социализм восторжество­ вал окончательно и навсегда утвердился в нашей стране. Рожденное Октябрьской революцией Советское государство выдержало тягчайшие исторические испытания. В Великой Оте­ чественной войне против немецко-фашистских завоевателей с о ­ ветский народ не только отстоял свою родину и завоевания О к ­ тября, но и сокрушил и добил фашистских поработителей, изба­ вив все человечество от ига фашистской тирании. Социализм стал великой притягательной силой. Ныне Совет- 'ский Со ю з не является более единственным социалистическим государством; социализм вышел за пределы нашей страны и превратился в мировую систему. Со славным знаменем коммунизма связана будущность всего человечества. ГЛАВА XII. ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЙ РЕВОЛЮЦИИ
СТАТЬИ О ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ Великая французская революция — классическая тема мировой историографии. Как всякое большое общественное движение, Французская буржуазная революция XVI11 в. навсегда сохрани­ лась в памятц^ поколений. Более того, до сих пор вокруг этой вечной темы ведутся споры. Д о недавнего времени среди неко­ торой части ученых было распространено мнение, что за долгие годы, прошедшие со времени взятия Бастилии, в истории Ф р а н ­ цузской революции все до такой степени изучено, что больше не остается вопросов, подлежащих исследованию и заслуживаю ­ щих общественного внимания. Вряд ли ныне, после появления многих ценных исследований по этой проблематике, созданных за последние годы в ряде стран, после оживленных дискуссий на многих международных симпозиумах, в том числе на X I и X II Международных конгрессах историков*, есть необходимость опровергать это явно несостоятельное мнение. В истории Французской революции всегда были и сейчас остаю тся области, которые оказы вались менее изученными. Это относится прежде всего к периоду якобинской диктатуры. Для иностранца, приезжающего в Париж, это ощутимо даже зри­ тельно. Пройдитесь по знаменитому городу — и вы ср а зу увидите, почувствуете, что остается менее исследованным в этой неуми­ рающей проблематике. Граница добра и зла проходит у подно­ жия памятника Дантону. Кто решится это оспаривать? Все политические партии и группировки, все нюансы поли­ тической мысли — от Мирабо и Лафайета до Дантона включи­ тельно— все это остается по эту сторону, все это официально признано, освоено, исследовано французской университетской наукой. Это увековечено бронзой памятников, названиями улиц и кинотеатров, академическими изданиями, десятками защ ищ ен­ ных докторских диссертаций. Все же, что левее Дантона —от Робеспьера и Марата до кор­ * Colloque international de Stockholm. Babeuf et les problemes du babouvis- me. P., 1963; X I I Congres international des sciences historiques. Actes du col­ loque Robespierre. P., 1967.
дельеров и Ж ака Ру, — еще остается как бы официально не признанным. Те ж е зрительные впечатления в П ар иж е дают тому подтверждения. Пройдите по улице Старой Голубятни. Здесь некогда, накануне и в начале революции, обитал Жан- Поль Марат. Но тщетно было бы искать среди великого мно­ жества вывесок, объявлений, плакатов, покрывающих стены до ­ мов старинной улицы, маленькую дощечку, напоминающую о том, что здесь жил Друг народа. Ее нет. Мне довелось как-то спросить п рофессора Марселя Рейнара, возглавлявшего кафедру истории Великой французской революции в Сорбон не и жившего недалеко от улицы Старой Голубятни, почему нет мемориальной доски на доме, где жил Марат. Он развел руками. «Марат? Но муниципалитет не пойдет на увековечивание памяти М ар а та ... » Это было понятно. Имя Марата тоже находится по ту сторону границы д обра и зла... Но нет нужды углубляться в эту тему, которая могла бы увести в сторону. З а последние десятилетия в изучении якобинского периода революции достигнуто немало. В этой связи прежде всего необ­ ходимо назвать труды Альбера Матьеза и его школы, около полувека тому