Как звали английского адмирала принявшего участие в трафальгарском сражении

Battle of Trafalgar
Part of the Trafalgar campaign of the War of the Third Coalition

The Battle of Trafalgar, 21 October 1805 by Clarkson Frederick Stanfield
Date 21 October 1805
Location

Off Cape Trafalgar, Atlantic Ocean

36°15′N 6°12′W / 36.25°N 6.20°W[1]

Result British victory
Belligerents
  • First French Empire France
  • Spain
United Kingdom of Great Britain and Ireland United Kingdom
Commanders and leaders
  • First French Empire Pierre Villeneuve (POWSurrendered
  • Federico Gravina (DOW)
  • Horatio Nelson 
  • Cuthbert Collingwood
Strength
33 ships of the line
5 frigates
2 brigs
2,632 guns
30,000 men[2]
27 ships of the line
4 frigates
1 schooner
1 cutter
2,148 guns
17,000 men[2]
Casualties and losses
4,395 killed
2,541 wounded
7,000–8,000 captured
21 ships of the line captured
1 ship of the line destroyed.[3]
458 killed
1,208 wounded.[4]

Battle of Trafalgar is located in Europe

Battle of Trafalgar

class=notpageimage|

Location within Europe

The Battle of Trafalgar was a naval engagement that took place on 21 October 1805 between the British Royal Navy and the combined fleets of the French and Spanish Navies during the War of the Third Coalition (August–December 1805) of the Napoleonic Wars (1803–1815).[5]

As part of Napoleon’s plans to invade the United Kingdom, the French and Spanish fleets combined to take control of the English Channel and provide the Grande Armée safe passage. The allied fleet, under the command of the French admiral, Pierre-Charles Villeneuve, sailed from the port of Cádiz in the south of Spain on 18 October 1805. They encountered the British fleet under Lord Nelson, recently assembled to meet this threat, in the Atlantic Ocean along the southwest coast of Spain, off Cape Trafalgar.

Nelson was outnumbered, with 27 British ships of the line to 33 allied ships including the largest warship in either fleet, the Spanish Santísima Trinidad. To address this imbalance, Nelson sailed his fleet directly at the allied battle line’s flank, hoping to break the line into pieces. Villeneuve had worried that Nelson might attempt this tactic but, for various reasons, had made no plans for this eventuality. The plan worked almost perfectly; Nelson’s columns split the Franco-Spanish fleet in three, isolating the rear half from Villeneuve’s flag aboard Bucentaure. The allied vanguard sailed off while it attempted to turn around, giving the British temporary superiority over the remainder of their fleet. In the ensuing fierce battle 20 allied ships were lost, while the British lost none.

The tactic exposed the leading ships in the British lines to intense fire from multiple ships as they approached the Franco-Spanish lines. Nelson’s own HMS Victory led the front column and was almost knocked out of action. Nelson was shot by a French musketeer during the battle, and died shortly before it ended. Villeneuve was captured along with his flagship Bucentaure. He attended Nelson’s funeral while a captive on parole in Britain. The senior Spanish fleet officer, Admiral Federico Gravina, escaped with the remnant of the Franco-Spanish fleet (a third of the original number of ships); he died five months later of wounds sustained during the battle.

The victory confirmed the naval supremacy Britain had established during the course of the eighteenth century, and was achieved in part through Nelson’s departure from prevailing naval tactical orthodoxy.[6]

Background[edit]

In 1805, the First French Empire, under Napoleon Bonaparte, was the dominant military land power on the European continent, while the British Royal Navy controlled the seas.[7] During the course of the war, the British imposed a naval blockade on France, which affected trade and kept the French from fully mobilising their naval resources.[8] Despite several successful evasions of the blockade by the French navy, it failed to inflict a major defeat upon the British, who were able to attack French interests at home and abroad with relative ease.[9]

When the Third Coalition declared war on France, after the short-lived Peace of Amiens, Napoleon renewed his determination to invade Britain. To do so, he needed to ensure that the Royal Navy would be unable to disrupt the invasion flotilla, which would require control of the English Channel.[10]

The main French fleets were at Brest in Brittany and at Toulon on the Mediterranean coast. Other ports on the French Atlantic coast harboured smaller squadrons. France and Spain were allied, so the Spanish fleet based in Cádiz and Ferrol was also available.[11]

The British possessed an experienced and well-trained corps of naval officers.[a] By contrast, some of the best officers in the French navy had either been executed or had left the service during the early part of the French Revolution.[12]

Vice-Admiral Pierre-Charles Villeneuve had taken command of the French Mediterranean fleet following the death of Latouche Treville. There had been more competent officers, but they had either been employed elsewhere or had fallen from Napoleon’s favour.[13] Villeneuve had shown a distinct lack of enthusiasm for facing Nelson and the Royal Navy after the French defeat at the Battle of the Nile in 1798.[14]

Napoleon’s naval plan in 1805 was for the French and Spanish fleets in the Mediterranean and Cádiz to break through the blockade and join forces in the Caribbean. They would then return, assist the fleet in Brest to emerge from the blockade, and together clear the English Channel of Royal Navy ships, ensuring a safe passage for the invasion barges.[15]

  • The Admirals of the Campaign
  • Vice Admiral Horatio, Lord Nelson, by Lemuel Francis Abbott

  • Vice Admiral Cuthbert Collingwood

  • Pierre-Charles Villeneuve, the French Admiral

  • Federico Gravina, the Spanish Admiral

    Federico Gravina, the Spanish Admiral

Pursuit of Villeneuve[edit]

Nelson’s Search in the Mediterranean

Early in 1805, Vice Admiral Lord Nelson commanded the British fleet blockading Toulon. Unlike William Cornwallis, who maintained a close blockade off Brest with the Channel Fleet, Nelson adopted a loose blockade in the hope of luring the French out for a major battle, saying, «to be able to get at the enemy you must let them come out to you, if you cannot get at them[16][15] However, Villeneuve’s fleet successfully evaded Nelson’s when the British were blown off station by storms. Nelson commenced a search of the Mediterranean, supposing that the French intended to make for Egypt, but Villeneuve instead took his fleet through the Strait of Gibraltar, rendezvoused with the Spanish fleet in Cádiz, and sailed as planned for the Caribbean. Once Nelson realised that the French were crossing the Atlantic Ocean, he set off in pursuit.[b]

The Chase to the West Indies

He missed them by just days in the West Indies as a result of false information.[17]

Cádiz[edit]

Having lured the British to the West Indies, Villeneuve returned from the Caribbean to Europe, intending to break the blockade at Brest.[14] Nelson, still in fear for Egypt, made to return to the Mediterranean. The fast sailing corvette taking word of his plans back to the admiralty spotted the French heading further north. On receiving this intelligence Lord Barham was alive to the enemy strategy and immediately ordered Admiral William Cornwallis to combine his squadron with that of Vice Admiral Sir Robert Calder off Ferrol and to stretch out thirty to forty leagues into the Atlantic to block the French from entering the Channel.[18]

Calder intercepted the French resulting in an inconclusive engagement during the Battle of Cape Finisterre in which two of the Spanish ships were captured. Villeneuve abandoned his plan and sailed back to Ferrol in northern Spain.[19] There he received orders from Napoleon to return to Brest according to the main plan.[20]

Napoleon’s invasion plans for Britain depended on having a sufficiently large number of ships of the line before Boulogne in France. This would require Villeneuve’s force of 33 ships to join Vice-Admiral Ganteaume’s force of 21 ships at Brest, along with a squadron of five ships under Captain Allemand, which would have given him a combined force of 59 ships of the line.

When Villeneuve set sail from Ferrol on 10 August, he was under orders from Napoleon to sail northward toward Brest. Instead, he worried that the British were observing his manoeuvres, so on 11 August, he sailed southward towards Cádiz on the southwestern coast of Spain.[21] With no sign of Villeneuve’s fleet, on 25 August, the three French army corps’ invasion force near Boulogne broke camp and marched into Germany, where it was later engaged. This ended the immediate threat of invasion.[22][23]

The same month, Admiral Lord Nelson returned home to Britain after two years of duty at sea.[24] He remained ashore for 25 days and was warmly received by his countrymen.[25] Word reached Britain on 2 September about the combined French and Spanish fleet in Cádiz harbour.[26] Nelson had to wait until 15 September before his ship, HMS Victory, was ready to sail.[27]

On 15 August, Cornwallis decided to detach 20 ships of the line from the fleet guarding the English Channel to sail southward to engage the enemy forces in Spain.[28] This left the Channel short of large vessels, with only 11 ships of the line present.[29] This detached force formed the nucleus of the British fleet at Trafalgar. This fleet, under the command of Vice-Admiral Calder, reached Cádiz on 15 September. Nelson joined the fleet on 28 September to take command.[30]

The British fleet used frigates (faster, but too fragile for the line of battle), to keep a constant watch on the harbour, while the main force remained out of sight, approximately 50 miles (80 km) west of the shore.[31] Nelson’s hope was to lure the combined Franco-Spanish force out and engage it in a decisive battle. The force watching the harbour was led by Captain Blackwood, commanding HMS Euryalus.[31] His squadron of seven ships comprised five frigates, a schooner, and a brig.[32]

Supply situation[edit]

At this point, Nelson’s fleet badly needed provisioning. On 2 October, five ships of the line, HMS Queen, Canopus, Spencer, Zealous, Tigre, and the frigate HMS Endymion were dispatched to Gibraltar under Rear-Admiral Sir Thomas Louis for supplies.[33][citation not found]

Battle of Trafalgar by William Lionel Wyllie, Juno Tower, CFB Halifax, Nova Scotia, Canada

These ships were later diverted for convoy duty in the Mediterranean, although Nelson had expected them to return. Similarly, HMS Superb under Captain Richard Goodwin Keats had been sent to the dockyard for a re-fit after four years at sea including the chase of Villeneuve and was expected to return to the fleet where Keats was to be Nelson’s second, but the ship was not released in time.[34] Other British ships continued to arrive, and by 15 October the fleet was up to full strength for the battle. Nelson also lost Calder’s flagship, the 98-gun Prince of Wales, which he sent home as Calder had been recalled by the Admiralty to face a court-martial for his apparent lack of aggression during the engagement off Cape Finisterre on 22 July.

Meanwhile, Villeneuve’s fleet in Cádiz was also suffering from a serious supply shortage that could not be easily rectified by the cash-poor French.[35] The blockade maintained by the British fleet had made it difficult for the Franco-Spanish allies to obtain stores, and their ships were ill-equipped. Villeneuve’s ships were also more than two thousand men short of the force needed to sail. These were not the only problems faced by the Franco-Spanish fleet. The main French ships of the line had been kept in harbour for years by the British blockade with only brief sorties. The French crews included few experienced sailors, and, as most of the crew had to be taught the elements of seamanship on the few occasions when they got to sea, gunnery was neglected.[36] The hasty voyage across the Atlantic and back used up vital supplies. Villeneuve’s supply situation began to improve in October, but news of Nelson’s arrival made Villeneuve reluctant to leave port. His captains had held a vote on the matter and decided to stay in harbour.

On 16 September, Napoleon gave orders for the French and Spanish ships at Cádiz to put to sea at the first favourable opportunity, join with seven Spanish ships of the line then at Cartagena, go to Naples and land the soldiers they carried to reinforce his troops there, then fight decisively if they met a numerically inferior British fleet.[37]

Fleets[edit]

British[edit]

British Franco-
Spanish
First rates 3 4
Second rates 4 0
Third rates 20 29
Total ships of the line 27 33
Other ships 6 7

On 21 October, Admiral Nelson had 27 ships of the line with 2,148 cannon, and a total of 17,000 crewmen and marines under his command.[38] Nelson’s flagship, HMS Victory, captained by Thomas Masterman Hardy, was one of three 100-gun first-rates in his fleet. He also had four 98-gun second-rates and 20 third-rates. One of the third rates was an 80-gun vessel, and 16 were 74-gun vessels. The remaining three were 64-gun ships, which were being phased out of the Royal Navy at the time of the battle. Nelson also had four frigates of 38 or 36 guns, a 12-gun schooner and a 10-gun cutter.

Franco-Spanish[edit]

Against Nelson, Vice-Admiral Villeneuve, sailing on his flagship Bucentaure, fielded 33 ships of the line, including some of the largest in the world at the time. The Spanish contributed four first-rates to the fleet — three of these ships, one at 130 guns (Santísima Trinidad) and two at 112 guns (Príncipe de Asturias, Santa Ana), were much larger than anything under Nelson’s command. The fourth first-rate carried 100 guns. The fleet had six 80-gun third-rates, (four French and two Spanish), and one Spanish 64-gun third-rate. The remaining 22 third-rates were 74-gun vessels, of which 14 were French and eight Spanish. In total, the Spanish contributed 15 ships of the line and the French 18 along with some 30,000 men and marines manning 2,632 cannon. The fleet also included five 40-gun frigates and two 18-gun brigs, all French.[2]

Battle[edit]

Nelson’s plan[edit]

The prevailing tactical orthodoxy at the time involved manoeuvring to approach the enemy fleet in a single line of battle and then engaging broadside in parallel lines.[39] In previous times, fleets had usually engaged in a mixed mêlée of chaotic one-on-one battles. One reason for the development of the line of battle system was to facilitate control of the fleet: if all the ships were in line, signalling in battle became possible.[40] The line also allowed either side to disengage by breaking away in formation; if the attacker chose to continue, their line would be broken as well.[39] This often led to inconclusive battles, or allowed the losing side to minimise its losses; but Nelson wanted a conclusive action, giving his well-trained crews a chance to fight ship to ship.[41]

Nelson’s solution to the problem was to cut the opposing line in three. Approaching in two columns, sailing perpendicular to the enemy’s line, one towards the centre of the opposing line and one towards the trailing end, his ships would surround the middle third, and force them to fight to the end.[42] Nelson hoped specifically to cut the line just in front of the French flagship, Bucentaure; the isolated ships in front of the break would not be able to see the flagship’s signals, which he hoped would take them out of combat while they re-formed. This echoed the tactics used by Admiral Duncan at the Battle of Camperdown and Admiral Jervis at the Battle of Cape St. Vincent, both in 1797.[43]

The Battle of Trafalgar painted by Samuel Drummond in 1825

The plan had three principal advantages. First, the British fleet would close with the Franco-Spanish as quickly as possible, preventing their escape.[44] Second, it would quickly bring on a mêlée and frantic battle by breaking the Franco-Spanish line and inducing a series of individual ship-to-ship actions, in which the British knew they were likely to prevail. Nelson knew that the superior seamanship, faster gunnery and better morale of his crews were great advantages.[45] Third, it would bring a decisive concentration on the rear of the Franco-Spanish fleet. The ships in the van of the enemy fleet would have to turn back to support the rear, which would take a long time.[42] Additionally, once the Franco-Spanish line had been broken, their ships would be relatively defenceless against powerful broadsides from the British fleet, and it would take them a long time to reposition to return fire.