назад вписавших новую главу в научную р а зр а ­ ботку якобинского этапа революции, работы Ж орж а Лефевра, Пьера Карона, Арне Ординга, Анри Калвер в нашей стране — Н. М. Лукина и его школы, Я. М . Захера, Г. С. Фридлянда, К. П. Д оброл ю б ск ог о ^ Очень плодотворными были последние десять-пятнадцать лет. И за рубеж ом и в нашей стране по'явился ряд оригинальных, ценных трудов. Среди исследований з ару б е ж ­ ных историков должны быть отмечены капитальная м онография Альбера Собуля о санкюлотах П ари ж а в период якобинской диктатуры; большой, основанный на обш ирном материале п р о ­ винциальных архивов труд Ричарда Кобба о революционной а р ­ мии и его же этюды о продовольственном воп росе в период власти якобинцев; исследование Вальтера Маркова о Жаке Ру, Ж ер ар а Вальтера о Робеспьере; работы М. Булуазо, Ж . Рюде, сборник этюдов и статей о М. Робеспьере'* и др. 2 M a ihiez А. La vie chere et le mouveinent social sous la terreur. P., 1926; Idem. Etudes sur Robespierre. P., 1958; Lefebure G. La Revolution fгanςaise P., 1957; Idem. Eludes sur la Revolution fraii9aise. P., 1954; Idem. Les ques­ tions agraires au temps de la terreur. Strasbourg, 1932; Caron P. Paris pen­ dant la terreur. P., 1940—-1949. T. 1— 5; Ordin g A. Le bureau de police du Co­ mite de Salut public. Oslo, 1930; Calvet H. Un instrument de la terreur a Paris le Comite de Salut public ou de surveillance du departement de Paris. P., 1941. ^ Лукин H. M. Избр. труды. М., I960. Т. 1; Захер Я. М. «Бешеные». Л., 1930; Фридлянд Г. Ж. П. Марат и гражданская война XVIII в. М., 1959; Добро- любский К. П. Термидор. Одесса, 1949. * Soboul А. Les sans-culottes parisiens en Гап И. P., 1958; Cobb R. Les arme- es revolutionnaires. P., 1960— 1963; T. 1—2; Idem. Terreur et subsistances, 1793— 1795. P., 1965; MarkoO W. Jacques Roux oder vom Elend der Biogra- о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ 211
в Советском Сою зе в этот период также были опубликованы ценные исследования: В. М. Далина - о Бабефе, основанное на уникальной коллекции документов архива Института марксизма- ленинизма при ЦК КПСС; А. Р . Иоаннисяна — о коммунистиче­ ских идеях во время революции, опирающееся на впервые при­ влеченные документы Национального архива в Париж е; работы Я. М. Захера о «бешеных», дополняющие его прежние изыска­ ния по этой тематике; исследования А. Л . Нарочницкого о внеш­ ней политике якобинцев; А. В . Адо — о крестьянском движении во время революции, использовавшего материалы Национального архива и французских провинциальных архивов; С. Л . Сытина — о движении «бешеных»; В. С. Алексеева-Попова и Ю. Я . Баск и­ н а —об общих проблемах якобинской диктатуры; А. В. Гордо­ на — об установлении якобинской диктатуры; сборник статей « И з истории якобинской диктатуры 1793—1794» с рядом сод ер ­ жательных этюдов ‘ и др. Много сделано и в области документальных публикаций. З а ­ вершено растянувшееся на полвека издание Собрания сочинений Робеспьера, в С С С Р было издано самое полное из когда-либо публиковавшихся Собраний сочинений М арата и Избранные п ро­ изведения Робеспьера *. В Париж е были опубликованы относя­ щиеся к якобинскому периоду тома «Парламентского архива», дополнения к материалам Комитета общественного спасения’ . 212 о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОП ВЛАСТИ phie. В., 1966; Idem. Die Freiheiten des Priesters. Roux. B., 1967; Walter G. Robespierre. P., 1961. T. 1—2; Bouloiseau M, Robespierre. P., 1961; Idem. Le Comite de Soliit public 1962; Maximilian Robespierre. B., 1961; Rud0 G. Ro­ bespierre. P., 1967. ® Далин В. М. Гракх Бабеф накануне и во время Великой французской ре­ волюции (1785— 1794). М., 19G3; Иоанкисян А. Р. Коммунистические идеи в годы Великой французской революции. М., 1966; Захар Я. М. Движе­ ние «бешеных». М. , 1961. Нарочницкий А. Л . Раскол среди якобинцев и внешняя политика якобинской республики с января до апреля 1794 г.— Учен. зап. М ГПИ им. В. И. Ленина, 1946; Он же . Вопросы войны и мира в политике якобинцев накануне 9 термидора. — В кн.: Международные от­ ношения, политика, дипломатия X V I—XX века. М., 1964; Адо А. В. Рево­ люционный подъем во французской деревне весной 1792 г.— В кн.: Европа в новое и новейшее время. М., 1966; Он же . Муниципальные выборы, пер­ вичные собрания и социальная борьба во французской деревне.— В кн.: Французский ежегодник, 1964. М., 1965; Сытин С. Л . Борьба плебейских масс Парижа во главе с Ру и Леклерком за удовлетворение своих социаль­ но-экономических требований в июле — сентябре 1793 г.— Учен. зап. Ульян, пед. ин-та им. И. Н. Ульянова, 1956; Алексеев-Попов В. С., Баскин Ю Я. Проблемы истории якобинской диктатуры в свете трудов В, И. Ленина.— В кн.: Из истории якобинской диктатуры. 1793— 1794. Одесса, 1962; Г о р ­ дон А. В . Роль парижских секций и их Центрального революционного ко­ митета в восстании 31 м ая— 2 июня 1793 г.— В кн.: Французский ежегод­ ник. 1963. М., 1964 в Robespierre М. Oeuvres completes. P., 1912— 1967. Т. 1— 10; М арат Ж . П . Избр. произведения. М., 1956. Т. 1— 3; Робеспьер М. Избр. произведения. М., 1965. Т. 1-3. ’ Archives parlementaires. 1 ser. P., 1946. Т. 75; 1965. Т. 76; Т. 82 bis.; Recueil
о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ 213 Новые исторические труды и публикации во многом расширили и обновили наши представления об этом важнейшем периоде революции. Вместе с тем в научный обор от было введено г ро­ мадное количество неизвестных ранее архивных документов. За фондом «С» Национального архива последовал фонд AF“ , pio^ ρΐ7^ pi^ дд^ ββ3^ Qf. д р ^ иные обширные департамент­ ские архивные материалы. Такое расш ирение научной базы позволило достичь значительно более высокого уровня иссле­ дования якобинского этапа Французской революции, чем это было несколько десятилетий назад. В изучении фактической истории сделано уже многое, хотя некоторые вопросы социальной истории этого периода все еще требуют дополнительных изысканий. Н о когда мы переходим от рассмотрения конкретных явлений якобинского этапа революции к их осмысливанию, к их толкованию, то здесь ср а зу ж е всту­ паем в сф еру разногласий и научных споров. Обозревая мировую литературу, посвященную этой проблеме, нетрудно заметить р а с ­ хождение мнений ученых в оценке или объкснении таких явле­ ний, как вантозские декреты, характеристика деятельности «б е­ шеных», оценка эбертистов, понимание термина «левые якобин­ цы», предыстория 9 термидора. Вероятно, м ожно назвать еще ряд частных вопросов, вызывающих споры. Но речь в этой статье пойдет не о них. Как это ни неожидан­ но, но разногласия касаются не только частных вопросов, но в еще большей мере затрагивают и самые основные, принци­ пиальные проблемы. Чем была власть якобинцев? Какова была ее природа? Каков был ее характер? По этим вопросам до сих пор отсутствует сколько-нибудь установившееся, общепринятое в научной литературе мнение; здесь сталкиваются самые р а з ­ личные взгляды. Первое, с чего необходимо начать уяснение природы якобин­ ской власти, — это определение места якобинского этапа в общем р’азвитии революции. Предварительно нельзя не остановиться на одном общем вопросе. Среди части французских историков, в том числе крупных и заслуженных, распространено мнение, что рево­ люцию X VUI в. надо рассматривать как сумму более или менее автономных революций. Иными словами, они видят в рам ка х Французской революции ряд как бы самостоятельных револю ­ ций. Такой выдающийся исследователь, как покойный Ж о р ж Леф евр , в общепринятых хронологических ра м к ах 1789—1794 гг. видел несколько революций: аристократическую, буржуазную , ре­ волюцию народную. Он говорил также об особой крестьянской революции. Август-сентябрь 1792 г., т. е. свержение монархии, он определял как вторую революцию. Восстание 31 м ая—2 июня des actes du Comite de Salut Public. Supplement. (10 aoOt— 15 aoOl 1793). P., 1966.