The main drawback of attacking head-on was that as the leading British ships approached, the Franco-Spanish Combined Fleet would be able to direct raking broadside fire at their bows, to which they would be unable to reply. To lessen the time the fleet was exposed to this danger, Nelson had his ships make all available sail (including stunsails), yet another departure from the norm.[46] He was also well aware that French and Spanish gunners were ill-trained and would have difficulty firing accurately from a moving gun platform. The Combined Fleet was sailing across a heavy swell, causing the ships to roll heavily and exacerbating the problem. Nelson’s plan was indeed a gamble, but a carefully calculated one.[47]

During the period of blockade off the coast of Spain in October, Nelson instructed his captains, over two dinners aboard Victory, on his plan for the approaching battle. In an animated conversation with his favourite captain, Richard Goodwin Keats, who was expected to be his second in the forthcoming battle, Nelson explained a refined battle plan whilst the two were walking in the garden of Merton in August 1805.[48] The order of sailing, in which the fleet was arranged when the enemy was first sighted, was to be the order of the ensuing action so that no time would be wasted in forming two lines.[49] The first, led by his second-in-command Vice-Admiral Cuthbert Collingwood, was to sail into the rear of the enemy line, while the other, led by Nelson, was to sail into the centre and vanguard.[44] In preparation for the battle, Nelson ordered the ships of his fleet to be painted in a distinctive yellow and black pattern (later known as the Nelson Chequer) that would make them easy to distinguish from their opponents.[50]

Nelson was careful to point out that something had to be left to chance. Nothing is sure in a sea battle, so he left his captains free from all hampering rules by telling them that «No captain can do very wrong if he places his ship alongside that of the enemy.»[43] In short, circumstances would dictate the execution, subject to the guiding rule that the enemy’s rear was to be cut off and superior force concentrated on that part of the enemy’s line.[36]

Admiral Villeneuve himself expressed his belief that Nelson would use some sort of unorthodox attack, presciently speculating that Nelson would drive right at his line. But his long game of cat and mouse with Nelson had worn him down, and he was suffering from a loss of nerve. Fearing that his inexperienced officers would be unable to maintain formation in more than one group, he chose to keep the single line that became Nelson’s target.[51]

Departure[edit]

The Combined Fleet of French and Spanish warships anchored in Cádiz under the leadership of Admiral Villeneuve was in disarray. On 16 September 1805 Villeneuve received orders from Napoleon to sail the Combined Fleet from Cádiz to Naples. At first, Villeneuve was optimistic about returning to the Mediterranean, but soon had second thoughts. A war council was held aboard his flagship, Bucentaure, on 8 October.[52] While some of the French captains wished to obey Napoleon’s orders, the Spanish captains and other French officers, including Villeneuve, thought it best to remain in Cádiz.[53] Villeneuve changed his mind yet again on 18 October 1805, ordering the Combined Fleet to sail immediately even though there were only very light winds.[54]

The sudden change was prompted by a letter Villeneuve had received on 18 October, informing him that Vice-Admiral François Rosily had arrived in Madrid with orders to take command of the Combined Fleet.[55] Stung by the prospect of being disgraced before the fleet, Villeneuve resolved to go to sea before his successor could reach Cádiz.[37] At the same time, he received intelligence that a detachment of six British ships (Admiral Louis’ squadron), had docked at Gibraltar, thus weakening the British fleet. This was used as the pretext for sudden change.

The weather, however, suddenly turned calm following a week of gales. This slowed the progress of the fleet leaving the harbour, giving the British plenty of warning. Villeneuve had drawn up plans to form a force of four squadrons, each containing both French and Spanish ships. Following their earlier vote on 8 October to stay put, some captains were reluctant to leave Cádiz, and as a result they failed to follow Villeneuve’s orders closely and the fleet straggled out of the harbour in no particular formation.

It took most of 20 October for Villeneuve to get his fleet organised; it eventually set sail in three columns for the Straits of Gibraltar to the southeast. That same evening, Achille spotted a force of 18 British ships of the line in pursuit. The fleet began to prepare for battle and during the night, they were ordered into a single line. The following day, Nelson’s fleet of 27 ships of the line and four frigates was spotted in pursuit from the northwest with the wind behind it. Villeneuve again ordered his fleet into three columns, but soon changed his mind and restored a single line. The result was a sprawling, uneven formation.

At 5:40 a.m. on 21 October, the British were about 21 miles (34 km) to the northwest of Cape Trafalgar, with the Franco-Spanish fleet between the British and the Cape. About 6 a.m., Nelson gave the order to prepare for battle.[56] At 8 a.m., the British frigate Euryalus, which had been keeping watch on the Combined Fleet overnight, observed the British fleet still «forming the lines» in which it would attack.[57]

At 8 a.m., Villeneuve ordered the fleet to wear together (turn about) and return to Cádiz. This reversed the order of the allied line, placing the rear division under Rear-Admiral Pierre Dumanoir le Pelley in the vanguard. The wind became contrary at this point, often shifting direction. The very light wind rendered manoeuvring virtually impossible for all but the most expert seamen. The inexperienced crews had difficulty with the changing conditions, and it took nearly an hour and a half for Villeneuve’s order to be completed. The French and Spanish fleet now formed an uneven, angular crescent, with the slower ships generally to leeward and closer to the shore.

By 11 a.m. Nelson’s entire fleet was visible to Villeneuve, drawn up in two parallel columns. The two fleets would be within range of each other within an hour. Villeneuve was concerned at this point about forming up a line, as his ships were unevenly spaced in an irregular formation drawn out nearly five miles (8 km) long as Nelson’s fleet approached.

As the British drew closer, they could see that the enemy was not sailing in a tight order, but in irregular groups. Nelson could not immediately make out the French flagship as the French and Spanish were not flying command pennants.

Nelson was outnumbered and outgunned, the enemy totalling nearly 30,000 men and 2,568 guns to his 17,000 men and 2,148 guns. The Franco-Spanish fleet also had six more ships of the line, and so could more readily combine their fire. There was no way for some of Nelson’s ships to avoid being «doubled on» or even «trebled on».

As the two fleets drew closer, anxiety began to build among officers and sailors; one British sailor described the approach thus: «During this momentous preparation, the human mind had ample time for meditation, for it was evident that the fate of England rested on this battle».[58]

Combat[edit]

Nelson’s signal, «England expects that every man will do his duty», flying from Victory on the bicentenary of the Battle of Trafalgar
Nelson’s signal.[59]

The battle progressed largely according to Nelson’s plan. At 11:45, Nelson sent the flag signal, «England expects that every man will do his duty».[59]

His Lordship came to me on the poop, and after ordering certain signals to be made, about a quarter to noon, he said, «Mr. Pasco, I wish to say to the fleet, ENGLAND CONFIDES THAT EVERY MAN WILL DO HIS DUTY» and he added «You must be quick, for I have one more to make which is for close action.» I replied, «If your Lordship will permit me to substitute ‘expects’ for ‘confides’ the signal will soon be completed, because the word ‘expects’ is in the vocabulary, and ‘confides’ must be spelt,» His Lordship replied, in haste, and with seeming satisfaction, «That will do, Pasco, make it directly.»[60]

The term «England» was widely used at the time to refer to the United Kingdom; the British fleet included significant contingents from Ireland, Scotland, and Wales. Unlike the photographic depiction above, this signal would have been shown on the mizzen mast only and would have required 12 lifts.

As the battle opened, the French and Spanish were in a ragged curved line headed north. As planned, the British fleet was approaching the Franco-Spanish line in two columns. Leading the northern, windward column in Victory was Nelson, while Collingwood in the 100-gun Royal Sovereign led the second, leeward, column. The two British columns approached from the west at nearly a right angle to the allied line. Nelson led his column into a feint toward the van of the Franco-Spanish fleet and then abruptly turned toward the actual point of attack. Collingwood altered the course of his column slightly so that the two lines converged at this line of attack.

Artist’s conception of HMS Sandwich fighting the French flagship Bucentaure (completely dismasted) at Trafalgar. Bucentaure is also fighting HMS Temeraire (on the left) and being fired into by HMS Victory (behind her). In fact, this is a mistake by Auguste Mayer, the painter; HMS Sandwich never fought at Trafalgar.[61]

Just before his column engaged the allied forces, Collingwood said to his officers, «Now, gentlemen, let us do something today which the world may talk of hereafter.»[citation needed] Because the winds were very light during the battle, all the ships were moving extremely slowly, and the foremost British ships were under heavy fire from several of the allied ships for almost an hour before their own guns could bear.

At noon, Villeneuve sent the signal «engage the enemy», and Fougueux fired her first trial shot at Royal Sovereign.[62][63][64] Royal Sovereign had all sails out and, having recently had her bottom cleaned, outran the rest of the British fleet. As she approached the allied line, she came under fire from Fougueux, Indomptable, San Justo, and San Leandro, before breaking the line just astern of Admiral Alava’s flagship Santa Ana, into which she fired a devastating double-shotted raking broadside. On board Victory, Nelson pointed to Royal Sovereign and said, «See how that noble fellow Collingwood carries his ship into action!» At approximately the same moment, Collingwood remarked to his captain, Edward Rotheram, «What would Nelson give to be here?»[65]

Artist’s conception of the situation at noon as Royal Sovereign was breaking into the Franco-Spanish line

The second ship in the British lee column, Belleisle, was engaged by Aigle, Achille, Neptune, and Fougueux; she was soon completely dismasted, unable to manoeuvre and largely unable to fight, as her sails blinded her batteries, but kept flying her flag for 45 minutes until the following British ships came to her rescue.

For 40 minutes, Victory was under fire from Héros, Santísima Trinidad, Redoutable, and Neptune; although many shots went astray, others killed and wounded a number of her crew and shot her wheel away, so that she had to be steered from her tiller belowdecks, all before she could respond. At 12:45, Victory cut the enemy line between Villeneuve’s flagship Bucentaure and Redoutable; she came close to Bucentaure with her guns loaded with double or treble shots each, and her 68-pounder carronades loaded with 500 musketballs, she unleashed a devastating treble-shotted raking broadside through Bucentaure‘s stern which killed and wounded some 200-400 men of the ship’s 800 man complement and dismasted the ship.[66][better source needed] This volley of gunfire from the Victory immediately knocked the French Flagship out of action. Villeneuve thought that boarding would take place, and with the Eagle of his ship in hand, told his men, «I will throw it onto the enemy ship and we will take it back there!» However, Victory engaged the 74-gun Redoutable; Bucentaure was left to the next three ships of the British windward column: Temeraire, Conqueror, and HMS Neptune.

Painter Denis Dighton’s imagining of Nelson being shot on the quarterdeck of Victory

A general mêlée ensued. Victory locked masts with the French Redoutable, whose crew, including a strong infantry corps (with three captains and four lieutenants), gathered for an attempt to board and seize Victory. A musket bullet fired from the mizzentop of Redoutable struck Nelson in the left shoulder, passed through his spine at the sixth and seventh thoracic vertebrae, and lodged two inches below his right scapula in the muscles of his back. Nelson exclaimed, «They finally succeeded, I am dead.» He was carried below decks.

Painter Nicholas Pocock’s conception of the situation at 1300h

Victorys gunners were called on deck to fight boarders, and she ceased firing. The gunners were forced back below decks by French grenades. As the French were preparing to board Victory, Temeraire, the second ship in the British windward column, approached from the starboard bow of Redoutable and fired on the exposed French crew with a carronade, causing many casualties.

At 13:55, the French Captain Lucas of Redoutable, with 99 fit men out of 643 and severely wounded himself, surrendered. The French Bucentaure was isolated by Victory and Temeraire, and then engaged by HMS Neptune, HMS Leviathan, and Conqueror; similarly, Santísima Trinidad was isolated and overwhelmed, surrendering after three hours.

Painter Nicholas Pocock’s conception of the situation at 1700h

As more and more British ships entered the battle, the ships of the allied centre and rear were gradually overwhelmed. The allied van, after long remaining quiescent, made a futile demonstration and then sailed away.[36] During the combat, Gravina was wounded, while Dionisio Alcalá-Galiano and Cosme Damián Churruca —commanders of the Bahama and San Juan Nepomuceno, respectively— were killed after ordering their ships not to surrender.[67][68] Gravina died from his wounds months later.[69] The British took 20 vessels of the Franco-Spanish fleet and lost none. Among the captured French ships were Aigle, Algésiras, Berwick, Bucentaure, Fougueux, Intrépide, Redoutable, and Swiftsure. The Spanish ships taken were Argonauta, Bahama, Monarca, Neptuno, San Agustín, San Ildefonso, San Juan Nepomuceno, Santísima Trinidad, and Santa Ana. Of these, Redoutable sank, and Santísima Trinidad and Argonauta were scuttled by the British. Achille exploded, Intrépide and San Augustín burned, and Aigle, Berwick, Fougueux, and Monarca were wrecked in a gale following the battle.

As Nelson lay dying, he ordered the fleet to anchor, as a storm was predicted. However, when the storm blew up, many of the severely damaged ships sank or ran aground on the shoals. A few of them were recaptured, some by the French and Spanish prisoners overcoming the small prize crews, others by ships sallying from Cádiz. Surgeon William Beatty heard Nelson murmur, «Thank God I have done my duty»; when he returned, Nelson’s voice had faded, and his pulse was very weak.[70] He looked up as Beatty took his pulse, then closed his eyes. Nelson’s chaplain, Alexander Scott, who remained by Nelson as he died, recorded his last words as «God and my country.»[71] It has been suggested by Nelson historian Craig Cabell that Nelson was actually reciting his own prayer as he fell into his death coma, as the words ‘God’ and ‘my country’ are closely linked therein. Nelson died at half-past four, three hours after being hit.[70]

Towards the end of the battle, and with the combined fleet being overwhelmed, the still relatively un-engaged portion of the van under Rear-Admiral Dumanoir Le Pelley tried to come to the assistance of the collapsing centre. After failing to fight his way through, he decided to break off the engagement, and led four French ships, his flagship the 80-gun Formidable, the 74-gun ships Scipion, Duguay-Trouin and Mont Blanc away from the fighting. He headed at first for the Straits of Gibraltar, intending to carry out Villeneuve’s original orders and make for Toulon.[72] On 22 October he changed his mind, remembering a powerful British squadron under Rear-Admiral Thomas Louis was patrolling the straits, and headed north, hoping to reach one of the French Atlantic ports. With a storm gathering in strength off the Spanish coast, he sailed westwards to clear Cape St. Vincent, prior to heading north-west, swinging eastwards across the Bay of Biscay, and aiming to reach the French port at Rochefort.[72] These four ships remained at large until their encounter with and attempt to chase a British frigate brought them in range of a British squadron under Sir Richard Strachan, which captured them all on 4 November 1805 at the Battle of Cape Ortegal.[72]

Cosmao and MacDonnell sortie[edit]

The gale after Trafalgar, depicted by Thomas Buttersworth.

Only eleven allied ships escaped to Cádiz, and, of those, only five were considered seaworthy. The seriously wounded Admiral Gravina passed command of the remainder of the fleet over to Commodore Julien Cosmao on 23 October. From shore, the allied commanders could see an opportunity for a rescue mission. Cosmao claimed in his report that the rescue plan was entirely his idea, but Vice-Admiral Escaño recorded a meeting of Spanish and French commodores at which a planned rescue was discussed and agreed upon. Enrique MacDonell and Cosmao were of equal rank and both raised commodore’s pennants before hoisting anchor.[73] Both sets of mariners were determined to make an attempt to recapture some of the prizes.[73] Cosmao ordered the rigging of his ship, the 74-gun Pluton, to be repaired and reinforced her crew (which had been depleted by casualties from the battle), with sailors from the French frigate Hermione. Taking advantage of a favourable northwesterly wind, Pluton, the 80-gun Neptune and Indomptable, the Spanish 100-gun Rayo and 74-gun San Francisco de Asís, together with five French frigates and two brigs, sailed out of the harbour towards the British.[74][75]

The British cast off the prizes[edit]

Soon after leaving port, the wind shifted to west-southwest, raising a heavy sea with the result that most of the British prizes broke their tow ropes, and drifting far to leeward, were only partially resecured. The combined squadron came in sight at noon, causing Collingwood to summon his most battle-ready ships to meet the threat. In doing so, he ordered them to cast off towing their prizes. He had formed a defensive line of ten ships by three o’clock in the afternoon and approached the Franco-Spanish squadron, covering the remainder of their prizes which stood out to sea.[75][76] The Franco-Spanish squadron, numerically inferior, chose not to approach within gunshot and then declined to attack.[77] Collingwood also chose not to seek action, and in the confusion of the powerful storm, the French frigates managed to retake two Spanish ships of the line which had been cast off by their British captors, the 112-gun Santa Ana and 80-gun Neptuno, taking them in tow and making for Cádiz.[78] On being taken in tow, the Spanish crews rose up against their British prize crews, putting them to work as prisoners.[64][79][citation needed]

Painting depicting the French frigate Thémis towing the re-taken Spanish first-rate ship of the line Santa Ana into Cádiz. Auguste Mayer, 19th century.

Despite this initial success the Franco-Spanish force, hampered by battle damage, struggled in the heavy seas. Neptuno was eventually wrecked off Rota in the gale, while Santa Ana reached port.[80] The French 80-gun ship Indomptable was wrecked on the 24th or 25th off the town of Rota on the northwest point of the bay of Cádiz.[citation needed] At the time Indomptable had 1,200 men on board, but no more than 100 were saved. San Francisco de Asís was driven ashore in Cádiz Bay, near Fort Santa Catalina, although her crew was saved. Rayo, an old three-decker with more than 50 years of service, anchored off Sanlúcar, a few leagues to the northwest of Rota. There, she lost her masts, already damaged in the battle.[citation needed] Heartened by the approach of the squadron, the French crew of the former flagship Bucentaure also rose up and retook the ship from the British prize crew but she was wrecked later on 23 October. Aigle escaped from the British ship HMS Defiance, but was wrecked off the Port of Santa María on 23 October; while the French prisoners on Berwick cut the tow cables, but caused her to founder off Sanlúcar on 22 October. The crew of Algésiras rose up and managed to sail into Cádiz.[64]

Observing that some of the leewardmost of the prizes were escaping towards the Spanish coast, Leviathan asked for and was granted permission by Collingwood to try to retrieve the prizes and bring them to anchor. Leviathan chased Monarca, but on 24 October she came across Rayo, dismasted but still flying Spanish colours, at anchor off the shoals of Sanlúcar.[citation needed] At this point the 74-gun HMS Donegal, en route from Gibraltar under Captain Pulteney Malcolm, was seen approaching from the south on the larboard tack with a moderate breeze from northwest-by-north and steered directly for the Spanish three-decker.[81][incomplete short citation] At about ten o’clock, just as Monarca had got within little more than a mile of Rayo, Leviathan fired a warning shot wide of Monarca, to oblige her to drop anchor. The shot fell between Monarca and Rayo. The latter, conceiving that it was probably intended for her, hauled down her colours, and was taken by HMS Donegal, who anchored alongside and took off the prisoners.[citation needed] Leviathan resumed her pursuit of Monarca, eventually catching up and forcing her to surrender. On boarding her, her British captors found that she was in a sinking state, and so removed the British prize crew, and nearly all of her original Spanish crew members. The nearly empty Monarca parted her cable and was wrecked during the night. Despite the efforts of her British prize crew, Rayo was driven onshore on 26 October and wrecked, with the loss of 25 men. The remainder of the prize crew were made prisoners by the Spanish.[82][incomplete short citation]

Casualties[edit]

Casualties % by ship.[citation needed] The number is the order in the line.
     HMS Africa     British weather column, led by Nelson     British lee column, led by Collingwood     French     Spanish

Aftermath[edit]

In the aftermath of the storm, Collingwood wrote:

The condition of our own ships was such that it was very doubtful what would be their fate. Many a time I would have given the whole group of our capture, to ensure our own … I can only say that in my life I never saw such efforts as were made to save these [prize] ships, and would rather fight another battle than pass through such a week as followed it.

— Vice-Admiral Cuthbert Collingwood to the Admiralty, November 1805.[83]

On balance, the allied counter-attack achieved little. In forcing the British to suspend their repairs to defend themselves, it influenced Collingwood’s decision to sink or set fire to the most damaged of his remaining prizes.[78] Cosmao retook two Spanish ships of the line, but it cost him one French and two Spanish vessels to do so. Fearing their loss, the British burnt or sank Santísima Trinidad, Argonauta, San Antonio and Intrepide.[64] Only four of the British prizes, the French Swiftsure and the Spanish Bahama, San Ildefonso and San Juan Nepomuceno survived to be taken to Britain.[78] After the end of the battle and storm only nine ships of the line were left in Cádiz.[74][84]

Spanish military garrisons and civilians set out to rescue survivors from the numerous shipwrecks scattered along the Andalusian coast. British prize crews were captured and given good treatment. On 27 October, Collingwood offered the governor of Cádiz to put his Spanish wounded prisoners ashore and set them free. The governor and Gravina offered in exchange to release their British prisoners, who boarded the British fleet. The French later joined this humanitarian agreement.[85]

The disparity in losses has been attributed by some historians less to Nelson’s daring tactics than to the difference in fighting readiness of the two fleets.[86] Nelson’s fleet was made up of ships of the line which had spent a considerable amount of sea time during the months of blockades of French ports, whilst the French fleet had generally been at anchor in port. However, Villeneuve’s fleet had just spent months at sea crossing the Atlantic twice, which supports the proposition that the main difference between the two fleets’ combat effectiveness was the morale of the leaders. The daring tactics employed by Nelson were to ensure a strategically decisive result. The results vindicated his naval judgement.

Results[edit]

Report of Spanish losses in the combat of 21 October.

When Rosily arrived in Cádiz, he found only five French ships, rather than the 18 he was expecting. The surviving ships remained bottled up in Cádiz until 1808 when Napoleon invaded Spain. The French ships were then seized by the Spanish forces and put into service against France.

HMS Victory made her way to Gibraltar for repairs, carrying Nelson’s body. She put into Rosia Bay, Gibraltar and after emergency repairs were carried out, returned to Britain. Many of the injured crew were taken ashore at Gibraltar and treated in the Naval Hospital. Men who subsequently died from injuries sustained at the battle are buried in or near the Trafalgar Cemetery, at the south end of Main Street, Gibraltar.

One Royal Marine officer, Captain Charles Adair, was killed on board Victory, and Royal Marine Lieutenant Lewis Buckle Reeve was seriously wounded and laid next to Nelson.[c]

The battle took place the day after the Battle of Ulm, and Napoleon did not hear about it for weeks—the Grande Armée had left Boulogne to fight Britain’s allies before they could combine their armies. He had tight control over the Paris media and kept the defeat a closely guarded secret for over a month, at which point newspapers proclaimed it to have been a tremendous victory.[87] In a counter-propaganda move, a fabricated text declaring the battle a «spectacular victory» for the French and Spanish was published in Herald and attributed to Le Moniteur Universel.[88][89]

Vice-Admiral Villeneuve was taken prisoner aboard his flagship and taken back to Britain. After his parole in 1806, he returned to France, where he was found dead in his inn room during a stop on the way to Paris, with six stab wounds in the chest from a dining knife. It was officially recorded that he had committed suicide.

Despite the British victory over the Franco-Spanish navies, Trafalgar had negligible impact on the remainder of the War of the Third Coalition. Less than two months later, Napoleon decisively defeated the Third Coalition at the Battle of Austerlitz, knocking Austria out of the war and forcing the dissolution of the Holy Roman Empire. Although Trafalgar meant France could no longer challenge Britain at sea, Napoleon proceeded to establish the Continental System in an attempt to deny Britain trade with the continent. The Napoleonic Wars continued for another ten years after Trafalgar.[90]

Nelson’s body was preserved in a barrel of brandy for the trip home to a hero’s funeral.[91][page needed]

Consequences[edit]

A broadside from the 1850s recounts the story

Following the battle, the Royal Navy was never again seriously challenged by the French fleet in a large-scale engagement. Napoleon had already abandoned his plans of invasion before the battle and they were never revived. The battle did not mean, however, that the French naval challenge to Britain was over. First, as the French control over the continent expanded, Britain had to take active steps with the Battle of Copenhagen in 1807 and elsewhere in 1808 to prevent the ships of smaller European navies from falling into French hands. This effort was largely successful, but did not end the French threat as Napoleon instituted a large-scale shipbuilding programme that had produced a fleet of 80 ships of the line at the time of his fall from power in 1814, with more under construction.[92] However, despite constituting a substantial fleet in being, these had no impact on Britain’s naval superiority throughout the conflict. For almost 10 years after Trafalgar, the Royal Navy maintained a close blockade of French bases and observed the growth of the French fleet. In the end, Napoleon’s Empire was destroyed by land before his ambitious naval build-up could be completed. The next naval battles between the British and Spanish would be the British Invasions of the River Plate in 1806 and 1807, where the British Navy would fail to capture Viceroyalty of the Rio de la Plata.

The Royal Navy proceeded to dominate the sea until the Second World War.[93] Although the victory at Trafalgar was typically given as the reason at the time, modern historical analyses suggest that relative economic strength was an important underlying cause of British naval mastery.

Detail from a modern reproduction of an 1805 poster commemorating the battle

Nelson became – and remains – Britain’s greatest naval war hero, and an inspiration to the Royal Navy, yet his unorthodox tactics were seldom emulated by later generations. The first monument to be erected in Britain to commemorate Nelson may be that raised on Glasgow Green in 1806, albeit possibly preceded by a monument at Taynuilt, near Oban in Scotland dated 1805, both also commemorating the many Scots crew and captains at the battle.[94][d] The 144-foot-tall (44 m) Nelson Monument on Glasgow Green was designed by David Hamilton and paid for by public subscription. Around the base are the names of his major victories: Aboukir (1798), Copenhagen (1801) and Trafalgar (1805). The Nelson Monument overlooking Portsmouth was built in 1807–08 with money subscribed by sailors and marines who served at Trafalgar.[95] In 1808, Nelson’s Pillar was erected by leading members of the Anglo-Irish aristocracy in Dublin to commemorate Nelson and his achievements (between 10% and 20% of the sailors at Trafalgar had been from Ireland[96][97]), and remained until it was destroyed in a bombing by «Old IRA» members in 1966.[94] Nelson’s Monument in Edinburgh was built between 1807 and 1815 in the form of an upturned telescope, and in 1853 a time ball was added which still drops at noon GMT to give a time signal to ships in Leith and the Firth of Forth. In summer this coincides with the one o’clock gun being fired. The Britannia Monument in Great Yarmouth was raised by 1819. Nelson’s Column, Montreal began public subscriptions soon after news of the victory at Trafalgar arrived; the column was completed in the autumn of 1809 and still stands in Place Jacques Cartier. A statue of Lord Nelson stood in Bridgetown, Barbados, in what was also once known as Trafalgar Square, from 1813 to 2020.

Nelson on top of Nelson’s Column in Trafalgar Square in London

London’s Trafalgar Square was named in honour of Nelson’s victory; at the centre of the square there is the 45.1 m (148 ft) Nelson’s Column, with a 5.5 m (18 ft) statue of Nelson on top. It was finished in 1843.

100th anniversary[edit]

In 1905, there were events up and down the country to commemorate the centenary, although none were attended by any member of the Royal Family, apparently to avoid upsetting the French, with whom the United Kingdom had recently entered the Entente cordiale.[98] King Edward VII did support the Nelson Centenary Memorial Fund of the British and Foreign Sailors Society, which sold Trafalgar centenary souvenirs marked with the Royal cypher. A gala was held on 21 October at the Royal Albert Hall in aid of the fund, which included a specially commissioned film by Alfred John West entitled Our Navy.[99] The event ended with God Save the King and La Marseillaise.[100] The first performance of Sir Henry Wood’s Fantasia on British Sea Songs occurred on the same day at a special Promenade Concert.[101]

200th anniversary[edit]

In 2005 a series of events around the UK, part of the Sea Britain theme, marked the bicentenary of the Battle of Trafalgar. The 200th anniversary of the battle was also commemorated on six occasions in Portsmouth during June and July, at St Paul’s Cathedral (where Nelson is entombed), in Trafalgar Square in London in October (T Square 200), and across the UK.

On 28 June, the Queen was involved in the largest Fleet Review in modern times in the Solent, in which 167 ships from 35 nations took part. The Queen inspected the international fleet from the Antarctic patrol ship HMS Endurance. The fleet included six aircraft carriers (modern capital ships): Charles De Gaulle, Illustrious, Invincible, Ocean, Príncipe de Asturias and Saipan. In the evening a symbolic re-enactment of the battle was staged with fireworks and various small ships playing parts in the battle.

Lieutenant John Lapenotière’s historic voyage in HMS Pickle bringing the news of the victory from the fleet to Falmouth and thence by post chaise to the Admiralty in London was commemorated by the inauguration of The Trafalgar Way and further highlighted by the New Trafalgar Dispatch celebrations from July to September in which an actor played the part of Lapenotière and re-enacted parts of the historic journey.

On the actual anniversary day, 21 October, naval manoeuvres were conducted in Trafalgar Bay near Cádiz involving a combined fleet from Britain, Spain, and France. Many descendants of people present at the battle, including members of Nelson’s family, were at the ceremony.[102]

In popular culture[edit]

The Battle of Trafalgar by J. M. W. Turner (oil on canvas, 1822–1824) combines events from several moments during the battle

Novels[edit]

  • Le Chevalier de Sainte-Hermine (1869), by Alexandre Dumas, is an adventure story in which the main character is alleged to be the one who shot Nelson.
  • Trafalgar (1873), a Spanish novel about the battle, written by Benito Pérez Galdós and starting point of the historical cycle Episodios Nacionales. It is a fictional account of a boy aboard the ship Santísima Trinidad.
  • In James Clavell’s 1966 novel Tai-Pan, the Scots chieftain of Hong Kong, Dirk Struan, reflects on his experiences as a powder monkey on board HMS Royal Sovereign at Trafalgar.
  • In the unfinished novel Hornblower and the Crisis (1967) in the Horatio Hornblower series by C. S. Forester, Hornblower was to deliver false orders to Villeneuve causing him to send his fleet out of Cádiz and hence fight the battle. In Hornblower and the Atropos (1953), Hornblower is put in charge of Admiral Nelson’s funeral in London.
  • In Ramage at Trafalgar (1986), by Dudley Pope, Ramage commands the fictitious frigate HMS Calypso, which is attached to Nelson’s fleet.
  • In Sharpe’s Trafalgar (2000), by Bernard Cornwell, Sharpe finds himself at the battle aboard the fictitious HMS Pucelle.
  • In the 2006 novel His Majesty’s Dragon, the first of the historical fantasy Temeraire series by Naomi Novik, in which aerial dragon-mounted combat units form major divisions of European militaries during the Napoleonic Wars, Trafalgar is actually a massive feint by Napoleon to distract British forces away from the aerial and seaborne invasion of Britain near Dover. Nelson survives, though he is burned by dragon fire.

In other media[edit]

  • The Battle of Trafalgar is a lost 1911 American silent short film directed by J. Searle Dawley and produced by Edison Studios in New York City. Some stills from the production survive and show actor Sydney Booth performing as Nelson on film sets simulating various decks of Victory.[103][104]
  • Nelson (also cited Nelson: The Story of England’s Immortal Naval Hero) is a silent 1918 British historical film directed by Maurice Elvey and starring Donald Calthrop, Malvina Longfellow and Ivy Close.[105] The screenplay, which includes recreations of the battle, is based on Robert Southey’s 1813 biography The Life of Horatio, Lord Viscount Nelson.[106]
  • Nelson is another silent British biographical film that depicts events in the battle. Released in 1926, it features Sir Cedric Hardwicke in the title role.[107]
  • That Hamilton Woman is a 1941 film about Horatio Nelson and Emma, Lady Hamilton and also includes recreations of battle scenes.
  • Bequest to the Nation (released in the US as The Nelson Affair) a 1973 British historical drama film, directed by James Cellan Jones, and starring Glenda Jackson, Peter Finch, and Michael Jayston. The majority of the film revolves around Nelson’s shore leave with Lady Hamilton, followed by Nelson’s recall to duty and the climactic Battle of Trafalgar.
  • Jonathan Willcocks composed a major choral work, A Great and Glorious Victory, to mark the bicentenary of the battle in October 2005.
  • The BBC marked the bicentenary with Nelson’s Trafalgar, a 2005 vivid drama-documentary which took full advantage of the computer-generated effects of the time. Presented by Michael Portillo, the two-disc DVD version runs 76 minutes plus extras. Portillo later revisited the format and the event, presenting the BBC’s 2019 drama-documentary The HMS Victory Story.
  • «Admiral over the Oceans» is a song composed by Swedish Power Metal band, Civil War, detailing the battle from the point of view of a sailor and from Nelson himself.