1793 г. он рассматривал также как особую революцию®. Таким образом, в рамках Французской революции XVIII в. Ж орж Ле- февр видел несколько революций, или, вернее сказать, единый революционный процесс он расчленял на ряд самостоятельных революций. По мнению некоторых французских ученых, такое расчлене­ ние не более чем терминологический прием, ф ор м а изложения, которая, хотя и может ввести в заблуждение читателей, далека от намерений автора видеть в одной революции несколько рево­ люций. С этим трудно согласиться. Прежде всего следует пола­ гать, что историческая терминология, как и всякая иная науч­ ная терминология, должна быть точной и соответствовать своему смысловому содержанию . Однако если говорить по существу, то Ж о р ж Л еф е вр употреблял эти термины отнюдь не случайно, а вполне продуманно, вкладывая в них содержание, вполне соот­ ветствующее фор ме. В этом нетрудно убедиться, обративиш сь к известным его статьям, в которых он обосновывает концепцию крестьянской революции как автономной в рам к ах общей исто­ рии революции. Более того, научный авторитет Ж ор ж а Л еф евра был так велик, он пользовался — и Е^полне заслуженно — столь глубоким уважением ученых, что его подход к анализу револю ­ ционных событий 1789—1794 гг. получил, хотя и с рядом моди­ фикаций, "значительное распространение среди французских историков. В известном труде « X V III век», принадлежащем перу одного из самых видных французских историков, п рофессора Эрнеста Лабрусса (в сотрудничестве с М. Булуазо), и составляющем от­ дельный том «Всеобщей истории цивилизации», революция 1789—1794 гг. также делится на «законодательную революцию» и «конвентскую революцию», причем на первое место выдвинуты юридические различия. Профессор Лабрусс упоминает и «третью революцию» — 31 мая—2 июня 1793 г. Даже в школьном учеб­ нике С. и П. Кокерель и Л. Жене дано четкое разделение: пер­ вая революция — 1789 г.; вторая революция — август—сентябрь 1792 г.® С таким методом рассмотрения истории революции согла­ ситься трудно. Недостатком такой трактовки является то, что она приводит к искусственному р ассечению живой ткани исто­ рического процесса и насильственному его расчленению на ряд самостоятельных, или «автономных», как предпочитают говорить французские ученые, частных процессов. События 1789-1794 гг.— 214 о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ 8 Lefebvre G. La Revolution ίΓ3ης3ΐ*8θ, p. 107, 113, 137. . 0 Lefebvre G. La Revolution franςaise et les paysans. Etudes sur la Revolution ίΓ3ηςΒΪ86. P., 1963, p. 338—368; Labrousse E. (avec la collaboration de Bou- loiseau М.) . Le XVIII siecle.-r-In: Histoire generale des civilisations. P., 1963, t. 5, p. 369—404, 405—428, 415—417; Coquerelle P. et S., Genet L. La Revo­ lution franQaise et les debats de I’epoque contemporaine. P., 1960, p. 42, 70,
это не ряд сменяющих друг друга революций, а единый револю­ ционный процесс. Это одна революция со всеми заложенными в ней противоречиями. Н е было и не могло быть в действитель­ ной жизни отдельной революции буржуазной и отдельной р ево­ люции народной, хотя несовпадение целей и задач буржуазии и народа, и даже более того, противоречия между ними бесспорны. Лишь рассматривая весь революционный процесс как единое целое и анализируя развитие противоречий между классами и классовыми группами, мы можем понять, как и куда шла рево ­ люция. Об этом надо сразу же сказать потому, что, лишь исходя из этого понимания революции как единого процесса, можно определить историческое место якобинской власти в революции и лучше понять объективно поставленные перед ней всем преды­ дущим ходом вещей задачи. По-видимому, все согласны с тем, что падение Жиронды и приход к власти Горы были исторически детерминированы. О днак о не безразлично, назвать ли события 31 мая — 2 июня 1793 г. народным восстанием или «третьей рево­ люцией», как ее именуют некоторые французские ученые, ибо этот термин ведет нас опять-таки к искусственному рассечению единого исторического процесса. Рассмотрим вопрос по существу. Что привело якобинцев к власти? Что сделало неизбежным восстание 31 м ая —2 июня и его победу? Двоедушие жирондистов? Слабость Верньо и Р о ­ лана? Революционная решимость М арата? Твердость Робеспье­ ра? Понятно, и роль политических руководителей должна быть также приняга во внимание, но, конечно, не это было главным, определяющим. 