See also[edit]

  • List of Royal Navy ships
  • List of ships captured at the Battle of Trafalgar
  • Bibliography of 18th-19th century Royal Naval history
  • Trafalgar Day

Notes[edit]

  1. ^ When offered his pick from the Navy List by Lord Barham (the First Lord of the Admiralty), Nelson replied «Choose yourself, my lord, the same spirit actuates the whole profession; you cannot choose wrong» (Allen 1853, p. 210).
  2. ^ Admirals of the time, due to the slowness of communications, were given considerable autonomy to make strategic as well as tactical decisions.
  3. ^ Reeve’s Naval General Service Medal with Trafalgar clasp and Muster List for HMS Victory are on show at the Royal Marines Museum, Southsea, Britain (BBC staff 2008).
  4. ^ Five of Nelson’s 27 captains of the Fleet were Scottish, as were almost 30% of the crew (MercoPress staff 2005)

References[edit]

  1. ^ Harrison, Cy, ed. (26 April 2020). «Battle of Trafalgar, 21st October 1805». Three Decks. Three Decks, Cy Harrison. Archived from the original on 3 June 2021. Retrieved 19 July 2021.
  2. ^ a b c Goodwin 2002, p. 257.
  3. ^ Adkins (2004), p. 190.
  4. ^ Adkin (2005), p. 524.
  5. ^ «Napoleonic Wars». Westpoint.edu. U.S. Army. Archived from the original on 28 July 2014. Retrieved 1 July 2017.
  6. ^ Bennet, Geoffrey (2004). The Battle of Trafalgar. England: Pen & Sword Books Limited, CPI UK, South Yorkshire.
  7. ^ Kongstam, Angus (2003). «The New Alexander». Historical Atlas of the Napoleonic Era. London: Mercury Books. p. 46. ISBN 1904668046.
  8. ^ Stilwell (2005), pp. 22–24.
  9. ^ Willis (2013), p. 247.
  10. ^ Adkins & Adkins (2006), p. 134.
  11. ^ Stilwell (2005), p. 107.
  12. ^ Stilwell (2005), p. 104.
  13. ^ Best (2005), p. 97.
  14. ^ a b Best (2005), p. 121.
  15. ^ a b Lavery (2009), p. 171.
  16. ^ «Rear Admiral Bertie». Naval Chronicle. 26: 23. 1811.
  17. ^ Hannah (2021), p. 106.
  18. ^ Hannah (2021), p. 186.
  19. ^ Best (2005), p. 137.
  20. ^ Best (2005), p. 141.
  21. ^ Best (2005), p. 142.
  22. ^ Stilwell (2005), p. 32.
  23. ^ Best (2005), p. 157.
  24. ^ Best (2005), p. 145.
  25. ^ Best (2005), pp. 161–162.
  26. ^ Lee (2005), p. 268.
  27. ^ Lee (2005), p. 273.
  28. ^ Lee (2005), p. 283.
  29. ^ Lee (2005), pp. 283–284.
  30. ^ Best (2005), p. 170.
  31. ^ a b Lee (2005), p. 288.
  32. ^ Best (2005), p. 190.
  33. ^ James p. 22
  34. ^ Hannah (2021), p. 120–124.
  35. ^ Lee (2005), p. 278.
  36. ^ a b c Hannay (1911), p. 154.
  37. ^ a b Hannay (1911), p. 153.
  38. ^ Goodwin 2002, p. 259.
  39. ^ a b Fremont-Barnes (2007), p. 66.
  40. ^ Ireland (2000), p. 52.
  41. ^ Best (2005), p. 154.
  42. ^ a b Best (2005), p. 182.
  43. ^ a b White (2002), p. 238.
  44. ^ a b White (2005), p. 174.
  45. ^ White (2005), p. 173.
  46. ^ Tracy (2008) p. 215
  47. ^ Willis (2013), p. 266.
  48. ^ Hannah (2021), ch. 9.
  49. ^ White (2002), p. 239.
  50. ^ Best (2005), pp. 182–183.
  51. ^ Stilwell (2005), pp. 115–116.
  52. ^ Best (2005), p. 178.
  53. ^ Best (2005), p. 179.
  54. ^ Schom (1990), pp. 301–06.
  55. ^ Lee (2005), pp. 289–290.
  56. ^ Signal log of HMS Bellerophon, 21 October 1805[original research?]
  57. ^ «The Battle of Trafalgar: The Logbook of the Euryalus, 21st October 1805». chasingnelson.blogspot.co.uk. 22 October 2013. Archived from the original on 29 September 2017. Retrieved 11 June 2017.
  58. ^ Adkins (2004a), p. [page needed].
  59. ^ a b «England Expects». aboutnelson.co.uk. Archived from the original on 23 December 2021. Retrieved 16 September 2006.
  60. ^ «England Expects». The Nelson Society. Archived from the original on 24 March 2005. Retrieved 24 March 2005.
  61. ^ «Auguste Mayer’s picture as described by the official website of the Musée national de la Marine (in French)». Musee-marine.fr. Archived from the original on 26 May 2010. Retrieved 6 March 2011.
  62. ^ Fraser (1906), pp. 114, 211–213.
  63. ^ Corbett (1919), p. 440.
  64. ^ a b c d Thiers (1850), p. 45.
  65. ^ Heathcote. Nelson’s Trafalgar Captains. p. 41.
  66. ^ Drachinifel, HMS Victory — The Original Fast Battleship, archived from the original on 14 March 2023, retrieved 26 March 2023
  67. ^ Ocampo Aneiros, José Antonio. «Biografía de Cosme Damián Churruca y Elorza». Real Academia de la Historia. Archived from the original on 16 July 2022. Retrieved 17 August 2022.
  68. ^ O’Donnell y Duque de Estrada, Hugo. «Biografía de Dionisio Alcalá-Galiano y Alcalá-Galiano». Real Academia de la Historia. Archived from the original on 8 August 2022. Retrieved 17 August 2022.
  69. ^ Benítez Martín, Manuel. «Biografía de Federico Carlos Gravina y Napoli». Real Academia de la Historia. Archived from the original on 13 August 2022. Retrieved 17 August 2022.
  70. ^ a b Hibbert (1994), pp. 376–377.
  71. ^ Hayward 2003, p. 63.
  72. ^ a b c Adkin 2005, p. 530
  73. ^ a b Clayton & Craig 2004.
  74. ^ a b Yonge 1863, p. 335.
  75. ^ a b Fremont-Barnes 2005, p. 81.
  76. ^ Fremont-Barnes 2005, p. 82.
  77. ^ Pocock 2005, p. 175.
  78. ^ a b c Yonge 1863, p. 336.
  79. ^ TB staff 2004
  80. ^ Adkin 2005, p. 524–529.
  81. ^ James (Vol. IV) pp. 89–90
  82. ^ James (Vol. IV) p. 91
  83. ^ Tracy (2008), p. 249.
  84. ^ Ward, Prothero & Leathers (1906), p. 234.
  85. ^ Rodríguez González, Agustín Ramón (20 October 2015). «El epílogo de Trafalgar». Espejo de navegantes (in European Spanish). Archived from the original on 21 October 2018. Retrieved 21 October 2018.
  86. ^ Nicolson (2005), p. 9–10.
  87. ^ Adkins (2004).
  88. ^ See for example: NC staff (July–December 1805). «First Bulletin of the Grand Naval Army [From the Moniteur] As it appeared in the Herald. Battle of Trafalgar». Naval Chronicle. Fleet Street, London: J. Gold. 14. cited by (ACS staff 2009).
  89. ^ Westmacott, Charles Molloy; Jones, Stephen (1806). The Spirit of the Public Journals: Being an Impartial Selection of the Most Exquisite Essays and Jeux D’esprits, Principally Prose, that Appear in the Newspapers and Other Publications, Volume 9. James Ridgeway. p. 322. Archived from the original on 24 March 2023. Retrieved 27 March 2015. Footnote of one claim: «This turned out to be really asserted afterwards by the French newspapers». The authors hence believe the rest to be a fabrication.
  90. ^ Harding (1999), pp. 96–117.
  91. ^ Adkins (2004a).
  92. ^ Glover (1967), pp. 233–252.
  93. ^ Nelson’s Navy: The Ships, Men, and Organization, 1793–1815 Brian Lavery
  94. ^ a b Spicer (2005).
  95. ^ Vice Admiral Horatio Nelson 1758 — 1805, Portsmouth City Council’s Economy, Culture and Community Safety www.visitportsmouth.co.uk, archived from the original on 3 May 2007
  96. ^ Cowan (2005).
  97. ^ Poppyland staff (2012).
  98. ^ «Review of «Nelson Remembered – The Nelson Centenary 1905″ by David Shannon». Archived from the original on 25 October 2012. Retrieved 12 April 2012.
  99. ^ «Sea Salts and Celluloid». user29269.vs.easily.co.uk. Archived from the original on 23 October 2012. Retrieved 12 April 2012.
  100. ^ Capet, Antoine (22 January 2008). «Review of Hoock, Holger, ed., History, Commemoration and National Preoccupation: Trafalgar 1805-2005». H-Albion, H-Review. Archived from the original on 18 July 2019. Retrieved 22 July 2019 – via www.h-net.org.
  101. ^ Jacobs, Arthur (2004) [1995]. Henry J. Wood: Maker of the Proms. Methuen. p. 104. ISBN 9780413693402. OL 10185704M. Archived from the original on 24 March 2023. Retrieved 1 July 2015.
  102. ^ Elmundo staff (2005).
  103. ^ «Scene from ‘Trafalgar’, by the Edison Company», The Moving Picture World (New York, N.Y.), 9 September 1911, p. 695. Retrieved via the Internet Archive, 30 November 2021.
  104. ^ La Roche, Edwin M. (1911). «The Battle of Trafalgar (Edison)», The Motion Picture Story Magazine (New York, N.Y.), September 1911, p. 91. Retrieved via the Internet Archive, 30 November 2021.
  105. ^ «Nelson; The Story of England’s Immortal Naval Hero» Archived 30 November 2021 at the Wayback Machine, catalogue, British Film Institute (BFI), London, UK. Retrieved 29 November 2021.
  106. ^ Southey, Robert. The Life of Horatio, Lord Viscount Nelson Archived 1 December 2021 at the Wayback Machine, reprint of original 1813 publication. London: Society for Promoting Christian Knowledge, 1841. Retrieved via HathiTrust Digital Library, 1 December 2021.
  107. ^ «Nelson (1926)» Archived 29 November 2021 at the Wayback Machine, catalogue, BFI, London, UK. Retrieved 29 November 2021.

Sources cited[edit]

  • ACS staff (2009). «Battle of Trafalgar – propaganda». The Archives and Collections Society. Archived from the original on 24 October 2009. Retrieved 15 March 2009.
  • Adkin, Mark (2005). The Trafalgar Companion: A Guide to History’s Most Famous Sea Battle and the Life of Admiral Lord Nelson. London: Aurum Press. ISBN 1-84513-018-9.
  • Adkins, Roy (2004). Trafalgar: The Biography of a Battle. Little Brown. ISBN 0-316-72511-0.
  • Adkins, Roy (2004a). Nelson’s Trafalgar, The Battle that changed the World (1st ed.). London: Penguin Books. ISBN 9780143037958. Archived from the original on 24 March 2023. Retrieved 10 June 2021.
  • Adkins, Roy; Adkins, Lesley (2006). The War For All The World’s Oceans. Lancaster Place, London.: Little, Brown Book Group. ISBN 0-316-72837-3.
  • Allen, Joseph (1853). Life of Lord Viscount Nelson. George Routledge. p. 210.
  • BBC staff (21 October 2008). «Hero’s medal marks Trafalgar Day». BBC News. Archived from the original on 11 January 2009. Retrieved 6 January 2009.
  • Best, Nicholas (2005). Trafalgar. London: Weidenfeld & Nicolson. ISBN 0-297-84622-1.
  • Clayton, Tim; Craig, Phil (2004). Trafalgar: The Men, the Battle, the Storm. Hodder & Stoughton. ISBN 0-340-83028-X. OL 18807332M.
  • Corbett, Sir Julian Stafford (1919). The campaign of Trafalgar. Vol. 2. Longmans, Green, and company. p. 538. Url Archived 24 March 2023 at the Wayback Machine
  • Cowan, Veronica (21 December 2005). «First Sea Lord Admiral Sir Alan West on Trafalgar 2005». Culture24. Archived from the original on 11 June 2015. Retrieved 1 February 2012.
  • Elmundo staff (21 October 2005). «Los países que combatieron en Trafalgar homenajean a sus caídos en el 200 aniversario de la batalla (Countries that fought at Trafalgar pay tribute to their fallen on the 200th anniversary of the battle)» (in Spanish). Elmundo.es. Archived from the original on 19 October 2011. Retrieved 28 September 2011.
  • Fraser, Edward (1906). The enemy at Trafalgar: … New York: E.P.Dutton & Co. pp. 114, 211–13, 436. Url
  • Fremont-Barnes, Gregory (2007). The Royal Navy, 1793–1815. Oxford: Osprey Publishing. ISBN 978-1-84603-138-0.
  • Fremont-Barnes, Gregory (2005). Trafalgar 1805: Nelson’s Crowning Victory. Hook, Christa (Illust.). Osprey Publishing. ISBN 1-84176-892-8.
  • Glover, Richard (1967). «The French Fleet, 1807–1814; Britain’s Problem; and Madison’s Opportunity». The Journal of Modern History. 39 (3): 233–52. doi:10.1086/240080. S2CID 143376566.
  • Goodwin, Peter (2002). Nelson’s Ships A History of the Vessels in which He Served 1771-1805. Conway Maritime. ISBN 9780851777429.
  • Hannah, Peter (2021). Keats, A Treasure to the Service,. Green Hill. ISBN 978-1-922629-73-9. OL 39811024M.
  • Harding, Richard (1999). «Naval Warfare 1453–1815». In Black, Jeremy (ed.). European Warfare 1453–1815. Hampshire: Palgrave Macmillan. pp. 96–117. ISBN 978-0-333-69223-3.
  • Hayward, Joel S. (2003). For God and Glory: Lord Nelson and His Way of War. Naval Institute Press. p. 63. ISBN 978-1-6125-1779-7.
  • Hibbert, Christopher (1994). Nelson: a personal history. Addison-Wesley. ISBN 978-0-201-62457-1. OL 1113624M.
  • Ireland, Bernard (2000). Naval Warfare in the Age of Sail. Hammersmith, London.: Harper Collins Publishing. ISBN 0-00-762906-0.
  • Lavery, Brian (2009). Empire of the Seas. London: Conway Publishing. ISBN 9781844861095.
  • Lee, Christopher (2005). Nelson and Napoleon. London: Headline Book Publishing. ISBN 0-7553-1041-1.
  • MercoPress staff (4 June 2005). «Majestic Royal Navy display in Faslane». Falkland Islands: MercoPress. Archived from the original on 27 May 2012. Retrieved 1 February 2012.
  • Nicolson, Adam (2005). Men of Honour: Trafalgar and the Making of the English Hero (U.S. title Seize the Fire: Heroism, Duty, and the Battle of Trafalgar). Harper Collins. ISBN 0-00-719209-6.
  • Pocock, Tom (2005). Trafalgar: an eyewitness history. Penguin Classics. ISBN 0-14-144150-X.
  • Poppyland staff (2012). «Poppyland Activity 1: Nelson’s Crew at Trafalgar». Poppyland.co.uk. Archived from the original on 8 December 2008. Retrieved 4 February 2009.
  • Schom, Alan (1990). Trafalgar: Countdown to Battle, 1803–1805. New York. ISBN 0-689-12055-9.
  • Spicer, Graham (3 August 2005). «England expects – on the trail of Admiral Lord Nelson». Culture24. Archived from the original on 23 May 2013. Retrieved 1 February 2012.
  • Stilwell, Alexander, ed. (2005). The Trafalgar Companion. Oxford: Osprey Publishing. ISBN 1-84176-835-9.
  • TB staff (21 October 2004). «La Batalla de Trafalgar. Lo que queda tras la batalla (The Battle of Trafalgar. What remains after the battle)». Todo a Babor (in Spanish). Archived from the original on 23 December 2010. Retrieved 30 March 2011.
  • Thiers, Adolphe Joseph (1850). History of the Consulate and the Empire of France Under Napoleon. London: Henery G. Bohn. Url Archived 24 March 2023 at the Wayback Machine
  • Tracy, Nicholas (2008). Nelson’s Battles: The Triumph of British Seapower (illustrated, revised ed.). Naval Institute Press. ISBN 978-1-59114-609-4.
  • Ward, A.W.; Prothero, G.W.; Leathers, Stanley, eds. (1906). The Cambridge Modern History. Vol. IX. Cambridge University Press. p. 234.
  • White, Colin (2002). The Nelson Encyclopaedia. Park House, Russell Gardens, London.: Chatham Publishing, Lionel Leventhal Limited. ISBN 1-86176-253-4.
  • White, Colin (2005). Nelson the Admiral. Phoenix Mill, Stroud, Glos.: Sutton Publishing Limited. ISBN 0-7509-3713-0.
  • Willis, Sam (2013). In the Hour of Victory – The Royal Navy at War in the Age of Nelson. London: Atlantic Books Ltd. ISBN 978-0-85789-570-7.
  • Yonge, Charles D (1863). The history of the British navy: From the earliest period to the present time. Vol. II.

Attribution:

  •  This article incorporates text from a publication now in the public domain: Hannay, David (1911). «Trafalgar, Battle of». In Chisholm, Hugh (ed.). Encyclopædia Britannica. Vol. 27 (11th ed.). Cambridge University Press. pp. 153–155.

Further reading[edit]

  • Desbrière, Edouard (1907). The Naval Campaign of 1805: Trafalgar. Translated by Eastwick, Constance (English 1933 ed.). Clarendon Press.
  • Fernández, Cayuela; Gregorio, José (2004). Trafalgar. Hombres y naves entre dos épocas (in Spanish). Barcelona: Ariel. ISBN 84-344-6760-7.
  • Frasca, Francesco (2008). Il potere marittimo in età moderna, da Lepanto a Trafalgar (1st ed.). Lulu Enterprises UK. ISBN 978-1-4092-4348-9.
    • 2nd ed. 2008, Lulu Enterprises UK, ISBN 978-1-84799-550-6
    • 3rd ed. 2009, Lulu Enterprises UK, ISBN 978-1-4092-6088-2
    • 4th ed. 2009, Lulu Enterprises UK, ISBN 978-1-4092-7881-8
  • Gardiner, Robert (2006). The campaign of Trafalgar, 1803–1805. Mercury Books. ISBN 1-84560-008-8.
  • Harbron, John D., Trafalgar and the Spanish Navy, 1988, London, ISBN 0-85177-963-8.
  • Howarth, David, Trafalgar: The Nelson Touch, 2003, Phoenix Press, ISBN 1-84212-717-9.
  • Huskisson, Thomas, Eyewitness to Trafalgar, reprinted in 1985 as a limited edition of 1000; Ellisons’ Editions, ISBN 0-946092-09-5—the author was half-brother of William Huskisson
  • Lambert, Andrew, War at Sea in the Age of Sail, Chapter 8, 2000, London, ISBN 1-55278-127-5
  • Pocock, Tom, Horatio Nelson, Chapter XII, 1987, London, ISBN 0-7126-6123-9
  • Pope, Dudley, England Expects (US title Decision at Trafalgar), 1959, Weidenfeld & Nicolson.
  • Warner, Oliver, Trafalgar. First published 1959 by Batsford – republished 1966 by Pan.
  • Warwick, Peter (2005). Voices from the Battle of Trafalgar. David & Charles Publishing. ISBN 0-7153-2000-9.

External links[edit]

  • Nelson’s Navy
  • Read about French Muster Rolls from the Battle of Trafalgar on The National Archives’ website.
  • Visit HMS Victory at Portsmouth Historic Dockyard
  • HMS Victory Royal Navy Web Site
  • Nelson’s Memorandum – battle plan – in the British Library
  • Interactive guide:Battle of Trafalgar educational presentation by Guardian Unlimited
  • A. J. West’s «Our Navy»: Wreath laying on HMS Victory, October 1905 Archived 31 March 2012 at the Wayback Machine
  • BBC Battlefield Academy: Battle of Trafalgar game created by Solaris Media (now Playniac) for the bicentenary.
  • BBC video (42 min.) of the re-enactment of the Battle of Trafalgar off Portsmouth on 28 June 2005
  • Concert Overture – Trafalgar 1805 on YouTube
  • The London Gazette Extraordinary, 6 November 1805 original published dispatches, Naval History: Great Britain, EuroDocs: Primary Historical Documents From Western Europe, Brigham Young University Library. Retrieved 27 July 2006
  • English folk song about the Battle of Trafalgar on YouTube
  • Media related to Battle of Trafalgar at Wikimedia Commons

Трафальгарское сражение — крупнейшее в XIX веке морское сражение периода Наполеоновских войн (1800-1815). 21 октября 1805 года у мыса Трафальгар на атлантическом побережье Испании к югу от порта Кадис английская эскадра (27 линейных кораблей) вице-адмирала Горацио Нельсона разгромила франко-испанский флот (33 линейных корабля) под флагом французского адмирала Пьера-Шарля Вильнева.

К 1805 году в Европе сложилось определенное соотношение сил: на суше господствовала армия Наполеона, на море — английский королевский военно-морской флот. Соответственно велись военные действия: Франция проводила политику континентальной блокады Англии, а Великобритания блокировала Францию по всем морским направлениям. Наполеон предпринимал попытки наступления на Англию со стороны моря, но после ряда неудач разработал новый план: французский флот в Средиземном море и испанские морские силы в Кадисе должны были объединиться в Вест-Индии, прорвав блокаду, после чего французские силы, захватив Ла-Манш, обеспечили бы полную безопасность своим кораблям от англичан.

Реализуя эти планы, Наполеон сосредоточил у Булони на берегу Ла-Манша до 180 тысяч солдат. По замыслу, французский флот должен был ложным маневром в район Карибского моря отвлечь англичан, а затем вернуться и обеспечить высадку. Однако замысел не сработал, и Вильнев вместо Ла-Манша ушел в Кадис, где бесцельно простоял два месяца. Узнав о решении Наполеона сместить его с должности, адмирал во главе франко-испанских сил вышел в море и направился к Гибралтару. Утром 21 октября союзники достигли мыса Трафальгар, где были атакованы английской эскадрой.

Нельсон быстро перестроил свои корабли в две колонны, приказав перед боем поднять на флагмане знаменитый с тех пор сигнал: «Англия ожидает, что каждый исполнит свой долг». В то же время корабли союзников стали разворачиваться на обратный курс, образовав в итоге одну растянутую и изогнутую полумесяцем колонну. В середину этой колонны и был направлен главный удар Нельсона. Плохая подготовка французских и испанских экипажей и сильная бортовая качка, затруднявшая им прицеливание, позволили англичанам быстро сблизиться с противником на дистанцию эффективного огня короткоствольных крупнокалиберных пушек, в которые опытные английские канониры засыпали поверх ядер еще и картечь. Стойкость и выучка англичан обеспечили им превосходство и в абордажных схватках, хотя это не помешало французскому стрелку с мачты линейного корабля «Редутабль» попасть в адмирала Нельсона, стоявшего на палубе флагманского корабля «Виктори» в парадном мундире при всех орденах.

Адмирал был смертельно ранен.

В третьем часу дня в плен сдался корабль Вильнева. Около половины пятого скончался Нельсон. Активная фаза сражения завершилась к половине шестого. Принявший командование после капитуляции Вильнева серьезно раненый испанский адмирал Федерико Гравина сумел увести в Кадис только 11 кораблей союзников. Англичане потеряли 449 человек убитыми (считая Нельсона) и около 1200 ранеными. Потери французов и испанцев: почти четыре с половиной тысячи погибших, две с лишним тысячи раненых и семь тысяч пленных. 21 корабль союзников был захвачен, один затонул.

Поражение при Трафальгаре заставило Наполеона полностью изменить планы. Оставив мысль о прямом военном столкновении с англичанами, он сначала разгромил их сильных союзников Австрию и Россию 2 декабря 1805 года при Аустерлице, а затем принудил страны антифранцузской коалиции присоединиться к так называемой континентальной блокаде Британии. Нежелание русского императора Александра I следовать в фарватере этой политики стало решающим поводом для Наполеона напасть на Россию в 1812 году.

Таким образом, в широком историческом смысле Трафальгарская битва сыграла ключевую роль в выборе стратегии Наполеона, по сути, став предпосылкой его падения.

В честь победы при Трафальгаре площадь Вильгельма IV в самом центре Лондона была переименована в Трафальгарскую.

К 1843 году там была сооружена гранитная колонна высотой 46 метров с пятиметровой фигурой Нельсона наверху.

Основание колонны украшено четырьмя бронзовыми барельефами со сценами победоносных сражений адмирала.

Барельефы отлиты из переплавленных пушек с неприятельских кораблей.

По морской традиции считается, что черные шейные платки и черные ленты бескозырок появились у военных моряков ряда стран именно после Трафальгарской битвы, будучи тогда знаками траура по погибшему адмиралу Нельсону.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников 

Трафальгарское морское сражение
«Трафальгарская битва», картина У. Кларксона-Стэнфилда, написанная в 1806 году

Совсем недавно мы говорили о Египетском походе Бонапарта и морском сражении при Абукире, о политической обстановке в Европе накануне войны Третьей коалиции, о причинах и начале этой войны. Наполеон готовил вторжение в Англию, англичане лихорадочно искали союзников, армии которых будут сражаться с Бонапартом в Европе, отвлекая его от планов по завоеванию их гордого острова. Как вы знаете, союзников британцы нашли – и те с треском проиграли эту войну. Но Англия была спасена. И главным сражением той войны для самих англичан стала знаменитая морская битва при Трафальгаре. Часто говорят, что в ней Англия потеряла лучшего адмирала, а Франция – флот и надежду остаться великой морской державой. Трафальгарскую битву традиционно включают в число четырёх крупнейших морских сражений мировой истории – наравне с Саламинским, при Лепанто и Цусимском. О Трафальгарской битве и будет рассказано в этой статье.

Накануне

17 сентября 1805 года Наполеон подписал приказ, согласно которому франко-испанская эскадра должна была, наконец, выйти из Кадиса и отправиться к Картахене, где к ней должны были присоединиться другие испанские корабли. В Тулоне они должны были взять на борт французские десантные части и следовать к Неаполю, чтобы поддержать армию Сен-Сира, а также создать угрозу Египту. Неудачливый вице-адмирал Пьер-Шарль де Вильнëв должен был сдать командование графу Франсуа-Этьену де Розили (известный французский гидрограф и картограф) и явиться в Париж «для дачи объяснений». Письмо с приказом он получил 27 сентября, и, чтобы спасти свою честь, решил сам возглавить эту экспедицию. Он долго не решался выйти в море, но теперь, когда уже находился в фактической отставке, рвался в бой. А испанцы были против. Адмирал Федерико Гравина указывал, что многие матросы больны, экипажи недоукомплектованы, новобранцы плохо обучены, к тому же приближается период осенних штормов. Вильнёв ответил, что

«падение барометра не должно служить оправданием падению мужества и союзного долга.»

Встреча с англичанами

19 октября французские и испанские корабли вышли из гавани Кадиса и взяли курс на Гибралтар. Ранним утром (около 5 часов 30 минут) 21 октября близ мыса Трафальгар были обнаружены британские корабли, их вёл Горацио Нельсон, от которого французский адмирал бежал во время сражения при Абукире. И теперь мужество оставило уже самого Вильнёва: после долгих колебаний он отдал приказ повернуть назад – к Кадису. Около 8 часов утра был поднят сигнал: «Поворот фордевинд, все вдруг, курс норд, в обратном порядке» – авангардные корабли теперь становились арьергардом. Выполнение этого манёвра заняло два часа, при этом боевой порядок расстроился – появились «разрывы дистанции», теперь следом идущий корабль не мог защищать корму впереди идущего. Некоторые корабли, чтобы не столкнуться с соседними, и вовсе не вышли из строя, который теперь выглядел как полумесяц, выгнутый вправо – в сторону берега. Нельсон, намереваясь разрезать вражеский флот на три части, выстроил свои корабли в две колонны.

План был очень смелым, даже рискованным, поскольку британские корабли сближались с неприятельскими под курсовым углом почти 90 градусов и потому не могли использовать свою артиллерию. А вражеские корабли могли поражать их залпами бортовых пушек. Но ветер и океанские волны были благоприятны для англичан.

Соотношение сил

Какими же силами располагали адмиралы противоборствующих сторон? В распоряжении Нельсона оказались 27 линейных кораблей, 4 фрегата и 1 шхуна. Вильнёв возглавил флот из 33 линейных кораблей (18 французских и 15 испанских), 5 фрегатов и двух бригов. Что касается линейных кораблей, в эскадре Нельсона 4 из них были судами первого ранга, 4 – второго, 20 – третьего. В объединённом франко-испанском флоте было 4 линейных корабля первого ранга и 29 – третьего. Вильнёв держал свой флаг на 80-пушечном корабле «Буцентавр» (Bucentaure), который прикрывал испанский 144-пушечный корабль «Сантиссима-Тринидад» (Santisima Trinidad – «Святейшая Троица»).


Santísima Trinidad, модель корабля в музее науки г. Вальядолид

Флагманом Федерико Гравины был 112-пушечный линейный корабль «Принсипе де Астуриас». Нельсон находился на знаменитом 104-пушечном линейном корабле Victory, который ранее был флагманом талантливого британского адмирала Джона Джарвиса (Нельсон служил под командованием Джарвиса и многому научился у него). Victory был лишь немного младше Нельсона – заложен в Чатаме 23 июля 1759 года и спущен на воду в 1765-м. Но в 1799-1803 гг. этот корабль стоял на ремонте и его буквально перебрали по брёвнышку, говорят, что стоимость такой реконструкции превысила цену постройки. Victory пережил Нельсона, он оставался в строю до 1812 года, а потом его поставили на «вечную стоянку» в городе Портсмут:

Заместитель Нельсона вице-адмирал Катберт Коллингвуд шёл на 100-пушечном «Ройял Соверейн» (Royal Sovereign).


Катберт Коллингвуд на портрете Генри Ховарда

Среди французских линейных кораблей был и Swiftsure, который в составе английского флота принимал активное участие в морском сражении при Абукире и удачно атаковал французский флагман – L’Orient. Именно моряки «Свифтшура» подарили тогда Нельсону гроб, сделанный из обломка мачты «Ориента», упавшего на палубу их корабля. Однако в 1801 году этот корабль был захвачен эскадрой французского адмирала Онорэ Жозефа Антуана Гантома.


Французские корабли l’Invincible и Le Dix-Août атакуют Swiftsure 24 июня 1801 г.

А в составе британской эскадры находились бывшие французские корабли Tonnant и Spartiate, захваченные во время Абукирской битвы.

Корабли союзников несли на себе 2864 артиллерийских орудий, численность экипажей достигала 20 тысяч человек. На британских кораблях находились 2312 пушек и около 16 тысяч моряков.

В Абукирском сражении французский флот понёс большие потери, в том числе и людские. В результате британские моряки оказались более опытными и лучше подготовленными. Особенно критичной была разница в уровне канониров: некоторые утверждают, что по скорострельности англичане превосходили своих противников едва ли не в три раза.

Нельсон тогда принял весьма неоднозначное и оказавшееся роковым решение – надеть парадный мундир с орденами. Он теперь был просто идеальной мишенью, и офицеры Victory просили его одеться менее заметно. Нельсон ответил:

«Я честно заслужил награды и честно умру с ними.»


Трафальгарский мундир Нельсона. Гринвич, Национальный морской музей

Перед началом сражения он сказал своим капитанам:

«Если в бою не увидите сигналов или не поймете их, ставьте свой корабль рядом с вражеским — не ошибетесь.»


Нельсон излагает своим капитанам план Трафальгарского сражения, кадр американского фильма 1911 г.

Около 12 часов дня Нельсон приказал поднять сигнал, о котором исследователи спорят до сих пор. Некоторые пишут, что он гласил:

«Нельсон верит, что каждый исполнит свой долг.»

Однако такой сигнал просто невозможен – в использовавшемся коде нет необходимых обозначений. Наиболее популярная версия гласит, что сигнал был следующим:

«Англия ждет, что каждый исполнит свой долг.»

Эта фраза стала боевым девизом британского флота.

Но скептики утверждают, что Нельсон дал обычный сигнал – положенный по уставу:

«Следовать за мной.»

Французские корабли подняли республиканские трёхцветные флаги, испанцы – флаги своей страны и деревянные кресты.

Сражение


Joseph Mallord William Turner. The Battle of Trafalgar

Итак, Нельсон решил атаковать вражеский флот двумя колоннами. Первыми к франко-испанскому флоту должны были подойти 15 кораблей колонны Коллингвуда, которым была поставлена задача разрезать вражеский строй между 12 и 13 кораблями арьергарда. Однако в итоге франко-испанский флот оказался разрезан на уровне 16-17 кораблей, и суда Коллингвуда оказались в меньшинстве. Английские корабли ещё и вступали в бой не одновременно, а по очереди. Таким образом, у их противников были неплохие шансы на успех, однако, как мы помним, английские канониры стреляли в три раза быстрее. Нельсон возглавил вторую колонну из 12 кораблей, которая атаковала центр вражеского строя.

Надо отметить, что оторвавшиеся от основной группы кораблей авангардные (бывшие арьергардные) суда французского вице-адмирала Пьера Дюмануара продолжали идти на Кадис. Их было 9, и к ним примкнул один корабль центральной группировки. Поворачивать назад эти корабли стали лишь примерно в 3 часа дня – слишком поздно, к этому времени противником уже были захвачены 12 французских судов. А 4 из них и вовсе уклонились от боя.

Первый залп Трафальгарской битвы дал испанский 112-пушечный корабль «Санта-Ана», обстреляв вырвавшийся вперёд флагман Коллингвуда «Роял-Соверен».