2^K^HTMyjD6beKq4No«€>pT-.-e-.--HeaaBHCHMo от их воли и сознания, должныГбыли выполнить то, что не сделали их предшественни­ ки. — -ж^§рондистЬГи — ранее-- фейяны. Они должны были довести революцйю^до конца, т. е. выполнить поставленные перед ней ходом истории задачи. Следует подчеркнуть общеизвестную исти­ ну, что революция X V III в. по своему содержанию и конечным результатам была и могла быть только буржуазной и никакой иной. Это значило, что она должна была победить контрреволю­ ционную интервенцию европейских держ ав, стремившихся силой оружия реставрировать свергнутую монар:хию и старый порядок, подавить внутреннюю контрреволюцию, преследовавшую те же цели; сокрушить и уничтожить феодализм, коренвдшийся о с о ­ бенно прочно в сельском хозяйстве, что было невозможно без удовлетворения главных требований крестьянства; очистить почву страны от средневекового хлама; сплотить народ в единую нацию и^ тем самым создать новое, более прогрессивное, бу р­ жуазное общество... Когда Матьез называет Робеспьера социалистом, а другие историки видят в Непадкупном или в Ж ане Поле Марате пред­ ставителей пролетариата, то это, естественно, должно быть от^ о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ 215
216 ό ПРИРОДЕ якобинской βЛACtИ вергнуто, как грубая м одернизация'" . Конечно, никаких условпП для социалистической революции в то время во Франц ии не было и быть не могло. В порядок дня был поставлен переход от ф ео ­ дализма к капитализму, и всякое перенесение в условия X V I I I в. понятий и терминологии нынешнего X X в. было бы прежде всего антиисторичным. Вместе с тем столь же неоспоримо, что призна­ ние революции буржуазной отнюдь не означает, что ее должна была совершить и совершила только буржуазия. Французская революция X V III в. по своему характеру, по своим движущим силам была, несомненно, народной революцией, буржуазно-де- мократической, и именно реш аю щ ая роль народа в этой револю­ ции и придала ей такую силу и разм ах, подняла ее над другими буржуазными революциями и сообщила ей те классические чер­ ты, которые дали основание называть ее Великой францувской революцией. И если мы обратимся к речам Робеспьера или статьям М а­ рата весны 1793 г. (как, впрочем, и более раннего и позднего времени), то мы увидим, что в их представлении соверш аемая ими революция была не буржуазной, а революцией во имя т ор ­ жества человечества, торжества добродетели, великих принци­ пов свободы, равенства и братства. М арат в августе 1792 г. так и писал: « В о имя свободы, отечества, человечества и ради сп а ­ сения ваши-х жен и ваших детей, грядущих поколений, рода че­ ловеческого... объединитесь для спасения республики» " . Р о б е с ­ пьер в программном докладе « О принципах политической м ор а­ ли», прочитанном 5 февраля 1794 г. в Конвенте, призывал к укреплению добродетели. Н о что такое добродетель? Он отвечал. «Добродетель — это не что иное, как любовь к отечеству и его законам. Н о так как сущность республики или демократии — это равенство, то, следовательно, любовь к отечеству включает в себя и любовь к равенству». Б той же речи он спрашивал. «Какова цель, которую мы преследуем?» И отвечал: «Мирное пользование свободой и равенством, царство вечной справедли­ вости»...» **. Но ведь ни Робеспьер, ни Марат, ни Сен-Жюст, как мы зна­ ем, не были оторванными от жизни мечтателями. Это были люди железной воли, революционных действий, умевшие переплавлять слова в великие дела. Высокие цели, за которые они сражались, были лишь идеализированной формой вполне определенных классовых требований. И восстание 31 мая — 2 июня 1793 г., Maihiez А. Etudes robespierristes: La corruption parlementaire sous la ter- reur. P., 1917, p. 265, 293; Thompson S. M. Robespierre. Oxford, 1949, p. 365; Corngold R. First Modern Dictator. N. Y., 1941, p. 5; Talmon J. L. The O ri­ gins of Totalitarian Democracy. L., 1952, vol. 1. *· Marat J. P. Aux braves parisiens.— L ’Ami du peuple, 1792, 26 aoOt. ** Robespierre M. Op. cit., t. 10, p. 352, 353; c m . также: Манфред A. 3. Мак­ симилиан Робеспьер. — В кн.: Робеспьер М. Избр. произведения, т. 1, с. 7— в5.