Santa Ana на гравюре начала XIX века. Этот корабль был захвачен англичанами, но 23 октября отбит Федерико Гравиной, вернулся в Кадис, а потом вместе с Príncipe de Asturias его перевели на Кубу


Royal Sovereign на гравюре 1796 г.

Около половины первого корабль Коллингвуда прорезал неприятельский строй и на протяжении примерно 15 минут сражался в одиночестве и был сильно повреждён. Но пушки «Роял-Соверена» не молчали: очень крепко досталось испанскому линейному кораблю «Санта-Анна» и французскому «Фуге». Затем стали подходить другие английские корабли. Колонна Нельсона вступила в бой на полчаса позже.


Нельсон и его офицеры на палубе сближающегося с кораблями противника Victory, кадр американского фильма 1911 г.

В бою сошлись флагманы Нельсона и Вильнёва – «Виктори» и «Буцентавр». Французы дали три залпа, свалив одну из мачт «Виктори», но затем по «Буцентавру» ударили то ли шесть, то ли семь британских кораблей. Флагман Нельсона прошёл мимо «Буцентавра» и оказался перед линейным кораблём Redoutable («Страшный»). С «Буцентавром теперь схватился 98-пушечный английский корабль Temerair.


Французский линейный корабль «Редутабль» (в центре) и британские «Виктори» и «Тимирер» на картине Кларксона Фредерика Стэнфилда

Во время Трафальгарского сражения на море отмечалась сильная бортовая качка, которая, с одной стороны, мешала вести прицельный огонь, с другой – нарушила строй франко-испанского флота, оказавшегося «разрезанным» в нескольких местах. Битва превратилась в серию противостояний отдельных судов, которые обстреливали друг друга почти в упор – не только из пушек, но и из ручного огнестрельного оружия. Такие поединки заканчивались абордажными схватками. Именно тогда находившийся на бизань-мачте стрелок французского корабля «Редутабль» с расстояния 14-15 метров смертельно ранил хорошо заметного благодаря парадному мундиру Нельсона. Пуля прошла через плечо, пробила лёгкое и застряла в позвоночнике, у адмирала оказалась парализована нижняя часть тела.


Ранение Нельсона на картине Д. Диджтона

Нельсон находился в сознании и требовал докладов о ходе битвы. В 4 часа дня капитан Victory сообщил ему, что захвачены уже 15 неприятельских кораблей (в том числе и потерявший все мачты французский флагман) и сражение выиграно. Утверждают, что Нельсон ответил:

«Это хорошо, но я рассчитывал на 20.»

Через 30 минут он умер. Согласно официальной версии, последними словами адмирала были:

«Слава Богу, я смог исполнить свой долг.»


Бенжамин Вест. Смерть адмирала Нельсона

Надо отметить, что линейный корабль Redoutable, с которого прозвучал роковой для Нельсона выстрел, был захвачен именно его флагманом – Victory. Во время отчаянной абордажной схватки французы потеряли 80 % экипажа. Был захвачен и огромный четырёхдечный линейный корабль «Сантиссима Тринидад», который вынужден был сражаться с семью британскими судами. Избиение франко-испанского флота остановил шторм.

Прекрасно проявил себя в этом бою испанский адмирал Федерико Гравина, который продолжал руководить сражением, даже потеряв руку. Часть кораблей ему удалось увести в Кадис, где они укрылись от шторма. На следующий день, несмотря на ранение, Гравина снова повёл оставшиеся боеспособными корабли в море. Удалось отбить линейный корабль «Санта-Ана», экипаж которого взбунтовался против находившихся на его борту англичан, но два других корабля Гравины затонули во время продолжавшегося шторма.


Федерико Карлос Гравина-и-Наполи на портрете неизвестного художника

Испанский адмирал так и не смог оправиться от последствий ранений, полученных им во время Трафальгарского сражения. Он умер 9 марта 1806 года в возрасте всего 49 лет.

После битвы

Итоги сражения оказались следующими. Британцы не потеряли ни одного корабля, в их экипажах 458 человек были убиты, 1208 получили ранения. Объединённый франко-испанский флот потерял 22 корабля (один был потоплен, остальные захвачены). Большие потери понесли экипажи кораблей: 4395 человек были убиты, 2540 ранены, около восьми тысяч попали в плен (в том числе и де Вильнёв). До трёх тысяч уже сдавшихся французских и испанских моряков утонули во время жестокого шторма 22 октября, тогда же утонули три корабля из числа тех, что были захвачены англичанами, в том числе и «Сантиссима Тринидад». А 4 ноября 1805 года эскадра капитана Ричарда Стрэчена перехватила 4 французских корабля контр-адмирала Пьера Дюмануара, которые ушли от Трафальгара, не приняв участия в битве. Эти суда были захвачены и приведены в Англию.

Тело Нельсона было привезено в Лондон в бочке с бренди. Рассказывали, что матросы в пути употребляли этот напиток – с помощью соломинок. Трудно сказать, насколько достоверны эти рассказы, но ром, который выдавали английским морякам, действительно стали называть «адмиральской кровью» или даже «кровью Нельсона».

Мечта Горацио Нельсона о похоронах в Вестминстерском аббатстве так и не исполнилась: местом его захоронения стал собор святого Павла. И похоронен он был в гробу, сделанном из обломка мачты французского флагмана, который моряки линейного корабля «Свифтшур» подарили ему после битвы при Абукире.


Надгробие Нельсона, собор святого Павла, Лондон

На этих похоронах присутствовали и попавший в плен командующий объединённым франко-испанским флотом вице-адмирал Вильнëв. Через полтора года он был отпущен под честное слово не воевать с англичанами. 22 апреля 1806 г. его тело было найдено в одной из комнат постоялого двора, где он остановился, ожидая распоряжения Наполеона. По официальной версии, опасавшийся трибунала де Вильнёв совершил самоубийство.


Pierre-Charles Villeneuve

В Лондоне в честь Трафальгарской победы была названа площадь, ранее носившая имя Вильгельма IV. Она устроена на месте, где сходятся улицы Стрэнд, Уайтхолл и Мэлл. В 1842 г. в её центре на гранитной колонне высотой 46 метров была установлена статуя Нельсона в три человеческих роста. Александр Герцен, кстати, назвал эту колонну «дурным памятником дурному человеку».

Пьедестал колонны украшен бронзовыми панелями с изображениями четырёх знаменитых победы Нельсона – они отлиты из трофейных французских артиллерийских орудий. А на декорирование верхней части колонны пошёл металл английских пушек.


Трафальгарская площадь, Лондон


Nelsons column in London

Любопытно, что строительство осуществлялось при финансовой помощи России: правительство нашей страны желало улучшения отношений с Англией.

Последний из сохранившихся флагов с английского корабля, участвовавшего в сражении при Трафальгаре, «всплыл» на аукционе, который проводился в Лондоне 21 октября 2009 года – в день 204-летия битвы. При начальной заявленной цене в 14 000 фунтов эта, имеющая огромную историческую ценность реликвия была продана за 384 000 фунтов. Согласитесь, не слишком высокая цена – по сравнению с ценами на некоторые современные «произведения искусства».

Из первой статьи вы, вероятно, помните, что за несколько часов до смерти Нельсон прямо указал в своём завещании:

«Единственную милость, которой я прошу у своего Государя и у своей родины, это забота о судьбе леди Гамильтон и маленькой Горации.»

Англия отблагодарила своего героя, оставив любимую женщину адмирала и его дочь без средств к существованию. Получив известие о гибели Нельсона, Эмма Гамильтон на две недели слегла в постель с лихорадкой. Придя в себя, она узнала, что завещание Нельсона не признано, и очень скоро она оказалась в долговой тюрьме. Выйдя на свободу, снимала комнатёнку на чердаке, скоро снова оказалась в долгах и вынуждена была скрываться от кредиторов во Франции. Здесь она от горя и безысходности стала крепко «прикладываться к бутылке» и скоро стала алкоголичкой. Умерла в полной нищете 15 января 1815 года. Её дочь Горация вернулась в Англию, вышла замуж за священника и родила 10 детей (семь сыновей и три дочери).


Горация, дочь адмирала Нельсона и леди Гамильтон

Лишь в конце жизни ей удалось добиться от английского правительства единовременной дотации в 1457 фунтов стерлингов (эти деньги Горация распределила между своими сыновьями) и «пенсиона» для дочерей – 100 фунтов ежегодно. Умерла она в возрасте 80 лет. На могильном камне названа не родной, а приёмной дочерью Нельсона.

Сражение у мыса Трафальгар


Сражение у мыса Трафальгар

4.2

Средняя оценка: 4.2

Всего получено оценок: 65.

4.2

Средняя оценка: 4.2

Всего получено оценок: 65.

Сражение у мыса Трафальгар состоялось в ходе Войны третьей коалиции против наполеоновской Франции. Британский фронт у мыса Трафальгар вблизи южного берега Испании разгромил франко-испанскую эскадру. Датой битвы стало 21 октября 1805 года. Британцы под командованием адмирала Горацио Нельсона выиграли это морское сражение без потерь.

Соотношение сил и начало сражения

Кратко говоря о предыстории, в мае 1803 года Великобритания и Франция заключили Амьенский мир, который оказался недолгим, и вскоре снова началась война между двумя державами.

Трафальгарская битва

Рис. 1. Трафальгарская битва.

Франция имела значительные сухопутные силы на континенте, а им противостоял королевский флот Великобритании, начавший морскую блокаду. Она негативно влияла на торговлю.

Французский флот был разделен на две части. Одна часть находилась в Бресте на полуострове Бретань, а вторая — в порту Тулон на берегу Средиземного моря. В начале октября 1804 года из-за действий британского флота Испания объявила войну Франции. На стороне последней оказались испанские корабли из портов Кадис и Ферроль.

Наполеон поручил командование флоту адмиралу Пьеру-Шарлю Вильнёву. Французский флот испытывал нехватку офицеров, так как после революции 1789 года многие из них были казнены. У императора Франции был план высадки десанта на Британских островах, но для его успешной реализации следовало уничтожить британские линейные корабли.

19 октября 1804 года франко-испанская эскадра двинулась от Кадиса к Гибралтару. Помимо Вильнёва, ей командовал испанский адмирал Антонио де Эсканьо. К 10 утра 21 октября французский адмирал произвёл маневр, и его результатом стало расстройство боевого порядка.

Участниками Трафальгарского сражения стали около 36 тыс. моряков, в том числе 20 тыс. с франко-испанской стороны. У британцев было 27 линейных кораблей, 4 фрегата и 2 шлюпа, а у противника — 33 линейных, 5 фрегатов и 2 шлюпа.

Трафальгарская битва на карте

Рис. 2. Трафальгарская битва на карте.

Ход сражения

Британский адмирал Нельсон отказался от линейной тактики и ввёл в бой корабли двумя колоннами. Французский флот из-за неудачного построения был ограничен в маневре. Первые выстрелы раздались в 11 утра 21 октября. Уровень обучения британских артиллеристов был выше франко-испанских, в среднем они делали в два раза больше выстрелов.

После перестрелки следующим этапом сражения стал близкий бой. Крупным успехом англичан стало взятие французского адмирала Вильнёва в плен к 14 часам дня 21 октября. К этому времени французы и испанцы потеряли 12 кораблей, то есть около трети флота.

К 16 часам строй кораблей обеих сторон был нарушен. Море оказалось вперемешку покрыто судами, которые сражались друг с другом. В ходе битвы были ранены испанские адмиралы Федерико Гравина и Антонио де Эсканьо. Стороны понесли следующие потери:

  • у британцев — 458 погибло и 1208 ранено;
  • у французов и испанцев — 4395 погибло, 2541 ранено, почти 8 тыс. попало в плен.

Британский флот не потерял ни одного корабля и при этом уничтожил 21 вражеское судно, и ещё одно утонуло.

В ходе Трафальгарского сражения флагманом британского флота был 104-пушечный корабль 1765 года постройки — «HMS Victory». На нём находился при всех регалиях и адмирал Нельсон. Он был ранен выстрелом из мушкета и скончался за час до завершения боя.

Трафальгарское сражение. Адмирал Нельсон

Рис. 3. Трафальгарское сражение. Адмирал Нельсон.

Заключение

Что мы узнали?

Победу в морском сражении при Трафальгаре одержал погибший незадолго до его окончания британский адмирал Нельсон. Итогом стал разгром франко-испанского флота практически без потерь со стороны Великобритании, которая в очередной раз подтвердила свой статус хозяйки морей.

Тест по теме

Доска почёта

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

    Пока никого нет. Будьте первым!

Оценка доклада

4.2

Средняя оценка: 4.2

Всего получено оценок: 65.


А какая ваша оценка?

И вдруг, как гром среди ясного неба, сразу на двух кораблях взвились сигнальные флаги: «Неприятель в виду» и затем «Неприятель прибли­жается и держит к заливу». Началась суматоха: шлюпки стремились вернуться к своим кораблям, на берегу отча­янно жестикулировали брошенные матросы и офицеры, на береговых батареях к орудиям стали собирать прислугу, к флагманскому кораблю поспешили капитаны кораблей… Но время было упущено. И французский вице-адмирал Брюэ это понимал лучше всех. Время было упущено уже давно…

корабль буцентавр, bucentaure, флагманский корабль

«Буцентавр» («Bucentaure»), Франция

Водоизмещение — 1630т.
Длина — 51,0 м.
Ширина -14,0 м.
Осадка — 6,0 м.
Вооружение — 80 орудий.
Экипаж — 840 чел. (с десантной партией).
Был флагманским кораблем вице-адмирала Вильнева в Трафальгарской битве 21 октября 1805 г. Сильно пострадал от продольных залпов британской «Виктории» (197 убитых и 85 раненых). После трех часов ожесточенного боя был захвачен англичанами. На следующий день французский экипаж поднял мятеж против британской призовой команды и вернул судно Франции, но 23 октября 1805 г. искалеченный корабль погиб во время шторма.

Опустим политическую обстановку на Европейском континенте в это время. Это было время бесконечных войн, союзов и перемирий. Совсем недавно закончилась война за независимость США, в которой французский флот действо­вал вполне достойно, если не сказать больше. Но это было и время Французской революции, которая породила Наполе­она с его маниакальным желанием всемирного владычест­ва. Миром правят деньги. Деньги — это торговля. Мировая торговля осуществляется морем. Море контролировала Ве­ликобритания. Вызов революционной Франции всемирно­му британскому владычеству еще не был даже оформлен, но англичане вовремя осознали надвигающуюся угрозу.

Англия объявила очередную войну Франции в 1793 году, и с этого момента борьба этих двух стран стала основным и могущественнейшим фактором всех международных отно­шений на последующие 22 года.

Эта борьба со стороны Англии имела две специфические особенности. Во-первых, ее правящие круги, верные тради­ции, стремились переложить тяготы войны против Фран­ции на других, создавая для этой цели различные коалиции. Во-вторых, островное положение Британии и ее крайняя заинтересованность в расширении старых и приобретении новых заморских владений предопределили важную роль английского флота в военных операциях.

К концу 1797 года окончательно развалилась первая ко­алиция, созданная Англией против Франции. Одна за дру­гой подписывали мир с победоносной Францией Пруссия, Испания, Голландия. Успешный поход генерала Бонапарта в Италию закончился захватом почти всей страны. В октябре 1797 года Австрия — последний союзник Англии — подписала мир с Францией, уступив ей Бельгию и владения на левом берегу Рейна; Венецианская республика прекратила свое существование, поделенная между Францией и Австрией. Ионические острова стали достоянием Франции. Английс­кому флоту пришлось уйти из Средиземного моря.

Затишье конца 1797 года было тревожным. Премьер-министр Уильям Питт-младший, упорный и настойчивый организатор борьбы против Франции, гадал со своими со­ветниками, куда теперь враг двинет войска, в каком пункте будет нанесен удар. Доходили слухи, поступали агентурные данные, донесения консулов о том, что в Тулоне и других средиземноморских портах Франции идет энергичная под­готовка к какой-то экспедиции с участием и флота, и су­хопутных частей. Английский консул в Ливорно доносил: французское правительство собрало до 400 судов в портах Прованса и Италии; этот транспортный флот готовится со­провождать военная эскадра; вскоре поспешно снаряжае­мые суда смогут доставить сорокатысячную армию в Сици­лию, на Мальту или в Египет. «Что касается моего личного мнения, — писал консул, — то я не исключаю, что флоту дадут это последнее назначение. И если французы имеют намере­ние, высадив войска в Египте, соединиться с Типу-Султаном (правитель южно-индийского княжества Майсур, ведший вооруженную борьбу против английских колонизаторов), чтобы ниспровергнуть английское владычество в Индии, то их не остановит опасение потерять половину армии при переходе через пустыню». В общем, сигналов было много, но в инструкциях Адмиралтейства только об одном Егип­те не было ничего сказано. Думали о Неаполе, о Сицилии и Португалии и даже об Ирландии — не подумали только о Египте. Очевидно, что при таком различии предположений командующий британским флотом на Средиземном море адмирал Горацио Нельсон мог полагаться только на свои собственные соображения…

Нельсон решил «прочесать» все Средиземное море и уничтожить противника любой ценой.

8 мая 1797 года Нельсон с тремя линейными кораблями, двумя фрегатами и корветом вышел из Гибралтара и дви­нулся к южным французским портам. Он не знал еще, что в это же время Бонапарт прибыл в Тулон. Через несколь­ко дней англичане захватили французский корвет и от его команды узнали о прибытии Бонапарта, о том, что 15 французских линейных кораблей, находящихся в Тулоне, готовы к выходу в море, что командует ими адмирал Брюэ, держащий свой флаг на 120-пушечном «Ориенте», что боль­шое количество войск готово к погрузке на транспорты. Это было ценно и важно, но не менее важно было Нельсону знать, когда и откуда направляется эта грозная армия. Эки­паж корвета об этом ничего не мог сказать.

корабль агамемнон, agamemnon, английский флот

«Агамемнон» (Agamemnon) Великобритания, 1781 г.

Водоизмещение — 1406 т.
Длина -48,8 м.
Ширина -13,5 м.
Вооружение — 64 орудия
Экипаж-490 чел.
Заложен во время американской войны за независимость, но вступил в строй уже после ее окончания. Принимал участие во многих сражениях английского флота: при Leeward Islands (1782) и при осаде Кальви (Calvi) на Корсике (1794). В это вре­мя кораблем командовал (и потерял свой глаз) прославлен­ный Г. Нельсон. 22 июля 1805 принимал участие в сражении с объединенным франко-испанским флотом, следовавшим из Вест-Индии. 21 октября 1805 года прекрасно показал себя при Трафальгаре, а в 1806 году — в сражении при Сан-Доминго (San Domingo). 20 июня 1809 г., во время шторма в районе River Plate, погиб, натолкнувшись на риф.

Напряжение и нервозность Нельсона нарастали, он пло­хо владел собой. Контр-адмирал днем и ночью жил только предстоящим сражением с французами. Он вынашивал планы битвы на все возможные случаи, вызывал капитанов и обсуждал с ними свои замыслы. Через некоторое время ка­питаны уже прекрасно знали, как их командующий посту­пит в любой ситуации, знали и свои задачи. Это превратило эскадру в единый организм, способный четко действовать и мгновенно реагировать на все маневры противника. В свою очередь, капитаны в походе вели непрерывные учения по стрельбе, неустанно тренируя офицеров и матросов.

Экспедиция же Бонапарта прибыла в египетскую Алек­сандрию и спешно, но вполне благополучно высадилась. Началось завоевание Египта. До появления Нельсона Бона­парт уже успел разбить мамелюков в сражении при Пирами­дах. Адмирал Брюэ между тем отвел французскую военную эскадру в Абукирский залив (в 15 милях от Александрии). Французский адмирал нарушил приказ Наполеона о том, чтобы флот укрылся в порту Александрии или на острове Корфу, где он мог находиться под защитой сильных при­брежных батарей. Произошло это потому, что Брюэ никак не ожидал появления английской эскадры…

Брюэ собрал военный совет. Решили ожидать подхода англичан на месте, ибо не хватало людей, чтобы одновре­менно вести бой и управлять парусами. Шлюпки с команда­ми отозвали с берега, но большая их часть была не в состо­янии вовремя прибыть на корабли. Приготовления к бою велись нерешительно. Французы надеялись, что 13 кораб­лей, из них один 120-пушечный и три 80-пушечных, пос­троенные в боевую линию в глубине залива, защищенные отмелями и разместившейся на берегу батареей, смутят ан­гличан, к тому же время близилось к вечеру, и Брюэ думал, что на ночь глядя, не зная рейда и подходов к нему, Нельсон не начнет сражение. Эта расхлябанность французов доро­го им обошлась… Нельсон, ни минуты не колеблясь, при­нял решение немедленно атаковать. Тактика Нельсона при Абукире состояла в том, чтобы атаковать превосходящими силами часть кораблей неприятеля, уничтожить их, а затем всеми наличными силами обрушиться на остальные и тоже уничтожить или захватить их. Когда приходилось вести сражение, Нельсон старался разместить свои корабли так, чтобы три из них имели против себя один французский. Впоследствии эта тактика — разбиение более сильного фло­та по частям флотом слабейшим — стала классикой военно-морского искусства.

Абукирское сражение

На кораблях Нельсона было 1012 орудий и 8 тысяч мат­росов. У адмирала Брюэ -1183 орудия и 10 тысяч человек. Французский флот имел 13 линкоров 4 фрегата, британс­кий — 14 линкоров.

Французская эскадра стояла растянутой кильтватерной колонной в заливе у берега по линии направления ветра. Французы и мысли не допускали, что противник рискнет вклиниться между ними и берегом. Ведь это оз­начало почти наверняка посадить корабли на мель. Од­нако головной корабль английской эскадры прошел в узком пространстве между берегом и французским кораблем, за ним последовали еще четыре корабля и бросили якоря про­тив находящихся впереди судов эскадры Брюэ. Из всех анг­лийских кораблей только один «Куллоден» сел на мель и не смог до двух часов ночи принять участие в сражении. Все остальные суда, включая два из них, подошедшие в тем­ноте, благополучно заняли свои места против кораблей противника. Одновременно свои остальные суда Нельсон поставил так, что они разместились вдоль противо­положных бортов вражеских кораблей. Таким образом, французский авангард и центр оказались под огнем с двух сторон, а арьергард, которым командовал адмирал Вильнев, из-за неблагоприятного направления ветра не смог подтянуться и поддержать корабли Брюэ. В результате семь французских кораблей вынуждены были противосто­ять тринадцати английским. Французы тут же обнару­жили еще одну свою оплошность. Батареи левых бортов их кораблей, обращенные к берегу, оказались загроможде­ны множеством хозяйственных предметов и не могли в полной мере вести огонь.

Первыми залпами противники обменялись в тот мо­мент, когда солнце уходило за горизонт. Затем, как было условленно, когда темнота сгустилась, англичане подняли по четыре фонаря, закрепленные в горизонтальном поло­жении, чтобы можно было отличить своих от францу­зов.

Французы оказались зажатыми между двух огней и сразу же стали нести большие потери. Через полчаса два передовых французских судна уже были выведены из строя. В восемь часов был ранен Нельсон. Через полтора часа прямым попаданием ядра был убит Брюэ, дважды ра­неный до этого. Еще через полчаса наступил перелом. Взо­рвавшийся «Ориент» увлек в глубины Абукирского залива не только бездыханное тело Брюэ, но и 600 тысяч фунтов стерлингов в золотых слитках и бриллиантах, которые французы изъяли у Швейцарии и римского папы для финансирования восточной экспедиции Бонапарта. На дно ушли и сокровища, реквизированные французами у маль­тийских рыцарей.

корабль беллерофон, bellerophon, частная верфь

«Беллерофон» (Bellerophon), Великобритания, 1786г.

Водоизмещение -1643 т.
Длина — 51,2 м.
Ширина — 14,3 м.
Осадка — 5,9 м.
Вооружение — 70 орудия
Bellerophon был построен на частной верфи Graves Yard в Фринсбэри (Frindsbury) в составе большой серии 74-пушечных кораблей, разработанных сэром Томасом Слэйдом (Sir Thomas Slade). Современники считали этот проект, совмещав­ший хорошую мореходность и мощное вооружение, наиболее удачным из британских проектов последней трети XVIII века. Bellerophon участвовал во многих сражениях, в том числе в Абукирском и Трафальгарском сражениях. После выдающейся военной карьеры корабль был списан и превращен в 1815 году в плавучую тюрьму. Продан на слом в 1836 году.

Битва продолжалась до утра, замирая временами. Рас­свет увенчал полную победу английской эскадры. Францу­зы потеряли свыше 6 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Потери англичан равнялись примерно тыся­че человек.

Для Наполеона это была катастрофа. Отрезанный от связей с метрополией, лишенный поддержки припасами и резервов он, несмотря на всю свою гениальность, был обре­чен. Еще целых три года длился его Египетский поход, но, в конце концов, потеря Египта стала реальностью. Англия же победой Нельсона обезопасила свои восточные (в первую очередь индийские) владения. В очередной раз «владение морем» позволило владеть «ресурсами Земли и ею самою».

Самое обидное в этом поражении для французов было то, что уровень французского кораблестроения был отнюдь не хуже английского, если не сказать более! Французские корабелы в то время были на «пол-корпуса» впереди коллег из «туманного Альбиона» по части проектирования корпу­сов линейных кораблей, особенно — их подводных частей. Первыми французы взялись и за такую сложную техничес­кую задачу, как увеличение прочности кораблей. Корпус деревянного корабля, составленный из большого числа от­дельных частей со слабой связью между ними, не обладал достаточной продольной крепостью. С течением времени, особенно после продолжительного плавания на волнении, последовательные прогиб и перегиб корабля вызывали рас­шатывание соединений, показателем чего являлись проса­чивание воды в трюм и характерный скрип в связях корпуса. Это обстоятельство препятствовало увеличению длины и, следовательно, числа пушек на корабле. В середине XVIII в. для увеличения продольной крепости корабля французские кораблестроители стали ставить поверх внутренней обшив­ки железные диагональные полосы или располагать доски этой обшивки не продольно, а по диагонали. Доски палуб­ной настилки в средней трети ширины корабля располага­лись продольно, а в бортовых частях диагонально Достиг­нутое благодаря этим нововведениям усиление продольной крепости кораблей позволило французам увеличить их раз­меры, усилить артиллерию и расположить ее более удобно. Несколько французских кораблей с такими креплениями были захвачены англичанами, и это дало повод англичанам ввести в 1806 г. новые правила и целый ряд конструктивных изменений в постройку корпуса корабля.

Также поступательно и планомерно совершенствовали французы и корабельную артиллерию. В 1779 г. появились новые пушки, названные каронадами. Это были небольшой длины крупнокалиберные пушки, стрельба из которых на близких дистанциях производила большие разрушения корпуса вражеского корабля. Французы вооружали свои корабли каронадами для стрельбы на ближних дистанци­ях и обычными пушками — для стрельбы на более дальних дистанциях.

Но в победе «при Ниле», как Абукир называют англича­не, сыграли основную роль отнюдь не инженерные изыска­ния или конструкторские просчеты. Англичане выиграли не техникой, а искусством. Более многочисленная француз­ская артиллерия давала, в лучшем случае, один залп в три минуты, — англичане управлялись ровно в три раза быстрее. Младший флагман французов — адмирал Вильнев – просто позорно бросил своего флотоводца и увел свои корабли от места битвы. Заметим, что ни один из капитанов французс­ких кораблей ему не противодействовал. Подготовка фран­цузских моряков была откровенно хуже. К тому же сказа­лись «революционные настроения» команды дисциплина оставляла желать лучшего. И, наконец, Нельсон был гени­ем, а все талантливые французские морские офицеры за­кончили свою жизнь в 1793-94 годах под ножом якобинской диктатуры. «Кадры решают все» — и вождям революцион­ной Франции в этом пришлось убедиться. Из вполне при­личного офицерского состава королевского флота только 1/4 осталась на флоте времен Республики, причем эта геройс­кая четверть постоянно подвергалась унижениям и издева­тельствам, нередко переходящим в самосуд. Даже такой та­лантливый флотоводец как Д’Альбер де Рион, сподвижник великого Сюффреня, был вынужден оставить флот.

Мэхен писал: «Если разумные, заявляющие о себе су­щества — люди — были в таком пренебрежении, то неудиви­тельно, что с нуждами безгласных кораблей совсем не счи­тались. Трудно сказать, что было причиной частых аварий во флоте в начале войны: дурное ли управление кораблями или плохое вооружение их. Факт ухода шести линейных кораблей, под командой адмирала ван Стабеля, от эскадры лорда Хоу в 1793 году приписывали превосходству их море­ходных качеств и лучшей установки мачт на них (сыграла свою роль лучшая конструкция французских кораблей). В следующем году депутат Конвента Жан Бон С. Андре, сопровождавший большую океанскую эскадру, старался объяснить те частые аварии, которые случались даже и в хорошую погоду, последствиями проявлявшегося будто бы в прошлое царствование предумышленного намерения уничтожить французский флот. Между тем хорошо извест­но, что Людовик XVI обращал особенное внимание на мате­риальные нужды флота и его развитие. Нет необходимости объяснять печальное состояние кораблей, — корпус и все вооружение которых так легко подвергаются порче при не­брежном уходе за ними, — чем-нибудь иным, кроме общего беспорядка, характеризовавшего пять последних лет царс­твования короля, лишенного власти. За это время жалобы и хорошо обоснованные указания на недостаток материалов для ремонта и вооружения кораблей усиливаются. В этом недостатке скорее, чем в небрежном отношении к своему делу портовых чиновников в Бресте надо видеть причину жалкого состояния эскадры, снаряженной в Ирландскую экспедицию 1796 года. Это и неудивительно, гак как, при­няв во внимание, что господство англичан в море затрудня­ло торговые сношения, нельзя было ожидать, чтобы к тому времени недостаток своевременных заготовлений не ска­зался еще сильнее, чем сказывался ранее. Рангоут ломался, такелаж лопался, паруса рвались… А на некоторых кораблях между тем совсем не было запасных парусов».

В 1798 году снаряжение в Тулоне экспедиции Бонапарта в Египет встретило величайшие затруднения. Флот отплыл для неведомого ему назначения почти без запасных ранго­ута и такелажа, и три из тринадцати кораблей его были сов­сем непригодны для морского плавания. Два были призна­ны таковыми еще за год перед тем, а на третьем не решились поставить надлежащего артиллерийского вооружения. С такими кораблями и с такими экипажами победить Нель­сона было просто нереально.

линейный корабль, корабль redoutable, корабль виктория

Схватка французского линейного корабля «Redoutable» с английской «Викторией» в ходе Трафальгарской битвы

В январе 1801 года вышла из Бреста под командой адми­рала Гантома эскадра из семи линейных кораблей, получив­шая весьма важное назначение — доставить в Египет пяти­тысячный отряд солдат в подкрепление действовавшей там армии. Войдя в Средиземное море, адмирал пришел в от­чаяние от состояния кораблей своей эскадры и повернул к Тулону, где и стал на якорь после 26-дневного плавания. Вот донесение его о состоянии эскадры в течение и после этого короткого крейсерства: «Индивисибле» потерял две стень­ги, и у него не осталось ни одной запасной; лонг-салинги на грот-мачте треснули так, что не могли держать новой стень­ги. На «Дессайкс» треснул бушприт. «Конститьюон» и «Жан Бар» были в таком же положении, как и «Индивисибле», так как ни на том, ни на другом нечем было заменить потерян­ные грот-стеньги. «Формидейбл» и «Индомитейбл» в ночь выхода эскадры в море подрейфовали на якорях, и им при­шлось обрубить якорные канаты. Вследствие случившего­ся при этом столкновения между ними они оба получили повреждения бортов у ватерлинии, которые нельзя было исправить в море. Наконец, на всех судах был недостаток такелажа, заставлявший крайне тревожиться за последс­твия: мы вышли из Бреста, не получив ни одной запасной бухты троса, а тот такелаж, который пришлось употребить на скудное вооружение нашей эскадры, был так плох, что мы в каждый момент могли оказаться в опасности».

корабль кайзер, корабль caesar, французский корабль

«Кайзер» («Caesar»), Великобритания, 1801г.

Водоизмещение -1991 т.
Длина — 55,2 м.
Ширина -15,3 м.
Осадка — 6,7 м.
Вооружение — 80 орудий
Заложенный в Плимуте еще в 1793 г. сэром Эдвардом Хан­том, «Кайзер» был спущен на воду только в 1801 г. Первона­чально проектировался по чертежам трофейных французских кораблей как 74-пушечный корабль, но был достроен уже как 80-пушечный. Конструкция корабля, хотя и обещала большую огневую мощь, но оказалась неудачной из-за слабой устойчивости корпуса на изгиб. Б 1803 г. корпус был, в связи с этим, усилен. Большую часть своей карьеры служил флагманским судном. Под командованием контр-адмирала сэра Джеймса Сомейрза (Sir James Saumare) принимал участие в сражении с франко-испанским флотом у берегов Алжира в июле 1801 года. Участвовал в потоплении двух судов противника и в за­хвате еще двоих.