и свержение Жиронды, и переход власти к якобинцам также мо­ гут быть правильно поняты, если мы увидим в них не результат доброй или злой воли тех или иных революционных вождей, а вакономерный этап в развитии революции. Народное восста­ ние 31 мая — 2 июня стало неизбежным после того, как_полно­ стью обнаружились (и многими фактами были подтверждены) неспособность и нежелание жирондистов и стоявших за ними общественных сил, главным о бразом республиканской крупной буржуазии, разрешить жизненно важные задачи революции, оставшиеся нерешенными. События 31 м а я — 2 июня означали в '.о же время, что те общественные классы, которые еще не полу­ чили удовлетворения своих требований в революции, свергли нласть Жиронды для того, чтобы эти требования осуществить. Поскольку в числе важнейших задач революции, реш авших се судьбу, была прежде всего победа над контрреволюционными интервентами, наступавшими весной 1793 г. на всех фронтах, а достижение победы над внешней контрреволюцией было невоз­ м ожно без ра зг ро м а внутренней контрреволюции, национальные и социальные задачи в восстании 31 мая--2 июня оказались не­ разры вно слитыми. ЯκoбинвдJ^pишли_κ власхи на гребне-народ- ного подъема. О ни''^г л авил и правительство в момент, когда ^ргевол1тги7Г“6ыла, казалось, на краю гибели и само свержение Жиронды и переход власти к Горе народ рассматривал прежде всего как средство о ^ 1дественного спасения. Название органа, ставшего в ходе событий высшим оперативным центром револю ­ ционного правительства,— Комитет общественного спасения — в этом смысле весьма точно передавало его главное назначение. Но спасение революции, т. е. победа над неизмеримо превосходя­ щими силами внешних и внутренних врагов, было невозможно без удовлетворения главных требований народа, оставш ихся не выполненными на предыдущих этапах революции. Переход власти от Жиронды к Горе означал, что народ сделал еще одно усилие, чтобы добиться осуществления своих требований, и что революция поднялась на новую, более высокую ступень в своем развитии. Тем самым переход власти к якобинцам и якобинский период революции мы рассматриваем как продолжение пред­ шествующего развития по восходящей линии и, следовательно, как высший этап революции. Что же представляла собой якобинская власть? Чьи интересы она выражала? Если обратиться к последним работам ряда современных историков Французской революции XV1I1 в., в о с о ­ бенности к наиболее значительным работам последних 10—15 лет то нетрудно заметить, что большинство их посвящено плебей ским, или, как предпочитают говорить на Зап аде, санкюлотским движениям. Таковы уже упоминавшиеся весьма ценные и инте ресные труды А. Собуля, Р. Кобба, В. Маркова — за рубежом В> М. Далина, Я* М, Здхера, А. Р . Иоаннисяна, С. Л . Сытина — о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ 21?