По окончании войны в 1814 году «Кайзер» был переобору­дован в плавучий склад, и, наконец, разобран в 1821 г.

Экономическое состояние британского корабля той эпо­хи также было крайне стеснительно: он снабжался всем не­обходимым в обрез, должен был рассчитывать каждую ме­лочь и мог лишь очень скудно пополнять израсходованные материалы. При таких условиях находчивость командира и офицеров играла большую роль в обеспечении боевой го­товности корабля. И хотя с комплектованием личным со­ставом британского флота дела обстояли ничуть не лучше французского, но, по крайней мере, офицеры на британс­ком флоте могли не опасаться закончить свою жизнь на ги­льотине! Дисциплина на британских кораблях поддержи­валась неукоснительно!

Конечно, все эти революционные беспорядки во Фран­ции не замедлили сказаться в морских сражениях.

трафальгарская битва, прохождение виктории, французская эскадра

Трафальгарская битва. Прохождение «Виктории» через порядки французской эскадры

Британский 74-пушечный корабль «Александр» в те­чение двух часов выдерживал бой с тремя французскими кораблями одинаковой с ним величины; притом средняя потеря, понесенная каждым из последних, равнялась всей потере противника.

В июне 1795 года двенадцать французских линейных кораблей завязали бой с пятью английскими. Французы управлялись плохо, но все-таки пяти их кораблям удалось обстреливать три неприятельских корабля в течение нескольких часов. В результате у англичан было только три­надцать раненых и ни один корабль не пострадал настолько, чтобы его могли взять в плен.

Несколько дней спустя та же французская эскадра встре­тилась с британской, несколько большей силы. Вследствие слабого ветра и других причин завязались только незначи­тельные схватки, в которых участвовали восемь британс­ких и двенадцать французских кораблей. Вся потеря первых ограничилась ста сорока четырьмя убитыми и ранеными, тогда как из французских кораблей три спустили флаг при выбытии из строя в их командах шестисот семидесяти че­ловек (!); остальные девять кораблей, бывшие в сфере огня очень мало, потеряли двести двадцать два человека убиты­ми и ранеными.

корабль каледония, корабль caledonia, королевский флот

«Каледония» («Caledonia»), Великобритания, 1808г.

Водоизмещение — 2616 т.
Длина — 62,5 м.
Ширина -16,3 м.
Осадка — 7,0 м.
Вооружение -108 орудий
Заложен в Плимуте в 1796 году сэром Уильямом Рьюлом, спущен на воду и вступил в строй Королевского флота в 1808 году. В связи с долгим строительством, этот самый мощный британский корабль той эпохи не успел принять участия в мор­ских сражениях эпохи Наполеоновских войн. Служил флагман­ским судном эскадры, осуществлявшей блокаду французского побережья.
Конструкция «Каледонии» отразила общую тенденцию к увеличению размеров кораблей и усилению их вооружения. «Каледония» был на 6,5 метров длиннее «Виктории» и на 440 тонн тяжелее. Оказался очень мореходным кораблем с пре­восходными скоростными качествами. На нем, впервые в бри­танском флоте, вместо стандартных 12-фунтовых орудий на квартердеке были установлены 32-фунтовые каронады.

Удачная конструкция «Каледонии» послужила основой для строительства серии 120-пушечных линкоров типа «Нельсон» («Нельсон», «Хоук» и «Сент-Винсент»), которые, однако, не ока­зались столь же удачными. Постройка двух других кораблей серии («Британия» и «Принц Регент») не была завершена из-за окончания войны. «Каледония» почти полвека находился в бо­евом строю и был списан только после Крымской войны (1854- 1856 гг.). Разобран в 1875 году.

Приведенные примеры не подобраны нарочно для дока­зательства, что французская морская артиллерия рассматриваемой эпохи была крайне слаба, а служат только иллюс­трациями этой истины, хорошо известной современникам. «Из сравнения этой войны с Американской (война за неза­висимость США) — говорил сэр Говард Дуглас, — видно, что в последней потери английских кораблей в сражениях с рав­носильными им французскими были гораздо значительнее, чем у противника. Во времена же Наполеона огонь целых батарей линейных кораблей французов наносил врагу не более вреда, чем наносили бы два орудия, хорошо направ­ленные».

К началу эпохи наполеоновских войн морская боевая сила англичан состояла из ста пятнадцати линейных кораб­лей, а такая же сила французов — из семидесяти четырех линейных кораблей; при этом на первых было 8718 орудий, а на вторых — 6002. Вследствие большего калибра французс­ких орудий вес бортового залпа всего флота — представля­ющий несомненно самую правильную меру сравнения силы артиллерии — во французском флоте был только на одну шестую меньше, чем в английском, так как в первом случае этот вес, в английских фунтах, составлял 73 957, а во втором — 88 957.

Испанский военный флот состоял тогда из семидеся­ти шести линейных кораблей, пятьдесят шесть из которых были в хорошем состоянии. Прямых и подробных сведений об их вооружении не имеется, но на основании многих дан­ных, рассеянных в морских летописях Испании, можно без­ошибочно заключить, что действительная боевая сила ее на море была много ниже, чем говорит о ней упомянутый чис­ленный состав. Портовая администрация разделяла общую вялость разлагавшегося королевства. Офицеры не имели ни опыта, ни знаний. В ее командах было очень мало хороших матросов, и они были набраны большей частью с улиц, если не прямо из тюрем. «Испанцы в ту эпоху, — говорит Ла Гравьер,— уже не были серьезными противниками. В Сент-Винсентском сражении на каждом из линейных кораблей едва насчитывалось от шестидесяти до восьмидесяти сносных матросов. Остальная часть ко­манды состояла из рекрутов, которые впервые видели море и были завербованы для служ­бы во флоте лишь несколько месяцев назад из деревенского населения внутренних облас­тей или из отбывавших нака­зание в тюрьмах. Английские историки сообщают, что когда этим рекрутам приказывали идти в море, они падали на колени, крича со слезами, что скорее хотели бы быть убиты­ми на месте, чем найти верную смерть в такой опасной служ­бе». «Доны,— писал Нельсон в 1793 году, после посещения им Кадиса,— умеют строить прекрасные корабли, но не могут подготовить для них людей. Теперь у них в Кадисе отбывают кампанию четыре первоклассных корабля. Суда эти превосходны; команда же на них ужасная, хотя что каса­ется самих кораблей, то я дол­жен сказать, что никогда не видел лучших военных судов». Наполеон в 1805 году приказал адмиралу Вильневу считать два испанских корабля равносильными одному французс­кому; а между тем последний не мог выдержать сравнение с английским того же типа. Впрочем, справедливость требует сказать, что, говоря о сражении у Кальдеры, Наполеон заме­тил, что испанские моряки сражались, как львы.

Но сам Наполеон не учитывал такого отчаянного поло­жения дел в своем флоте. Став Первым Консулом, а затем — и Императором, одержав множество блестящих побед на суше и подняв воинскую славу Франции на недосягаемую для потомков высоту, он не придумал ничего лучшего как поставить во главе флота адмирала Вильнева. Того самого, который позорно бросил своего флагмана при Абукире. Не­даром говорят: привычка — вторая натура. Вильнев в ПРИ­НЦИПЕ не верил в возможность победы над англичанами на море. И судьба флота была решена…

Решив «убить врага в его собственном логове», Наполе­он задумал гигантскую десантную операцию на Британские острова. Союзником Франции (а вернее — вассалом) в это время была Испания. Уж что-что, а испанцы свои корабли строить умели, что ни говори! И хотя оба союзных флота за прошедший век были многократно биты англичанами, ре­шимости взять реванш им было не занимать. Но! Наполеон, сам бывший офицером артиллерии, не был флотоводцем и не понимал тонкостей морской службы. Ему, горячему апологету «стрелять сильно и точно», не пришло в голову поднять уровень боевой подготовки комендоров на флоте. Те стреляли по-прежнему в три раза медленнее британских. Испанцы же, как мы помним, никогда не любили огневого боя, отдавая предпочтение абордажу.

Британцы решили не искушать судьбу в открытом сра­жении с лучшей армией Европы на своих ухоженых газо­нах, а решили встретить врага там, где были наиболее силь­ны — на море.

Трафальгарское морское сражение (21.10.1805)

Встреча противников произошла утром 21 октяб­ря на параллели мыса Трафальгар, в 10 милях от Кадиса. Франко-испанский флот шел на юг со скоростью 3-4 узла. Адмирал Вильнев, обнаружив на горизонте английскую эс­кадру, в 8 часов повернул на обратный курс, чтобы в слу­чае неудачного исхода сражения иметь возможность ук­рыться в Кадисе. Поворот союзной эскадры продолжался около двух часов. Из-за слабого ветра и плохой подготовки командиров кораблей строй кильватерной колонны после поворота нарушился, и это в дальнейшем не позволило многим кораблям использовать свое оружие в бою.

В момент обнаружения франко-испанского флота анг­лийская эскадра шла в двух колоннах. Разгадав намерение Вильнева уклониться от сражения и укрыться в Кадисе, Нельсон принял решение немедленно атаковать против­ника, тем более что погода вполне благоприятствовала этому: дул слабый вест-норд-вест и с запада шла крупная океанская волна. Английские корабли, сближаясь с против­ником почти под прямым углом, шли более полным ветром, чем корабли союзников, которые к тому же принимали крупную океанскую волну бортом, что затрудняло управ­ление кораблями и ведение прицельной стрельбы. В свою очередь, движение английских кораблей, сближавшихся с противником под курсовым углом, близким к 90 градусам, ставило их в чрезвычайно невыгодное положение, так как они почти лишались возможности использовать свою ар­тиллерию в период сближения, тогда как неприятель мог поражать их продольными залпами. Это было особенно опасно для флагманских кораблей “Викторы”, на котором держал свой флаг Нельсон, и °Ройал Соверен”, где находил­ся адмирал Коллингвуд, шедших в голове колонн. Только слабая артиллерийская подготовка союзных кораблей не позволила им воспользоваться своим благоприятным по­ложением для нанесения эффективного удара по англича­нам на этапе сближения.

В 12 часов Нельсон поднял сигнал начать сражение. Флагманский корабль Коллингвуда “Ройал-Соверен” пер­вым сблизился с противником вплотную и около 12 часов 30 минут прорезал его строй под кормой 16 корабля с кон­ца колонны. Вслед за ним со значительными интервалами по времени поочередно стали прорезать строй союзного арьергарда и остальные корабли его колонны. При проре­зании строя английские корабли с дистанции нескольких десятков метров давали с обоих бортов продольные за­лпы, причиняя кораблям противника серьезные поврежде­ния в корпусе и нанося большие потери в личном составе. Английские комендоры вели огонь по противнику опять примерно в три раза быстрее, чем союзники. Но, несмот­ря на создавшиеся благоприятные условия намечавшееся планом сосредоточение превосходящих сил английского флота на направлении главного удара (15 кораблей против 12 союзного арьергарда) из-за просчета адмирала Коллин­гвуда в маневрировании не удалось. Вследствие ошибки в маневрировании 15 английским кораблям, действовавшим на главном направлении, пришлось вести бой с 16 союзны­ми кораблями. Кроме того, англичане не смогли добить­ся и одновременности атаки. Их корабли вступали в бой поодиночке и с большими промежутками по времени, что ставило их в чрезвычайно невыгодное положение, так как противник получал возможность сосредоточивать про­тив них превосходящие силы. Однако союзники умудрились не использовать и эту возможность.

В 13 часов вступила в бой колонна Нельсона. Первым прорезал строй линейный корабль “Викторы”, который прошел за кормой флагманского корабля Вильнева “Бюсантор” и дал по нему продольный залп. Вслед за ним один за другим вступили в бой и остальные корабли колонны, давая продольные залпы по союзным кораблям. После прорезания строя флагманский корабль Нельсона подвергся ожесточенному артил­лерийскому и ружейному обстрелу одновременно с нескольких кораб­лей противника, окруживших его.

В этот период боя адмирал Нель­сон был смертельно ранен. С этого момента боевые построения ко­раблей окончательно нарушились.

Командиры по своему усмотрению выбирали корабли противника и вели с ними артиллерийский бой на предельно коротких дистанциях, исчисляемых десятками метров, а иногда несколькими метрами. В этих условиях превосходство анг­лийских комендоров и скорострель­ность артиллерии имели решающее значение для исхода сражения.

К 15 часам, когда бой достиг на­ибольшего напряжения, англичане успели ввести в действие только 14 кораблей против 23 кораблей про­тивника. Несмотря на то, что ан­гличане к этому времени добились известного успеха, захватив в плен несколько союзных кораблей, все же положение их было трудным. Мно­гие английские корабли получили настолько серьезные повреждения, что уже не могли продолжать бой. Если бы авангард союз­ной эскадры вовремя пришел на помощь своему центру, а арьергард, где в основном находились испанские корабли, проявил бы больше упорства и настойчивости в достиже­нии поставленной цели, то неизвестно, как бы закончи­лось сражение. Но этого не произошло. Авангард союзного флота, несмотря на неоднократные сигналы Вильнева повернуть на обратный курс и идти на помощь центру, фактически не выполнил этого приказания и подошел к месту боя с частью своих кораблей уже после того, как ис­ход сражения был решен в пользу англичан. Одиннадцать кораблей арьергарда союзного флота, воспользовавшись ошибкой Коллингвуда, направившегося со своими корабля­ми навстречу приближающемуся с севера авангарду про­тивника, вышли из окружения и вместо оказания помощи своему флагману ушли в Кадис.

К 17 часам 30 минутам сражение закончилось полной победой англичан. Союзники потеряли 18 кораблей (из них 1 был уничтожен и 17 взято в плен) и около 7 тысяч чело­век убитыми, ранеными и пленными. Англичане потеряли до 2 тысяч человек, а их корабли были настолько повреж­дены, что не смогли привести в свои базы захваченные в плен союзные корабли. Некоторые из них затонули, а дру­гие на следующий день были отбиты французами.

Победа английского флота в Трафальгарском сражении объясняется, опять-таки, как и при Абукире, отнюдь не техническим совершенством английских кораблей. Опять победили «кадры»! Англичане имели хорошо подготовлен­ные экипажи, особенно комендоров; во главе флота стоял опытный и энергичный командующий, который хорошо знал слабые стороны франко-испанского флота и умело ис­пользовал их для достижения победы; разработанный им план сражения основывался на применении новых, более решительных способов атаки и тактических приемов ис­пользования корабельной артиллерии; командиры кораб­лей пользовались в бою широкой инициативой.

Разгром флота Вильнева положил конец наполеонов­ским планам высадки на Британские острова. Не в силах победить Британию на море, Наполеон, непобедимый на суше, смог навязать всем европейским государствам (в т.ч. и России) так называемую «континентальную блокаду» — т.е. доступ британских товаров на рынки Европы был закрыт «изнутри». Но и эта вынужденная мера не смогла поставить Англию на колени.

Победа при Трафальгаре обеспечила Великобритании почти столетнее господство на море, которое никто не смел оспаривать. Хотя, ради истины, стоит конечно же сказать, что у Наполеона был шанс. Но этим шансом великий полко­водец, всегда ценивший науку и ученых («Ослов и ученых — в середину каре!» — его знаменитый приказ во время Египетс­кого похода) не воспользовался. Этим шансом был пароход, который его изобретатель, Фултон, предложил Наполеону в качестве траспортного средства, не зависящего от ветра, для высадки на Острова. Проиграв при Абукире, Наполеон потерял возможность обескровить Англию экономически. Потеряв весь флот при Трафальгаре, Наполеон потерял воз­можность победить Англию военным способом. Но упустив Фултона, уехавшего в Америку, Наполеон потерял все.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Новости о науке, технике, вооружении и технологиях.

Подпишитесь и будете получать свежий дайджест лучших статей за неделю!

Email*

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Немецкие железные дороги купить билет
  • Перевод на латынь вазелин
  • Скачать речь гитлера на немецком языке на звонок
  • Торасемид по мнн по латыни
  • Национальность перевод на французский