218 о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ в нашей стране. Конечно, между этими работам и есть различия в тематике. А. Собуль писал о парижских санкюлотах, изучая преимущественно секционное движение. Р . Кобб изучал револю ­ ционную армию как форму организации вооруженной силы са н­ кюлотов; В. Марков, Я. М. Захер и С. Л . Сытин исследовали вопрос о «бешеных», В. М. Далин — о Бабефе в годы революции, А. Р. Иоаннисян — о Буасселе, Дюфурни де Вилье, Сабаро и дру- гих представителях утопического коммунизма, в которых он так ­ же видел выразителей плебейских настроений. Н о при всем сво е­ образии и различиях этих работ общим является то, что все они посвящены разным аспектам движения городского плебейх:тва в период якобинской власти. Случайно ли это? Думается, что нет. Появление почти одно­ временно ряда рабо т по близкой проблематике было естествен­ ной реакцией на длительное пренебрежение к этим воп росам . Это же отвечало давно назревшей потребности; роль плебейства в истории Французской революции оставалась невыясненной. Создание новых трудов, весьма ценных по своему конкретно­ историческому материалу, по введенным в научный оборот но­ вым источникам, несомненно, сыграло важную положитель­ ную роль. Нельзя, однако, не заметить, что при этом, скорее всего не­ вольно, произош ло некоторое смещение исторической перспек- гивы. В центре анализа у некоторых авторов указанных выше работ оказались разного рода коллизии, возникавшие между ре­ волюционным правительством и санкюлотами. Эта проблема вы­ шла как бы на первый план. Спору нет, вопрос о взаимоотно­ шениях революционного правительства и плебейства в период власти якобинцев также заслуживает внимания. Не нужно лишь упускать из виду, что противоречия между правительством и плебейством не были главным и основным конфликтом эпохи. При преимущественном внимании к коллизиям, возникавшим мржду якобинцами и санкюлотами, из поля зрения исследовате­ лей странным о бразом выпало крестьянство. Самый многочислен­ ный класс, составлявший 9/10 всего населения, неожиданно о к а ­ зался где-то за рамками исторического анализа. При изобилии работ, рассматривающих разные аспекты движения городских санкюлотов, в литературе, посвященной истории якобинского периода революции, невозможно обнаружить ни одной моногра­ фии о крестьянстве или крестьянских движениях в 1793— 1794 гг.‘^ в исследовании А. В Адо, о котором выше шла речь, рассматривается история крестьянских движений на протяжении всей революции. Ж орж Ле- февр после своего известного труда «Les questions agraires au temps de la terreur» больше не возвращался к этой проблематике, и изда11ный по­ смертно его труд (Etudes orieanaises. Т. 2. Subsistances el Maximum 1789 — ail I\’. P , 1963) в очень малой мере освещает эти вопросы. Последняя ра-
о ПРИРОДЕ ЯКОБИНСКОЙ ВЛАСТИ 219 Если же мы обратимся к конкретным историческим фактам, к практической деятельности якобинцев после их прихода к власти, то увидим, что первые и важнейшие их акты были иа1т]?а9лены на осужесгвление. требовании крестьянства. Стоит папем^тгттГхотяПбы важнейшие декреты, принятые после победы народного восстания 31 мая—2 июня 1793 г.: 3 июня, 10 июня, 17 июля. Они означали удовлетворение основных требований крестьянства и были самыми решительными ударами по ф еода­ лизму, которые нанесла революция. В течение первых полутора месяцев после прихода к власти якобинцы в решении аграрного ^ г ф о с а сде^1^ли_ то, чего не смогла выполнить, революция на протяжении четырех предшествовавших лет Правилыгое-'Боттиманйе природы якобинской власти невоз­ можно без учета ее аграрного законодательства лета 1793 г., так как власть якобинцев за щ ищ ал а и представляла и интересы крестьянства. Были ли якобинцы крестьянской партией? Нет, конечно. Н о они представляли и защищали, наряду с другими классами и классовыми группами, также и интересы крестьянства. Анализируя характер якобинской власти по ее делам, по ее политике, а не по социальному происхождению того или иного из якобинских вождей, как это иногда делают, мы правильно разрешим вопрос о природе якобинской власти. Итак, кем же были якобинцы? Какие общественные классы они представляли? Какова была в классовом и политическом отношении природа созданной ими власти? Французские исто­ рики наших дней (а впрочем, и не только французские) чаще всего определяют якобинцев как представителей передовой бур ­ жуазии или революционной буржуазииНекоторые советские историки (Г. С . Фридлянд) предпочитали говорить о якобинцах как представителях мелкой буржуазии ‘®. Не вдаваясь в споры по существу этих определений следует признать, что в общей форме в них есть, безусловно, и верное содержание. Конечно, бота А Собуля {Soboiil А. Paysans, sans-culottes et Jacobins. P., 1966), co- держаи1ая несколько статей и по аграрно-крестьянскому вопросу, Fie каса­ ется крестьянства в'период якобинской диктатуры. Здесь нет необходимости рассматривать вопрос о том, насколько полно бы­ ли вьи'олиены требования крестьянства. Конечно, не все гребопамия были удовлетворены. Но главные из крестьянских требований, и прежде всего